Мифы и предания праславян

Сказание про Царя Замаха

Во времена давние-прадавние, когда ещё Прапращуры живы были, правил у них царь Замах, сын Свята. А Свят-царь был сыном царя Маха. А Мах был сыном царя Гура, который тоже был сыном царей русских.

Так царь Замах, внук Махов, всех славян имел под рукой. И стали разные Роды и Племена от Замаха отделяться и селиться в отдельности.

Созвал Замах всех царей и князей и спросил, кто согласен остаться под его рукой. И набралось больше половины согласных, а меньшая – несогласных. Велел тогда Замах сыну:

– Неси мой меч! Буду с несогласными биться!

Засмеялись те:

– Что ж ты один станешь против всех нас?

– Один, да ещё боги со мной будут, те что славянам вместе жить повелели. И меч у меня не простой, а Меч-Кладенец, тот самый, что Перун с неба когда-то Пращурам кинул, и кто его имеет, побивает всех до единого!

Встал Замах против отшельников и начал биться с ними, и сражались они так до самого вечера. Убил Замах нескольких насмерть, а остальные сказали:

– Воистину ты силу имеешь божескую, значит, подчинимся тебе!

И велел Замах ставить с полудня своей земли деревянные города.

– Ни с восхода, ни с захода не имеем мы сильных врагов, с полуночи Русь Сиверская помогает, а с полудня всегда приходят враги могучие и неведомые. Посему надо отгородиться от них.

И стали Русы возводить города – великие грады и малые, городища и городки, – и так сотворил Замах Русь Городищенскую, которая служила укрытием и защитой от всяких нежданных врагов.

И пришли как-то к Замаху люди с полуденного захода и сказали:

– От Волыни пришли мы, от Хорпов Горянских, от Карпат-горы и Дуная синего. Дед твой Мах всех славян до купы собрал, над всеми владычил и никому не давал спуску. Ты же о нас не радеешь, а Словены тебя и вовсе не слушаются.

Послал с ними Замах сына своего Замашко-царевича, чтобы ладу в тех землях дал и Словенов до купы пригорнул. Да пошла там война великая, и сгинул в ней Замашко-царевич. А Словены окончательно отреклись от Русов и стали жить обособленно.

Узнал про то Замах, разгневался, хотел другого сына послать – Борилу-царевича. Да сказали старые Родичи, что не годится посылать на смерть и другого сына. Ежели Замашко-царевича не послушались, то не станут слушать и Борилу Замаховича.

И стали с тех пор Словены и Русы раздельными.

Сказание про Царя-пахаря

Когда Пращуры наши пастухами были, не было у них хлеба, не было проса, всё надо было у соседей выменивать. А когда хотели варева – лили в котлы воду, клали мясо, добавляли корешки всякие, крошили щавель и на огонь ставили. И такое варево почти каждый день ели. Ещё бабы ягоды собирали, грибы, морковку, катран, дикий лук и чеснок.

Кончился как-то хлеб, и собрался царь со своими людьми к соседнему царю ехать, чтоб выменять жито на мясо и кожи. Приехал к соседу и видит – много народа вышло в поле, думал – его встречать, ан-нет! Видит он, царь соседский Житняк ведёт волов, запрягает в плуг и своей рукой правит первую борозду от восхода к закату солнечному. Потом другие люди волов впрягают, борозды ведут, а за ними старики в белых рубахах по полю идут и зерно раскидывают.

– Знаешь что, Житняк, дай мне за кожи и мясо зерна! – решил царь.

Вернулся домой, приказал подать волов, воткнул в степную землю дубовый корень и погнал вперёд. Пошли волы, поднялась земля, за первой бороздой вторая легла, за ней третья, и так вспахал он целое поле. А когда полежала земля три дня, зачерствела, сыпаться стала, велел тогда царь пень разлапистый выкорчевать, привязал к волам и пошёл боронить-ровнять землю.

Глядели на то старые люди и головами покачивали:

– Царь наш никак умом тронулся! И почто он землю дерёт, почто над ней измывается?

А царь землю разборонил, зерно стал сеять. А посеявши велел стеречь, чтоб ни птица, ни зверь какой не тронули.

Тут Сварог из тучи на землю глянул, увидел, что посев лежит, стал оглаживать свою длинную бороду, а Перун своим мечом-молнией разрубил тяжёлые тучи, и хлынул из них дождь благодатный. Полил-напоил он пашню, чтоб земля степная высохшая влагой насытилась. А потом выкатилась на небо одноколая колесница Хорса, и согрелась опять земля, распарилась. А через несколько дней зелень проклюнулась, крохотная, нежная, потянулась к Солнцу. И пошло жито расти, цвести, колоситься.

А когда созрело, созвал царь всех своих баб, чтоб колосья рвали, жито венили, жито венили – в снопы складывали, в снопы складывали – на ток везли, на ток везли – молотили, молотили – зерно веяли. А когда свеяли зерно, растёрли между двух камней на муку и сделали хлеб. И стали хвалить люди царя своего, и Орайком его прозвали, и принесли ему первую поляницу.

И сказал Орай-царь:

– Первый хлеб Богам дайте, потому как они его нам растили, дождями поливали, солнцем согревали, ветрами обвевали, от Лиха избавляли!

И восславили люди богов, и принесли им первую требу новым хлебом. А потом разделили на всех, и каждому достался кусок – и старому, и малому.

И с тех пор стали Пращуры работать в поле, и от голода больше не пухли и кореньями горькими не питались.

Восславим и мы царя Орая, ежели б не он, так и поныне зерна бы не знали и зимой лютой без хлеба и муки бедовали!

Глава четвёртая

Приход Киммерийцев

К данной главе относится всего одно «Сказание про царя Оставра», но мы даём его отдельно, поскольку оно имеет немаловажное значение для восстановления исторических событий древности.

Киммерийцы (киммеры, киммериане) представляют собой определённую загадку для исследователей. Известно лишь, что они жили в Азово-Надчерноморском регионе до скифов и были «людьми, справедливостью славными», как говорят о них древнегреческий поэт Гомер (жил в VIII в. до н. э.) и «отец истории» Геродот (VI в. до н. э.).

Под натиском каких-то кочевых племён (по свидетельству Геродота это были скифы), киммерийцы вынуждены были оставить свою землю и отправиться в иные края. В память о них остались названия: Боспор Киммерийский (совр. Керченский пролив), Киммерийские горы (совр. Крымские), поселение Киммерик (южная Пантикапея, совр. Керчь) и др.

Геродот утверждает, что территория, заселённая позднее скифами, «издавна принадлежала киммерийцам» и представляла собой «четырёхугольник»: «от устья Истра (Дуная) до Меотийского озера (так именовалось прежде Азовское море. – Прим. авт.), а потом в глубь страны на двадцать дней пути».

Происхождение названия «кимры», «киммерийцы» также вызывает полемику. Наиболее логичной считается версия О. Н. Трубачёва о том, что слово «киммерийцы» происходит от фракийского kir/s/ mario – «черноморский». В финикийском языке kamar (kimmer, gomer) также означает «тёмный», «чёрный». Как отмечает О. Н. Трубачёв, чёрный цвет в обозначении сторон света может указывать на «север», поэтому киммерийцев также связывают с северянами (Северное Причерноморье).

Сказание даёт своё весьма интересное объяснение названию: «И были на них жупаны бараньи, а у тех, у жупанов, комыри высокие…»

Из этого описания мы узнаём, почему пришельцев назвали «Комырями». Они были одеты в «бараньи жупаны» (своего рода полукафтаны. – Прим. авт.) с высокими «комырями», то есть воротниками. В укр. языке до сих пор «воротник» называется «комiр».

Происхождение названия «кимор» от «комырь» вполне вероятно, поскольку древнеславянскому языку было свойственно перемещение букв в слове. Так, например, в «Велесовой книге» «солнце» именуется «СЛОНЦЕ», «сердце» – «СРЕДЦЕ», «черемной» – «ЧЕРМЕНЫЙ», и те же «комыри» называются в ВК «КIМОРIЕ».

Таким образом, «Сказания» утверждают, что название «комыри», «киморы» произошло от необычного вида их верхней одежды с высокими воротниками (возможно, капюшонами. – Прим. авт.), защищавшими от ветра и стужи. Это согласуется с версией О. Н. Трубачёва о длительном пребывании в холодных краях.

Однако и в Северном Причерноморье в те времена наблюдалось резкое похолодание (суббореальный период по схеме Н. А. Хотинского, продолжавшийся с 2500 г. до н. э. по 500 г. н. э. и даже вплоть до начала нашей эры, когда погибло много теплолюбивых растений).

Гомер, описывая землю киммерийцев, изображает её только в мрачных тонах:

 

Там киммериан печальная область, покрытая вечно

Влажным туманом и мглой облаков,

Никогда не являет

Оку людей там лица лучезарного Гелиос.

Ночь безотрадная там искони окружает живущих…

 

(перевод В. А. Жуковского)

Геродот также свидетельствовал: «Замерзает и море, и весь Киммерийский Боспор, так что скифы толпами переходят по льду, переезжают по нему в повозках на другой берег к синдам…»

Римский поэт Паблий Овидий Назон (43 г. до н. э. – 18 г. н. э.), пребывая в ссылке на западном побережье Чёрного моря в г. Томы, писал:

 

Лету на смену зима брови угрюмо насупит,

В белый, как мрамор, покров землю оденет мороз.

В дни, когда дует Борей и свиреп снегопадами Север,

Терпит покорно Дунай дрожь громыхающих арб.

Снег да метель. И ни ливни, ни солнце тот снег не растопят —

Крепче и крепче в броню его одевает Борей.

Прежний ещё не смело, а уж новый всё валит и валит,

Так и лежит кое-где целый век – от зимы до зимы…

Здесь кутают тело в меха, шаровары из шкур надевают

В час, когда лютая стынь пробирает до самой души.

Льдинки свисают с волос, качаясь, звенят при ходьбе,

И вся от мороза бела, заиндевев, борода…

 

Отсюда проистекает вывод, что во время обитания киммерийцев климат в Северном Причерноморье был весьма суровым. Для живших на юге римлян и греков эта страна представлялась средоточием вечного мрака и холода, они называли её Северной Гипербореей, а в районе Киммерийского Боспора помещали Аид – вход в Подземное царство мёртвых.

Видимо, этот же период «Велесова книга» называет «Великой стужей»: «И вновь была Великая Стужа» (дощ. 38-А). Землетрясение и наступившее вслед за этим похолодание вынудили скифо-ариев оставить Великие горы (Кавказ) и двинуться на поиски тёплых краёв.

По свидетельству Геродота в XII–VIII вв. до н. э. кочевые племена скифов вторглись в киммерийскую землю, вытеснив оттуда значительную часть населения, и пошли в Малую Азию, где господствовали 28 лет. Потом вместе с киммерийцами и другими союзниками создали Скифскую державу в Закавказье, а позднее ушли на берега Азово-Надчерноморья, где и обосновали Скифию.

Таким образом, учёные датируют крайние сроки владычества киммерийцев XII–IX вв. до н. э., но не позднее VII в. до н. э., после чего они исчезают.

В «Сказании» же говорится о приходе Комырей в Крымские степи во времена правления Оставра («тавр» – «бык», известные из истории племена тавров (ставров), которые занимались в основном разведением крупного рогатого скота). И ещё уточняется, что царица Сиромахова, казнившая персидского царя Кира, является прапрабабой царя Оставра. Произведём несложный подсчёт: война с Киром была в VI в. до н. э., прибавим к нему время четырёх поколений – это лет 150, – и получим 4,5 век до н. э. Во всяком случае, приход киммерийцев, о которых говорится в сказании, имел место в рамках IV–V вв. до н. э., что несколько расходится с утверждением исследователей об «исчезновении» киммерийцев ещё в VII в. до н. э.

Но, как выясняется из других источников, исчезли они таки не совсем. В своей монографии «Этнонимия геродотовой Скифии» А. С. Стрижак приводит многочисленные примеры названий, оставленных киммерийцами в Малой Азии и Центральной Европе, где они жили уже после вытеснения из Причерноморья. Также он отмечает, что в европейских источниках значительно позднейших времён (около II в. до н. э.) упоминаются «кимвры» в связи с их движением к Чёрному морю и участием в войнах против Рима (против Волохов в «Сказании». – Прим. авт.), после чего «кимвры», как и бывшие «киммеры», практически исчезают с исторических горизонтов, растворившись среди других племён и народов.

Самым интересным является то, что сказания указывают на прямую родственную связь между кимрами и ставрами: «Пришли послы от Комырей, стали говорить, а Русы всё понимают».

 

И были они нашей веры, и нашего языка,

Только с далёкого края пришли на Русь…

 

Откуда конкретно пришли Комыри, остаётся неизвестным, в сказании сообщается только, что «с захода солнца народ новый пришёл».

Зато выясняется, что у местных племён был ещё медный век, а Комыри пришли с железными мечами, причём кованными из булатной стали – «из прудкого (т. е. упругого. – Прим. авт.) железа кованые». О медном веке в эти времена находим подтверждение и в «Велесовой книге»: «персы знали наши медные мечи» (дощ. 6-В). То есть в VI–V вв. до н. э. славянские племена этого региона действительно имели ещё медные мечи.

О факте же владения киммерийцами железом говорят и современные археологические данные. Так, исследователь В. И. Клочко сообщает о наличии в киммерийских захоронениях предметов вооружения из железа развитой формы и технологии.

Первоначальная встреча ставров и кимров не была мирной: «три дня и три ночи бились, одолеть не могли». Но потом местные племена подчинились кимрам.

 

И были Русы, Щуры наши, под Комырями,

С ними мир и войну вместе держали,

И наказа их слушались строгого…

 

Вот почему «Велесова книга» называет кимров своими отцами: «были же кимры, также отцы наши» (дощ. 6-Е). Причём имелись в виду не только эти «пришельцы», но и киммерийцы вообще, как предки славян, жившие в Причерноморье до прихода скифов и других племён.

Утверждение Геродота о том, что киммерийцев согнали с их земель скифы, теперь вызывает сомнение – стали бы они вытеснять собственных «отцов», которых помнили и которыми гордились?! Тем более, опять же по Геродотовым сведениям, скифы создали свою Закавказскую державу вместе с киммерийцами.

Более вероятно, что скифы (по данным ВК это были «арийцы») в своём стремительном рывке в Малую Азию, подобно вихрю, вовлекающему всех и вся в свой бешеный круговорот, сорвали киммерийцев с исконных мест обитания и вовлекли их как союзников в совместный поход и военные действия. При этом произошёл раскол: часть киммерийцев не захотела принимать участие в войне и ушла дальше на Балканы и Апеннины (в Италии известен г. Киммерия).

Описанное в настоящем сказании появление «Комырей» в Крымских степях, которые, как мы помним, раньше именовались Киммерией, можно рассматривать как возвращение одного из исконных племён на свою прародину. Это событие было весьма значительным и запомнилось надолго, став своеобразным «водоразделом» времён. Так, в некоторых сказаниях говорится: «то было ещё до Комырей». Приход кимров стал важным ориентиром, тем более, что это повлекло смену у местных племён медного века на железный. Важна эта дата и для нынешних историков – исследователей Древней Руси.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий