Откровенный разговор, или беседы о жизни с сыном-старшеклассником на пределе возможной откровенности

ЗАКОН ЗАКОНОВ, ИЛИ КЛЮЧ КЛЮЧЕЙ

Любая жизнь может стать радостной и творческой, если человек решит и если у него достанет силы воли сотворить прежде всего собственную жизнь. К чему я тебя призываю? А вот к чему: по принципам творческой работы создавать собственную жизнь, а лучшие принципы жизни превращать в метод своей работы.
Подумай, это вполне логично, ведь работа — часть жизни, причем одна из самых важных ее частей, а целое и его часть не должны развиваться по разным законам. Что касается выбора работы сейчас, пока недостаточно широко действуют поставленные на современный уровень НТР лаборатории психологов-специалистов по профессиональной ориентации с их приборами и тестами, я думаю, самый верный путь идти методом исключения: отбрасывая из общего круга профессий последовательно сектор за сектором, исходя из беспощадно взвешиваемых своих способностей.
Но вот, так или иначе, профессиональное русло определено. Не будем пока гадать, какое именно. Подумаем об общей соотнесенности законов твоего профессионального развития с законами развития твоей жизни. Будем исходить из стремления выявить, реализовать, раскрыть себя как человека. Начинать осуществление своей программы надо немедленно, чем раньше, тем лучше. Ничего нет смешнее иллюзии, что перед тобою еще бесконечные просторы времени. Время очень быстротечно, сынок, и главное — необратимо. Герцен говорил, что немало людей собиралось начать жизнь по-новому, по-настоящему тогда, когда сравняются вон с теми воротами, что виднеются впереди. Но когда эти ворота приближались вплотную, то оказывалось, что это ворота — на кладбище… Начнем тотчас. Что для этого необходимо? Во-первых, материальные средства для приобретения книг, деталей, материалов, спортивного оборудования.
Пожалуйста, я помогу, но будет очень хорошо, если ты подзаработаешь деньги и сам. Возможностей для этого более чем достаточно: можешь устроиться со студентами в летний студенческий отряд, можешь подрабатывать на почте, с удовольствием воспользуются твоими услугами работники фирмы «Невские зори», ничего не случится, если летом наймешься куда-либо на поденные работы или используешь свою силу и ловкость на пилке и колке дров. Почему это хорошо?
Потому что ты конкретно и воочию поймешь истинное назначение денег и вещей: они нужны нам, чтобы создавать нам удобства, чтобы помогать нам в достижении наших целей, чтобы быть нашими слугами, а не нашими хозяевами.
Вот почему я и хочу, чтобы свои первые и последующие самостоятельно заработанные трудовые деньги ты обратил прежде всего на целевые расходы: это создаст устойчивый рефлекс на всю последующую жизнь. Глупо вообще ругать деньги или вещи, ведь все дело в том, служат ли они нам или служим мы им.
В той сложнейшей сфере нашей жизни, где двойным узлом тесно переплелись материальные и духовные, низкие и высокие, корыстные и святые побуждения, в сложнейшей сфере наших интересов существует некое очень большое «но», о котором сейчас самое время сказать. Парадокс заключается в том, что появился и активно стал произрастать неутомимый и изменчивый, как вирус гриппа, принципиально новый тип мещанина, мещанина-потребителя, потребляющего преимущественно духовные ценности.
Если мещанин-вульгарис потребляет главным образом вещи, разного рода барахло и комфорт сверх всякой разумной нормы, то мещанин-модернизмус потребляет преимущественно книги, произведения искусства, литературы, науки, утонченные духовные блюда. Его отличие от традиционного потребителя (символ вожделения которого является полированная мебель, дача и автомобиль) очевидно. Но не менее очевидным является и их сходство: и тот и другой видит смысл своей жизни в потреблении, лишь в приятных ощущениях, получаемых извне. Но подобная позиция прямо противоположна той, которая позволяет человеку осуществить себя, раскрыть свои потенции.
Снова хочу обратиться к прекрасной книге — к «Территории» Олега Кунаева. Выведен в ней среди прочих персонажей и геолог Гурин, знаток иностранных языков, мотогонщик, слаломист, человек, исповедывающий свою единичность. Всем своим поведением он подчеркивает свой отдельность и отсутствие предрассудков, «именуемых этикой». Он пренебрежительно говорит: «Стадный инстинкт у меня ослаблен». И вот этот Гурин — принципиальный антивещист, если можно так выразиться, способный ядовито высмеять потребителя, озабоченного лишь приобретательством, гурмански отстраняясь от болей и забот мира, имеет в виду лишь одно — брать и брать для себя все, что в мире истинно прекрасно, ничем не жертвуя, ничем не поступаясь, имеет в виду лишь свое «я», перед которым меркнет, уничтожается все остальное. Ему, как ты помнишь, не важны обстоятельства гибели своего же собрата-геолога, не важна честь девушки, о репутации которой он позволяет себе не заботиться. Ему не важна и цель экспедиции, поэтому он позволяет себе рисковать, катаясь на слаломных лыжах в таких условиях, когда от судьбы каждого зависит выполнение общего, чрезвычайно трудного и ответственного плана. Все остальное уходит далеко на задний план из-за его собственных желаний, его личных потребностей.
Олег Куваев, прекрасный писатель, как бы завещал, сказав перед своей безвременной смертью: да, человек должен максимально реализовать себя, раскрыть свои личные возможности, вырасти. Но сделать может он это лишь в том случае, если под ногами у него будет почва: чувство общности с людьми, с народом, а над головой будет светить солнце — человеческая совесть. Вне этих определяющих ориентиров, с потерей хотя бы одного из них, направление роста человеческой личности может уродливо изогнуться. В жизни мне приходилось знавать таких гуриных. Один из них, в прошлом филолог, стал королем черного книжного рынка — более начитанного спекулянта невозможно себе представить. Другой — действительно своеобразный эрудит, но он не создал ничего, ибо с головой и ногами ушел прямо-таки в сладострастную критику того, что делают другие. А создавать свое — на это ни воли, ни характера у него не выработалось. Да и зачем, изнуряя себя, создавать что-то новое, трудиться, если можно годами и десятилетиями жить одним лишь квалифицированным смакованием чужих недостатков?.. Как это похоже на тех «любителей» спорта, вся спортивная карьера которых протекает в созерцании соревнований, передаваемых по телевидению… И значит, для достижения своей высокой цели надо тратить время на такое развитие способностей, которое опережало бы развитие потребностей. Я сказал бы даже так: духовность, направленная лишь на потребление, — это духовность отрицательная; духовность, направленная на активное развитие и претворение своих способностей, — это духовность, безусловно, положительная. Что же требуется для опережающего развития способностей?
Конечно, прежде всего требуется начать действовать: не войдя в воду, не научишься плавать. Сначала, следовательно, надо приступить к освоению избранной тобой области деятельности.
Конечно, требуется с молодых лет приучать себя к организованной, постоянной работе: и в смысле обеспечения фронта подсобных, подготовительных работ, и в смысле выработки системного графика последовательности своих действий. Впрочем, опыт тренировок говорит тебе об этом лучше любых назиданий и наставлений. На таланте, на порыве, на хороших данных, может быть, и удастся с разгону добраться до второго разряда, но дальше — шалишь: дальше нужна «пилежка», нужна ежедневная, почти что каторжная работа, иначе — иначе со всеми своими блистательными данными ты только и будешь поглядывать со стороны, щелкая зубами, как поднимаются все выше и выше к мировым и олимпийским вершинам те, кого ты когда-то без труда трепал в тренировочных схватках…
Что еще требуется?
Требуется развивать гибкость, нешаблонность мысли, ставя перед собой все более сложные задачи; требуется развивать в себе общую культуру, ибо, активно совершенствуя свое мышление в целом, мы совершенствуем и свое профессиональное мышление; требуется уметь разумно, по-мужски относиться к неудачам, не впадая в панику при поражениях, но извлекая из них надлежащие уроки. Одним словом, многое требуется.
И вот мы подходим к самому главному требованию, без выполнения которого вряд ли можно говорить о сколько-нибудь глубоком и серьезном развитии способностей. Это требование не отрицает все предыдущие, но объединяет их в едином новом качестве. Слушай внимательно: в мире совершается сейчас информационный взрыв. В различных областях производства и науки знания обновляются: многое устаревает, во многом появляются лакуны не объясненных пока явлений. Что же необходимо в этих условиях, чтобы не только не отстать от быстро удаляющегося гребня передовых знаний, но, напротив, чтобы двигаться вровень с ним и даже опережая его?
Требуется постоянно развивать в себе стремление схватить самую суть того дела, явления, процесса, к которому ты обращаешься.
Во всяком деле ищи ключ!
Ищи то, на чем зиждется все остальное.
Ищи главную причину, основной движитель, ведущий конфликт, опорное положение, ключ ключей.
Не жалей усилий для того, чтобы проникать в суть все более высокого порядка. И вот тогда ты увидишь, и в этом же убедятся окружающие, как действительно, будто на дрожжах, растут твои профессиональные способности. Пойми меня правильно: я не имею в виду путь ученого-теоретика. Речь идет совсем о другом. Речь идет о том, чтобы в любом деле, в любом занятии, в любом ремесле, в любой ситуации, зная все конкретно и профессионально, стремиться постоянно к познанию самой сердцевины: сумеешь этого достичь тебе как работнику цены не будет!
На этом пути ставь себе вехи: внутренне ориентируйся на мастеров высокой профессиональной выучки, затем — самой высокой, затем — высочайшей догоняй их и обгоняй своим умением!
Я знаю высказывание: плох тот солдат, который не хочет быть генералом. Слышал и другое: стать равным среди первых, стать первым среди равных.
В этих словах честолюбие направлено не на то, чтобы урвать нечто, тебе по праву не принадлежащее, но на то, чтобы максимально раскрыть все то ценное, что заложено в тебе природой и развито твоими усилиями. На то, чтобы была удачной работа, была, следовательно, счастливой жизнь.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий