Дети Капища

Книга: Дети Капища
Назад: Глава 10
Дальше: Глава 12

Глава 11

Первым за рычаги сел Вадим.
Управление «хувером» здорово напоминало управление БТР – рычаги и педали ведали распределением тяги от могучих вентиляторов, нагнетающих воздух под «юбку» судна. Сначала машина пошла боком, но Вадик быстро приноровился и выровнял «хувер», который уверенно заскользил над поверхностью.
– Левее, – сказал Сергеев, – левее и потом вниз, по лощине.
В кабине было жарко. Что-что, а автономная печка работала на славу, наполняя тесный салон запахом сауны. И еще было тесно. И это обстоятельство, учитывая предстоящий долгий путь, грозило стать самой большой неприятностью.
Грузовой отсек был полностью занят канистрами с топливом и небольшой частью амуниции – одно название: грузовой отсек. На самом деле места в нем было совсем немного. Несколько канистр и оставшуюся амуницию грузили в салон, потом поверх нее расположили носилки с Али-Бабой. Оружие положили навалом, между креслами, только цинки с патронами и несколько гранатометов, которым не нашлось места внутри, занайтовали по бокам кабины, снаружи, прочными брезентовыми ремнями.
За стеклами вьюжило. Видимость была никудышная. Щетки стеклоочистителей елозили по налипающему на стекла густому, как сметана, снегу. Сергеев подумал о том, что если метель не стихнет к ночи, то от залепленных снегом фар будет мало толку.
«Хувер» скользнул по стоящему стеной сухому камышу, с хрустом и шорохом приминая коричневые стебли. Ловко проскочил между остовом сгоревшего автобуса и огромным бетонным валуном и под веселый матерок Вадима лихо пошел по склону вниз, к реке, виляя, как слаломист на дистанции.
– Ты полегче, – попросил Мотл с заднего сиденья. – Раненый слетит!
Действительно, мотыляло «хувер» беспощадно. Молчун вцепился в кресло двумя руками, да так, что косточки побелели.
– Минуточку! – Вадим сработал рычагами в противоход, машина послушно пошла под девяносто градусов, подскочила на земляном валу, пролегавшем поперек лощины, и вылетела на лед, кружась, как пущенный опытной рукой «фрисби».
– Есть! – воскликнул Вадик с совершенно детскими интонациями в голосе. – Ух, классная штука!
Сзади раздался стон Али-Бабы. Он вцепился в носилки похлеще, чем Молчун в кресло, и был бледен, как полотно. Ему, лежащему, приходилось хуже, чем всем. А если еще учесть ранения…
– Теперь прямо, – скомандовал Сергеев. – Держи вот на ту вышку линии электропередачи.
Напоминающая скульптуру больного абстракциониста, сломанная и перекрученная ферма располагалась метрах в ста на северо-запад, практически на пределе видимости, – доехать до нее оказалось минутным делом. Дальше кружащийся снег образовывал сплошную стену, и никаких ориентиров не стало видно. Вести машину по гладкому льду было удовольствием, но делать это надо было по карте и GPS – другого пути просто не было.
Сергеев вставил GPS в самодельный держатель на приборной доске и включил маршрутизатор. Из двенадцати спутников, требуемых для точной локализации местонахождения, прибор «нащупал» только пять, следовательно, и точность была соответствующая – плюс-минус двадцать пять метров.
– Ты не лихачь, – попросил Михаил. – Осторожно поезжай. Пошел по точкам.
Высокий берег, откуда они только что спустились, бесследно исчез в белой мгле.
Днепр лежал перед ними скованный льдом. Он был совсем не таким широким, каким помнил его Сергеев, гораздо уже, но все равно он был могуч. Теперь из его заснеженного чрева острова выступали, как древние крепости, вознося высоко вверх свои гранитные берега. Деревья, некогда росшие у самой воды, нависали над обрывами, и их беспорядочные, как запутанная пряжа, корни мерзлой бахромой спадали вниз, не в силах дотянуться до тверди.
Двигатель «хувера» работал ровно, без сбоев, но шумновато – постоянный низкочастотный гул наполнял кабину и вызывал вибрацию в костях, напоминавшую зуд.
Лед под «юбкой» судна был относительно гладким – поверхность замерзала при безветрии, но пурга наметала поперек русла толстые снежные «языки» и обзор оставлял желать лучшего, так что опасность налететь на торос или на торчащее изо льда препятствие оставалась.
– Следи за оборотами, Вадик, – предупредил Сергеев еще раз. – Будет обидно, если запорем моторы.
Тот молча кивнул и бросил быстрый взгляд на приборную доску.
От жары его большие, как у лисички-фенека, уши раскраснелись и торчали в стороны локаторами. На лице был написан нескрываемый восторг: командир штурмового отряда Равви был счастлив, словно мальчишка, которому отец впервые дал подержать руль автомобиля.
Молчун же, наоборот, сидел насупившись и внимательно, с ревностью, наблюдал за тем, как Вадим ведет «хувер» сквозь снежную пелену.
Сергеев, обернувшись, потрепал его по колену.
– Успеешь еще. Дорога длинная, – сказал он вполголоса. – И на твою долю достанется.
Судя по выражению лица, Молчун хотел было улыбнуться в ответ, но счел это не подобающим взрослому человеку поведением, а потому только с достоинством кивнул.
Матвею от жары было не по себе, он дышал тяжело, с присвистом. Крупные капли пота катились по его голове, покрытой непонятным белесым пухом, и, миновав место, где когда-то были брови, сбегали по щекам за ворот расстегнутой фланелевой рубахи.
Али-Бабе же было плохо еще и от тряски. По-хорошему, ему надо было еще дня три-четыре лежать на больничной койке, но раны не гноились, даже начали затягиваться, и сам он настаивал на том, чтобы поскорее пуститься в путь.
Тимур Красавицкий, конечно, возражал, но вынужденно сдался – в конце концов, каждый выбирает себе смерть по вкусу. Но похоже, что араб уже пожалел о своем решении. Был он болезненно бледен, с темными кругами под глазами, заметными даже на фоне оливковой кожи, кривился от каждой встряски и даже закусывал губу на особо больших ухабах. Но больше не стонал, явно стесняясь своей слабости.
Почти три с половиной часа они продвигались по руслу без особых проблем, если не считать объезд по узкой береговой линии развалин железнодорожного моста и ржавых остовов вагонов, торчащих изо льда. На обрывистых берегах никаких следов моста не было и в помине. Скорее всего, и вагоны, и искореженные фермы пролетов принесло Волной, протащив много километров. Выглядело все так, словно кто-то швырнул поперек реки остатки гигантского конструктора и растоптал их в ярости. Стальные конструкции, обросшие сосульками, были похожи на причудливые скульптуры из металла, вагоны же смотрелись как кубики, рассыпанные в беспорядке. Один из них, стоящий торцом, напоминал занесенный снегом обелиск – висели в воздухе на согнутой оси колеса, на вмятом, некогда серо-стальном борту виднелась надпись «СТОЛИЧ»… Дальше ничего разобрать было нельзя – из-под облупившейся краски лез наружу ржавый, порванный металл.
Еще им пришлось объезжать пороги.
Сергеев знал, что таких препятствий впереди будет много – обмелевшая река с удовольствием показывала каменные зубы, более трех четвертей века скрывавшиеся под водой. Но все равно, когда из белого мельтешения вьюги выступили гранитные валуны, почувствовал себя неуютно.
На этот раз им повезло: проход нашелся справа. В этом месте река вымыла себе дорогу, обрушив и унеся стремительным потоком часть берега. Обрыв защищал «хувер» от пронзительного ветра и снежной круговерти, лед под ними был чист, черен и прозрачен. И, скорее всего, тонок, во всяком случае гораздо тоньше, чем в местах, где стремнины не было. Под темной поверхностью катились на юг сотни тонн холодной воды, неслись со скоростью курьерского поезда, неторопливо перекатывались над глубинами, опять летели вскачь и, уставшие, уже неспешно вливались в отравленные, безжизненные воды Черного моря.
Через три с половиной часа они остановились и сверились по GPS. Результат оказался не таким уж и плохим. Им удалось пройти почти шестьдесят километров по маршрутизатору и немногим более пятидесяти верст реального пути. Один из баков по левому борту, если верить датчикам, был почти пуст, второй, расположенный симметрично по борту правому, – пуст наполовину. Вторая пара баков была полна. Расход топлива оказался меньше ожидаемого, но все равно немалым, хотя, по сергеевским расчетам, горючего на дорогу должно хватить вполне, а если повезет, то для обратного пути надо будет добавить всего литров сто.
– Меняемся, – приказал Сергеев, складывая карту. – Вадик, давай назад, к Матвею. Молчун, садись рядом, стажироваться будешь.
Он оглянулся.
– Мотл, ты как?
– Бывало лучше, Миша, – отозвался Подольский.
Потеть он не перестал, но дыхание выровнял и сейчас сидел на корточках возле носилок Али-Бабы, проверяя повязки. Тот смотрел на Мотла глазами джейрана и молчал, закусив губу.
«Так и закладываются основы интернациональной дружбы, – подумал Сергеев с некоторой долей черного юмора. – И гуманность побеждает вековую вражду. Это радует, особенно если вспомнить, что устроил этот сын пустыни на рейсе „Эль Аля“».
Но Матвей об этом не знал, и Вадим об этом не знал. И сообщать им подробности того давнишнего и кровавого случая в планы Сергеева не входило. Как и о роли беспомощного нынче Али-Бабы в том теракте на борту израильского самолета. Запаса гуманности у его попутчиков могло бы и не хватить.
– Ничего страшного, – доложил Мотл, завершив осмотр. – Больно ему, конечно, но раны не открылись. Слушай, Али, – обратился он к арабу на английском, с ужасающим акцентом (но речь была вполне доступна для понимания и даже похожа на разговорную). – Придется потерпеть. Я дам тебе несколько таблеток анальгетика, будет легче.
Али-Баба, за головой которого «Моссад» охотился добрых десять лет, принял обезболивающие таблетки с ладони еврея Подольского и жадно запил их водой из пластиковой бутылки.
Сергеев занял место водителя. Оно было поудобнее, чем в БТРе, но орудовать двумя педалями и двумя рычагами во время многочасового пути было сомнительным удовольствием. Михаил для проверки несколько раз качнул рулями на тяговом винте – обледенения не было, рули ходили свободно – и плавно тронул «хувер» с места.
До сумерек оставалось меньше семи часов. За это время Сергеев хотел пройти хотя бы еще шестьдесят-семьдесят километров.
Пока над рекой ветер гнал тяжелые снежные тучи, вертолетов можно было не опасаться. Но рано или поздно метель закончится, и вот тогда…
О том, что будет тогда, Сергеев не успел додумать.
Из пурги вывалился лежащий на боку карьерный самосвал – громадный, словно рухнувший на лед мамонт. Кузов ударом свернуло под немыслимым углом к шасси, колеса, венчавшие уродливые столбы мостов, висели в воздухе, как шляпки огромных грибов. Оторванный ударом кардан уходил под лед исполинским комариным жалом.
– Ни фига ж себе! – выдохнул Вадик.
Зрелище действительно было впечатляющее, но времени на рассматривание у Михаила не было.
Он бросил «хувер» влево, полагаясь более на интуицию, чем на зрение, и оказался прав в своем выборе: уйдя вправо, они бы обязательно налетели на карданный вал толщиной с хорошую сосну. Судно проскочило совсем рядом с грузовиком, едва не касаясь бортом ржавого железа днища, и вновь нырнуло в белую круговерть.
– Вот это да… – сказал сзади Матвей. – Я даже испугаться не успел. Что это было? БелАЗ?
– Похоже, – отозвался Сергеев. – Карьерный самосвал. Уф! Аж спина вспотела! Разбиться мы б не разбились, но машину бы повредили точно.
Со стороны носилок Али-Бабы донеслось несколько слов на фарси. Одно из них явно было «иншалла».
– Запомнил, как и что я делал? – спросил Михаил Молчуна, мысленно усмехнувшись. – Смотри, этот рычаг управляет рулями…
Машина Хасана стояла на тротуаре возле ресторана, оттеснив от входа «роллс-ройс» владельца заведения.
Водитель хозяина «Сарастро», довольно мрачный и коротко стриженный парень славянской наружности, подпирал дверцу черной лакированной глыбы с «серебряным духом» на капоте и мерялся взглядами с водителем Хасана, стоявшим возле не менее черного «рэндж-ровера» последней модели.
На улице было свежо, пахло дождем и озоном. Лезть в нутро джипа не хотелось совершенно.
– Я пройдусь, – сказал Сергеев. – Где меня найти ты, наверное, знаешь?
– Не волнуйся, – ответил Хасан с серьезным выражением лица.
– Вот все-таки любопытно, – спросил Михаил, – кто придумал такую схему? Ведь для того, чтобы меня сдать, надо было иметь веские причины. Кому в голову пришло сводить меня и тебя вместе?
Хасан посмотрел на него с интересом, задумался, а потом махнул рукой водителю – мол, поезжай за мной! – и пошел рядом с Михаилом в сторону Ковент-Гардена.
Сумерки еще только собирались спуститься на вечно влажные лондонские крыши. На площади, возле рынка, гуляющие туристы рассаживались по летним площадкам ресторанчиков, а со стороны Чайна-Тауна, расположенного неподалеку, доносились визгливая музыка и стук барабанов.
Со стороны Сергеев и Хасан Аль-Фахри выглядели как неторопливо прогуливающиеся приятели. Михаил в своем белом полотняном костюме «а-ля латинос» и араб в черном со сверкающей белизной рубашки грудью, несмотря на контраст в одежде, не выглядели антагонистами.
Напротив, в грации движений, в пружинистости походки, в повороте головы, в самой их осанке было настолько много общего, что посторонний наблюдатель мог бы принять одного за другого, особенно в сумерках. Эта схожесть была клеймом профессии: хотя один из них был террористом и торговцем оружием, а другой – бывшим сотрудником спецслужб, по сути, всю жизнь занимались они одним и тем же.
И сейчас, когда они неторопливо шествовали плечом к плечу по туристическому центру Лондона, обмениваясь фразами, ни у кого и мысли не могло возникнуть, что эти двое могут вцепиться друг другу в горло ровно через несколько секунд.
– Я тоже задавал себе это вопрос, – сказал Хасан. – Почему твои бывшие шефы отдали тебя мне? И не нашел на него ответа. Не знаю. Я не просил ни о чем. Просто в одно прекрасное утро мне позвонили и сделали предложение…
– И оно было лучше, чем предложение, что сделал тебе Блинов… – продолжил Сергеев.
Хасан прерывисто засвистел горлом, что должно было означать смех.
– О да! На тот момент любое другое предложение было для меня лучше. Ведь участвовать в этой сделке меня не приглашали вообще. Они решили, что могут обойтись без меня…
«Ах вот оно что… – подумал Сергеев. – И можно сколько угодно рассчитывать и строить сложные комбинации, но как же правы те, кто всегда и во всем полагаются не на изощренный ум, а на самые банальные человеческие чувства. Зависть. Лживость. Желание унизить ближнего. Больное самолюбие. Похоть. Жадность. Универсальный пусковой механизм. Они решили, что могут обойтись без меня! И пошло-поехало… Воруется информация. Готовятся к атакам боевики. Разрабатываются сложнейшие планы. Десятки людей передвигаются по миру, чтобы занять исходные позиции согласно рекомендациям высокооплачиваемых аналитиков. И, для того чтобы одно государство перехватило выгодные оружейные контракты у другого государства, будет сделано все! Но начало было положено одной фразой: „Ты знаешь, я слышал, что твои бывшие партнеры обошлись без тебя!“ Потому что нет лучшей мотивации для такого человека, как Хасан, чем ущемленное самолюбие».
Михаил невесело усмехнулся.
– Даже если они и обошлись без тебя… Не думаю, чтобы ты обиделся!
– Когда я обижаюсь, это заканчивается чьей-то смертью!
– Не преувеличивай, Хасан! И у Рашида, и у Блинова были причины тебе не доверять. Убедительные причины!
К удивлению Сергеева, с этим предположением Аль-Фахри согласился.
– Да, были. Я бы тоже никому не верил после такой стрельбы. Но они работают со мной не первый год. Мы могли бы все обсудить.
– Люди, которые посоветовали тебе работать со мной, тоже знали меня не один год. Однако «слить» информацию тебе это не помешало.
– У вас, у неверных…
– Давай оставим религиозные диспуты, Хасан. Меня «слили» не потому, что мои шефы не мусульмане, а потому что им это выгодно в настоящий момент. В короткой или долгосрочной перспективе пока непонятно, но «на сейчас» выгодно. И не говори мне, что мусульмане не предают, ради Аллаха! Предают, еще и как! И хасиды предают! И греко-католики! И пока это будет выгодным бизнесом – предавать не перестанут. А выгодным бизнесом это будет всегда.
Они прошли мимо станции метро, занимавшей угол здания, мимо нескольких магазинов, у которых толпилась молодежь. На узких скамейках, расположившихся в центре пешеходного тротуара, не было свободного дюйма – их оккупировали компании: ярко раскрашенные, раскованные и веселые. Звучал смех.
«То, чего я всегда был лишен, – подумал Сергеев, скользнув глазами по собравшимся на вечерний променад по клубам юношам и девушкам. Девушки были хороши. Юноши в меру мужественны. – Сначала беззаботности детства. Потом вольностей юности. Все свои радости я не получил, я их урвал у служебного долга. И даже сейчас я не просто прогуливаюсь, а иду по одному из красивейших городов мира исключительно по делу, к которому предпочел бы не иметь никакого отношения. И не с любимой женщиной, которую я оставил дома, а бок о бок с человеком, которого я не знаю и предпочел бы не знать. С человеком, который мне, честно говоря, антипатичен на химическом уровне. С вчерашним противником, которого я постоянно „прокачиваю“, как и он меня. Что может быть опаснее, чем временный союзник? Но именно его мне предназначили в напарники по нынешней игре, сути которой я опять не понимаю».
Они вышли из короткого переулка на угол небольшой улочки, утыкавшейся в ступени театрального подъезда, и тут же рядом с ними, как из-под земли, появился джип Хасана. За затемненными стеклами мелькнула тень. Телохранители отрабатывали свой хлеб старательно и не без особого шика.
– Когда Аллах хочет испытать кого-нибудь, – сказал Нукер с нескрываемой иронией на лице, – он заставляет его наступить на собственное самолюбие.
– Не обольщайся, наши дела слишком мелки, чтобы Аллах обращал на них внимание, Хасан. Я не считаю это испытанием.
– Знаешь, Сергеев, я чувствую, что была бы твоя воля…
– Это да, – подтвердил Михаил спокойно. – Но воля не моя. Это работа. Ты назвал пароль. Мне приказано оказывать содействие тому, кто выйдет на связь. Когда-то, много лет назад, нас учили не оспаривать приказы начальства, чтобы не испортить гениальность замысла. Я подчиняюсь. – Он глянул на довольное лицо собеседника и добавил: – Пока подчиняюсь, Нукер, пока. Да и ты, как я вижу, ко мне братских чувств не испытываешь. Мы с тобой просто попутчики…
– Волею Аллаха, – проскрипел Аль-Фахри, останавливаясь.
– Ну, – отозвался Сергеев задумчиво, – я бы не стал заноситься столь высоко.
– Ты хорошо сказал – попутчики. Попутчик – это никто. Это не гость, которого нельзя тронуть, пока он в твоем доме. Это не друг-единоверец, которому велено отдавать последнее, это не враг, убить которого – благое дело. И ты никогда не станешь ни гостем, ни другом, ни единоверцем…
– В моем возрасте уже не обрезаются, – улыбнулся Михаил, останавливаясь и глядя в черные, блестящие глаза Нукера, – так что тут ты прав – не быть нам единоверцами. А вот одна вакансия осталась незанятой! Попутчик всегда может стать врагом. Так?
– Так, – подтвердил Аль-Фахри.
Он держал себя в руках, профессионал все-таки, но ноздри его нервно шевелились, как у ахалтекинского жеребца, учуявшего волков.
– И если Бог на твоей стороне, шурави, то он сделает так, чтобы ты оказался как можно дальше от меня в тот момент, когда наши пути разойдутся. И не зли меня, попутчик! Не проверяй, как много оскорблений я могу выслушать, не убив тебя! Ты нужен мне, но не настолько, чтобы быть неприкасаемым.
– Тогда и ты запомни, Хасан, я получил приказ, но некому проверить его исполнение. Ты понял, о чем я говорю?
Неожиданно Аль-Фахри улыбнулся: морщинки пробежали в углы глаз, на синих от бритой щетины щеках проявились ямочки. Он засмеялся, задирая подбородок, отчего стал особенно заметен шрам на шее – затянутое рубцовой тканью входное отверстие от давнишней пули, узел с фасолину величиной. Заходил по простреленному горлу угловатый крупный кадык, сверкнули белые, как рафинад, зубы.
– Тот, кто свел нас вместе, имел правильный расчет, – отсмеявшись, сказал Хасан механическим, дребезжащим, как старый велосипед, голосом. – Кто лучше всего будет следить друг за другом? Конечно, два врага, у которых одна общая цель! Ты не пропустишь моей ошибки, я, уж поверь, не пропущу твоей. Если нам придется убить один другого – мы сделаем это с удовольствием. Вот ответ на твой вопрос, Сергеев! Для того чтобы сделать то, что нам поручено, мы идеальная пара.
За его спиной снова возник черный «рэндж-ровер» Хасана. Чтобы так маневрировать в узких, с односторонним движением, улочках Ковент-Гардена, надо было быть действительно асом. Задняя дверь джипа распахнулась, и Сергеев увидел ствол с массивным цилиндром глушителя на нем. Пушка была серьезная – девятимиллиметровый «инграм», способный превратить их с Хасаном в фарш секунды за полторы. Лица человека, держащего их на прицеле, видно не было: он находился в тени, но намерения у него были самые недружелюбные, в этом сомнения не возникало.
За спиной у Сергеева тоже что-то происходило: выражение лица Аль-Фахри до мимики героя античной трагедии не дотягивало, но, если судить по изменившемуся выражению глаз, то, что он видел, ему не нравилось.
Медленно, стараясь не делать резких движений, Михаил посмотрел через плечо.
То, что не радовало Хасана, называлось «Хеклер и Кох» с интегрированным глушителем. Забавная, компактная машинка, прошивающая парабеллумовским патроном бронежилеты, словно они из бумаги сделаны. Особенно на такой дистанции. Держал его в руках, и, надо заметить, достаточно ловко, толстый, черный, как эбонит, продавец игрушек, у ног которого ползал по-пластунски, издавая жуткие тарахтящие звуки, электрический морской пехотинец.
Ситуация, в сущности, была так себе. Не курорт, конечно, но рискнуть можно, хоть ребята и расположились грамотно, чтобы не попасть под перекрестный огонь. Хасану, конечно, доведется узреть Аллаха немедленно, но кто сказал, что мучеником становятся просто так? А вот у Сергеева все шансы выскочить есть. Причем не только остаться в живых, но и положить обоих стрелков рядышком и водителя между ними.
Вот только одно – на площади вокруг них кипела жизнь. У входа в кондитерскую стояли туристы, толпились тинейджеры у входа в кинотеатр, в нескольких шагах от них две бабушки, совершенно пасторального вида в черных «вдовьих» платьях, белых буклях и черных плоских шляпках по моде тридцатых годов, кормили обнаглевших жирных голубей. Молодая пара, обнявшись, шла прямо на джип, а значит, и на ствол скорострельного «инграма». На груди у рослого рыжего парня, обнимавшего крупную, толстоногую девицу в линялых шортах и мешковатой футболке за плечи, висел упитанный, с огненными волосами британец, месяцев четырех от роду.
Краем глаза Михаил заметил, как у Нукера напряглись плечи и сказал:
– Спокойно. Не дергайся.
Хасан был бледен мертвенной бледностью адреналинового наркомана. Зрачки его глаз расширились, губы вытянулись в нитку. Сергеев знал, что означает это состояние – сжатая до предела пружина, готовая мгновенно распрямиться, круша все вокруг. Можно было с уверенность утверждать, что судьба вислощекого рыжего британца, болтающегося в рюкзаке на груди у папы, его нимало не волнует. Как, впрочем, и судьбы всех остальных на этой площади.
Счет шел даже не на секунды, на миллисекунды. У Аль-Фахри не было ни единого шанса, начни он свой безрассудный танец. Но и у Сергеева не было ни единого шанса, если Хасан начнет действовать. Более того, у очень многих беззаботных туристов, фланирующих по округе, вероятность выжить была практически равна нулю. Михаил прекрасно представлял, что такое стрельба из автоматического оружия в условиях центра города, а то, что оба боевика будут стрелять на поражение, сомнения не вызывало. Больно уж ухватисто они держались за свои «железки».
– Не вздумай, – сказал он Нукеру на фарси. Какая уж тут маскировка! Слова, произнесенные на родном языке, и сознание того, что на нем заговорил шурави, невольно заставили Хасана вздрогнуть, и Сергеев выиграл ту секунду, которая была ему так необходима. – Стой спокойно и предоставь действовать мне.
Адреналиновый блеск в глазах араба начал тускнеть. Стало понятно, что рывка уже не будет. А значит, шансы Сергеева закончить все в свою пользу стремительно росли!
– В машину! – приказал негр с «хеклером» в руках на английском, в котором явственно слышался гортанный, незнакомый акцент. «Хеклер» в его руке смотрелся дамским браунингом. – Быстренько, быстренько! Чтобы я не повторял, парниша!
Он был круглолиц, грузен и черен так, как бывают черны только уроженцы Центральной Африки – то есть радикально, словно гуталин, но при этом чем-то напоминал покойного американского комика Джона Кэнди – это сравнение пришло к Сергееву в голову почти сразу, как негр заговорил, и он мысленно так и окрестил его – Кэнди. Конфетка тянула этак килограммов на сто тридцать – сто сорок, но нездорового жира в этих килограммах не было вовсе. Продавец игрушек был скроен, как бульдозер, и его комплекция увальня была обманчива. Сергееву был знаком такой тип – все эти центнеры и килограммы могли выстрелить навстречу опасности со скоростью горячего спорткара.
– Двигай ногами, парниша! – повторил он еще раз. – Не заставляй меня нервничать.
Сергеев пожал плечами и, повернувшись к джипу, пошел к дверце. От «рэнджа» несло пороховой гарью и тяжелым запахом кровоточащей плоти.
«Только бы Хасан не устраивал скачек! – подумал он – Все же испортит!»
За спиной гремел приводами и палил из пластмассовой М-16 игрушечный морской пехотинец, браво ползущий по мостовой.
Человек с «инграмом» на заднем сиденье джипа оказался молодым чернокожим парнем, лет двадцати пяти, одетым во все темное, отчего Сергееву сразу вспомнилось детское присловье «негр ночью уголь ворует» – настолько плохо был виден стрелок внутри машины из-за плотно затонированных задних стекол. Но сам парень все видел превосходно.
– Стой, – скомандовал он, когда Михаил подошел вплотную. – Пиджак распахни!
Вот у него английский был правильный, лишенный акцента и искаженного произношения. Стало понятно, что употреблять древнее сленговое «парниша» молодой не будет, так не говорят уже лет двадцать, а вот назвать Сергеева «чуваком» с него станется.
Оружия под белым полотняным пиджаком, естественно, не было – ни спереди, ни сзади. Разумеется, в брючном поясе Михаила таилось острое, как опасная бритва, жесткое пластиковое лезвие, способное при случае вспороть горло или живот, как лучшая «крупповская» сталь, но его время еще не пришло.
– Отлично, чувак! – сказал молодой. Сергеев наконец-то рассмотрел его лицо и тут же назвал парня Пятницей – за огромные, как отжимные валики старой стиральной машины, губы. – А теперь поднимайся и садись рядышком! Спокойно, как ангелок!
Пятница вполне профессионально подался к дальней дверце джипа, пропуская Сергеева вовнутрь. Автомат в его руке практически не отклонялся от линии ведения огня – кургузый ствол, украшенный цилиндром «глушака» следил за каждым сергеевским жестом.
Сергеев уселся, ощутив, как «инграм» воткнулся ему в ребра. Порохом воняло по всей машине, из простреленного переднего водительского сиденья наружу лез наполнитель. А вот кровью несло из багажника.
Сергеев скосил глаза и увидел затекающую на светлый ковролин темную, словно тушь, кровь. И скрюченную кисть чьей-то руки, лежащую на черном, начищенном туфле. Оба – телохранитель и шофер – валялись, словно сваленное в кучу грязное белье, здесь, за сиденьями второго ряда, мертвые, как тушки бройлеров. Их и забили, как на птицефабрике, быстро и беспощадно. И тихо. Сделано все было в центре Лондона, прекрасным летним вечером, в окружении тысячных толп праздношатающихся.
Вариантов рисовалось два. Или оба эти «снежка» были законченными отморозками, а на таких, только в белом варианте, Сергеев насмотрелся вдосталь во время своих приездов домой в начале девяностых. Говно люди – придави и треснут, но, упаси боже, попасть под их кураж! Либо же были они крутыми профессионалами, оплаченными звонкой монетой наемными спецами. Что, если не надувать щеки, было хуже. Несопоставимо хуже, если быть честным до конца. Но все-таки не смертельно.
Хасан, теснимый горой мышц, выпирающих из тела продавца игрушек, медленно отступал к машине. Он только что не шипел, как разъяренный кот, и даже волосы у него на затылке стояли дыбом, точно как шерсть на кошачьем загривке.
Какая-то девушка, коротко стриженная и худая, как жердь, заметила происходящее, сказала что-то толстой подруге, жующей сандвич. Та кивнула и даже указала на джип рукой, но, скорее всего, девушкам-туристкам и в голову не могло прийти, что они находятся в двух шагах от смерти, имеющей совершенно безобидный вид, – торговец игрушками, заметив внимание к своей особе, дружелюбно помахал им рукой и улыбнулся широкой белозубой улыбкой.
Отступая, Хасан уперся спиной в колесную арку и, нащупав рукой сиденье, было полез вовнутрь салона, но подошедший Кэнди ткнул его стволом «хеклера» под дых и быстро и сноровисто обыскал, впрочем не тронув ноги.
Сергеев усмехнулся краем рта.
Секунда, и Хасан уже сидел рядом с ним – взбешенный и тяжело дышащий.
Крепыш демонстративно, чтобы сомнений не возникало, щелкнул переключателем «детского замка» на торце двери и уж совсем примерился хлопнуть дверцей, как в ноги ему ткнулся тот самый электрический морской пехотинец, наконец-то доползший до цели. С непередаваемым удовольствием, написанном на черном, как первородная тьма, лице, Кэнди поднял правую ногу и с размаху, со вкусом опустил ее на голову ни в чем не повинного игрушечного солдатика. Хрустнул дробящийся пластик, взвизгнул динамик, и механический шум стих. Кэнди несколько раз крутанул стопой, словно давил огромного тарантула или скорпиона, и звучно чмокнул губами.
Дверца джипа захлопнулась с глухим «породистым» стуком, а здоровяк в мгновение ока оказался на переднем сиденье, рядом с водителем, в пол-оборота к пленникам. Его автомат смотрел на них сквозь спинку кресла, и Сергеев отметил, что это умно и очень даже профессионально. Для «хеклера» каркас сиденья не преграда, а вот дотянуться до оружия противника ни у Хасана, ни у него возможности не было.
Пятница что-то сказал водителю на незнакомом гортанном языке, джип тронул с места, и Сергеев только сейчас заметил, что водитель у этой парочки – девушка, причем такая же черная, как и двое похитителей. Роста она была небольшого, и спинка кресла почти скрывала ее, но в зеркале заднего вида сверкали белки темных глаз и яркая, заметная даже в полумраке салона, полоса помады на губах.
– Сидеть тихо, – приказал Кэнди, не меняя дружелюбного выражения на широкой физиономии, украшенной знаменитым приплюснутым «африканским» носом. – Не болтать! Не делать резких движений! И все будут живы!
Он явно был старшим в тройке. Ни Пятница с его шикарным выговором, ни девушка-водитель, лицом похожая на сойку, и звука не издали. Но такое распределение обязанностей вполне могло оказаться эффективной маскировкой, а старшим в тройке могла быть и барышня. Посему Сергеев решил не зацикливаться на вопросах лидерства (хотя объективная польза от таких знаний была: с лидером полагалось пытаться договариваться, лидера в случае чего надо было и убивать первым!), а пока будет такая возможность – понаблюдать, мысленно поставив «птичку» на кандидатуре Кэнди.
Сидящий справа от него Хасан, медленно прикрыл глаза, выравнивая дыхание. Он явно приводил себя в порядок.
Ствол «инграма» больно давил Сергееву на ребра.
Михаил мысленно примерился – если левым локтем ударить вверх, метя в самый кончик носа, то смертоубийство могло и получиться, но кто знает, насколько развиты у «губатого» рефлексы? Если развиты как надо, то он и мертвым успеет надавить на спуск (а он у этой игрушки легкий, как перышко!) и сделает сито из них обоих. Так что вгонять ему носовой хрящ в мозг было занятием небезопасным. Во всяком случае пока.
Определить, куда они едут было сложно, но куда бы не покатил джип, вырвавшись из мешанины улиц Ковент-Гардена, их шансы предпринять что-то становились призрачными по мере удаления от центра города. Находясь в центре, можно было рассчитывать на помощь полиции, на наблюдательность прохожих, на счастливую случайность, в конце концов! На окраине они оставались с проблемой один на один. И проблема эта была серьезной.
Люди, захватившие их, были, несомненно, африканцами и, скорее всего, имеющими опыт участия в одной из разрушительных гражданских войн. То, как бесстрашно и легко они расстреляли водителя и телохранителя Хасана буквально на глазах у прохожих, говорило Сергееву больше, чем подробная биографическая справка на каждого из них.
Тот, кто не видел, что такое война в Африке, просто не в силах себе представить, до какой степени может быть обесценена человеческая жизнь. Сергеев же видел, и впечатлений от того, что он видел, ему хватило на всю остальную жизнь. Не самые приятные были впечатления. И поэтому его не могла обмануть ни улыбка на лице Кэнди, ни благодушная гримаса на физиономии Пятницы, ни испуганно косящая глазом Сойка. Очень убедительные факты, остывая, лежали за его спиной, в узком пространстве багажного отсека и пачкали кровью дорогой ковролин.
Иллюзий не было.
Малейшая возможность стрелять – и эти люди будут стрелять. Это для них рефлекс. Привычка. Так они решают проблемы.
Беззлобно и обыденно выбивают мозги наружу пулей, прикладом, рукоятью револьвера или деревянным молотком.
Отрезают носы и уши, из которых потом делают ожерелья, насилуют все живое, а когда все живое заканчивается, то и мертвое.
Там, в Африке, причиной для убийства может быть принадлежность к другому племени, другой конфессии, просто плохое настроение, корысть… Да всего не перечислить! Они убивают потому, что убить проще, чем разговаривать, проще, чем прогнать или отнять что-нибудь.
Убить – это разом разрешить все задачи: и прошлые, и те, которые могли бы возникнуть в будущем. И здесь, в одной из самых цивилизованных европейских столиц, эти трое не могли вести себя иначе: опыт многолетней войны стучался в их сердца, как пепел Клааса в сердце Уленшпигеля. Как только неудобство возникнет, они начнут избавляться от него единственно доступным им способом.
Значит, пока не будет полной ясности, не стоит давать этой троице повода нажать на спуск. Хорошо, если Аль-Фахри это тоже понимает, потому что сейчас, вне зависимости от взаимных симпатий и антипатий, они в одной лодке.
– Ну и? – спросил Сергеев, обращаясь к Кэнди как можно более спокойно. – Дальше-то что? Куда едем? К кому едем? Что делать будем?
– Что делать будем? – переспросил тот, пахнув на Михаила концентрированным чесночным ароматом. – Не волнуйся, старина, пока стрелять не будем, пока будем ехать. А потом… Потом или будем дружить, или будем умирать. Посмотрим.
В джипе можно было задохнуться. Помимо чесночной вони, запаха пороха, крови и кожи сидений, в салоне от кого-то несло потом, как от финишировавшей скаковой лошади.
– Точно, – подтвердил Пятница. – На вас посмотрят. И решат.
Потом несло не от него. И не от Кэнди.
«Ничего ж себе, – подумал Михаил, стараясь особо не принюхиваться. – Девушки так не пахнут. Никто так не пахнет. Как же она, бедная, с этим живет? Ее же в джунглях по запаху обнаружить, как раз плюнуть».
– День у меня сегодня, видно, такой, – сказал Сергеев, обращаясь больше к Хасану, чем к похитителям. – Неудачный день. Почему все хотят со мной говорить?
Он перевел взгляд на Кэнди, скалящегося на него через спинку переднего кресла, и продолжил:
– Увы, господа, вовсе не понятно, чего вы от меня хотите… Я аргентинский подданный, в конце концов! Может быть, вы меня с кем-то путаете?
Сойка опять коротко глянула на него через зеркальце заднего вида. Настороженно глянула, будто сличая с кем-то.
– Путаем? – опять переспросил Кэнди. Было похоже, что он или глуховат, или недостаточно хорошо владеет чужим ему языком, чтобы быстро перевести фразу с английского на родной. – Да нам, в общем-то, плевать! Если путаем, значит, тебе не подфартило. Значит, ты попал, старичок!
– Только кажется нам, – подхватил Пятница и покрутил стволом у Сергеева в боку, – что мы не ошибаемся, а ты нам бессовестно врешь!
Он заулыбался и, склонившись, заглянул Михаилу в глаза. Иногда смерть смотрит и так – с белозубой улыбкой, выползшей из розовой раковины толстых губ. Но от этого она не перестает быть смертью.
– Не надо нам врать, – попросил «губатый» и еще сильнее надавил на ствол пистолета-пулемета. Сергееву показалось, что еще немного и у него хрустнут ребра, так впился в них срез цилиндра глушителя. – Нам нужно говорить правду и только правду. Тебя будут спрашивать, и, если ты скажешь какую-нибудь чушь, лично я отстрелю тебе хрен. Понял?
– Ствол убери, – попросил Михаил. – Все и так очень убедительно. Зачем щекотать? К кому мы едем?
– Узнаешь, – отрезал Кэнди.
– Базилевич, – процедил Хасан сквозь зубы, – сука…
И опять, как давеча в ресторане, выдал длинное и мелодичное, как поэзия Хайяма, ругательство на фарси.
Рука Кэнди вылетела из-за спинки кресла с потрясающей скоростью и такой же точностью. Хасан только охнул, хватаясь за бровь. Между пальцев Аль-Фахри потекли струйки крови – негр носил крупный, угловатый перстень и, если судить по сноровке, с которой был нанесен удар, носил не только для красоты.
Взгляд Нукера, устремленный на Кэнди, был способен заставить плавиться горные породы и вполне мог испугать до смерти человека впечатлительного, но для этого надо было, чтобы чернокожий имел хоть чуточку воображения. Но он его не имел.
– Видишь, как получилось? – спросил крепыш вполне миролюбиво. – Не говори так, чтобы я не мог понять. Когда я не понимаю, я начинаю нервничать. Когда я нервничаю, я могу искалечить. Или убить.
Джип миновал вход в Гайд-парк и, ведомый уверенной рукой Сойки, катился в плотном транспортном потоке. Машин и автобусов было очень много, но каким-то непостижимым образом все это не превращалось в одну большую пробку, а катилось, хоть и медленно, по торговым улицам, полным туристов, набирало скорость и рассасывалось на расширениях дорог, выплескивалось на рассекающие Темзу мосты и снова неспешно текло к предместьям и в спальные районы.
На город вместе с легким туманом начинали опускаться поздние летние сумерки. Они кружились над набережными, расцвеченными мутными пятнами ртутных фонарей, над мостами, нависшими над темною текучею водой. Выделенные лучами прожекторов, в темнеющее небо взметнулись башни Тауэра, словно огромное цветное панно в красных тонах вспыхнул фасад парламента, величественно запылали гирляндами ламп мосты, и, как колесо Судьбы, возник из мутного небытия приближающейся ночи горящий Лондонский Глаз.
Брызнул на стекла легкий дождь, и «дворники» смахнули капли с лобового стекла.
В джипе царило настороженное молчание. И глаза им никто не завязывал, и под ноги мешком не бросали, что Сергеев принимал за достаточно дурной знак.
Многое в происходящем было неправильным. Слишком многое. Это «неправильное» началось еще в Киеве и продолжалось, нарастая, как снежный ком, грозя превратиться в лавину, под которой с легкостью будут погребены множество жизней, судеб и планов. Михаил был уверен, что с размаху бросился или был брошен, сам того не подозревая, в большую игру с участием неизвестных игроков, с неопределенными правилами, но зато со вполне ясным и совершенно неблагоприятным для него исходом.
И уверенность эта имела под собой основания. Почему-то именно сейчас, зажатый между скалящимся Пятницей и разъяренным до невозможности Хасаном, Сергеев неожиданно понял, что Блинов и не думал приносить его в жертву своим преступным планам или низменным наклонностям. Блинов всего лишь хотел прояснить ситуацию. И Сергеев был самым совершенным инструментом из всех, что оказались у Владимира Анатольевича в распоряжении. Он спустил своего старого школьного друга на ситуацию, как спускают бультерьера на подозрительный шум охранники усадьбы – стараясь опередить события. Но для того, чтобы поступить так, Блинов должен был иметь информацию о том, что Сергеев может и понимать, насколько много он может.
И он это понимал.
Обычной утечкой это быть никак не могло. Система безопасности строилась серьезно и очень ответственными людьми. Людьми, умеющими хранить информацию еще с тех времен, когда за неуместно сказанное слово можно было заплатить собственной жизнью. Это не значило, конечно, что в ту пору не сдавали агентов. Сдавали, конечно… Но такое действие было исключением из правил. Ситуацией невероятно редкой. И могло быть вызвано только государственной необходимостью или предательством. Происходящее сейчас с Сергеевым вполне могло иметь любой из этих корней. Оставалось ответить на вопросы: у какого из государств возникла острая необходимость в его специфических услугах или кто, собственно говоря, его предал, бросив в водоворот частных интересов.
Одно мыслилось бесспорно. Причины подобной информированности хозяев Хасана, Блинова и этих троих, черных, как тропическая ночь, боевиков надо было искать в Москве. А еще проще спросить у господина Касперского. Но его, увы, сейчас ни о чем не спросишь…
А вот чего сейчас точно не стоило делать, так это молчать. Атмосфера в «рэндж-ровере» была и так непраздничная. Несмотря на разнообразие запахов, буквально буйствующих в салоне джипа, Сергеев улавливал еще и запах страха. Кто-то из этих крутых африканских парней боялся, хотя и не показывал это ничем. Когда человек хочет казаться суперменом и при этом находится на грани того, чтобы впасть в панику, – дело может окончиться плохо. Например, стрельбой в замкнутом пространстве салона. Или еще какой-нибудь глупостью, крайне опасной для окружающих. И ничто так не способствует развитию психоза, как напряженное молчание, подобное тому, что воцарилось в кабине джипа после того, как Кэнди рассадил Хасану бровь своим перстнем.
– При чем тут Базилевич? – спросил Сергеев как можно более непринужденным тоном. Место для светской беседы было, конечно, неподходящее, но разговаривать на понятном всем окружающим английском им никто не запрещал. Захотят прервать – прервут. Не захотят – беседа в любом случае расслабляет. А если удастся втянуть в нее их сопровождающих, то будет совсем неплохо.
Хасан покосился на него. Вид у Аль-Фахри был, мягко говоря, так себе. Хоть для того, чтобы остановить кровь он и использовал носовой платок, но потеки разрисовали его выразительную физиономию и даже на стеклах очков были видны на просвет мелкие кровяные брызги.
– Я тебе соврал, – признался Нукер без особого раскаяния в голосе. Просто констатировал факт. – Базилевич не у меня.
– Вот даже как? – удивился Сергеев. Хотя удивляться, собственно говоря, было нечему.
– Должен был быть у меня. Я сам искал его перед нашей встречей.
– Он пропал?
Хасан пожал плечами.
– Может быть. Или ушел. К ним.
Он указал подбородком на Кэнди, который с интересом прислушивался к разговору.
– Ну почему, – спросил Михаил с сарказмом, – ты всегда думаешь о людях плохо? Мало ли почему человек мог не прийти на встречу?
– Потому что я хорошо знаю людей, – отозвался Хасан, совершенно не реагируя на иронию. – И Базилевича твоего тоже знаю. Ему так нужны деньги, что он готов всех продать три раза подряд.
У Сергеева после просмотра той самой кассеты тоже сложилось подобное впечатление. Но делиться им он обязательным не счел. Тем более что для Антона Тарасовича существовал еще дополнительный стимул к действию – ненависть к Блинову. А такой мотив, он, пожалуй, посильнее природной жадности.
– Даже если ты и прав – это дела не меняет, – сказал Михаил. – Все равно нам ко времени не успеть.
Хасан вздохнул.
– Это точно, – вмешался в беседу сидящий слева от Сергеева Пятница. Его прямо так и распирало от собственной значимости и от страха. Сергеев понял, что тот самый запах исходит от него. Еще бы, захватить двоих чуваков, которые считались крутыми парнями! Вот они, сидят рядком и не кукуют! Но все равно страшно: а вдруг какой номер выкинут? – Точно грю… Не успеть вам! И на вашем месте, чуваки, я бы помолился о том, чтобы остаться в живых! Пабло Кубинец шутить не любит!
– Твою мать! – сказала резко Сойка. Голос у нее был низким и хриплым, как у Грейс Джонс. – Рот закрой, удолбыш! Я тебе сейчас яйца оторву за говорливость!
И в ее речи был явно слышен испанский акцент. Теперь и вопрос о том, кто в этой троице старший, тоже был снят.
Кэнди, глядя на молодого, укоризненно покачал головой.
– Рад слышать, сеньорита, знакомые интонации! – произнес Сергеев на испанском. – Как приятно встретить земляка!
Сойка бросила «рэндж» влево и, прижавшись к обочине, включила «аварийку». Для того чтобы стать видимой из-за высокой спинки водительского сиденья, ей пришлось встать.
– Пушку отдай, – приказала она Пятнице. – Вот ему.
Кэнди покосился на Сойку и протянул молодому руку.
– Ты чего? – обиженно спросил Пятница. – Почему, Че?
– Пушку, – повторила она брезгливо. – Это приказ.
– Ну ладно, – сказал Пятница, лениво растягивая слова («Интересно, – подумал Сергеев. – Поет ли он рэп?»), – если надо, я их руками порву! Без базара! На! Держи!
Он сунул «инграм» рукоятью вперед в широкую, как совковая лопата, ладонь Кэнди.
Сойка сделала неуловимое движение рукой. В салоне хлопнуло, словно кто-то решил открыть бутылочку шампанского. Голова у Пятницы мотнулась, словно у резиновой куклы, и что-то с хлюпаньем из нее вылетело. Он задрыгал ногами, задрожал в судороге и сразу же обмяк. Тело съехало по коже сидений еще правее, и он глухо ударил виском в боковое стекло.
Сергеев, стараясь не выпускать Сойку из виду, бросил быстрый взгляд на убитого. Пулевое отверстие красовалось над левой бровью, ближе к переносице. Совсем небольшое.
И пистолет в руках у Сойки был небольшой. Плоский браунинг, старенький, если судить по поблекшему никелевому блеску ствольной коробки, калибра 5.65. На расстоянии более пяти метров – несерьезная игрушка, но на близкой дистанции… Ствол миниатюрного пистолетика смотрел Сергееву точно в лоб, и держала его Сойка настолько профессионально, что и мысли о том, что оружие можно выбить или попытаться отобрать, в голову не приходили.
– Я тебе не земляк, – сказала она без улыбки.
Она была негритянкой, но сейчас, лицом к лицу, Сергеев рассмотрел то, что раньше не имел возможности увидеть. Она не была африканкой. В ней присутствовала большая часть карибской крови, осветлившей кожу и сделавшей черты более мягкими. Ее трудно было назвать даже симпатичной, но и посчитать это слегка асиметричное лицо совершенно уродливым тоже было нельзя. Черты лица были необычны: высокие скулы, тонкий нос, большие глаза, обрамленные частоколом густых ресниц. Одна бровь была чуть выше другой, что придавало всем чертам некоторую неправильность, заметную с первого взгляда. На голове сидела седоватая шапка из плотно прилегающих кудряшек, что сразу же, в совокупности с низким лбом, делало ее похожей на лемура.
– Друзья зовут меня Че. Как Че Гевару. Те, кому я не нравлюсь, – Вонючкой. Ты уже знаешь почему. Ты будешь звать меня Сержант. Потому что я и есть Сержант. Понял?
Сергеев кивнул. Объяснено было доходчиво.
– Ты не узнал меня, сеньор Анхель? – спросила она. – А я тебя узнала. Тогда тебя звали не Анхель. И мы три дня гонялись за вами по джунглям. За тобой и твоим другом. Так что я тоже рада встрече. И если Пабло даст мне такую возможность…
И она улыбнулась так, что у Сергеева в животе возник холодный, вязкий комок.
– …Я обязательно с тобой поговорю. Наедине. Нам есть что вспомнить, да?
Сергеев посмотрел на эту перекошенную ухмылкой обезьянью рожицу и вспомнил эти три дня.
Они бы не выжили тогда, если бы не колоссальное везение, почти непроходимые джунгли, укрывшие их более или менее надежно, и чудовищная наглость Мангуста.
Вместе с Сашкой Кручининым их было полтора бойца (израненный Кручинин, ковыляющий Сергеев – они и идти-то не могли, не опираясь друг на друга!), но волокли они на себе целый арсенал, отобранный у кубинских вояк. Их поимка и уничтожение для регулярных частей и групп СБ было делом часов – не дней, так, тренировочная задача. Им даже не нужно было идти на огневой контакт, достаточно было блокировать пути отхода и ждать, пока беглецы не умрут сами или не рухнут без сил. От понимания этого легче не становилось и раны не затягивались, а вот «спортивная» злость, возникающая от острого чувства безысходности, действовала, как хорошая анестезия.
Куба все-таки остров. Хоть и немаленький, но ставший гораздо меньше с тех времен, когда юный Фидель прятался от контрразведки Батисты в его отдаленных уголках после штурма казарм Монкада. Научно-технический прогресс все-таки! Да и в сравнении с Фиделем Батиста был беспечен и доверчив, как ребенок. Случись тогда, в пятьдесят девятом, на месте кровавого диктатора и американского наймита сам Кастро, и Куба никогда не стала бы свободной.
На вторые сутки побега, когда стало понятно, что погоню не стряхнуть, да и то, что висит у них на хвосте никакая не погоня, а массированная облава, неторопливая и обстоятельная, в которой участвуют лучшие силы службы безопасности, Сергеев принял решение выходить к побережью.
У них был выбор – забиться в мангровые заросли прибрежных болот и умереть там или спрятаться в тростниковых посадках и… тоже умереть. Но на сахарных плантациях смерть могла быть пострашнее – их почти наверняка нашли бы с собаками. По их следу шли хорошо натасканные, рослые и свирепые псы, обладавшие превосходной наследственностью – их предки некогда ловили беглых рабов, безошибочно разыскивая беглецов в чаще тропического леса по одному только запаху страха. Их лай отчетливо доносился из зарослей сахарного тростника, когда погоня подходила совсем близко, – тяжелый, утробный, как кашель туберкулезного больного. От этого «уханья» по спине пробегали холодные волны и на память сразу приходили вересковые пустоши и болота близ родового поместья Баскервилей.
Так что при трезвом размышлении они выбрали мангровые болота, хотя вся разница состояла в том, кому пойти на корм: рыбкам или собакам. Это был действительно рискованный шаг: у Кручинина, испуская гангренозную вонь, начала гнить промежность, а треснувшее колено Сергеева было размерами чуть меньше гандбольного мяча и радикально синего цвета. И грязевые ванны были вовсе не тем, в чем нуждались их искалеченные тела. Но другого выхода они не видели. Остров есть остров – кусок суши, со всех сторон окруженный водой. Для того чтобы с него исчезнуть, нужна лодка, плот, надувной матрас, в конце концов! Самолет, дельтаплан, что там еще приходит в голову? Ах да! Еще для исчезновения отлично подходит база американцев в Гуантанамо, где их, несомненно, ждут с особым расположением! Вот уж кто рад будет чрезвычайно!
Хотя… Уж кто-кто сожрал бы Рауля с потрохами, так это «америкосы»! Весь наркотраффик, идущий в Штаты через Майами, курировал именно он. И все штатовские спецслужбы об этом знали. Только доказательств у DEA не было, а у Сергеева со товарищи они были, и самые что ни на есть достоверные. Впрочем, какие теперь доказательства, теперь и у Сергеева в запасе были одни слова! Но отметать мысль об американской базе как об убежище на крайний случай не стоило. Отличное, надо сказать, место. Не хуже, чем любое другое.
Добраться до Гуантанамо было задачей непростой, но более реальной, чем захват самолета береговой охраны или катера кубинских пограничников, планы экспроприации которых они с Сашей Кручининым уже обсуждали несколько раз.
Вот только сознание того, что прорываться надо через ряды «условно своих» в объятия вероятного противника, вызывало чувство неловкости за саму мысль. И еще одну мысль вызывало: странно, что цель вероятного противника вполне соответствует долгу человеческому, как понимал его сам Сергеев, гораздо более, чем цели бывших союзников. Хотя, если задуматься, никакого парадокса в этом не было.
В их профессии и до того случались разные казусы, вот только читать об этом в учебниках было гораздо безопаснее, чем ощущать смену политических симпатий на собственной шкуре. Нет худшей практики, чем делить мир на своих и чужих! Эти понятия непостоянны – и плюс может смениться на минус в любую минуту. Еще Черчилль сказал: «Нет вечных врагов и вечных друзей. Есть только вечные интересы!» Будь мир устроен иначе, и им бы правили романтики, а на деле им правят прагматики. Ни Рауль, ни его партнер из Картахены романтиками не были. В этой истории, вообще, не было романтиков.
Группа Сергеева должна была сообщить миру, что Куба никакого отношения к торговле наркотиками не имеет. Несколько отщепенцев, организовавших свой собственный бизнес, не в счет! Вот только черт дернул Михаила и его коллег копнуть поглубже, гораздо более глубоко, чем было заказано. Зачем было залезать в тот слой, где уже не действовало обаяние героев-барбудос, где завоевания революции выражались в миллионах долларов, заплаченных дилерами Восточного побережья за сотни килограммов белого с «розовинкой» порошка? Сергеев превосходно понимал, что люди, замешанные в этом бизнесе, не пожалеют ни средств, ни сил на то, чтобы об этой истории никто не сказал ни слова. Просочись информация о делах Рауля наружу – и скандал будет такой, что даже гаванских бездомных котов прибьют к позорному столбу! И кем-то обязательно придется жертвовать! Зная Кастро, сложно было представить, что этой жертвой станет родной брат президента!
Именно так впоследствии и случилось… Мир получил свое жертвоприношение и успокоился. Ничего, собственно говоря, и не изменилось. Разве что самолеты слегка изменили свой курс во время ночных рейдов, а порошок незначительно вздорожал. Это означало, что все, кто канул в небытие во время развязки этой истории, умерли зря.
Но тогда Сергеев не имел возможности рассуждать, глядя со стороны. Тогда он тащил на себе Сашу, а Саша был плох и с каждым часом становился все хуже и хуже. Температура у него прыгала, и он то трясся в лихорадке, то обмякал тряпкой, весь в холодном поту, бледный, как смерть, и совершенно обессиленный. У него начинался сепсис, и с этим ровным счетом ничего нельзя было поделать.
Сам Сергеев был немногим лучше, но в сравнении с Кручининым чувствовал себя богатырем. У Саши в запасе не было и суток – инфекция уже ела его изнутри, и без инъекций лошадиных доз антибиотиков смертный приговор можно было считать приведенным в исполнение. Гнилостные бактерии действовали надежнее, чем пистолет палача. Мертвый Чичо мстил своему убийце. У Михаила же это время было.
По-хорошему им надо было бы сдаться, и тогда их пристрелили бы люди Рауля (была надежда, что прикончат быстро, чтоб чего лишнего не рассказали!) или застрелиться самим, но, как водится у людей, которым терять, в общем-то, нечего, решение было принято противоположное. Если уж выжить не получится, уйти так, чтобы их надолго запомнили. Про свои мысли о походе на Гуантанамо Сергеев Саше не сообщил, но оставил вариант, как запасной.
Они наверняка знали, что от всей группы, прибывшей на Остров Свободы с благородной миссией – помочь Фиделю в очистке революционных рядов от враждебных и деклассированных элементов, не осталось никого – только они двое. Кубинские товарищи, те, естественно, кто был в курсе, кого искали, как искали и что нашли – полегли тоже. Кроме засланных казачков, разумеется, но сейчас кто есть кто – не разобраться. Да и не нужно это никому. Нынешняя цель была проста для понимания и сложна для исполнения. Надо было выжить.
В болотах оказалось хуже, чем можно было себе представить. Для Кручинина Сергеев соорудил некое подобие плота, достаточно широкого, чтобы уложить на него и раненого, и оружие. Самому Михаилу пришлось лезть в коричневую, как растворимое какао, воду по самое горло. Запах от воды шел затхлый, и разной живности в ней кишело, как вермишели в супе у хорошей хозяйки, – мангровые заросли жили своей жизнью. Сергеев не помнил точно есть ли тут ядовитые змеи, но подозревал, что при таком количестве проплывающих мимо особей разнообразного вида и окраса, их не может не быть. Правда, от плавающих носилок и самого Сергеева змеи шарахались, словно вампир от чеснока, но змеи, как и люди, бывают разные.
Передвигаться погруженным по шею в этот живой суп было сложнее, чем казалось на первых порах. Даже там, где стволы мангровых деревьев расходились, их корни сплетались между собой, как щупальца осьминога. И протиснуться над или между ними можно было только с большим трудом, оскальзываясь на поросших какой-то слизью петлях, на ощупь напоминающих чьи-то кишки, путаясь в них ногами и то и дело погружаясь с головой в жирную, словно в грязной кухонной раковине, воду.
Для того чтобы идти хотя бы со скоростью километр в час, Михаил вынужден был выбраться из чащи на самую кромку болота, туда, где бурой грязи уже с брезгливостью касались голубые языки прибрежных волн. Тут дышалось легче, но зато по правую руку была открытая вода, и подойди к берегу патрульный катер, их бегству вполне мог прийти конец. Расслышать гудящий мотор пограничного судна за бесконечным гомоном болотной жизни, обступающей со всех сторон, было сложно, а вот их продвижение, как опасался Сергеев, можно было заметить за несколько миль – по взлетающим вверх, горланящим птицам, испуганным приближением чужаков.
Кручинин, лежа на импровизированном плотике, потихоньку начал бредить – от влажной духоты, от боли в гниющем паху, в котором уже начали копошиться разнообразные насекомые и прочая мелкая дрянь, кишащая и в воздухе, и в воде, от жара, накатывавшего на него волнами. Он стонал все громче и громче, раскачивая в такт своим внутренним тамтамам грязной, покрытой струпьями головой.
Сергееву самому хотелось застонать от бессилия. У экипажа расстрелянного ими «газика» с собой было только два индивидуальных пакета, и то не полностью укомплектованных. Никаких обезболивающих, йод, грязноватые бинты, желудочные пилюли, две таблетки ацетилсалициловой кислоты, клок серого цвета ваты и целая упаковка давно забытого тетрациклина. Тетрациклин на гнойную мокнущую рану, особенно в таком деликатном месте, не самый правильный вариант. Но даже такой древний антибиотик – это лучше, чем ничего. Кручинина надо было вытащить на сушу, стащить с него грязную, мокрую одежду, попробовать хоть как-то перевязать…
Все это нужно было делать несмотря на то, что печальный итог был близок. Настолько близок, что и думать об этом не хотелось.
Сергеев зацепил больным коленом за подводный корень и на миг ослеп от взорвавшегося в глазах фейерверка. Он даже провалился с головой под воду – внезапно подломилась и вторая, пока еще относительно здоровая нога. От двойной нагрузки за последние сутки и она уже болела, словно нарывающая десна. Это было похоже на начинающийся бурсит, а бурсит коленного сустава означал, что вскоре Михаилу придется ползти на пузе, как Мересьеву. Только не в одиночестве по зимнему лесу, а с ротой кубинских гебешников на хвосте по тропическим джунглям, а так хрен редьки не слаще.
Когда солнце начало клониться к западу, заросли мангра уткнулись в песчаную полосу.
Пологий берег преграждал путь болоту – дальше начиналась картинка с рекламного проспекта: «Приезжайте к нам в Гавану! Варадеро ждет Вас!». Синее море, белый песок, пальмы, зеленая стена леса неподалеку и висящие в вышине, в горячих, восходящих потоках прозрачного, чистого воздуха, громадные альбатросы. Курорт, да и только. Только выбираться на этот пляжик длиной в несколько километров было равнозначно тому, чтобы улечься на противень, смазать себя майонезом и присыпать сверху петрушкой, зажав для особой привлекательности веточку укропа в зубах, и пригласить кубинцев на праздничный ужин с главным блюдом в виде себя любимого. Но другого варианта не было.
По небритой, сизой щеке Кручинина ползла крупная зеленая муха. На едва бьющейся жилке чуть ниже виска разбухал от крови сытно обедающий москит – здесь в тени, в сочащемся гнилой влагой полумраке кровососы не успокаивались ни на минуту.
Ругаясь вполголоса, Сергеев выполз на берег, отчаянно путаясь в густой коричневой траве, окаймлявшей границу между пляжем и болотом, развернулся и, покряхтывая от натуги, подтащил к себе плотик с бесчувственным телом товарища и трофейным арсеналом. Здесь, находясь в провале между светом и тенью, они пока были невидимы и могли осмотреться.
Он коснулся плеча Кручинина, но Саша на прикосновение не отозвался – он был где-то далеко, глазные яблоки быстро и страшно двигались под посиневшими веками. Из пересохших, полопавшихся губ с присвистом вырывалось горячее, несвежее дыхание.
– Я сейчас, – сказал Сергеев, и сам не узнал своего голоса. Из горла вырывалось какое-то хрипение, словно он осип с мороза. – Я вернусь, Саша. Слышишь?
Но Кручинин не слышал.
Нужно убежище. Не очень жаркое, но сравнительно сухое. Чтобы просматривался берег и спина была чем-то прикрыта.
Прикрытая спина… Сергеев с ужасом осознал, что вскоре он останется один. Что Сашка Кручинин, по кличке Вязаный, названный так за свою любовь к бесформенным свитерам из трикотажа, которые он виртуозно вязал, хватаясь за спицы каждую свободную минуту, скоро уйдет насовсем в их отдельную Валгаллу, оставив Сергеева одного.
Но пока он еще жив, нужно сделать все возможное, чтобы он протянул подольше. Пока не подойдет помощь…
Сергеев вздохнул, потому что знал: помощи ждать неоткуда. И не от кого.
Пляж, на первый взгляд, был безлюден и совершенно дик. Михаил подождал, пока глаза привыкнут к разнице освещенности и, пользуясь одним из карабинов, как костылем, как можно быстрее проковылял наискосок через залитый ярким солнцем участок и нырнул в тень деревьев. В ботинках хлюпало, на белом песке после его «пробежки» остались шарики упавших водяных капель. Словно по берегу пробежалось какое-то диковинное морское животное, оставляя бесформенные мокрые следы.
Глаза его не подвели.
Когда-то, наверное еще при Батисте, потому что при Кастро новые отели практически не строились, особенно в таких диких местах, тут шло строительство гостиничного комплекса. Теперь джунгли уже заплели полуразвалившиеся стены занавесями лиан, затянули пустые глазницы окон, заполнили травой вырытый под бассейн котлован. Это было не запустение, запустение приходит туда, где когда-то жили люди. Тут же люди пожить не успели.
Стены нигде не возвели выше второго этажа – не хватило времени. Или денег. Или пришедшая на Остров Свободы революция навсегда перечеркнула планы захватчиков-империалистов по превращению Кубы в лучший курорт мира. Кастро всегда говорил, что его родину хотели сделать публичным и игорным домом для всей Америки, и, возможно, был недалек от истины. Может быть, именно поэтому он, наперекор всем вражеским прожектам, сделал Кубу казармой, из которой бежали семьями, целыми компаниями, группами и в одиночку. Бежали на дырявых тазиках, в лодках из долбленых стволов деревьев, на самодельных воздушных шарах, на планерах из фанеры от посылочных ящиков и просто вплавь.
Кубу со всех сторон окружало глубокое синее море, более надежное, чем Берлинская стена. Разрушить его не представлялось возможным. Оставалось или смириться с существованием в социалистическом раю и жить по карточкам под присмотром вездесущего ГБ – под звуки речей Кастро из репродукторов, или рискнуть жизнью и свободой. И многие рисковали. И кормили акул в теплых водах Карибского моря, между ненавистным родным берегом и желанным побережьем Майами.
Куба менялась. Из тугой сексуальной красотки, пахнущей морем, солнцем и женской горячей плотью, она превращалась в старуху, с обвисшей уныло грудью, от кожи которой уже пахнет только солью, увядшими цветами и тленом. Но никто не мог окончательно стереть с ее лица остатки былой красоты, выглядывающей из-под обваливающейся штукатурки. Красоты, все еще заметной в стройности колонн полуразрушенных усадьб, в строгости Капитолия, в торжественности Кафедрала, в пышности апельсиновых садов и величии улиц, освещенных только огромной и причудливой луной.
Оставшиеся после американцев отели потеряли лоск и присущий им колониальный шик, уже никто не заливал Гавану мерцающим неоновым светом по ночам: отечество, как всегда, было в опасности и государство экономило электроэнергию. Ночью фонари не горели, и в Старой Гаване туристам было небезопасно. Мимо сверкающих девственной белизной пляжей в Сантьяго-де-Куба, мимо охраняемых, как военный объект, песков Варадеро, гремя проржавевшими крыльями, катились автомобили сорокалетней давности, выбрасывая в воздух клубы вонючего синего дыма, и серые, как мыши, туристические такси и прокатные машины. Обветшали небольшие гостиницы и ресторанчики, расположенные на улочках близ набережной, исчез аромат сдобной выпечки и пряной свинины с черной фасолью, но, слава богу, запахи рома и кофе остались, и они перебивали кислую вонь от плохого пива, стираного белья и маисовых лепешек, жаренных на старом масле.
Сергеев принюхался.
О присутствии живых людей много говорят остающиеся запахи. Люди курят, едят, пьют, испражняются, в конце концов. Все это оставляет следы. Здесь, на побережье, недостроенный, но уже умерший окончательно и бесповоротно отель пах лесом, пронзительно синтетическим запахом мокрого цемента и шершавой кирпичной крошкой. Ничего человеческого в воздухе не ощущалось. И это было хорошо.
Михаил осмотрел развалины за десять минут. На скорую руку, конечно, но достаточно тщательно, чтобы понять, что люди, если и появляются здесь, то крайне редко.
Дорога, ведущая через джунгли вглубь острова, заросла высокой травой, и колея в ней практически не просматривалась. Не было видно ни свежих окурков, ни бумаги, ни пятен масла на земле. Не воняло аммиаком от впитавшейся в камни старой мочи. Следы испражнений Сергеев нашел, но было им немало месяцев, так что место можно было считать пригодным для ночевки.
Теперь оставалось перетащить сюда Кручинина, перевязать его, дать лекарство и что-нибудь поесть – в трофейном вещмешке нашлось немного серых галет из плохой муки, вяленое жесткое мясо, крупная соль и несколько вареных яиц. В тряпочку, сравнительно чистую, были завернуты маисовые лепешки – тонкие, слегка зачерствевшие.
Потом надо было думать, куда идти дальше. И вот в этом месте продумывания плана Сергеев совершенно терялся. Может быть, потому что идти дальше было некуда, а может, потому что, куда бы он не пошел, впереди ждало одно и то же.
К ночи Кручинину стало много лучше. Он уже не терял сознание и даже говорил понемногу. Но его раны… Сергеева едва не стошнило от вони гниющего мяса, когда он подручными средствами делал перевязку. Даже с тетрациклином, приостанавливающим процесс разложения, у Сашки оставался день. От силы – два.
Они съели часть провианта и уснули в ложбинке у старой стены, прикрыв ненадежное убежище широкими пальмовыми листьями, под ночные крики ошалевших от лунного света птиц и успокаивающее стрекотание бесчисленных цикад.
А проснулись под лай собак и урчание двигателей «газонов», выруливающих на площадку перед полуобрушенной стеной основного корпуса несостоявшегося отеля. На джунгли уже спустился бледный, полный дымки и росы рассвет.
Сергеев, замаскировавшись свисающей с потолка зеленью, практически невидимый в заросшем оконном проеме, пересчитал приехавших. Их было семнадцать человек и с ними две собаки. Будь они с Сашей здоровы – приехавших уже можно было бы начинать отпевать. Но Кручинин был плох: Михаил несколько раз за ночь проверял, жив ли Сашка, и, просыпаясь, с удовлетворением слышал его хриплое, напряженное дыхание. Раз дышит, значит, жив.
Но оставаться живым еще не значит быть боеспособным. Впрочем, стрелять Сашка, судя по всему, как-то сможет. А вот сам Сергеев явно не мог порхать бабочкой, только ковылять в ритме «три четверти» – с такой ногой много не навоюешь. Если ударить внезапно, из укрытия, пока прибывший отряд не рассредоточился по территории, то человек пять положить можно. Остальные тут же рассыплются и устроят игру «Зарницу», а тут у них, с лежачим Сашкой, против местных профессионалов гебешников шансов нет. Ни одного.
Отходить к морю? Только для того чтобы утопиться! Обратно в болото? Пожалуй, надо рискнуть. Это даст шанс помереть не сегодня, а завтра, например. А за двадцать четыре часа жизни стоит побороться в любом случае. Тем более что их могут и не заметить. Тогда появляется надежда отсидеться. Если, конечно, они сразу же не спустят собак…
Сергеев невесело ухмыльнулся.
«Вот за что идет борьба! Не за жизнь, а за возможность отсидеться и умереть не завтра, а послезавтра. За лишние двадцать четыре часа».
Припадая на больную ногу, он нырнул вглубь развалин, где, крепко охватив влажной от пота ладонью рукоять снятого с предохранителя древнего АК, ждал его Кручинин.
Но приехавшие не были новичками в своем деле и спустили собак почти сразу же, как цепь сделала первые шаги, так что надежда отсидеться незамеченными канула в небытие вместе с очередью из автомата, которой Сергеев срезал первого бразильеро, распластавшегося в стремительном прыжке.
Назад: Глава 10
Дальше: Глава 12
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий