Мифы и предания праславян

Сказание про Беду-Бедучую

Да как пришла в степь Беда-Бедучая неминучая, Беда-Бедованная кровавая.

То не ветер в траве свистит, то кони борзые по степи скачут, и зовёт Воевода людей своих:

– Ой, вы хлопцы мои, добры молодцы! А вставайте, храбрые, поднимайтесь! Новый враг в нашу степь пришёл, страшный враг, злой и сильный!

Вы же, хлопцы мои, добры молодцы, берите палицы крепкие, берите пики длинные, вынимайте ножи-оконяки острые, затаитесь в траве высокой и дожидайтесь ворога.

А прискачет враг – поднимайтесь, наставляйте оконяки на коней вражеских и бейте их прямо в черево, загоняйте поглубже в брюхо. И тогда споткнутся они, станут падать, станут всадников своих сбрасывать. И когда вы, мои молодцы, тех упавших всадников перебьёте, то придёт конец и войне!

И скакал по степям цветущим молодой Воевода с витязями, и кричал он всем слово воинское:

– Собирайтесь все, люди добрые! Собирайтесь мужи и юноши! Да берите в руки оружие и встречайте врага ужасного! Там сосед наш царь Одинац уже храбро кровь проливает, так не пощадим и мы животов своих и отвадим гостей непрошеных!

И сошлись тут витязи русские в смертной битве со своим ворогом. Заблестели мечи булатные, затрещали копья дубовые, тучи стрел зажужжали осами, и слилось щитов громыхание.

А земля гудит, трава падает, трава падает, дым встаёт – то Беда в степи валом катится. Кто упал, тот навек пропал, кто промедлил миг – не отыщешь. И летят к полю битвы вороны, клевать мяса мужские белые.

Застонала сама Земля-Матушка, убоялася за своих детушек. Стала жарко молиться мужу, своему Сварогу небесному, чтобы он за Русов вступился да помог им врагов изгнать и Беду-Бедучую миновать!

Сказание про Бабу Степную

 

Стоит Баба Каменная, стоит-поглядывает

на степь на зелёную, на курганы высокие.

А чья то степь и что за курганы?

А то русская степь и курганы русские —

спят в них вечным сном наши витязи.

Стоит Баба и думу думает,

думу степную вечную, тягостную, как камень.

Сама видела Баба и слышала,

как земля тряслась от грома железного,

как трава ложилась от ржания конского,

как звенели ветры от криков воинских

и как шли полки в свой последний бой.

И хотела крикнуть им Баба Степная:

«Ой, Лихо моё, горе! Куда ж вы идёте?

А вдруг никто из вас не придёт назад,

не придёт назад, не воротится?!

И будут плакать по вас жёны и матери,

а дети останутся сиротами!»

Так хотела кликнуть Баба Степная,

да ни слова им не промолвила —

не владела языком человеческим

да и русской речи не ведала.

И стоит с тех пор над курганами

с вечной горечью в сердце каменном.

Столько слёз уже перевидела,

что к земле склонилась от тяжести…

 

Глава десятая

Становление Киевской Руси

В этой главе представлены сказания об основателе Киевской Руси князе Кие, его братьях Щеке и Хориве и сестре Лыбеди.

Сразу следует сделать оговорку, что здесь присутствуют наслоения различных временных эпох. Сам факт существования трёх братьев – Кия, Щека, Хорива, а также их отца Ария-Орея уходит в такую глубину тысячелетий, что воспринимается чаще всего как легенда.

«Повесть временных лет» представляет нам свою версию о трёх братьях и сестре: «И были три брата. Одному имя Кий, а другому – Щек, а третьему – Хорив, и сестра их Лыбидь. И сидел Кий на горе, где ныне подъём Боричев, а Щек сидел на горе, которая и ныне называется Щековица, а Хорив на третьей горе, которая прозвалась по нему Хоривицей. И заложили городок во имя старшего брата и назвали его Киев. И был вкруг города лес и бор великий, и там ловили зверей. И были (те мужи) смыслены и мудры, и назывались полянами, и от них поляне-кияне до сегодня».

Известные учёные-исследователи Н. Я. Марр и Б. А. Рыбаков отмечают сходство Кия, Щека и Хорива с героями армянской легенды Куаром, Мелетеем и Хореаном, построившими города, которые были названы их именами.

Арабам был хорошо известен город Кия – Куяба, большой и богатый.

А. И. Асов приводит индоиранскую версию о легендарном шахе Ирана Кей Кавусе, известном в Авесте как Кави Усизан, а в древнеиндийских Ведах как Усанас Кавийа, который построил город на Эльбрусе и владел территорией от Эльбруса до Каспия.

«Велесова книга» датирует время жизни Орея и его сыновей весьма точно – «и было от отца Орея до Дира тысяча пятьсот лет», – то есть VI в. до н. э. Отец Орей предложил сыновьям разделиться и осесть «всяк на землю свою». Кий осел на Кавказе и основал град в Приэльбрусье, сам Орей отошёл севернее и основал Голунь (в районе Северского Донца), а Щек и Хорав отошли к западу – видимо, к нынешним Карпатам, которые тогда могли именоваться Русскими горами. Киевское и Голуньское княжество стали крупнейшими в составе славянской державы Русколань, которая протянулась «от Ра-реки до Непры и Карпан». Когда же впоследствии роды Кия ушли к Днепру и далее, очевидно, в память о Кие – Кее Кавусе, Кавийа Усанасе – горы получили название Кавказ (Кавказус). А Русские горы, у которых поселились вновь пришедшие «карпы», «карпены», получили название Карпаты. Такой вот непростой топонимический расклад имел место в нашей истории.

Исход с Карпенских гор, где славяне прожили пятьсот лет, произошёл, как утверждает «Велесова книга», в I в. до н. э. Тогда славянские роды пришли к Днепру и поселились в его верховьях – на Припяти, где прожили ещё пятьсот лет, пока не появились воинственные готы с гуннами и разрушили Русколань, которая распалась на Киевскую Русь (новое княжество) и Антию.

Закончился период благодатных Трояновых веков, основу которым заложили отец Орей и трое его сыновей, ставших на Руси Троян-царём. Именно так объясняют сказания происхождение понятия «Троян». Троянова земля, которая стояла тысячу лет и правилась наследниками из рода Ория и его сыновей, перестала быть таковой, когда начались междоусобицы, приведшие к падению Русколани, а воспользовавшиеся этим хазары захватили власть на Руси, устранили Вече и насадили своих князей.

Окончание Трояновых веков приходится на рубеж IV–V вв. н. э.

К периоду, датируемому V в. н. э., относится основание князем Кием (потомком рода Кия-Отца) города Киева-на-Днепре. Именно об этом времени повествуют сказания данной главы, в которых, как уже отмечалось, присутствуют некоторые наслоения временных эпох. Так, под Карпатами, на которых князь Кий жил пять лет, прежде чем отправится к Днепру, следует понимать пребывание славянских племён в течение пяти сотен лет. А блуждание князя Кия по степям в течение четырнадцати лет опять же следует воспринимать скорее всего метафорически как миграции славянских племён со времени Исхода из Семиречья (IX в. до н. э.) до момента основания Киева-на-Днепре (в 430 г. по Стрыйковскому) – то есть не четырнадцать лет, а четырнадцать веков!

Только знание материалов «Велесовой книги» позволило осуществить реконструкцию времён и событий, отражённых в сказаниях.

То, что Кий (последний) со своими родами пришёл на Днепр с Дона – вполне вероятно, поскольку многие русские племена оставались в Приазовье вплоть до Великого Переселения народов (а некоторые остались и после него). Присутствие с Кием братьев Кия, Щеха, Хорива и сестры их Лыбиди скорее всего легендарное, поскольку не совпадает исторически. «Велесова книга» вообще не упоминает сестры Лебеди, а говорит о сыне Кия Лебедяне. Опять же пока не установлено точно, о правлении какой династии Кия (Лебедян, Верен, Сережень) идёт речь – кавказского или днепровского?

Во всяком случае, известно о существовании земель Лебедии, которые могли сохраниться в Приазовье ещё со времён Кия-отца и его сына Лебедяна (на Дону и поныне существует город Лебедян. – Прим. авт.). Имя жены Германареха Сванильда языковеды также переводят как Лебедь от нем. «Schwan».

Блуждания братьев с сестрою сходно и с описываемым в Мазуринском летописце хождением в течение 14 лет Словена и Руса с сестрой Иромерой (в «Велесовой книге» это Словен и Скиф). А о пребывании Кия на Дунае и возведении там Киевца говорится также в «Повести временных лет».

Таким образом, историчность «Сказаний» подтверждается известными источниками, очевидность же тех утверждений, которые нам пока неизвестны, – дело будущего. Только археологические находки смогут подтвердить, действительно ли князь Кий ставил коны (пограничные знаки) из белого камня, на которых было изображено «Русское Солнце, десятикратно увеличенный След ноги княжеской и Кий – имя княжеское».

Что касается «следов княжеских», то изображение человеческих стоп восходит ещё к эпохе индоарийского бога Вишну, сотворившего мир посредством «трёх шагов» и оставившего свой след на камне. Гомер в «Илиаде» говорит о «стопах» бога моря Посейдона, в одну из функций которого входило добывание трезубцем пресной воды из источников. Также парные стопы известны на многочисленных антропоморфных стелах Северного Причерноморья, причём с атрибутами-символами власти – посох, подкова и др. Полное имя Кия – Индикий, что говорит о временах индоарийской общности, когда арийские племена посещали Индию. Их боги имеют общее происхождение: Вишну соответствует Вышний (Вышень), Кришне – Крышень, Индре – Ондра-Перун, бог Шива изображается, подобно нашему Сварогу, с трезубом и т. д.

Поэтому не удивительными должны казаться и общие традиции, в данном случае – изображение на камне стопы.

 

И велел Кий ставить коны,

чтоб обозначить землю свою.

А те коны – камень белый чистый,

и на нем – След ноги княжеской,

только в десять крат увеличенный,

Солнце Русское, Трезуб Сварогов и Кий великий,

а тот Кий есть имя княжеское…

 

«Сказания» описывают, как Кий пришёл вначале на Рось-реку (приток Днепра) и там обустроил Княжгород, принадлежавший полянам: углубил рвы вокруг города, укрепил стены, намостил дороги и поставил сторожевую башню – «вежу». А затем пошёл на Днепровские земли и поставил город на «печерах», т. е. на пещерах.

В сказаниях описываются княжение Кия, его военные походы, обустройство княжества и мудрое правление. Так им были созданы здравницы-лекарни, в которых лечили людей знахари и костоправы, в числе которых встречались даже римляне, были также и чехи с хорватами, да и сам князь неплохо разбирался в волховском деле. Из отрывков, цитируемых Ю. Миролюбовым в его книгах, становится также известно об открытии в Киеве школ для детей, в которых преподавали чехи, искусные в разных науках. (Не исключено, что данные сведения относятся к периоду правления кавказского Кия-отца, поскольку известно, что после разделения Родов часть чехов осталась с киянами.) «Когда Щех пошёл к закату солнца с воинами своими, и Хорват забрал своих воев, то другая часть щехов осталась с русами. И так не делили землю, а создали с ними Русколань» (ВК, дощ. 7-З). Хотя и днепровский Кий, сумевший сплотить Роды и создать единое княжество, несомненно обладал талантами организатора и просветителя.

В сказаниях даётся перечень Родов, обитавших в то время на прилегающих территориях: Поляне, Дрягова, Мигрощи, Древляне, Волыняне, Покута, а также Жмерь, Чернига, Быховщина, Горынь. Не все они признали Кия, однако перед лицом великой опасности – прихода Готов и Гунов – объединились под его началом, войдя таким образом в состав Киевской Руси. При этом понятие «Русь» складывалось из нескольких образований: помимо Киевской Руси была ещё Карпатская Русь, Лесная Русь (Бор-Русы или Борусы), была Бусова Русь (Антия), Сурожская Русь (в Крыму), Северская Русь, Волынская Русь и другие.

В «Велесовой книге» читаем: «Оседеня имели отцом своим, когда на Понтском берегу и Роси города имели. И вот русы ушли от Белой Вежи и от Роси к Днепровским землям, и там Кий основал град Киев. И объединились поляне, древляне, кривичи и ляхи вместе с русами и стали русичи» (дощ. ЗЗ). Само слово Рось пишется в древнем варианте как РОУСЬ, то есть РОСЬ и РУСЬ – это одно и то же.

Таким образом, славянские племена прежде обитали в районе Волго-Дона. Отсюда, согласно также «Сказаний», Кий повёл своих людей к Карпатам и Днепру, где пребывали «славянские роды иные» (переселившиеся ранее поляне, кривичи, древляне и ляхи). Направление и время этой миграции не противоречит и научным исследованиям. Так, говоря об одном из древнейших славянских племён – сербах, известный современный этнограф А. С. Стрижак отмечает: «Пройдут века, и в бурях Великого Переселения народов, в частности времён гуннского лихолетья, сербы… покинув Надмеотидье (согласно Плинию Старшему сербы жили у Меотиды – совр. Азовского моря. – Прим. авт.) пройдут путь, близкий в определённой своей части к тому, который проложили задолго до них языги-метанасты, роксоланы, аорсы, озериаты и много других. Понятно, что в этих своих передвижениях сербы должны были пересечь Днепр и Южный Буг, Днестр и Карпаты…» (перевод с укр. – Прим. авт.).

В результате одного из волн этого Великого Переселения появилась и Киевская Русь-на-Днепре, ставшая «матерью городов русских».

Будем же чтить и помнить великие деяния наших Пращуров и приумножать славу своей земли трудами и подвигами.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий