Дети Капища

Книга: Дети Капища
Назад: Глава 11
На главную: Предисловие

Глава 12

Плотина была огромна. Сейчас, зимой, она была просто чудовищно огромна, как водопад Виктория или Ниагарский водопад – только рукотворный.
Сергеев представил, как они со своим катером выглядят сверху – маленький жучок у бетонной стены, уходящей в белесый снежный туман.
Там, где плотина лопнула, зияли провалы, заполненные застывшими ледяными глыбами. Под ними и сейчас вниз изливалась вода, бесконечным и беспрерывным потоком скользя под метровым слоем льда, укрывавшим вертикальную бетонную стену.
– Ничего ж себе, – сказал Вадик, задирая голову, – это ж как долбануло, чтобы такую махину разбить! Да на куски! Я себе и представить не могу!
– Ты где был во время потопа? – спросил Михаил, сверяясь по GPS с картой на планшете.
Ветер затих, но, судя по нависающему грязно-серому небу, погода не обещала стать лучше: при полном штиле сыпало густым, как проливной дождь, снегом, который с каждой минутой становился все крупнее и крупнее, сбиваясь в неправдоподобно большие хлопья. GPS барахлил. Благо установить координаты места, где они сейчас находились, можно было и по карте, а ошибка в несколько километров на полторы сотни верст ни на что не влияла.
– В армии я тогда был, – ответил Вадик, придерживая капюшон. – На сверхсрочную собирался остаться. Спецназ, ВДВ.
– В России? – догадался Сергеев.
– Ага. А тут у меня девушка была. В Херсоне. Мы в Питере познакомились, когда я в отпуске был… Летом 2005-го… Ну сам знаешь… Типа любовь-морковь, вечная верность… Я думал – так, пройдет. Забуду ее, как всех прочих.
Капюшон таки свалился с его стриженой головы, но Вадим его поправлять не стал, а щелкнул зажигалкой, прикуривая влажную, пятнистую от тающих снежинок сигарету.
– В общем, она мне писала. Я ей. Договорились встретиться, подать заявление…
Он замолчал.
– Любовь-морковь, говоришь? – спросил Михаил. – Я думаю, это по-другому называется.
– Да это я так… У нас в роте так говорили. С ней, Миша, все серьезно было. Очень серьезно. Так что, когда все это… Когда началось, я все на хер бросил и рванул сюда, в Зону. В Херсон.
– Сочувствую. Там мало кто выжил.
– Да, – сказал Вадим жестко. – Мало кто. Можно сказать – никто. Но я ее нашел. Неживой, но нашел. В Мертвых Заводях. Слышал о таких, Сергеев?
Мертвых Заводей было много по всему пути Волны. Так называли места, куда волей причудливых течений сносило огромное количество тел. В каждом городе были свои Мертвые Заводи. Тысячи, а то и десятки тысяч распухших от воды и жары, разлагающихся трупов, которые невозможно было похоронить. Впрочем, их никто и не хоронил. И сейчас, спустя двенадцать лет, можно было набрести на огромные участки, из которых наверх торчали человеческие кости, еще не растасканные зверьем. Это и были бывшие Заводи – огромные братские могилы. Найти там кого-то…
Мертвые Заводи называли еще и Рачьими. Сергееву не хотелось вспоминать почему.
Он искоса взглянул на Вадима, огромные уши которого наливались алым от крепчающего к ночи мороза.
– Не смотри так, Миша, – попросил он. – Ты же знаешь, я нормальный…
По глубокому убеждению Сергеева, остаться нормальным, живя на Ничьей Земле, было нереально, но противоречить командиру коммандос он не стал.
– Я ее действительно нашел. По кольцу. Я ей дарил такое колечко, необычное. С нашими инициалами. Ее Викторией звали…
Сергеев невольно вздрогнул.
– …так что В и В, получалось. Такой вензель красивый, все переплетено.
Вадим вздохнул, тяжело и глубоко, и выпустил в воздух струю сигаретного дыма.
– Я ее неделю искал, думал, мозгами поеду… А когда нашел, там, Миша, кроме кольца узнавать было нечего. Я остался. Помогал, чем мог. Потом закрыли границы, ну когда пошли разговоры, что это была ракетная атака, типа диверсия. Мне тогда возвращаться в Россию совсем кисло стало, столько я тогда насмотрелся. Все эти заградотряды, белые каски, блядь, ревнители законности! Ясно стало, что тут я нужнее. Сколотил вокруг себя правильных ребят, что-то типа отряда охраны правопорядка, и начал патрулировать территории. И все было путем, пока мы не нарвались… И если бы не Равви!
Лязгнул утепленный прошитыми матами люк «хувера», и на мороз полез Мотл, похожий на киношного вампира, со своим белым пухом на черепе, безбровым лицом и красными, воспаленными глазами.
– Ох, как тут душно… – выговорил он хрипло, хватая губами летящий снег. – Надо проветрить.
– Ничего, Матвей, – отозвался Сергеев. – Проветрить – не натопить. Оставь люк открытым на минутку, и будешь зубами лязгать.
– Там твой Арафат доходит тихо. Ртом воздух хватает, аки рыбка, – Мотл встал на лед рядом с ними, поднял воротник дохи и уперся взглядом в бетонно-ледяной ансамбль разрушенной плотины. – М-да… Я и забыл уже, как это выглядит вблизи. Хотя бывал здесь, правда, зимой – в первый раз… Вон там, слева, отсюда не рассмотреть, на скалах большой круизный корабль. Раньше был, как новенький, издалека. Лет пять назад… Впечатляет, надо сказать…
За пеленой снегопада и сгустившейся вязкой тьмой рассмотреть что-либо было невозможно. Свет фар «хувера» казался тусклым и слабым, огромная стена плотины ощущалась в сумерках, как нависшая над ними угроза, весом в миллионы тонн.
– Заночуем здесь, – сказал Сергеев. – Ночью объезд не найти. Дай бог, чтобы он вообще существовал, этот объезд. Рельеф меняется ежегодно, от каждого ливня и особенно во время половодья. На крайний случай мы можем вернуться на три километра назад и уйти левее. Там объезд есть точно, только это на пятьдесят километров удлиняет путь.
– Прямо под плотиной ночевать? – удивился Матвей.
– Нет, конечно. То, что справа от нас, это остров. Основание – скальное. Есть места, где можно забиться в норку. Вадик, давай-ка, за руль и тихой сапой к скалам. Это там!
Михаил махнул рукой, указывая куда-то в темноту, которая подступала все ближе и ближе к корпусу катера.
– Там и проветримся, и перекусим, и заночуем. Рассвет у нас завтра, – Сергеев сверился с GPS, – в 5.22. Но это астрономический, еще ничего не видно. Выйти надо не позже 5.40, тогда развиднеется хоть чуть-чуть.
Он с сомнением оглянулся на густеющий, как сахарный сироп, снегопад. Если так же будет и утром – рассвет не поможет. А, похоже, к утру опять поднимется ветер, а ветер – это пурга.
– Если нам повезет, – продолжил он, чувствуя, как мороз начинает пощипывать лицо и мочки ушей, – если найдем дорогу за час, успеем еще кое-что сделать в городе, есть там у меня несколько тайничков с полезными вещицами. Не найдем – возвращаться не станем. Делать такой крюк нам не с руки.
«Хувер» они расположили в месте, где скальные выходы закрывали его с трех сторон. Со стороны реки оно вовсе не просматривалось, а берег острова нависал над ним, как козырек. Тут можно было спрятаться и средь бела дня, человек, не знающий особенности рельефа этих мест, запросто прошел бы в десяти метрах от их убежища, даже не заподозрив, что за этими валунами можно скрыть немаленьких размеров судно.
Плечо Али-Бабы пришлось заново перебинтовать. Рана не вскрылась, но покраснела, и от нее во все стороны, словно лучи, пролегли вспухшие, алые прожилки. Закончив перевязку, Сергеев вколол арабу антибиотик, смешанный с болеутоляющим. Вымотанный до крайности Али-Баба едва успел перекусить, на полный ужин его уже не хватило – он уснул, уронив голову на грудь прямо над пластиковым судком. Молчун помог Сергееву уложить его на носилки. Остальным пришлось спать сидя. Лежачие места в каюте предусмотрены не были.
Автономный отопитель Сергеев основательно прикрутил, и под утро, когда снаружи температура упала достаточно низко, внутри «хувера» было прохладно и дышалось довольно легко.
С рассветом снегопад утих. Забортный термометр показывал минус восемнадцать. Снег, а за ночь его выпало сантиметров тридцать, хрустел под ногами, как разгрызаемый сухарь. Замерзший, укрытый плотным белым покровом Днепр выглядел ровным, словно стол, застеленный белоснежной скатертью. Над рекой все так же висело низкое, беременное очередным снегопадом небо, и Сергеев подумал, что хоть в этом им повезло. Солнце и чистое небо были мечтой для систем спутникового наблюдения. А так спутники были слепы.
Сергеев помог Али-Бабе справить нужду в «утку», как сделал бы это для раненого товарища – не испытывая брезгливости, дал влажное полотенце, чтобы араб мог умыться, и вышел наружу.
Было так тихо, что казалось, слух утерян навсегда. Звуки падали на мягкую белую подушку и увязали в ней. Это была девственная зимняя тишина. В такой тишине трудно представить себе даже крик птицы или звериное сопение. Так молчат только безжизненный зимний лес и морские глубины. И четверо мужчин, что стояли около диковинного, похожего на бублик с кабиной, аппарата и молчали, были подавлены немотой окружающего мира. Совсем рядом, в нескольких километрах, по обе стороны заледеневшей реки, лежал мертвый город – некогда большой, промышленный, многолюдный, ныне давший пристанище нескольким сотням человек, постоянно ищущим пропитания, чтобы и дальше бороться за жизнь. Пока город был жив – была мертва тишина, но стоило городу превратиться в развалины, и великое молчание спящей в холода природы разлилось над окрестностями.
– И ни птица, ни рыба слезы не прольет, – продекламировал Мотл нараспев, стоя по колено в снегу, на краю уходящей во все стороны белой пустыни, – если сгинет с земли человеческий род. И весна, и весна встретит новый рассвет, не заметив, что нас уже нет…*
И пояснил, прокашлявшись – холодный воздух обжигал больную гортань, хотя его никто не спрашивал:
– Это я у Брэдбери вычитал.
– Не прольет, – сказал Вадим. – Ни птица, ни рыба… Всех изведем. А кого не изведем, тех съедим. Ох, блядь, какую землю просрали! И теперь она ничья. Никому на хер ненужная. И мы на ней никому на хер не нужны. Аминь!
Он присел, набрал полные ладони сухого, как пепел, снега и растер себе лицо, стриженую круглую голову и оттопыренные уши-локаторы. Комочки снега повисли у него на ресницах и бровях, застряли в смешном «ежике» на макушке.
Еще пять лет назад Сергеев не рискнул бы умыться снегом, не проверив, не фонит ли он, но сейчас без колебаний опустился на корточки рядом с Вадиком и тоже умылся. Чуть погодя, то же самое сделал и Молчун, а после некоторого колебания и Матвей, побаивающийся холода.
Двигатель «хувера» завелся с натугой, со второго оборота ключа, потрещал, прогреваясь, и вышел на режим, огласив окрестности ровным гудением тяговых винтов. Снег с шуршанием сошел с «юбки», слетел с кабины длинным туманным шлейфом. Катер выбрался из своего скального убежища и, выдувая во все стороны белые облака, заскользил к правому берегу.
Около семи утра они нашли подъем наверх и через тридцать минут уже ехали по улице, некогда бывшей главной в этом городе.
Поселение Плотины оказалось пустым.
Там, где дорога выбиралась на склон, «хувер», кряхтя, как немощный старик, перебрался через завалы битого кирпича и бетонной крошки и уткнулся в баррикаду из плит, ржавого металла и блоков. Баррикада была построена хитро: справа, вплотную к массивной стене, можно было открыть проход и пропустить гостей внутрь. Это был единственный нормальный вход на центральную площадь – его еще называли Бутылочным Горлом. Остальные улицы были трудно преодолимы из-за завалов и мин, расставленных колонистами.
Здесь всегда, а Сергеев знал здешние порядки хорошо, так как останавливался на ночлег много раз, был пост – минимум пять человек, охранявших баррикаду и днем и ночью.
Сейчас же не было никого.
Вадик, а вслед за ним и Сергеев спрыгнули с бортов на утрамбованный ветром снег. Молчун, силуэт которого едва виднелся через лобовое стекло, завис над рычагами управления «хувером», Матвей со снятым с предохранителя автоматом застыл на корточках у люка. Винты катера продолжали молотить морозный воздух: их мерное гудение и клекот мотора создавали впечатление, что где-то рядом находится огромный улей со встревоженным роем внутри. Звук был неприятным и низким – от него начинали чесаться зубы.
За баррикадой стало понятно, что недавно здесь шел бой, а когда Михаил увидел площадь, посеченную взрывами гранат, дома, покрытые жирными потеками копоти, оспины от пулевых попаданий вокруг окон, то понял, что бой был длинный и кровопролитный.
Кто атаковал Плотину было непонятно, но не миротворцы и не регулярные российские войска! Миротворцы и россияне, имей они повод и желание разогнать колонистов, обязательно бы задействовали бронетехнику и вертолеты – это вовсе не хлопотно, а, наоборот, эффективно и ускоряет процесс.
Здесь же шли стенка на стенку – со стрелковым оружием в руках. Одни пытались защищать каждую пядь земли поселения, другие штурмовали лагерь – грамотно и жестоко. Оценить всю картину было сложно – слой снега скрыл стреляные гильзы, трубы использованных гранатометов, пустые «рожки» и пролитую кровь, но и Сергеев, и его напарник знали, что здесь убивали и умирали. Горели, чадя, скаты, приспособленные под клумбы на лето, – они стояли под стенами всех жилых домов. Летела в разные стороны крошка, выбитая из стен автоматными очередями, звонко взрывались на брусчатке ручные гранаты, хлопали подствольники, забрасывая в окна и дверные проемы несущие смерть цилиндры…
Двигаясь перебежками и по очереди прикрывая друг друга, они пересекли площадь и нырнули в развороченные двери одного из домов, в котором до потопа был кинотеатр – на фасаде сохранились каркасы неоновых букв: «Звездный».
Двенадцать лет назад здесь показывали кино, ели попкорн и мороженое, целовались в зале, на последних рядах. По стенам фойе были развешаны рекламные плакаты, в перерывах между сеансами играла музыка и шипел паром кофейный автомат за стойкой бара.
Сейчас же тут висел запах гари – тяжелая, гнусная вонь, которой пропитались все стены. На полу фойе валялись сотни гильз, виднелись темные замерзшие потеки…
Они остановились перед входом в бывший зрительный зал, и Вадим сказал в микрофон рации:
– Что там у вас?
– Все тихо, – отозвался Мотл. – Двигатели не глушим. А у вас?
– Хреново, Матвей! Пока ни живых, ни мертвых, но молотиловка здесь была недетская. Так что расслабляться рано.
Вадик опустил руку с уоки-токи, посмотрел на Сергеева и покачал головой – ему явно было неуютно. И Михаилу пришло в голову, что командир головорезов Бондарева в глубине души просто боится идти дальше, боится того, что может ждать его в темном зале, за прикрытыми неплотно, словно пасть оскалившегося хищника, двустворчатыми дверями. Ведь не супермен этот парень, нормальный мужик, чуть за тридцать, со своими комплексами, страхами и горькими воспоминаниями, которые он тщательно прячет от посторонних глаз. Не машина для убийства, а ломанный обстоятельствами человек, способный, как и все, бояться, сомневаться и сопереживать.
Сергеев сделал предостерегающий жест (Вадим, чтобы скрыть неуверенность, явно собирался влететь вовнутрь лихим кавалеристским наскоком) и проверил осторожно, нет ли на массивных деревянных ручках «растяжек». Опыт городских боев у Михаила был все же побольше, в конце концов, кто на что учился.
«Растяжек» не было ни на ручках, ни вверху двери, ни на косяках – дверь не минировали. Сергеев толкнул тяжелое деревянное полотно, и одна из створок, издавая противный, почти ультразвуковой визг закисшими петлями, медленно отошла в сторону.
В зале было темно. Серое пятно света, пробившегося через фойе, упало на пол у входа, высветив щербатый бетонный пол, с которого давным-давно содрали истлевший от влаги ковролин. Но дальше не было видно ровным счетом ничего.
В зале кто-то был: Михаил слышал дыхание. Справа. Да, недалеко – метров десять от входа. И еще один – по центру.
Сергеев посмотрел на Вадима, чтобы убедиться, что он тоже слышит эти звуки, встретился с ним глазами и отрицательно покачал головой.
Маскироваться не имело смысла – визг открывающихся дверей уже выдал их с головой. Да и топотали они, перебегая через фойе, словно табун лошадей. Но и становиться мишенью, возникая в освещенном проеме, было бы глупо – словно повесить на грудь бумажную мишень.
Тот, кто сейчас находился в темном зале, ждал от них ошибки. Он мог присесть между рядами, наведя на двери автомат, мог слиться со стеной, замереть в тени, держа оружие наготове, но, если на нем нет очков ночного видения, стрелять он станет только тогда, когда увидит их на фоне серого прямоугольника, наверняка.
Вадик едва слышно чмокнул губами, привлекая внимание Сергеева, и показал ему лежащее на ладони зеленое яйцо светошумовой гранаты. Идея была хороша – особенно если противник щеголял в «тепловизорах», но ведь существовала и вероятность того, что там, в зале, не противник, а кто-то из уцелевших колонистов. Во всяком случае, у Сергеева была такая надежда, хоть и слабая, но была.
– Есть тут кто-нибудь? – громко спросил Сергеев, предусмотрительно отодвинувшись подальше от дверного проема. – Отзовитесь!
Тишина. Потом звук, будто бы кто-то перебежал с место на место, такой дробный глуховатый звук, похожий на топот большого ежа.
– Не бойтесь! – крикнул Вадик, не высовываясь. – Выходите на свет!
– Не бойтесь! – повторил Михаил. – Это я, Сергеев! Вы меня помните? Я был здесь много раз!
Опять непонятное топотание, а потом что-то большое и тяжелое упало на пол, вернее, не упало, а завалилось мягко, словно опрокинулся мешок с сахаром.
– Скажите, кто вы?! – голос у Вадика был командирский, зычный, что особенно было слышно в гулком пустом помещении. – Кто здесь?
Теперь во тьме возник неприятный шуршащий звук, как будто бы что-то волокли по бетону, и вместе с ним стало слышно какое-то цоканье. И эти звуки приближались.
Сергеев почувствовал, как зашевелились волосы у него на затылке, причем не в переносном, а в самом прямом смысле этого слова. Судя по тому, как сжались в нитку губы Вадима, ему тоже стало не по себе. Секунды начали растягиваться, превращая происходящее в фантасмагорию, сердце отбивало ритм.
Шедший по проходу между рядами что-то волочил за собой. И находился он совсем близко – может быть, метров пять, а может быть, и менее. Определиться точнее мешало эхо, бродившее под высокими потолками.
В руках у Вадима вместо гранаты оказался фальш-веер, а Сергеев перехватил автомат поудобнее и выдохнул в морозный воздух облачко белесого пара, зависшее в воздухе.
Еще ближе…
Словно толпа гномов тащила по полу дохлую змею.
Сергеев боковым зрением увидел, как двинулась вниз рука напарника, дергающая запальный шнур, и предусмотрительно отвел глаза в сторону. Фальш-веер вспыхнул красным, ярким пламенем, залившим неестественным светом вестибюль – длинные тени колонн рухнули на замусоренные полы, заметались и потекли к выходу черными реками, мигнул и изрыгнул из себя фонтан слепящего, искристого огня вперемешку с неправдоподобно густым дымом.
Ловко вывернув локоть, Вадим швырнул трубку фальш-веера внутрь зала и, словно из шляпы фокусника, неуловимым движением вытащил из пустоты свой АКМ.
Выстоять против отряда кубинцев из семнадцати человек уже само по себе было бы чудом. А выстоять против специально подготовленных кубинцев, прекрасно ориентирующихся на месте, имея по три «рожка» на нос и россыпь патронов к двум карабинам, было задачей фантастической. Были еще два облезлых ТТ, но пистолеты сейчас можно было не учитывать. Вот когда патроны кончатся, тогда…
Что будет тогда Сергеев не стал додумывать. Отбросил печальные мысли в сторону. А были они печальны, так как один «рожок» из трех был уже пуст, вражеская пуля оцарапала ему щеку, Кручинин стрелял практически наугад, и невидимые в чаще тропического леса гебешники всего за два часа, потеряв трех человек, прижали их к морю.
Уроженцы Кубы, вообще, прекрасные вояки! Кто не верит, может справиться в Африке – есть масса людей, готовых это подтвердить, и в Мозамбике, и в Анголе, и в Центрально-Африканской Республике. Список при желании можно было продолжить. Но зарывшемуся в еще сырой и свалявшийся от утренней росы песок Михаилу делать этого не хотелось.
Теперь их было четырнадцать – сытых, спокойных солдат, привычных к травле человека. Они были выдрессированы на это, как и их собаки с наследственностью настоящих убийц. Благо из двух псов в живых остался только один, но Сергеев, знавший цену бразильеро, так и ждал, когда из кустов покажется оскаленная морда еще одного «охотника на рабов», чтобы всадить в нее пулю. Собака была противником не менее опасным, чем солдаты, а может быть, даже и более.
Солнце начинало пригревать. За спиной плескались синие, как на картинке, волны. Ветер, дующий с моря, крепчал с каждой минутой и обещал превратиться в шторм или, по крайней мере, нагнать высокую волну. Вода, еще несколько часов назад гладкая, как глаженая простыня, покрылась белыми барашками. Иногда над прибрежной полосой несло кусок сорванной пены и мелкую водяную пыль.
Здесь, на берегу, запах джунглей и отдаленная вонь мангрового болота не ощущались совсем. Пахло морем, солью и еще той таинственной субстанцией, которой пахнет ветер, пришедший с необозримых водных просторов, – какой-то первородной свежестью.
Кубинцы засели в джунглях и из лесу носа не казали, хотя могли, конечно, разобраться с двумя русскими за несколько минут. Наверное, избегали прямого огневого контакта, при котором потери неизбежны, и так в первые двадцать минут боя Сергеев подстрелил троих.
Так, из засады, воевать было легче. Спрятавшись в густом кустарнике, который окаймлял пляж зеленой кудрявой бородкой, они лениво постреливали в сторону противника, явно ожидая подмоги с моря или с воздуха. Сергеев с Кручининым, лежащие задами вверх на белом, как снег песке, в тени трех развесистых пальм, с воды были видны как на ладони, и подошедший пограничный катер означал для них стопроцентную смерть.
Заметив движение в кустах, Сергеев повел стволом карабина и отправил «в молоко» еще одну пулю. Из джунглей выстрелили в ответ, скупо и прицельно, трехпатронной очередью, выдававшей с головой армейский навык стрелявшего. Впрочем, и без этого давно было понятно, что за ними отправили коммандос, а не кабинетных работников. Пули легли кучно, в песок перед импровизированным окопчиком Сергеева и швырнули кварцитовую пыль ему в лицо.
– Кранты нам, Миша, – выговорил Кручинин, повернув к нему бледное, как у покойника лицо, с синими, словно накрашенными, веками. – Они нас и выцарапывать не будут – подождут катер.
– Или вертолет, – согласился Сергеев.
– Хрен, а не вертолет, – Кручинин попытался сплюнуть, но слюны у него не было, и он вместо плевка только смешно шлепнул губами. – Нет у них сейчас вертолетов. Или запчасти ждут, или деньги экономят. Был бы вертолет – уже давно бы нам пиз…ц приснился. Тут лету всего ничего. Я эти места знаю. Катер ждут. И не спешат, суки! Видят, что никуда не денемся!
Михаил протянул ему свою флягу. Воду он успел набрать еще вечером из небольшого бочажка за развалинами, с которого начинался ручей, исчезающий в лесной чаще. Она была вкусной и прозрачной просто необычайно.
Саша посмотрел на него с благодарностью и припал к горлышку, глотая шумно и с жадностью. Лоб его сразу покрылся испариной, а синева выступила и вокруг губ и носа.
– Может, давай я тебя прикрою, – предложил Кручинин, отдышавшись после питья. – А ты попробуешь через болото? А? Тут и бежать не надо: ползи себе потихоньку! Отсидишься…
– А дальше? – спросил Сергеев, разыскивая глазами шевеления в чаще, чтобы попробовать еще раз сделать прицельный выстрел. – Сколько я буду сидеть в этом болоте? День? Два? Неделю? Месяц? Ты мое колено видел?
– Видел, – сказал Кручинин и быстро-быстро задышал, что должно было означать смех. – У меня яйца больше, чем твое колено!
– Да, – согласился Михаил. – И с таким коленом, как у меня, и с такими яйцами, как у тебя, особо не побегаешь!
– Умка. – Сергеев не поверил своим глазам: Кручинин, обессиленный, умирающий от лихорадки, пахнущий гангреной и смертью, улыбался, растянув запекшиеся губы. – Слышишь, Умка, а они нас бздят даже таких! Они б за нами и армию отправили, если б надо было!
– За секретом своим, Саша, за секретом они бы и армию отправили. На нас им плевать.
Он снова вспомнил торжествующий взгляд Рауля в гостиничном номере, полный саквояж наличных – кто-то из ребят говорил, что в такой чемодан помещаются три с половиной миллиона, простреленную голову Нуньеса, гнилозубую улыбку Чичо, держащего в руках ржавые «крокодилы», Кручинина, с хрустом и чавканьем вгрызающегося к нему в горло, и горящую машину на лесной дороге…
– Никогда не думал, что умру на таком шикарном пляже, – сказал Кручинин, прижимая к груди ложе карабина. – Я знал, что не в постели помру, мало кто из наших до такого дожил… Но чтобы на курорте! И в мечтах не было.
Он вздохнул с нехорошим посвистом, и капля пота скатилась по носу, чтобы зависнуть на верхней губе.
– Я в детстве и на море почти не был.
– А я был. – Сергеев тоже отхлебнул из фляги. – Почти каждый год был. Мои только последние лет пять постоянно мотались по заграницам и то, как отпуск, так брали меня и на море. Отец Сочи любил. А мама – Крым.
– А я своих не помню.
– Детдом? – спросил Михаил.
Кручинин кивнул.
– Ага. Только специальный. Там не просто дети были, а… В общем… Мне награды родителей отдали, когда я спецшколу закончил. Мать – орден Красного Знамени, а у отца – Звезда Героя.
– А?… – попытался спросить Сергеев, но Сашка только покачал головой:
– Не знаю за что. Засекречено все на пятьдесят лет. Наверное, и не узнаю теперь.
С моря донесся отдаленный гул, низкий и мощный. Он был почти не слышен за свистом ветра в кроне пальм и шумом набегающих на берег волн.
– Ну, вот! – сказал Кручинин просто. – Пора умирать, Умка!
Сергеев оскалился и пересчитал патроны. Восемнадцать для СКС и две полных обоймы для АК. Две гранаты – наши родные «феньки». Плюс ТТ. Не густо. Интересно, а на катере есть пулемет?
Судно появилось не со стороны Гаваны, а из-за мыса справа от них, вгрызающегося далеко в море. Как ни странно, шум моторов затих, хотя ветер дул с моря, зато стало видно небольшую, на первый взгляд, черточку прыгавшую по волнам.
И тут же над деревьями, вспоров голубизну неба дымной чертой, вспорхнула красная ракета. Спустя секунду в воздух взмыла еще одна.
Сергеев несколько раз выстрелил в джунгли со злости, не пытаясь ни в кого попасть. Оттуда даже не стали стрелять в ответ.
Катер уже резал волну поперек, несся к берегу на сумасшедшей скорости, взлетая над водой и снова рушась вниз, оставляя за собой пенный след – в воздухе за ним висело хорошо видимое облако мелкой водяной пыли.
Сергеев был готов зубами заскрежетать от бессилия. На безупречной песчаной полосе они были, словно мухи, прилипшие к клейкой ленте. Деваться было решительно некуда. И он с Кручинным, и те, кто ждал в зелени прибрежного леса, это знали. Перед его глазами, выставив вперед боевую клешню, проковылял крупный песчаный краб, перевалил через песчаные холмики, оставленные пулями, и скрылся за сухим пальмовым листом.
Катер шел ходко, вырастал на глазах, и жить им оставалось ровно столько, сколько понадобится шкиперу, чтобы развернуться к пляжу бортом, а стрелкам поймать их в прицельную рамку кормового пулемета.
– Прикрой меня, – приказал Сергеев и, развернувшись, ужом переполз на несколько метров – здесь небольшой песчаный холмик закрывал его от стрелков из леса, а сам он мог вести огонь по побережью.
Судно было уже метрах в двухстах от берега и продолжало идти полным ходом, но шкипер, наверно предполагающий, что за «комитет по встрече» может его ожидать, менял галсы, бросая лодку из стороны в сторону. Будь у Михаила не две обоймы, а больше, этот маневр помог бы хитрому мариману, как мертвому припарка, но человек предполагает, а Бог располагает, и Сергеев мог только следить, как приближается к берегу их смерть, ловя целиком длинный, веретенообразный силуэт.
Правда, бросалось в глаза некоторое несоответствие – больно хорош для этих мест был приближающийся катер. На глаз было трудно оценить его длину, но все же она составляла не менее десяти метров. Просторный кокпит был закрыт достаточно высоким, округлым ветровым стеклом, и, Сергеев готов был поклясться, что в тот момент, когда судно зарывалось носом в волну, становилась видна отделанная деревом носовая палуба. Михаил видел такие суденышки в портах Майами и Барселоны, оснащенные двумя двигателями сил по двести пятьдесят, с тиковыми панелями, холодильниками, телевизорами и прочими атрибутами красивой жизни в просторных каютах. Но здесь и сейчас такой катер просто не мог появиться, а уж тем более с такой миссией. Ему полагалось с шипением резать морскую гладь у берегов Киклад или гоняться наперегонки с ветром вблизи Ямайки. Но, для того чтобы это судно, стоимостью под двести тысяч баксов, оказалось здесь, у берегов давно и безвозвратно социалистической Кубы, нужна была машина времени.
Сто метров.
В уши уже бил рев лодочных моторов, слышны были удары волн в реданы. Сергеев лихорадочно соображал, что, собственно говоря, происходит, но автомат все же не опускал.
Второй катер появился со стороны Гаваны – он выскочил из-за восточной оконечности мыса, там, где море было отделено от болот узкой полоской леса. Его ход казался гораздо менее быстрым, но расстояние, которое ему нужно было пройти до пляжа, составляло едва ли треть расстояния, которое преодолел приблизившийся к ним вплотную скоростной красавец. Выглядел он более привычным для этих вод – неуклюжий, похожий на рыбацкий бот, с квадратной остекленной кабиной и открытым баком, на котором суетились несколько человек в зеленой одежде. Сергеев даже рассмотрел стоящий на турели крупнокалиберный пулемет.
Он опять перевел взгляд на веретенообразный катер, который был готов выскочить брюхом на песчаную полосу, и в этот момент шкипер положил судно на борт настолько резко, что лодка легла на борт, показав Сергееву киль, часть днища и бешено вращающийся в воздухе винт.
Вода взлетела в воздух, как снег из-под лыж тормозящего на полном ходу слаломиста. Звук моторов качнулся, словно в стереоколонках, шкипер врубил реверс, и катер сел на корму, как будто бы наездник на скаку осадил лошадь.
И в тот же момент, удерживая равновесие с ловкостью циркового канатоходца, на борту появился Мангуст – в бриджах и «гавайке» навыпуск и с неуклюжим ММ-1 в руках.
«Бред! – подумал Сергеев. – Горячечный бред. Я болен. У меня малярия».
Он впервые в жизни понял, что писатель, придумавший выражение «и челюсть у него отвалилась…», знал в своем деле толк.
А потом неуклюжий, с огромным барабаном гранатомет плюнул огнем, и граната, вспоров воздух над пляжем, нырнула прямо в джунгли. Взрыв был достаточно громким, а крик, который раздался из кустов, скрывающих преследователей, – просто истошным.
– На борт! – заорал хрипло и весело Мангуст. – На борт, блядь!
Вторая граната ушла в заросли, прошелестев над головой Сергеева. Мангуста отдачей чуть не сбросило в кокпит, но он удержался и шарахнул по позициям преследователей третий раз.
В ответ из джунглей хлестнули автоматы. Но Михаил, ошалевший и почему-то радостный, как ребенок, играющий в казаков-разбойников, забыв про колено, уже волок Кручинина к спасительному катеру с грацией умирающего Паниковского.
Мангуст бил из гранатомета, как машина, управляемая компьютером, не обращая ровным счетом никакого внимания на свистящие вокруг пули – гранаты ложились именно туда, где скрывались стрелки. Очередь простучала по дюралю борта, вторая прошлепала по воде.
Дно ушло у Сергеева из-под ног, он отшвырнул автомат, перехватил Сашку левой рукой под горло и поплыл, отчаянно загребая воду правой.
– Шевелись! – голос Мангуста перекрывал стрельбу. – Шевелись, Умка!
С подходящего пограничного бота по ним ударил неприцельно тяжелый пулемет. Свинцовый шквал пронесся над головами, срезая кроны с пальм и расщепив ствол одной из них до половины. Целиться пограничникам мешало волнение.
Веревочный шторм-трап, тяжелый, как контейнер, Кручинин, скользкий борт…
Когда Мангуст рванул на себя рукоять тяги, Сергеев полетел назад кубарем, едва не свернув шею. Катер стал на винты, разворачиваясь на одном месте. С берега ударили в несколько стволов – одна из пуль продырявила ветровое стекло, одна отрикошетировала от металлической стойки.
– Дум, дум, дум, дум! – загудел крупным калибром станковый пулемет, но очередь легла с недолетом и только потом пошла на зависший над водой и во времени катер.
Фонтаны от тяжелых пуль мало походили на всплески от пуль автоматных.
Сергеев видел, как приближается к ним череда маленьких гейзеров, и успел подумать, что на корме у пограничников установлен не пулемет, а авиационная пушка и такими снарядами сбивают низколетящие бронированные штурмовики, а штурмовик – не то что катер! Катер просто на щепу разнесет!
А потом их лодка, встав на струю, прыгнула вперед. В грудь Сергееву, выбивая из него остатки дыхания, врезался заскользивший по салону тяжеленный гранатомет.
Михаил попытался встать, но ноги разъезжались, как у новорожденного теленка, и колено, о котором он в горячке умудрился забыть, напомнило о себе так, что он сверзился между шикарными сиденьями и больно ударился затылком об обшивку. Он зашипел от удара, повернулся и уткнулся в белые, закатившиеся глаза Кручинина и его открытый в каком-то демоническом хохоте рот, похожий на запекшуюся рану, с торчащими из нее осколками зубов.
Ухватившись за пухлую спинку кресла, Сергеев умудрился встать и поднять гранатомет. Ветер, прорвавшийся через наполовину рассыпавшееся лобовое стекло, ударил в него, как подушкой. Мангуст оглянулся через плечо, глаза сверкнули из-за развевающегося воротника несерьезной «гавайки».
Катер пограничников был в пятидесяти метрах от них и разворачивался бортом, давая возможность расчету вести прицельный огонь. Сергеев не стал проверять барабан гранатомета, полагаясь на интуицию и память: Мангуст стрелял не более шести раз, а «эмка» двенадцатизарядная.
Отдача у этой ручной пушки была такая, что, не опирайся Сергеев на сиденье, упал бы наверняка. Как Мангуст вел огонь с борта качающегося на волне катера и при этом не нырнул в воду, было загадкой, но и сам Мангуст был загадкой, так что удивляться не приходилось. Граната легла с недолетом, подняв небольшой столб воды. Взяв выше, Михаил опять промазал – на этот раз рвануло метрах в тридцати за катером противника, расчет которого уже поворачивал ствол пулемета в сторону их судна, набирающего ход.
«Три!» – сказал Сергеев про себя, мысленно прочерчивая траекторию гранаты.
Легло с перелетом, но совсем небольшим – пулеметчиков окатило водой, длинный ствол ПКТ качнулся в сторону и вверх, и с ним вместе в воздух ушла очередь.
– Дум, дум, дум!
Михаил, чуть опустив ствол, чтобы занизить линию прицеливания, выстрелил два раза подряд. Первая граната легла у самого борта пограничного катера, чувствительно тряхнув противника, а вторая через полсекунды влетела в рубку сквозь стекла и разорвалась там, превращая в фарш все живое на небольшом судне. Куски корабельной фанеры взлетели вверх в столбе дыма и пламени, потерявшее управление судно закрутилось на месте, как собака, играющая с собственным хвостом.
Не веря в собственную удачу, Сергеев завалился в кожаное кресло и, оглянувшись, увидел за кильватерной струей белую ленту пляжа, дымящуюся стену джунглей, обезглавленные пальмы и маленькие фигурки, бегущие к морю и стрелявшие на ходу.
Катер вырвался в открытое море – стремительный, мощный и неудержимый. Здесь волна разгулялась не на шутку, Мангуст мастерски работал рулем и резал волну в три четверти, но все равно огромное судно прыгало на особо крупных гребнях с легкостью молодой козочки, только вот удар о воду при приводнении был такой, что лязгали челюсти.
«Почему он не сбрасывает газ?» – подумал Сергеев, глядя на сгорбленную над рулевым колесом спину Мангуста. – Мы же ушли… Мы же почти в безопасности…
Но когда он встал, жмурясь от плотного, как поток воды, набегающего воздуха, стало понятно, почему Мангуст несется со всей возможной скоростью.
Надежно отсекая их от нейтральных вод, не далее чем в кабельтове, шли, вздымая высокие буруны, два торпедных катера, гордо несущих на корме флаги социалистической Кубы.
Назад: Глава 11
На главную: Предисловие
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий