Девы ночи

Книга: Девы ночи
Назад: VII
Дальше: IX

VIII

В субботу утром первыми приехали повара и официанты из ресторана «Интуриста» и принялись готовить угощение. В доме, где должно было происходить мероприятие, начались лихорадочные приготовления. Появился пан Зень – толстый, но крепко сбитый мужик того же возраста, что и мой шеф. Он всюду совал свой нос и ужасно всем мешал.

Я старался никому не попадаться на глаза, и таким образом мне удалось дотерпеть до самого обеда. В обед прибыло десятка два девушек. Две из них, на вид лет по десять, взявшись за руки, гуляли по саду. Остальным было от шестнадцати до двадцати лет, и было видно, что у них за плечами достаточно опыта, чтобы не особенно переживать за то, что ожидало их вечером. Мартусю держали в доме и во двор не выпускали. Ни Дзвинка, ни Рома тоже не светились.

Когда все уже было приготовлено, поваров и официантов отправили обратно. В банкетном зале гостей ждал шведский стол, никакой обслуги при нем не требовалось, а чем меньше людей – тем меньше свидетелей.

Фрау Ольга велела надеть костюм, и я понял, что гости вот-вот появятся. В пять вечера начали подъезжать черные «Волги» и, оперативно высадив высоких пассажиров, сразу исчезали. Гостей встречали шеф, пан Зень и фрау Ольга. Большинство прибывших входили в число постоянных посетителей и называли хозяев по именам.

Первыми приехали товарищи из обкома. Их было девять. Верховодили ими Бобрик и Ярчук. Потом приехали еще четыре машины и привезли районное начальство. Всего собралось семнадцать мужчин и одна женщина – секретарша товарища Бобрика Лида. Заметив меня, она подплыла почти вплотную и промурлыкала:

– Привет, котик. Как дела? Готов к мероприятию?

– Я еще ни в одном глазу, – засмеялся я.

Она провела пальцем по моим губам, потом прикоснулась к своим и подмигнула.

– А кто тут из Киева? – спросил я шепотом.

– А вон тот лысый.

– Тут половина лысых.

– Но только он один – как бубен. Похож на Хрущева.

Так вот он, покоритель детских сердец и дегустатор целомудрия. Руки у него были короткие и толстые, пузо выпирало над мешкообразными штанами, и двигался он словно деревянная кукла, рассыпая во все стороны счастливые улыбки.

Вся компания, весело переговариваясь, двинула в дом. Мы с Лидой под руки замыкали шествие. Она прижималась ко мне своим мягким горячим телом и выдыхала в ухо жар тропиков.

Девушки наводили перед зеркалами последние штрихи. Платья соблазнительно оголяли плечи до самого пояса. У обеих маленьких девочек были накрашены личика и щедро намазаны губы. Они уже не держались за руки, а стояли у входа в банкетный зал и изумленно рассматривали богатые столы.

Гости заполнили холл, и их жадные глаза сразу же принялись лапать стройные девичьи фигурки. Некоторые сразу затевали разговор, встретив, очевидно, знакомую.

– Просим с дороги на чарочку, – объявил пан Зень.

Своей толстенькой фигурой он не отличался от гостей и чувствовал себя среди них прекрасно.

Вся толпа повалила в зал и сосредоточилась возле столов. Девушки моментально подплыли к своим клиентам и принялись накладывать им на тарелки. Только две девочки отбились от группы и ели сами.

Вокруг прямо гудело от голосов, чавканья, звона рюмок и вилок. Алкоголь понемногу высвобождал их души. На столах лежали фаршированные карпы, заливные судаки, жареные поросята, фазаны с разноцветными хвостами, кучи мяса, горы шпината, салатов, фруктов.

– Какова наша задача, что-то я не врубился, – поинтересовался я у Ярко, оторвавшись от Лиды.

– Стоять и наблюдать. Случаются разные эксцессы. Когда ты выберешься к Франю? – спросил он вполголоса.

– Не знаю… Может, завтра или послезавтра.

– Не тяни. Время не ждет. Мне кажется, они что-то затевают.

– Что они могут затевать?

– Против меня.

– С чего ты взял?

– Они хотят теперь все время держать меня в поле зрения.

– Ты будешь сегодня снимать?

– Да. Этого гостя из Киева. Это какой-то заместитель Щербицкого. А еще я должен снять игру в «девятку». Это уже гости заказали.

– Что за игра?

– В «девятку»? О, это любимая игра всех партийцев. Девять голых девушек становятся в позу «мама моет лестницу». Тогда делаются ставки. Рядом с каждой кладут, скажем, по стольнику. Игрок должен по порядку, переходя от первой до девятой, всем девушкам засунуть по пять раз. А кончить только на девятой. Если ему это удается – забирает деньги. Если не удержится и кончит раньше, то считается, что проиграл. Вообще мало кому удается выиграть.

За окнами смеркалось, и в доме зажегся призрачный интимный свет. Гости уже начали снимать пиджаки. Пан Зень сообщил, что желающие сыграть в рулетку могут посетить соседний зал.

Ярко позвала фрау, а я остался сам. Но ненадолго. Рядом со мной вдруг выросла Лида.

– Такое впечатление, что ты скучаешь.

– Я на работе. Какая тут скука? Я на таком мероприятии впервые.

– О-о, тебя ждет море удовольствия.

Она кокетливо мне улыбалась, выгибая свое тело и вздымая полную грудь. Она была уже подшофе.

– Налей мне, котик.

– Что ты пьешь?

– Кампари. Себе тоже налей, выпьем на брудершафт.

Я налил, мы переплелись руками, одним духом осушили бокалы, и Лида с таким смаком засосала мои губы, что я на мгновение утратил способность дышать. Поневоле моя ладонь легла ей на грудь, Лида застонала и прижалась ко мне всем телом. Однако я высвободился:

– Минутку! Я на работе. Чего доброго, увидит твой шеф.

– Он занят, видишь, как зажимается с какой-то блондинкой?

– Интересно, зачем он возит тебя с собой?

– А я тут свой человек. Мне тоже кое-что причитается от жизни.

– О-о, тогда ты должна немало знать о своем шефе. Может, он тебя даже боится?

– Здесь все всех боятся. Так и живут. Налей мне еще. Ты за мной совершенно не ухаживашь. Я же дама.

– А чем ты занимаешься, когда происходят какие-то пикантные развлечения?

– Ну, какие, например?

– Например «девятка».

– Ха, ты уже и про это знаешь. А я развлекаюсь вместе со всеми.

Я раскрыл от удивления рот. Но она не дала мне его закрыть.

– Я и есть «девятка».

– О… очень приятно… Наверно, нелегко ждать, пока до тебя дойдет очередь.

– Нелегко… Но зато уж я имею дело с настоящим мужчиной. Мне кажется, ты бы в эту игру выиграл.

– Я?.. М-м, не знаю, не пробовал.

– Так попробуй! Я буду тебя ждать!

– Но я здесь не на забаве, а на работе.

– Это не имеет значения. Если я захочу, то и тебя введут в игру. Ну, так как?

– Э-э, знаешь, может, в другой раз. Я еще новичок.

– Ну, хорошо. Но в следующий раз ты так легко не отделаешься, – сказала она.

К счастью, следующего раза не будет, подумал я про себя. А вслух сказал:

– Итак, ты настоящая секс-бомба, если тебя приберегли напоследок.

– Ты не ошибся. Всем, чего я достигла в жизни, я обязана своей заднице. Соответственно, меня можно считать дамой наивысшей классификации. Я стою дорого, но никто еще не сказал, что он выбросил деньги на ветер. Желаешь проверить? Для тебя я сделаю скидку.

– Ты знаешь, я тебе и так верю. Но я никогда не платил за любовь. Потому что тоже считаю себя кавалером высокой квалификации.

– О-о! И сколько стоит удовольствие с тобой?

Я сделал вид, что задумался.

– Идем, пора, – дернула она меня за руку и потащила за собой в зал, где играли в рулетку.

Игра была в разгаре. Пан Зень, как заправский крупье, лихо выполнял свою работу. Но когда в воздухе пронеслось волшебное слово «девятка», все мгновенно сорвались с кресел и помчались в банкетный зал.

Обе девочки направились туда же. Я остановил их:

– Погодите, давайте я включу вам телевизор. А сюда не ходите.

– А почему?

– Ну, там будут взрослые играть.

– В «девятку»?

– Да.

– Думаете, мы «девятки» не видели? – спросили они таким обыденным тоном, что я понял – они видели уже все.

Девочки вошли в зал, сели под стеной и принялись ждать захватывающего зрелища.

Желающие играть в «девятку» выходили в раздевалку и появлялись оттуда в халатах. Восемь девушек и Лида разделись догола прямо в зале. Лида бросала на меня игривые взгляды, интересуясь, видимо, какое впечатление на меня произведет ее фигура. Там, конечно, было на что посмотреть, и я весело ей подмигнул.

Вдруг по залу прокатилось оживление, перешедшее в бурные аплодисменты.

На сцену вышла фрау Ольга. Ее вид вызвал возгласы восторга абсолютно у всех. На фрау были черные кожаные узенькие трусики и бюстгальтер. На ногах – черные чулки, которые поддерживал такой же черный пояс, и черные сапожки на шпильке. Полосками кожи были украшены ее руки и шея. На плечи из-под гестаповской кепки спадали волнами смоляные волосы. Фигура ее была безупречна, и у многих просто челюсти отвисли.

Фрау Ольга щелкнула плеткой и скомандовала начало игры.

Девушки встали на четвереньки, расставив ножки. Бобрик, Ярчук и гость из Киева не играли. У последнего был такой живот, что это ему и не удалось бы. Игроки один за другим занимали позицию, и все их движения громко комментировались зрителями:

– Ну, давай, засади! Вставь пистон! Вали ее, дуй!

Первые пятеро игроков выбыли из игры, не добравшись и до восьмой девушки. Зато шестой добрался до Лиды и закончил дело под бурные овации. Это был мужчина средних лет.

Скоро я увидел, как гость из Киева приблизился к фрау Ольге и принялся с ней шептаться. Та кивнула, и они вдвоем покинули зал.

Ярко прекратил снимать и тоже подался к выходу.

– Что случилось? – остановил я его.

– Есть дело. Надо увековечить этого типа.

– Я пойду с тобой.

– Подожди. Ольга повела его наверх к новенькой девочке. Когда она вернется, можешь подойти. Зайдешь в четвертую дверь слева.

Фрау вернулась быстро, и я под шумок выскользнул из комнаты.

За четвертой дверью находилась тесная комнатка с окнами в стенах с обеих сторон. Окна выходили в соседние комнаты.

– У них там зеркало, – пояснил Ярко, – и они нас видеть не могут.

За окном на постели лежала Мартуся в голубой рубашонке. У нее был какой-то полувменяемый вид. Высокий гость неспешно раздевался. Я затаил дыхание. Ярко старательно снимал.

– Ей вкололи наркотик, – объяснил он мне. – Она вообще ничего не соображает.

– Разве нет возможности как-то ее спасти?

– Спасти? От чего? Ты думаешь, он что-то ей сделает? Эта жаба?

– Ведь он намылился-таки что-то сделать.

– Ничего у него не получится. С таким пузярой!

Голым идеолог выглядел и вовсе отвратительно. Он влез на кровать, подполз к девочке и принялся целовать ей ноги, потихоньку подбираясь все выше и выше, пока не задрал на ней рубашку и не развел бедра.

– Ну, видишь, ничего страшного, – улыбнулся Ярко. – Старое чучело больше ни на что не способно, кроме поцелуев.

Мне понемногу отлегло от сердца.

Девочка лежала, не шевелясь, пока тот вылизывал ее тело, ласкал красными пухлыми пальцами и трясся в старческом оргазме.

– Вот и все, – сказал Ярко, выключив камеру.

Старик обессиленно упал на кровать и тяжело дышал с закрытыми глазами. На его волосатых ногах блестела сперма.

Я сплюнул и вышел из комнаты.

Развлечение в «девятку» закончилось. Гости снова взялись за бокалы и дружно выпили.

Фрау Ольга не забывала своих обязанностей, и я увидел, как она подвела Бобрика с Ярчуком к двум девчуркам. Через минуту обе пары покинули зал. Так вот кто у нас обожал маленьких девочек!

Прием продлился еще часа полтора, и гости начали расползаться по комнатам. Теперь и для меня нашлась работа, я должен был отвести одного добродия, который уже успел надежно вырубиться.

Фрау Ольга смылась с каким-то клиентом в комнату пыток.

Пьяная Лида цеплялась ко всем с одним вопросом:

– Где кабинет товарища Бобрика? Срочная телеграмма! Лично Леонид Ильич!

Назад: VII
Дальше: IX
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий