Уроборос. Шанс для старого

Глава 4

 

Пошла уже вторая неделя как я начал готовиться к походу на крыс. Что так долго собираюсь? А куда мне торопится? Я тут надолго! Дни отмечаю, царапая палочки киркой на стене в пещере, да и то по инерции, привык за всю жизнь постоянно контролировать время. А вот сейчас, это явно атавизм. Палочки-то я царапаю, а вот какой день недели, хоть убей не помню. С часами ещё прикольней! Проснулся, значит утро! Солнце в зените — полдень. Есть захотел — обед. Стемнело — ночь, а перед этим — вечер. Живу аки божее создание, игнорируя такие условности как чёткие промежутки времени. В полной гармонии с миром. Хотя, довольно подробные солнечные часы состряпал, да, но лишь для некоторых технологических процессов, которые я тут произвожу.
Хотя, конечно, лукавлю… я нисколько не затягиваю момент долгожданной, так сказать, встречи со своими «ценными» друзьями. Более того, я каждодневно и весьма активно приближаю этот миг. Я уже закончил антикрысиный доспех и заканчиваю делать более подходящее для драки с крысами оружие.
Постоянно размышляя над тем, что со мной происходит, я пришел к двум, целеполагающим направлениям, касающихся меня любимого, и которым я собираюсь следовать в будущем. Генеральная, так сказать, линия.
Если я до сих пор не помер, то надо придерживаться этой же тактики и дальше — это первое. Кто знает к чему она меня приведёт. И второй вывод, следующий из первого – надо для этого делать всё правильно! А остальное лишь производное от первых двух стратегических задач.
Человечество, за свою историю, накопило огромный пласт знаний во всех сферах своей деятельности. Дай только себе труд изучить и применить эти знания, когда это нужно. Я и раньше не жаловался на мозги в целом, и на память в частности, а теперь и вовсе, всё что знал и умел, или хотя бы читал или видел, стоит сделать слабое усилие тут же встаёт перед глазами, как будто это было вчера. Может так проявляется характеристика – интеллект? Хм, интересная мысль… Но вернёмся к антикрысиному доспеху….
Макраме, если кто не в курсе, это от арабского – тесьма, кружево, бахрома. Или от турецкого – шарф, салфетка с бахромой, а в целом — это искусство узелкового плетения. Наверное, каждый видел и представляет, что это такое. Это всякие искусно, ажурно переплетённые штучки, начиная от простейших салфеток и кончая произведением художественного мастерства в виде шикарных платьев, штор, скатертей и даже нижнего белья. Это всё так. Но прежде всего, основа макраме — это плетение шнуров! И в этом, макраме вполне может поспорить с японским искусством плетения шнуров – кумихимо. А есть еще одно вполне процветающее искусство, не мене разнообразное и красивое, как вязание крючком. Не верьте, когда говорят, что это только женское увлечение – макраме, вязание крючком или там, на спицах, в этом и мужчины замечены…. Но только — тшш, тшш…. Им проще признаться в продаже родины, чем в том, что иногда, тёмными, долгими зимними вечерами они плетут шнурки или вяжут крючком. К чему это я всё? Да всё очень просто….
Собираем пальмовое волокно, обрабатываем до нужной кондиции, и изготавливаем шнуры нужной толщины и плотности. Дело это муторное, долгое, но необходимое. Затем вытачиваем из твёрдой древесины подходящий крючок и начинаем вязать из заготовленных шнуров простое полотно. Толстое, плотное, крепкое… как коврик под ногами в прихожей. И вот уже, через неделю и неоднократно натёртых на пальцах мозолей, у меня есть штука ничем, принципиально, не отличающаяся от бронежилета. Те же зад и перед, так же завязывается с боков, дырка для головы…. Прочность, правда не та, но зато гибкость и подвижность куда лучше. А что до прочности, мне пули не ловить, а на крыс вполне хватит.
По тому же принципу связал круглый шлем на голову, с широким назатыльником и длинными наушниками. Отдельно связал наплечники и прикрепил из к кирасе на подвижные ременные сочленения. Ремни, кстати, нарезал из кожи змеерыбы. После дубильного раствора она оказалась очень для этого хороша. Плотная, гибкая, гладкая и… хрен порвёшь! Удалось получить из одной змеерыбы несколько полноформатных ремней и кучу прочных, ремешков и шнурков. Очень ценный оказался змеерыб. Жаль, что, пока такой же не попался больше. Он теперь у меня в приоритете во время ночных поисков!
Ещё я связал набедренники, а также поножи и наручи. Наручи и поножи усилил набором деревянных плашек, нашитых сверху полотна. Грызть, кусать или бить хвостом, что руки, что ноги, теперь бесполезно.
Из гибких прутьев, из которых я сплёл уже пару вершей, взамен разломанной крабом, сделал круглый щит для левой руки. Увы они хоть и гибкие, но достаточно корявые. Чего-либо подобного родной, русской лозе или ротангу тут не нашлось. Щит получился хоть и прочный, но на глаз крайне неэстетичный! Небольшой, сантиметров двадцать в диаметре, кулачного хвата. Так называемый – баклер. Это что бы крыс нокаутировать не голым кулаком, а вполне вооруженным. Жаль умбон сделать не из чего, но я проплёл край баклера шнуром, сплетённым из крысиных ниток, так что, если словить удар таким краем, мало не покажется.
Вот этими вещами, не забывая регулярно качаться, в основном я и занимался всё это время. Между делом нашел несколько травок-приправок, одна похож на дикий лук, другая — укроп обыкновенный, что на вкус, что на запах, что на вид. И ещё неброский кустик с листьями, которые стоит только потереть, как они начинают жечь словно рьяный перец чили. Всё это приятно разнообразили потребление морепродуктов. Я даже наладил регулярную выпарку морской соли в плоских половинках раковин.
Также я сварганил алхимический рецепт на основе морской капусты и ещё трёх интересных травах, с кратким описанием -- «Антибактериальная, обеззараживающая настойка с лёгким лечебным и обезболивающим эффектом. Наружного применения. Алхимический раствор. Ур 1-2.». Очень не хватает банального кипячения, думаю дело бы пошло ещё веселее. Но всё равно, я крут! Хотя опять ничего не дали. А ещё бонусная территория называется!
Но это всё – днём. А ночью регулярно наведываюсь на дно морское, «по грибы, по ягоды». Натащил кучу рефлекторов. Разных раковин, как на съедение, так и просто ради красоты. Верши регулярно ловили и рыбу, и крабов, так, что я больше половины просто отпускаю назад. Каждый раз я всё ближе подбирался к рифовому барьеру, там, как я и предполагал, всё самое интересное. Но и сложнее там, и опаснее.
Я больше смотрел, изучал и описывал, чем хватал руками и пробовал на «зуб». Иногда я что-то называл, иногда то, что я находил уже имело своё название. Я так увлекался изучением нового и неведомого мира, что три раза приходилось уходить от прилива бегом. А один раз и вовсе последние метров десять брёл по пояс в воде.
Не обошел я вниманием и береговую живность. Но кроме «шипоигла» так окрестило его опознание ничего интересного не нашел. Хомячки-тушканчики меня ничем не удивили, длинноногие ящерицы не только оказались очень шустрыми, но жесткими и горькими на вкус. Даже шкурка с них – выбросил и забыл. Сухопутные крабы, как еда, не чем не лучше морских, жуки и сколопендры пока не интересуют.
Шипоигл, что-то сродни нашему ежу, только побольше. А ещё, в отличии от нашего, у которого иголки пустотелые, у этого кренделя каждая иголка, действительно иголка. Прямые, твёрдые и прочные гладкие костяные иглы, от двух до десяти сантиметров, различного диаметра. Бери, ковыряй ушко, и вот тебе готовая швейная игла. Или заряжай в духовую трубку и плюйся! Живая игольная фабрика! Шипоигл имел интересное свойство защиты. При опасности он резко сворачивался и «сдувался». И тогда иголки прилегали так плотно, что получался твёрдый многослойный панцирь. Если его продолжали кантовать, шипоигл мог моментально надуться, увеличивая свой объём раза в три от первоначального. Иголки становились дрыком, и легко покидали свои «гнёзда»… Представляете, если кто-то, в этот момент, держал его во рту желая съесть! Или просто не успел убрать любопытный нос? Мой нос был далеко, во время знакомства, в вот ладонь рядом! Перфорация состоялась знатная! Зато, не прилагая особых усилий, обзавёлся десятком качественных игл. Во всём нужно видеть позитив, ребята! Хе-хе… Изображение и описание шипоигла заслуженно переместилось в мой Дневник в графу – «Полезные существа».

 

Возле самых рифов, где приходилось в основном плавать, я нашел странные кораллы. Это были чечевицеобразные, слегка ребристые, окаменевшие наросты, разного размера и веса. Несколько таких я отколотил киркой и притащил к пещере. Они-то и натолкнули меня на создание оружия более подходящего для истребления крыс чем мой бывший, неуклюжий каменный топор, или нож. У того, что я хотел сделать даже есть какое-то специальное название, но я забыл, а потому называю это просто – булава.
Я взял «чечевичку» размером с кулак, и весом с пол кило не больше, и с помощью кирки «проточил» на одной из сторон канавки в виде креста. В лесу нашел и выкопал подходящий стволик крепкого дерева. Обчекрыжив комель от корневых отростков, я вырезал в нём выемку куда плотно ложилась «чечевица», а потом тщательно примотал камень к палке с помощью крысиных полос от хвоста, которые я для простоты стал называть – крепёж. Когда всё это высохло, я обмотал саму палку крепежом в два слоя. Опять высушил. И потратив последний крепёж обмотал дополнительным слоем место под руку, а также сформировал на конце бобышку, чтобы при ударе булава не выскользнула из пальцев. И снова всё это высушил. В результате, у меня получилась очень прочное, достаточно лёгкое, а главное быстрое оружие. Ведь против подвижных крыс главное быстрота ударов, а уж повреждения от ребра «чечевицы», торчащего по кругу, будет более чем достаточно. Принцип «молотка» ещё никто не отменял.
А ещё моя булава имела несомненный эстетический вид! Эх, лачком бы покрыть ручку вообще здорово было бы…. Но и так, я чувствую, она прослужит мне долго и верно!
Сегодня уже день перевалил за половину, я сижу в тени небольшого навеса, сделанного на скорую руку, возле пещеры, и занимаюсь тем, что вношу последний штрих в своё оружие, а именно, аккуратно проделываю крысиным резцом отверстие в конце ручки, чтобы вставить темляк. Без него булава не имеет законченного, близкого к совершенству вида.
Вот проковыряю дырку, вставлю темляк, отосплюсь эту ночь, и завтра с утра в гости, так сказать…
– Позолоченным рукам,
Не хватает только плети,
Му-му-мы, мы, мы, мы-мыыы….
Мурлыкая вполголоса такую же древнюю, как и я, песню группы «Пикник», я бросал, время от времени, прищуренный взгляд на искрящиеся воды океана….
– Этот мир не ждёт гостей,
И детей своих не крестит,
Мы-мы-мыыы….
– Ух ты ж, бля!!!
Подняв, в очередной раз, голову я увидел перед собой чудовище! Это было так неожиданно, что меня словно ветром сдуло… Кувырнувшись через спину из сидячего положения, я врезался в хлипкую стойку снеся её и заваливая всю конструкцию навеса на себя. Стараясь побыстрее вскочить и подороже продать свою жизнь, я несколько секунд энергично брыкался под листьями и жердями, упавшими на меня. Наконец выбравшись резво отскочил на пару метров в сторону с занесённой для удара булавой и… осознал, что это было за чудовище. А точнее – кто!
Посланец, мать его, системы! В просторечии – пёс! Здоровенная, метра под два с половиной фигура шакалоголового бога Анубиса. Только в отличии от классического образца этот был весь зверообразным, хотя вполне антропоморфным. Его красно-чёрная, с подпалинами, короткая и плотная шерсть лоснилась и переливалась на солнце. Больше всего он напоминал тех, злобных собак, что вылезли из глубин египетского ада в небезызвестном фильме «Мумия». Такой же брутальный тип.
На плечах у пса лежал богатый воротник – ускх, состоящий из ярких самоцветных бус, смальты и различных фигурок из разноцветного золота. Одно из любимейших украшений в древнем Египте. На бёдрах изящными складками располагался белоснежный передник – схенти, подпоясанный богато украшенным поясом с длинным, широким свисающим меж ног концом. Золотые, ажурные браслеты украшали предплечья, запястья и щиколотки неожиданного гостя. Ладони, кстати, были совершенно человеческие, как и пальцы, только вместо ногтей небольшие, массивные, хищно загнутые когти чёрного цвета. А вот ноги и ступни были совершенно собачьи.
Сложив на выпуклой груди перевитые сухими мышцами руки, он спокойно наблюдал за моими «попрыгушками». Если я что и понимаю в мимике собак, то его морда лица была совершенно индифферентной. Ярко-желтые с чёрным зрачком глаза взирали на меня даже где-то слегка презрительно. И только высокие чёрные стоячие уши были постоянно в движении чутко улавливая сторонние звуки. А ещё у него был хвост! Длинный, сильно лохматый, висящий вяло и неподвижно….
-Хух, – я резко выдохнул, опуская булаву. Адреналиновый шторм в крови гулял в венах шипя и пузырясь, сердце молотило словно отбойный молоток!
– Что ж ты, уважаемый так пугаешь старого человека! – я вытер вспотевший лоб – Так и помереть недолго.
Шакал, в ответ, удивлённо приподнял бровь и слегка задрав губу оголил белоснежны верхний клык.
– Ты не слишком почтителен, человечек! – лениво проронил он.
– Наоборот! – эмоции, увы, опережали разум в разговоре с посланцем системы – Обычно я бью сразу, если кто слишком неожиданно выскакивает у меня перед носом, особенно если это, не сильно похоже на человека!
– Ты думаешь, что можешь ударить Посланца Системы? Ты не только не почтителен, но и дерзок, человечек! – шакал в удивлении поднял уже обе брови.
Кажется, наш разговор пошел куда-то не туда… Няшка, помнится, предупреждала не в коем случаи не ссориться с посланцами системы!
– Э-э-э… и в мыслях не было! Просто нервная система у меня старая, вся такая нервная. А что булавой намахнулся, это я так, на всякий случай….
– П-фф! – это у него получилось довольно презрительно...
Мы, молча, некоторое время рассматривали друг друга. Странно всё это. Насколько я знаю, посланцы просто так не приходят к игрокам. Их или вызывают, или, что гораздо реже, они сами являются. Но тогда они либо радуют, либо, и это чаще всего, чем-то озадачивают. А то и втык дают….
– Вы собственно по какому поводу? – это молчание стало уже напрягать.
Посланец, не отвечая, повернулся и заложив руки за спину неторопливо побрёл осматривать моё небогатое хозяйство. Посмотрел на выложенный камнями очаг, заглянул в ёмкости с дубильным раствором. Остановился возле вялящихся в тени рыбных балыках и долго разглядывал их. Прикольно было видеть, как чёрная пипка подвижного носа энергично шевелится, втягивая запах таранки. Он что, ни разу не видел её, что ли?
Повернувшись ко мне, он посмотрел на булаву, которую я так и не выпустил из рук сопровождая шакалоголового в его «экскурсии»
– Дай!
Однако, какой бесцеремонный! Вообще никакого воспитания. Подкинув булаву в воздух, я поймал её за ударную часть и с кривой ухмылкой протянул ему ручкой вперёд.
– Ну, на!
Посланец взвесил булаву в руке, постучал ногтем по камню, поскрёб оплётку и ничего не сказав вернул её мне назад. Так же молча мы вернулись к пещере. Слава богу в неё он не полез. Не хотелось бы вторжение на мою «частную территорию» этого Посланца Системы. Не нравится он мне! Странный он какой-то, грубый, высокомерный…. Мне они представлялись как-то по-другому.
Повернувшись к океану, пёс некоторое время созерцал его безбрежные просторы, а потом неожиданно спросил.
– Знаешь кто я, человечек?
– Посланец Системы? – слегка иронично поинтересовался я. Ну, не складывается у меня с этим чудиком нормальный разговор, да и стараться уже не хочется.
Пёс повернул голову и пристально посмотрел на меня своими желтыми глазами.
– Да! Я, Посланец Системы! И это – он взмахнул рукой – моя зона ответственности.
Интересно, что он имел в виду махая тут руками? Зона ответственности – это планета Океания, Великий Архипелаг, остров Возрождения? Не дождавшись от меня ни какой реакции на свои слова пёс продолжил.
– Ты первый игрок в моих владениях на которого я решил посмотреть.
– Первый игрок вообще, в твоих владениях, или первый игрок, на которого тебе стало интересно посмотреть поближе? – заинтересованно уточнил я. Ну же, колись лохматый!
В глазах у пса мелькнула какая-то растерянность, он подзавис на несколько секунд. Ну же, глаголь! Но посланец, вдруг, совсем по-человечески ухмыльнулся и сделав ушами круговое движение, равнодушно проронил.
– Закрытая информация.
Ладно, не вышло, что ж… Я стоял и молча ждал что ещё скажет нежданный гость. Наверное, он тоже ждал, когда я что-нибудь скажу. Но я его перемолчал. В конце концов, если он сюда заявился, значит ему, что-то нужно….
– Посмотрел я как ты живёшь. Убого, не устроенно, неудобно…
– Мне удобно.
– Гм… – скептически вздёрнул бровь шакалоголовый.
– Человек познавший неудобства и неустроенность во всех формах и проявлениях, однажды достигнет просветления и станет чувствовать себя комфортно где угодно и в любой ситуации.
– Да? Интересно! И кто высказал эту мысль?
– Может быть я? Хотя тут столько умников развелось, так и норовят мудрость с языка снять! А впрочем, возможно это из буддизма что-то….
– Буддизм? Хм! Кажется, я что-то слышал про это.
– Мировая религия! Одна из…
– Тут такой нету.
– Да? А какая есть?
– Закрытая информация. – пёс снова радостно ухмыльнулся.
– Я понял.
Помолчали
– Скажи человечек, почему ты сидишь на этом убогом острове и не спешишь в большой мир? Там столько интересного и удивительного! – пёс пристально посмотрел мне в глаза.
– А что, уже пора «спешить в большой мир»?
– Это тебе решать. – равнодушно пожал он плечами.
– Ну тогда я погожу. У меня и тут делов полно, знаешь ли….
– Какие?
– Закрытая информация!
Посланец наклонил голову набок, ну совсем как собака, и долго рассматривал меня, словно увидел в первый раз.
– Что ж, прощай, человечек! Может быть я зайду к тебе ещё.
– Милости просим, завсегда рады! Только вы уж предваряйте своё появление, в следующий раз, какими-нибудь эффектами! А то кабы чего не вышло….
Несколько раз мигнув, словно испорченное голографическое изображение посланец системы беззвучно исчез. Последняя моя фраза улетела в пустоту. Ну, да и ладно…
Некоторое время я молча обдумывал всё только что произошло. Кое-какую информацию из этого мутного визита выудить удалось, чуть-чуть, но….
– Зачем приходил, чего хотел – непонятно!? – я задрал голову и устремил взгляд в бледно-голубую высь – Ева! Божественная моя! А что это сейчас было?
Небеса промолчали….

 

Брутальная проекция бога Анубиса, конечно, это интересно, но на текущие планы никак не повлияло. Когда я доковырял отверстие в ручке булавы и вставил темляк система разродилась неожиданной плюшкой!
«Поздравляем! Вы изготовили собственными руками более десяти предметов оружия и защитного вооружения. Вы отрыли профессию – Оружейник!
Идя по нелёгкому пути оружейника прилагайте старание, смекалку, упорство в достижении поставленной цели, и тогда каждая последующая вещь, изготовленная вами, станет более совершенной, более надёжной, более эстетичной. Помните, красота, есть неотъемлемая составляющая оружия и доспехов с большой буквы!
Смело экспериментируйте с умениями и материалами и возможно, однажды, предметы, изготовленные вами, приобретут необычные свойства!
Оружейник. Ранг – 1.»
А ещё за оружейника накинули единичку в интеллект и целых три в манну. Пропорция непонятна, но взаимосвязь между манной и интеллектом стала очевидной. Добавили +5 к жизни. И теперь я стал жуть как вооружен, и страсть как живуч… Не иначе из-за доспеха, хе-хе…. Расту, однако!

 

Вот и знакомые места! Где-то здесь я встретил первого скального крыса и где-то тут должен валятся мой каменный топор… который мне уже ни к чему.
Я крался по лесу, изо всех сил стараясь шуметь как можно меньше. Кираса и остальная защита ещё не обмялась была жестковата и слегка натирала кожу, поэтому бесшумного ниндзя изображать было тяжело. В любом случаи, скальный крыс заметил меня явно раньше, чем я его. Он стоял столбиком на поваленном стволе дерева и бесстрашно разглядывал меня, наверное, пытаясь понять, что же я такое? Серая скотинка ещё не приобрела полезного рефлекса сматываться от человека, особенно когда количественный перевес не в её пользу. Поджав передние лапки, крыс энергично водил носом, нюхая воздух и любопытно поблёскивая глазками. А любопытство оно такое, знаете ли, неоднозначное чувство, когда полезное, а когда и не очень…
Я, плавно вытянул из самодельного тула увеличенный аналог дротика от дартса, прицелился и коротко и резко метнул его в крыса. Наконечник из иглы шипоигла легко пробил шкуру и мышцы погрузившись в тело на всю десятисантиметровую длину. Точное попадание! Семь-восемь метров по такой цели для меня, после ежедневных тренировок, это не расстояние.
Мгновенно подскочив к визжащему крысу барахтающемуся на земле я в один удар прикончил его своей булавой! Легкий стремительный мах, влажный шмяк, и всё кончено!
– Нарекаю тебя – Крысобой! – пафосно изрёк я, удовлетворённо оглядев булаву.
Закинув тушку в корзину и оставив её на месте схватки неторопливо стал продвигаться в сторону где меня чуть не загрызли в первый раз.
«Засадный полк» обнаружился примерно там же. Как и в тот раз, крысы атаковали стремительно и неожиданно, но теперь их было три! Две из них прыгнули в лицо, а третья кинулась на ногу. Отбив, влёт, одну крысу баклером в сторону, так, что она пошла винтом по кустам, от второй я умудрился уклониться. Но пролетая мимо, крыс извернулся и успел хлестнуть меня по наплечнику хвостом. Сильно, но практически без ущерба. Ха! Доспех-то рулит!
Третья уже повисла, вонзив резцы в поножи и завязла ими в деревянных плашках! Дёргаясь и мотая всем телом, словно собака, она то ли пыталась освободить зубы, то ли старалась прогрызть защиту. Шмяк! И Крысобой поставил смачную точку в её нелёгком деле.
Ударенная баклером крыса ещё кувырялась в кустах, пытаясь прийти в себя, а её товарка снова прыгнула на меня. Зря, по единичной цели я отработал легко и изящно, врезав ей в полёте булавой словно битой по мячу. Сдаётся мне, этим встречным ударом я убил крыса ещё в воздухе, потому что, упав он даже не дёрнулся.
Оставшийся зверёк нападать не стал, а поводив носом и будто поняв, что он осталась один, вдруг присел на задние лапы и тонко, пронзительно и очень длинно запищал.
– Ага! Страшно! – Я не спеша извлёк из тула ещё один короткий дротик. – Ты главное на месте сиди, что бы я за тобой не бегал...
Из кустов послышался дробный топоток и к побитому крысу присоединились ещё два свежих «бойца». Быстро обменявшись писками разной тональности между собой, вновь прибывшие не стали, немедленно, бросаться на меня, а также став столбиком пристроившись по бокам от первой. Раскрыв пасти они, синхронно, выдали пронзительный писк, от которого даже уши слегка заложило. Писк тянулся и тянулся, сваливаясь во всё более низкие частоты пока, похоже, не перешел в инфразвук. По крайней мере, крысы продолжали сидеть с безмолвно открытыми пастями, но явно сильно напрягаясь, а меня пробрало на «гусиную кожу» и слегка заломили зубы!
«Лёгкое оглушение» – любезно проинформировала система.
Но, то ли я великоват для них оказался, то ли крыс оказалось для меня маловато, сильного ущерба они мне не нанесли. Я не стал дослушивать чем закончится ария этого бездарного трио и метнул дротик в центрального «крикуна». Попал хорошо! Не убил, но из стоя вывел. Две оставшихся вопить сразу же перестали и кинулись на меня в своём стиле, то есть, разбежались и прыгнули! Я резко присел и просто пропустил из над собой. Хе! Я и так могу! Приземлившись, крысы моментально развернулись и вновь бросились на меня, но теперь метя в ногу. Первую, оказавшуюся чуть быстрее встретил футбольным ударом, а вторая, врезав хвостом по поножу, оттолкнулась от бедра и повисла на правой руке, вонзив зубы в наручь. Ловкая тварь! Мотаясь и дёргая, она сильно трепала руку, вооруженную булавой. Попытался ударить крысу баклером, но было неудобно и сильного удара никак не получалось. Недолго думая я отбросил его, выхватил нож из ножен и прижав крыса к дереву, ограничивая свободу манёвра, одним, мощным ударом пришпилил её к стволу! Пару раз судорожно дёрнувшись и харкнув, на последок, кровью, крыса обвисла на лезвии ножа безвольной серой тряпкой. С этой – всё! Не теряя времени пробежался и добил обоих подранков. Теперь точно всё, чистая победа!
Поспешая, накину на задние лапки верёвочные петельки, приготовленные заранее, я собрал крыс в гирлянды и взвалив из на плечи поволок к оставленной корзине. Задерживаться тут даже лишнюю минутку я не собирался. Вдруг ещё подкрепление прибудет! Шесть крыс, которые не только ценный мех, вкусное мясо, но прежде всего, очень ценный хвост, на сегодня более чем достаточно. Как переработаю добытое, так загляну ещё…

 

Прошедшую схватку я оценил на твёрдое «хорошо». Травм я не получил, практически, ни каких, критических ситуаций не возникло, все параметры горели бодрым зелёным цветом, это я проверил сразу после боя, и чувствовал я себя довольно бодро и лишь слегка уставшим. В целом, крысы, вполне одолимый соперник. С десяток, если нападут одновременно, я думаю, справлюсь. Если больше, наверное, лучше не связываться. По крайней мере сейчас. Но ясно одно, крысы не тупые мобы. Явно обмениваются информацией, используют изменяющуюся тактику нападения и в целом ведут себя достаточно креативно. Впрочем, чему удивляться, крысы и на Земле входят в топ – 5 самых сложно устроенных социально-общественных формаций, где первое место у человечества. Да ещё это их – оглушение. Инфразвук очень опасная вещь, трудно сказать, что будет если они устроят мне хоровое пение не втроём, а в три десятка! На такой «концерт» билеты лучше не брать! Да.

 

Этим же днём, ближе к вечеру погода, неожиданно испортилась и в ночь разразился полноценный шторм. Сильный ветер рвал кроны пальм, волны и тучи. Грохот валов шипящей и бурлящей воды соперничал с грозовыми раскатами и вспышками молний! На их фоне секущие струи дождя, летящего параллельно земле то справа на лево, то с лева на право, то с верху вниз, а иногда, казалось, что и с низу вверх, совершали свои «эволюции» совершенно беззвучно! Настоящее буйство стихии.
Я грешным делом посчитал, что тут вообще погода как в раю, ну, или как на нашем Земном острове Мауи. Мауи – это общепризнанное «райское место», если вдруг кто не в курсе. Ещё бы, самые дождливые месяцы в году – это март и август. В это время, вы только подумайте, идёт аж целых четыре дождя в месяц! Средняя температура воздуха весь год не выше +30, а воды, не ниже +24 по Цельсию. Для нас, Россиян, и правда – рай!
Вот и на острове Возрождения, до сего дня, где-то так и было. Жары большой нет, вода лучше не придумаешь, пару раз, по ночам прошелестел небольшой освежающий дождик, и тут на тебе… Полноценный шторм! Да не слабый такой!
Два дня и две ночи просидел, практически безвылазно, в своей пещере пережидая непогоду. Правда, никаких особых беспокойств это сидение мне не доставило. Дровами я запасся давно и основательно, еды у меня хватало, все сколько-нибудь значимые «производства» и вещи я стащил в пещеру заранее, как только заподозрил неладное… Вот, теперь сижу, слушаю завывание ветра и громы с молниями, ем, сплю, качаюсь, отрабатываю приёмы с баклером и Крысобоем. Химичу с алхимией и мастерю «тревожный маяк» на основе слизня-лампочки. Кстати, три лампочки, оборудованные рефлекторами, дают вполне достаточно света на всю пещеру, а направленные в одну точку освещают так, что хоть газеты читай…, если бы были.
Короче сижу, не скучаю. Предвкушаю то, что накидает на пляж разбушевавшиеся волны, после того как шторм отступит. Вдруг что интересненькое подкинет?

 

На третью ночь шторм стал стремительно выдыхаться и к утру полностью растворился в эфире оставив после себя лишь слабо накатывающиеся мутноватые волны, кучи водорослей и всяческого мусора на пляже и основательно изломанные прибрежные заросли. А ещё, насыщенный йодом и озоном воздух, яркое утреннее солнце и бесконечную прозрачную синь неба.
Вооружившись палкой-цеплялкой я, с энтузиазмом, поспешил на пляж, надеялся на то, что шторм «подкинет» мне чего-нибудь интересненького! Он мне и подкинул! Не пройдя и нескольких метров, я неосторожно наступил на пучок водорослей и тут же поплатился за свою расслабленность. Резкая боль пронзила мою правую ступню. Упав на ещё влажный песок и подтянув вывернутую подошву поближе, сквозь набежавшие слёзы, я разглядел маленького чёрно-зелёного морского ежа вонзившегося в плетёную обувку…
«Морской еж. Чёрная Диадема. Маленький. Ядовит». – Отчиталось опознание.
– У ссука! Сам вижу, что маленький! – Я быстро отвязал шлёпанцу и сдёрнул её с ноги. Тонкие иглы ежа легко прошли сквозь плетёные волокна и оставили несколько мелких кровоточащих ранок на коже подошвы, а в двух местах хрупкие иголки обломились да так и остались под кожей темными занозами.
От ступни и вверх неспешно расходилась жгучая боль и онемение. Места уколов быстро покраснели. Недолго думая я взрезал кожу и выковырнул застрявшие иголки. Нога «горела» всё больше. Поднявшись я поскакал, буквально, на одной ноге в сторону пещеры. Ввалившись в неё, с размаху упал на лежак! Нога, к этому времени, ощущалась как чужеродная колода. Ступня и щиколотка прилично опухли. Дышалось тяжело и сердце работало с явной нагрузкой.
«В ваш организм проник яд! Идёт отравление!» – жизнерадостно-зелёным высветила система.
– Вот спасибо, растолковали, мне, убогому, что со мной! А то я дурак, думал насморк подхватил!
Переключившись на полосы, я сумрачно взирал как параметр «жизнь» упав ниже половины колебался, то +1 вверх, то -1 вниз. Реген, мигая красной полосой изо всех своих невеликих сил боролся с отравлением.
– Маленький, падла, да удаленький! – процедил я, с ненавистью рассматривая морского ежа воткнутого в подошву шлепанца. – Если такая мелкая хрень меня чуть на тот свет не отправила, что же будет, не дай бог, наступлю на большого? А? Я тебя спрашиваю – тварь колючая! Ты вообще откуда тут взялся? Ведь ни разу вашего брата не видел до этого! Э?
– Ух, жаль, что ты маленький! Я б тебя из принципа сожрал! Из принципа!
Отшвырнув шлепанцу в сторону я, с трудом доковылял до небольшой раковины, где у меня содержался раствор с легким антисептическим и обезболивающим свойствами. Аккуратно растерев жижку по опухшей ноге какого-то заметного эффекта не почувствовал. Мда, кажись моя алхимия слабовата! Польза от неё, пока, как говориться, что мёртвому припарки.
Добравшись до лежанки, я обессилено упал и найдя более-менее приемлемое положение для больной ноги, стиснув зубы, принялся пережидать кризис.
На счёт морских ежей и правда странно. Я действительно, только сейчас осознал, что до сих пор мне они не попадались. Почему-то это необычное явление не зафиксировалось в моей голове. Вот те и интеллект выши-крыши. Не разглядеть под носом такого удивительного факта! На Земле даже в холодных морях этого «добра» хватает, а уж в тропических водах морским ежам несть числа. Хошь с колючками, хошь с мягкими иглами, а хошь вовсе – лысые! Некоторые, кстати, тоже крайне ядовиты. А тут ни одного… Общая редкость вида? Принадлежность острова к яслям? Шторм приволок колючего паразита, чтоб ему вечно полоскаться в прибойных водах Фокусимы, из другой локации? Хм-м… Незаметно для себя я уснул.
Проснулся я уже глубокой ночью. Нога не столько болела, сколько чесалась. Реген перестал тревожно моргать и перешел в стабильный зеленовато-желтый цвет. Жизнь перевалила за отметку в двадцать пунктов. Хлебнув воды удовлетворённый упал на лежак и быстро заснул. Всё что нас не убивает, делает нас сильнее... воистину так!

 

Утро было прекрасным! Ничего и ни где не болело, не свербело и даже не чесалось. Полностью здоров. Ах как я люблю и уважаю эту виртуальную реальность! Если не откинул копыта сразу, чуть-чуть потерпел боль… и вуаля, уже здоров и полон жизни! Особенно сильно прочувствовать весь цимес этого чудесного механизма излечения способны лишь такие старые пердуны как я, которые после каждого чиха по полгода оклематься не могут.
Так что, я здоров, энергичен и чертовски голоден! Выйдя из пещеры, утренний моцион никто не отменял, я с грустью отметил, что все «богастьва», если они конечно были, выкинутые штормом, за сутки моего лежания, благополучно растащили. Ну, или они сами аннигилировались.
Сразу после водных процедур выскочила иконка сообщения. Ну-с, посмотрим…
«Познающий яды. Текущий показатель – 0, 21%.»
«Жизнь +4».
С жизнью всё ясно, а вот познающий яды – остаётся только умствовать! Исходя из логики, после двух отравлений, которые я пережил, параметр повысился. Это значит, что? Я стал более стоек к яду? Менее восприимчив конкретно к этим ядам или в целом? Это навык к алхимии? Стану живым детектором ядов? Или это цепочка магического умения? Чем чёрт не шутит! Одни вопросы…
Но система ни гу-гу, ушла в полную несознанку! Чтоб её! С учётом бонусной территории, отступать некуда. Так что, только смелый эксперимент. Да!
Через час, спокойно поев и ещё раз тщательно всё обдумав, я внимательно рассмотрел морского ежа. Выглядит вполне, и сам не завонял, и иголки такие же колючие во все стороны…
– Однако, шкала показателя у познающего яды совсем не коротенькая, я бы даже сказал – длинновата! – задумчиво пробормотал я – Хотя… какая разница, длинная, короткая, вечному спешить некуда…
Отломив несколько иголок, я прицелился и не спеша, чтобы не сломались ввёл их в бедро многострадальной правой ноги.
– Ух бл… ! – простонал я на всю пещеру – Бодрит-то как!

 

– Ну, укуси, ну! Укуси, арахнид, будь человеком! – я старательно подсовывал палец под «нос» большого жёлто-красно-чёрного мохнатого паука – Ну давай! Не жмись на яд! Тяпни разок!
Паук кусать не торопился. Угрожающе вздымая передние лапы и обнажая хелицеры он всё же не нападал, а достаточно проворно пятился назад и, наверное, искренне недоумевал, какого к нему пристал этот сумасшедший! Ведь и его размер, и раскраска, все просто кричит – не тронь я ядовитый!
– Укуси животное! А то я тебя сам уку… Ай! Мама! – я затряс пальцем, к которому будто паяльник приложили. Пауку всё же надоели мои бестактные тыканья в «лицо».
-Ух ты ж..! У тебя там что, кинжалы что ли! – разглядывая палец сквозь непроизвольно набежавшие слёзы я обнаружил две тёмных, даже не точки, а дырки на месте укуса!
– Красава! До кости пробил падла! – не мог не восхитится я пауком, который, кстати, уже куда-то оперативно слинял. Но он меня уже больше не интересовал, мавр сделал своё дело, мавр может уходить – Кррас-сава!

 

Разноцветный, с кулак размером, паук которого система обозвала как «Мышиный лев», был один из многих в длинной череде ядовитых созданий чей яд я принял в себя как наружно, так и внутренне. Два месяца я целенаправленно травлю себя различной дрянью, до которой только могу добраться. Растения, грибы, насекомые, некоторые морские гады. Причём гады конкретные! Морские создания оказались самые рьяные в плане ядовитости.
Как я помирал, в эти недели, но выжил, рассказывать не буду. Все эти желудочные колики, изжога, судороги, тремор и потение с дрожью – это не самые сильные последствия, которые меня одаривал «опыт – сын ошибок трудных». Скажу лишь одно, это было «весело», и оно того стоило!
После эксперимента с морским ежом, практика показала, что повторное отравление тем же самым ядом приносит прирост к показателю познающего яды лишь жалкие 0,01%, максимум 0,02%, что конечно очень мало. Зато болезненные ощущения от отравления процентов на восемьдесят меньше, а проходят они в течении пары часов! Треть отравление вовсе не добавило прироста к процентам, а место укола, кроме недолгого дискомфорта, ничем себя не проявило. Вот тут я задумался на долго.., а потом пустился во все тяжкие!
Теперь, после наработанной статистики я точно убеждён в бессмысленности повторного отравления одним и тем же ядом. Лучше брать разнообразием, ибо чем больше новых ядов я «впрыскивал» в себя и перерабатывал, тем меньше на меня влияли новые виды ядов. Пока не слишком существенно, но прогресс есть!
Всё свои «натурные испытания» я тщательно фиксирую в Дневнике. Где, кто, сколько, как больно и как «долго сучил ножками». В результате, после сотого отравления и излечения, когда мой показатель в познании ядов стал – 25, система наградила меня следующим сообщением.

 

«Поздравляем! Идя по тяжелому и тернистому пути Познающего яды, вы проявили настойчивость и упорство в достижении цели и поднялись на следующую ступень – Адепт яда!
Теперь любой слабый яд, и в плане отравления, и в плане болезненных ощущений, воздействует на вас незначительно. Средний яд, на 50% меньше. Сильный яд на 15% меньше. Смертельный, редкий или экзотический – не убивает вас немедленно или неизбежно.
Как Адепт яда вы более чётко и подробно видите не только какие растения, животные, минералы и другие проявления природы ядовиты, но как они могут воздействовать на окружающую среду, живые организмы и на вас лично.
Всё что лекарство – есть яд! Любой яд – суть, есть лекарство! Эта великая истина уже не секрет для Адепта яда! Теперь вы можете изготавливать растворы, мази, экстракты и алхимические жидкости с использованием ядов намного искусней и эффективней. Вы интуитивно чувствуете и понимаете, как извлечь, применить, сохранить и использовать тот или иной яд. Как достичь наибольшего эффекта от использования яда как для пользы, так и во вред.
Напоминаем, по пути отравителя или целителя идти вам в дальнейшем, определяет не яд, а вы сами. Пойдёте ли вы каким одним путём и совместите оба, возьмёте больше в эту смесь первого или второго и в каких «процентах» пусть подскажет ваш ум, ваше сердце и ваша душа!
Двигайтесь дальше, Адепт яда, по этому нелёгкому пути, и кто знает, что вас ждёт впереди
Адепт яда. Показатель – 25%.»
А ещё, по совокупности, за изготовление различных растворов которыми я улучшал качество крысиных шкурок, обрабатывал кожу, красил её, а различными самопальными отварами и микстурами, пытался уменьшить последствия многочисленных отравлений себя любимого, мне система присвоила профессию «Алхимик» аж второго ранга. И даже подкинула немного информации по этому поводу!
«Поздравляем! Используя интуицию больше чем знания, идя на ощупь вы смогли создать более десяти лечебных растворов и более десяти иных химических составов различного качества и способов к применению! Вы молодец! Вам присваивается профессия – Алхимик.
Алхимия одна из древнейших профессий разумных во Вселенной! Могущество опытного и старательного алхимика, познающего открытое предшественниками и не чурающегося искать собственные пути познания, может быть огромно! Дерзайте! И помните, алхимия – это не отдельная наука, а синтез многих…
Алхимик. Ранг – 2.»
После этого, понимание какие ингредиенты и в каком количестве нужно класть, что с чем смешивать, какое растение, корешок или камушек, а то и плоть существа можно попробовать использовать и для чего… Короче, принцип такой же, как и у познающего яды.
За алхимика дали +1 в интеллект и +3 к манне. Не слишком густо, но я оптимист по жизни, и у меня всё впереди! Опять же, ведь дали, а не отняли… хе-хе!

 

Вот такие вот плюшки. Добывались они весьма горько, а «на вкус» оказались очень сладки. И ещё замечу, настолько длинное и достаточно внятное послание я получил в первый раз. Естественно, была бы возможность, я многое попытался бы уточнить, но… увы. В общем, познание яда, неприятный процесс, но двигаться я намерен по нему упорно и настойчиво. И лишь одна мысль греет и утешает меня на этом нелегком пути – я ещё и познающий электричество! Как только на «горизонте» появятся существа обладающее эклектическими способностями, то к моим ядовитым садо-мазо присоединится садо-мазо электрическое! Единственный «энергетический» рыбозмей которого я поймал, так и остался пока единственным. Но я уверен, всё впереди… трястись мне в искромётном электобрейке неоднократно!
За эти два месяца я, кажется, «изучил» все доступные яды на острове Возрождения. По крайней мере этот паук-мышкоед единственный, за последнюю неделю, кто попался мне в первый раз. Видать жутко редкий. Остальное съедено, переварено и нейтрализовано. Путём перманентного помирания от различной степени отравления, да плюс очки за алхимика, те что я поднял за это время, набежало на целый уровень. Жизнь выросла на целых 40 пунктов, выносливость на 6, а сила и скорость только на единичку. Интеллект стал равен – 15,а манна-19, зато ценный реген аж на 10 пунктов подскочил.
А ещё мне дали за все мои издевательства над собой +1 к Духу и Воле, что автоматом приплюсовало по единичке ко всем моим характеристикам. Что само по себе просто отлично!

 

Я не только травил себя всё это время, как могло показаться, но занимался и другими делами. Пещера была приведена в удобное и комфортное состояния для проживания. Помимо двух переносных фонарей её освещали шесть стационарных слизней-лампочек. На грубых, но надёжных полках располагался простенький инструментарий, створки ракушек, используемые как ёмкости, и всякий мелочняк, включая просто красивые раковины и кусочки кораллов.
Крепкий табурет возле маленького и низкого стола, сделанного из расколотых и ровно оструганных плашек. Лежак, когда-то состоящий из хвороста, пальмовых листьев и сухих водорослей заменило плетёное канопе покрытое матрацем из пальмового волокна. Слегка жестковато, но вполне удобно. Сверху матраца накинуто меховое одеяло из шкурок скального крыса. Ещё одним таким же я покрывался сверху, иногда ночи бывали прохладными, особенно во время дождя и ветра. Спартанский минимализм и полный уют!
А ещё я расхаживаю в удобных штанах и куртке сшитых из мягкой замши, покрашенных в неброский коричневатый цвет с зеленоватыми и желтоватыми разводами. Результат долгого труда по смешиванию разных красящих ингредиентов. Так что, теперь я не бегаю голым, словно первобытный дикарь, а рассекаю как истинный индеец в замшевом прикиде вполне камуфляжной расцветки. Голова была повязана настоящей банданой из самого тонкого замша который мне только удалось получить. Трудолюбивые червячки, как выяснилось, съедают шкурку полностью за шесть дней. Если улучить момент и вовремя убрать шкурку от маленьких, но прожорливых ртов морских ассенизаторов, день на пятый, а потом обработать в правильном растворе полученный материал то, можно получить тончайшую замшу изумительного качества. Хоть лайковые перчатки шей!
Четырежды я ходил в набег на крыс обеспечивая себя мясом, сырьём для верёвок и мягкими шкурками. Каждая охота проходила приблизительно по одному сценарию, с небольшим «зазором» туда-сюда, но больше чем с десятком крыс я не сталкивался ни разу. Последняя добыча ресурсов была дня три назад, скоро снова пойду. Мне нужно ещё больше шкурок, и практически все они пойдут на парус. Период познания ядов на этом острове, думаю, закончился, минералов и руд тут никаких, животный мир суши и прибрежного морского дна изучен, ну, насколько это возможно, пришло время покидать гостеприимные ясли. Эта мысль посещает меня всё чаще. Я неплохо прокачался за это время, приобрёл много нужного и ценного опыта, получил интересные и перспективные способности, и я чувствую, скоро нужно будет двигаться дальше. Теперь моя основная задача – это плавательное средство. Какое? Это пока я думаю.
Когда-то в молодости, там на Земле я был «государевым человеком». Служа Родине я долгие годы провел разнообразно и увлекательно. И что бы я, и такие как я соответствовали такому насыщенному образу жизни нас систематически и по многим направлениям непрестанно натаскивали для этого.
Не буду пока говорить про другое, но плавали мы все на уровне мастера спорта. Правда зачетов на корочку в спортивных учреждениях не сдавали, но уровень был именно такой. Сейчас, после стольких дней проведённых в водах океана я восстановил свои результаты и даже слегка превзошёл. Хотя система не отслюнила звания «Пловец» или «Ныряльщик», я ведь под водой могу сидеть до трёх минут уже, но чисто физически я в состоянии переплыть на соседний остров. В состоянии, но не буду. Во-первых, по дороге могут банально сожрать! Мегалодонт какой ни будь или стая океанских пираний, во-вторых меж островов может быть быстрое течение, что не редкое явление само по себе, которое утащит меня в открытый океан и здравствуй точка респа, ну и в-третьих, просто глупо бросать многое из того, что я уже сделал. Поэтому, однозначно, плавательное средство. Именно это – моя ближайшая и перспективная цель. Что это будет, из чего – пока думаю, прикидываю и примериваюсь!

 

Я не сильно заострил внимание на то, что уже давно вторгся в «агро-зону» ареала скальных крыс, а не одной ещё не встретил. И зря! Видно подзадолбал я своими походами по шкуры и хвосты местную стаю. Вот и подготовили они мне «тёплую» встречу…
Они кинулись разом! Из кустов, из-за камней, прыгнули с деревьев и было их много… С визгом и писком крысиная масса, по-другому и не скажешь, стремительно облепила меня со всех сторон кусая и хлеща хвостами! Только доспехи и кое-какой опыт не дали погибнуть сразу. Прикрыв лицо баклером как самое уязвимое место, я стал кататься по земле сминая весом серые тела рыча и матерясь и сознательно «прикладываясь» о большие камни и деревья. Моя ловкость позволила совершить несколько десятков «кульбитов» которые укатили меня на приличное расстояние от места нападения. То там, то сям, по пути моего «отступления» валялись раздавленные и оглушённые крысиные тушки. В принципе, я уже покинул зону атаки и, и как бы, крысы должны были отстать от меня, по крайней мере те, кто ещё не с агрился, но либо крысы не в курсе игровой механики, либо сами они относились к «неправильным пчёлам» которым плевать на условности, они продолжали преследовать меня всей кучей и дальше. Шустро с верещанием те, кто ещё не попал под раздачу, медленно ковыляя те, кого я придавил…
Но всё-таки из основной массы я вырвался, что позволило мне встать в полный рост пустив в ход баклер, Крысобой и ноги, продолжая отступление…
– На! Получай! Сука, на! – я раздавал удары на лево и на право иногда прикладываясь телом о подходящее дерево что бы придавить висящих на спине грызунов! А грызли меня конкретно! Предплечья и бедра неприкрытые зашитой были основательно исхлёстаны хвостами и исполосованы зубами. Сзади, на шее, чувствовалась серьёзная рана. Хорошо, что не горло рванули, а то бы уже того… Какая-то тварь больно укусила за щёку прилично разорвав её. Ни одна рана не являлась смертельной сама по себе, но мелких было много, и они слишком быстро выкачивали мою кровь, с каждой секундой замедляя меня всё больше. И поэтому я бежал. Бежал к океану по кратчайшей дороге. А крысы бежали за мной «вися на пятках». Некоторые кидались на меня, прыгая на спину, повисая на ногах и руках, и тогда приходилось отвлекаться, сбивая их ударами Крысобоя, шмякая злобных зверьков об стволы или делать экстренный кувырок, а потом бежать дальше. Но некоторые крысы обгоняли меня с боков и уносились вперёд, не задерживаясь, и это настораживало больше всего, не иначе пакость какую готовят. Пару раз я менял направления бега, чтобы избежать ловушки, которую мне явно готовили, но не сильно, слабость и усталость накатывали всё чаще. Только океан мог меня сейчас спасти….
И всё же крысы меня подловили. В тот момент, когда я выволокся, подгребая ноги, из-под полога леса на песчаный пляж меня ждала кучка грызунов, голов в тридцать, стоящих столбиком с разинутыми пастями из которых слышался противный писк.
«Эта музыка мне знакома!» – мелькнуло в голове.
И словно ударился об невидимую стену. Накатила паника, по телу побежали мурашки величиной с таракана, в глазах потемнело, заныли зубы и заломило в висках! Я почти упал!
Заорав что-то матерное я запустил Крысобоем словно городошной битой в самый центр «хора» и… попал! Вращаясь словно пропеллер Крысобой снёс несколько крикунов напрочь, что сразу сбило тональность «вопля» до терпимого. Недолго думая, двигаясь со всей возможной скоростью на какую я только был способен, добавил в кучу «певцов» баклером зашибив ещё парочку! Оставшиеся крысы прекратили орать и всем скопом кинулись на меня разом…
Коля и полосуя ножом повисших на мне грызунов я, уже мало что соображая, затащил всю эту кровожадную кучу в воду поглубже и нырнул! Раны, дымя тёмно-красными облачками, от солёной воды горели адски. Уцепившись за пучок крепких водорослей я «заякорился» на дне. Большинство крыс поспешно отцепились от меня и устремились к поверхности, но парочка, особо рьяных, ещё пытались меня жевать и под водой, их я скоренько пырнул ножом. Всплыть им было уже не суждено. Самую нерасторопную крысу отцепившуюся последней и активно загребающую лапками к вожделенному воздуху я схватил за хвост и держал до тех пор, пока она банально не захлебнулась. Ибо нефиг!
Как мне было не плохо, но я постарался просидеть под водой до упора, когда кислород в крови закончился, тихо всплыл. Картина, открывшаяся мне, слегка удивила. Крысы покидали пляж находясь уже возле кромки леса, что само по себе хорошо, но то что они утаскивали своих убитых или раненых товарок – это неприятный сюрприз! Да уж!!!

 

Отлёживаясь на тёплом песочке и пытаясь хоть немного восстановиться я с грустью смотрел на трёх зверьков которых я только и смог добыть в этой эпической битве. Грустно… Когда крысы убрались, я еле выполз на берег. Избитый хвостами до чёрных синяков, с рваными ранами, зудящими от соли, в растрёпанном и погрызенном доспехе Все основные показатели отсвечивали ярко-красными минимальными процентами. Снова прошел, как говорится, по краю! Если бы не подросшая за последнее время жизнь и реген точно бы оказался на точке воскрешения. Но урок я получил хороший и крайне полезный. И вовремя!
Не знаю, как обстоят дела там, где играет клан «Утят», или на всей Океании, или в «Бесконечной Вселенной», но на острове Возрождения, теперь я точно убедился, мобы чхали на такие понятия как агро-зона, непременное следование алгоритмам согласно игровой механики, тупости или разумности в зависимости от уровня, и вообще… И из этого я буду в дальнейшем исходить. Это и напрягает, и звиздец как взбадривает. Этот мир живой! И это здорово! И лично мне – нравится!
А что до сегодняшнего провала по добыванию ценного ресурса – это даже хорошо! Во-первых, не погиб! Во-вторых, «Бесконечная Вселенная» показала мне ещё одну свою грань собственной реальности! Тут всё не просто! Открой глаза! Прочисть уши! Осознай очевидное! Здесь многое прямо и недвусмысленно намекает; быть сильнее – хорошо, быть умнее – необходимо, а быть и сильнее, и умнее – это лучше всего!
Да, хороший урок преподали мне сегодня «серые братья»! Я запомню его, я ученик способный, но следующий урок придётся учить уже им!
И ещё, за фактически проигранный бой мне накинули по единице ко всем основным характеристикам и только ловкость получила + 2, а параметр жизни подрос на + 4. Так что, можно даже сказать, сходил удачно… хе-хе.

 

Ещё до начала отлива я был уже на месте. Три дня я тщательно готовился к этому, и вот он – момент истины. Я стоял на пляже лицом к кромке ночного леса и ждал появления скальных крыс на еженощный сбор вкусняшек остающихся после ухода воды. Точку компактного выхода стаи я вычислил уже давно, но охотиться здесь по ночам даже и не думал. Но не сегодня….
Помимо починенных и слегка доработанных доспехов в руках я держал шест увенчанный не очень изящно, но зато надёжно изготовленной конструкцией состоящей из собранных вряд пяти фонарей расположенных слегка полукругом и простенькой системы состоящей из т-образного рычага на котором крепятся тонкие штыри. Стоит мне потянуть за него, и они наколют нежное брюшко слизня-лампочки… ну, а дальше понятно, что произойдёт.
Из-за спины послышались, уже привычные, хлюпающие и булькающие звуки отлива. Значит скоро начнётся…
Несколько чёрных силуэтов, хорошо видимых в свете двух лун на фоне песка, выскочили из подлеска. Первые разведчики стаи, как и всегда, появились очень быстро и поспешили «проторенной» дорожкой к обнажившемуся дну. Но не добежав до меня с десяток метров затормозили и суетливо попискивая встали на задние лапки пытаясь рассмотреть, что за непонятное препятствие выросло у них на пути. Свет фонарей был не настолько ярок чтобы слепить зверьков и их глаза горели в отраженном свете тёмно-красным цветом. Немного попищав друг на друга они выслали одну крысу проверить, что же я такое поближе…
Э нет, так мы не договаривались! Мне надо собрать вас как можно больше перед собой! Выдернув из тула короткий дротик, резким взмахом послал его в крысу! Получив неприятный «подарок» в тело, она пронзительно взвизгнула и стала кататься по песку стараясь освободиться от него. Её товарки подхватили крик раненой тревожным и пронзительным свистом. И на этот сигнал из подлеска повалила «кавалерия»! Чёрной волной они выплеснулись на пляж постепенно охватывая меня полукругом. Трудно сказать сколько их было. Они постоянно передвигались, толкаясь и перебегая с места на место, переползали друг через друга, свистели и пищали, иногда устраивали мелкие и быстротечные потасовки, но с каждой секундой шум и суета становились всё меньше, кроваво отсвечивающих глаз-бусинок, направленных в мою сторону, становилось всё больше. Ещё минута, и над пляжем воцарилась зловещая тишина! Все крысы замерли и смотрели только на меня. Нехорошим таким взглядом….
– Что, узнали меня, кррысы?!!
Судя по тому, что кидаться в атаку не спешили, наверное, узнали.
– Как сегодня? Сразу подерёмся или споёте свою козырную арию? Ну? Нападаем или поём?
И всё-таки в своих расчётах я оказался прав! Большого и опасного соперника, при прочих равных, крысы предпочитали «глушить» своим инфразвуковым оружием. Сначала одна, потом другая, потом ещё несколько встали столбиком, несколько секунд и уже все до единой крысы приняли вертикальное положение и дружно раскрыв пасти тонко запищали. По телу побежали знакомые мурашки, зубы и виски заломило….
– Смотрим на дядю! Сейчас вылетит птичка! – я дернул рычаг, плотно зажмурился и для надёжности прикрылся рукой… И раз, и два, и… ловите нежданчик!!!
Слаженный хор пищащих крыс превратился в какофонию криков боли и паники! Я открыл глаза и в призрачном свете лун разглядел как множество ослеплённых зверьков вертелось на месте сталкиваясь и падая жалобно пища от боли. Некоторые медленно ползли кто куда. Не меньше половины просто валялось, судорожно дергая лапами и хвостом, а некоторые и вовсе застыли без движения! Наименее пострадавшие с шумом, втыкаясь в стволы и кусты, поспешно отступала в сторону логова…
Чистая победа! Разум человека снова победил превосходящего противника… но… Черт возьми это, но! Не было радостно у меня на душе! Всё понимаю, и то что это просто биты информации, а не живые существа, и что эти же биты информации меня вполне спокойно загрызут, если варежкой хлопать стану, и не ради развлечения или по прихоти всё это я устроил, всё понимаю… А в душе неустроенность какая-то, осадок… Сам от себя такого не ожидал, честное слово. Тяжело вздохнув я достал нож. Пора резать хвосты и снимать шкуры…

 

Несколько дней, после ночной победы, я разбирался с трофеями. Сорок две шкурки и столько же хвостов собрал я тогда на «поле боя». И это только с тех, кто явно не жилец, тех кто имел шанс оклематься, не тронул. Я и так, наверное, нанёс крысиной популяции серьёзный урон. Больше я на них охотиться не стану. Тех шкурок что я добыл на парус хватит, а больше мне и не надо. Мясо нарезал с тушек самое лучшее, часть подсолил и завялил, часть прокоптил, но ещё много его осталось на берегу. Впрочем, я думаю на нём славно попировали остальные жители острова, а то что не съели, быстро рассыпалось в прах.
Песчаным ассенизаторам пришлось потрудиться, объедая такое количество шкурок, но думаю они не в претензии, тем более особого качества мне, в этот раз, не требовалось, на парус и так сойдёт. Лишь пяток, особо крупных я дал «подъесть» червячкам более тщательно, а потом долго мутил с алхимическими растворами пытаясь получить что-то вроде пергамента. Собственно, то что считалось бы пергаментом я вряд ли сделал, но пять условных листов с ровной и гладкой поверхностью светло-бежевого цвета я получил.
На одной из них я, со всем тщанием, зарисовал свой остров Возрождения, уделяя внимание основным и значимым подробностям. Благо память моя и так была в порядке, а сейчас, возможно и за счёт высокого интеллекта «накапавшего» от Системы, она и вовсе стала фотографической!
Вместо ручки пришлось использовать перья зелёных попугаев, тех что с большими клювами, любителей дынек. На вкус они конечно – хрень, но маховые перья из их крыльев для письма вполне ничего, особенно после того как я, помучившись, подновил навыки, забытые лет сто назад. Я ведь ещё застал в школе те годы, когда в начальных классах писали пером и чернилами. Чернила тоже пришлось «изобретать», что с моим рангом в алхимии оказалось плёвым делом. Немного растительных соков, пару ягод, жидкость из некоего подобия осьминого-каракатицы выловленной в луже и вуаля– чернила готовы. Добавляем несколько листьев в один раствор, корешок в другой, перетёртый порошок коралла в третий и вот у меня уже чернила чёрные, синие и красно-ржавые. Хорошо ложащиеся на кожу и стойкие к смыванию! Думается, что моя алхимия и каноническая химия в чем-то и имеют между собой сходство, но различий намного больше. Вряд ли, намешай я что-то подобное в реальности, получил бы такой же, можно сказать, отличный результат, но здесь это работает! А раз работает – то и слава богу!
В общем, всё что мог, я изобразил подробно, в трёх цветах, с розой ветров в углу, направлением север-юг, с парочкой чудовищ, плещущихся в океанских водах, окружающих остров, всё как положено в старинных картах, да! Я всегда рисовал неплохо, а чертил и того лучше!
И как только я закончил сей труд, и окинув удовлетворённым взглядом сотворённую карту, сказал сам себе, что – это хорошо, Система разродилась сообщением.
«Поздравляем! Вы создали карту неплохого качества использую ингредиенты исключительно собственного изготовления. Вам присваивается профессия – «Картограф».
Картограф – уважаемая и благородная профессия. Труд картографов высоко ценится всеми разумными во Вселенной. Новые земли и целые материки, моря и океаны, горы и пустыни, животные и растения – увидеть, услышать, понюхать и пощупать, а потом перенести всё это на носители, которые сохранят ваш труд для других, вот задача и цель картографа.
Совершенствуйте приёмы записи, материалы для изготовления карт, и вы удивитесь какие интересные способности откроются в профессии картографа.
Помните, что над вашей головой, в безграничной Вселенной, мчатся планеты, созвездия и целые галактики! Они тоже ждут своих решительных, смелых и умелых картографов!
Картограф. Ранг – 3. + 1 к интеллекту, + 2 к мане.
Третий ранг профессии позволяет переносить изображение карты с любой поверхности созданной вами или любым другим существом в свой виртуальный Дневник!».
«Перенести изображение карты в Дневник? Да\Нет?»
– Третий ранг! Шоб мне стрющилось! Вот теперь чую – бонусная территория! – я прям возрадовался. Впервые мне отвалилось сразу и не мало! Хотя, возможно третий ранг, это от того, что и в реале я с картами, в любом их проявлении, всегда был на ты! Очень может быть....
«Перенести изображение карты?»
– Давай!
И в тот же момент в моём виртуальном дневнике появилось чёткое отображение нарисованной мною карты. Теперь моя самоделка, получается, собственно и не нужна? Но выкидывать я её не буду, нет не буду… мало ли, вдруг куда пристрою, или подарю кому. Немного полюбовавшись на благолепие, отраженное в виртуальном дневнике, я внёс в заглавие еще одну строку – «Картография». Ну, вот и славно!
Сегодня вечером я отправлю очередное послание Янке, и не просто – привет, как дела, к меня всё отлично, а расскажу о том, что такое познающий яды и с чем это едят, вдруг «Утятам» это будет интересно. Теперь уже есть, что сказать конкретно. А с завтрашнего утра все усилия на постройку плавательного средства. Есть у меня кое-какие мыслишки на этот счёт. Пора, господин Мо, уже пора покидать ясли и выходить в большой мир!

 

* * *

 

Коммодор Аграф работал с бумагами! Дело привычное и обыденное для лидера процветающего клана, и необходимая, но сегодня она его злила как никогда. Сколько всякой писанины, во всех её видах, и сам настрочил, и от других прочёл, он даже не рискнул бы предположить. Нечто десять в плюс какой-то степени? Скорее всего. Но иногда это его просто взбешиво. Ну ладно реал! Там от этого «горя» никуда не деться несмотря на все развитые технологии. Но виртуал-то почему? Все эти папирусы, послания на коре, каменные скрижали, игровые, мать их, условности, расходы-приходы, выписки, расписки! Ей богу, за каким он тут сидит, если от этого же самого он сбегает из реала! Где старик Хоттабыч со своим трах-тибидохом и бесценным волоском из жидкой бородки? Где Гарри Потный с волшебной палочкой! Ать-ать, раз-два и всё в шоколаде! Нету! Ни один маг в «Бесконечной Вселенной» не может хитрыми пассами побороть круговерчение бумаг в природе! Тфу!
Хотя, стоит признать, и в других виртуальных играх этого никто побороть не смог. Видать это в принципе необоримо.
В добротную дверь из крепкой древесины местного дуба, пару раз грохнули кулаком, и тут же она распахнулась, а в проём просунулась мощная голова гнома Миргора, обладающая аккуратной причёской в виде нескольких кос с вплетёнными в них всяческими мульками и такой же заплетённой в три косы бороды, тоже не без украшений! Этакий гномский модник.
– Аграф? Занят? Сильно? – пробасил он.
– Слава Ушедшим, уже нет! – коммодор спешно откинул очередной свиток в сторону с явным облегчением. – Заходи Миргор.
Миргор протопал до стола, сдвинул бумаги в сторону, потом не глядя подтянул ногой под зад табурет и плюхнулся на него. Поигрывая лохматыми бровями, он извлёк из волшебной сумки и выложил на стол, последовательно, три предмета.
– Вот – большая катушка крепких ниток.
– Вот – бухта верёвки.
– И вот – кусок полотна, похожей на плотный шёлк, качественной ткани.
– И-ии? – Аграф откинулся на спинку кресла и сложил на груди руки.
– Что видишь перед собой, коммодор?
– Хм? Даже так? Ну ладно! Нитки, прочные, высококачественные, не из дешёвых. Есть и подороже, но таких немного. Из, предположительно, какого-то органического вещества по типу шёлка, но не факт, что это пауки или гусеницы. Во «Вселенной» и мышонок, и лягушка и неведома зверушка может такое выдавать. Насколько я знаю источник ниток неизвестен. Торгуют только цифры. Хорошо краситься, почти не гниют от воды, износостойки… Верёвка из тех же ниток. Тоже не из дешёвых. Кусок ткани – из того же. Если это обработать магией укрепления, качество становиться просто отличным.
– Но дорого – проворчал гном – а укрепителей-игроков, до сих пор, меньше чем кот наплакал.
– Ну, и?
– Это – гном постучал по предметам – крысиные хвосты!
– Идиты! – искренне удивился клан-лидер.
– Порази мою бороду стрегучий лишай!
– Однако! – Не верить одному из руководителей исследовательской группы и своему другу детства Аграф даже и в мыслях не держал. Он взял в руки катушку ниток и внимательно стал разглядывать словно видел их в первый раз. – Как?
– О-о-о… Это целая эпопея. Забубённый квест какой-нибудь и то легче пройти было б. Не буду грузить подробностями, с каким трудностями пришлось столкнуться. Наши-то даже самые слабо уровневые с одного удара крысу развоплощают до состояния эфира, кроме праха ничего не остаётся. А уж на какое ха-ха попали скупщики, когда пытались добыть крысиные хвосты покупая их у нубов, это же так смешно – гном скривился – Утки обнищали до состояния лута с крысы! Га-га-га, просто обхохочешься… Но эти ладно, дураки, что с них взять. Хуже, что конкуренты носом заводили… Короче, хвосты достали. Что только с ними не делали. И так вертели и эдак, всё без толку! Пытались подмазаться к цифрам, у кого с ними репы побольше, зузами звенели – голяк. Делают вид будто не понимают вообще о чём речь.
Повезло случайно. Крыс-то, всяких-разных видов много, а пригодных на дело – гном похлопал по ткани – как оказалось, раз-два, и обчёлся. В нашем случаи, именно два! Первый – это «Скальный крыс». Не то, что очень редкий зверь, но по сравнению со всякими лесными, полевыми, амбарными, канализационными и тому подобной шерстью, намного реже встречаются. А вторая – это «Древесная крыска-летун». Ещё более редкий зверёк.
Наши уж и отчаялись было, но в очередной партии хвостов которую нам припёрли заметили незнакомый образец, хвост Скального крыса, который им до этого не попадался. И только взрезали кожу – бинго! Сразу поняли по структуре волокон – это оно. Ну а дальше – проще. Какими ресурсами обладает Патриарх на необитаемом острове в яслях? С его уровнем и возможностями, вычисляли не долго. Всё дело в солёной воде! Причём пропорцию солевого раствора сразу и не найдёшь. Сообразили лишь после того, как припомнили что Патриарх упоминал, что в его океане не горькая хрень наподобие земной, а прилично-солёная, но вполне вкусная пищевая вода.
Короче – эти нитки и всё, что из них производится – это элементарно обработанные, солёной водой мышечные волокна крысиного хвоста! Но мы, теперь, продолжаем искать дальше. Вдруг ещё на чего наткнёмся.
– Ты говорил, что такой же эффект от крыски-летяги?
– Один в один, только волокна мышц у неё гораздо тоньше и намного длиннее. Сдаётся воздушные, как мы думали, шёлковые платки и ткани, которыми торгуют цифры вовсе не шёлковые. По крайней мере не все.
– Хм – Аграф задумался – Получается, цифры скупают все хвосты подряд, за копейки, большинство которых, скорее всего просто выкидывают…
– Или свиньям скармливают – предположил гном.
– Или так! А ценные, коих не так много, под шумок, в дело пускают. Но они это никак не демонстрируют, в смысле более денежных выплат за редкие хвосты… и…
– И все мы, умные такие пребываем в святой невинности относительно того, что под ногами бегает очень ценный и дорогой ресурс – закончил за него Миргор.
– Ловко! Ловко черт меня дери! Ай да Система!
– И что будем делать?
– Пока молчать! И думать!
В дверь дробно постучались.
– Деда? – послышался голос Янки – Деда-а?
– Заходи!
– О, дядь Дим и ты тут! – обрадовалась Янка – Это кстати!
– Привет кисуля! Ты же в рейде должна быть.
– Там уже всё – и видя приподнятые брови коммодора поправилась – всё, в смысле – нормально. Просто я чуть быстрей добралась.
– Что случилось?
– Ничего, кроме того, что Дед прислал послание. Вам надо посмотреть без лишних глаз и ушей.
– Хм, интересно…
– Ага, ещё как…
Послание, транслируемое Янкой развернулось, и они увидели Патриарха сидящего в позе лотоса на песчаном пляже.
«Привет тебе Внук. Ну и остальные привет, кто там рядом. Сразу о главном.
Было дело, получил ожег от ядовитого растения. Фигня в принципе, даже особо не почесался, но Система наградила такой штукой, как – «познающий яды». Потом наступил на морского ежа, тут уже не до шуток, было плохо, но не подох, слава богу. Система, после выздоровления повысила прогресс познавания ядов. Тенденция, однако – подумал я, и начал себя травить всем чем только можно, уже целенаправленно. Догнал прогресс до 25% и получил – «Адепт яда». Теперь отравить меня проблематично, а сам с ядами на – ты! Дальнейший прогресс возможен, но не на острове Возрождения. Тут я в себя всё самое ядовитое засунул. Во что, это всё выльется, сказать трудно, но получается, пока, интересно. Думаю, что всё-таки это длинная магическая цепочка, чем просто какая-то способность.
– Из важного. Травить себя одним и тем же ядом, эффективно один, максимум два раза. Приветствуется разнообразие. От меньшего к большему, соответственно. Прогресс повышается только после выздоровления. И ещё, может быть важно, не знаю, все яды пропустил через себя и в принципе ничем не помогал организму. Так, кое-какие самопальные микстурки, но вряд ли они оказали хоть какое-то положительное воздействие.
– Кстати, единичку к параметру «Дух и Воля» дали по совокупности длительных столбняков, затяжных корчей и грандиозных дристунов, а также иных малоаппетитных подробностей… хе-хе. – Дед весело подмигнул, но тут же стал вновь серьёзным. – Смотри сам Внук, что из всего сказанного тебе пригодится.»
Дед махнул рукой и изображение схлопнулось.
Все немного помолчали, переваривая услышанное.
– Миргор?
– Ну, что сказать, коммодор… Кусали, плевали и дышали на каждого из нас всякой ядовитой хренью многократно, но как видишь никому «познающий яды» не выпало, – гном развёл руками – но Патриарх на бонусной территории. Там, где можно получить плюшку за один раз, тут зачастую и за сто не получить.
– Янка?
– Кусали, плевали – это да! Но Дед правильно заметил, что всё пропустил через себя. Сколько из нас подверглись отравлению и не воспользовался помощью? Во время схваток тебя либо лечат, либо пользуешься зельем каким, либо, если не успел – ты на точке возрождения. Что бы кто-то поймал споры ядовитого плюща или отхватив удар стрекала богомола-хлыстоноса и отлёживался в больничке как это пришлось делать бы в реале – Янка покачала головой – такого я даже представить не могу.
– Верно. – Аграф покачал головой – Думаю, если кто, случайно и пережил такое, вряд ли это было больше одного раза подряд. Максимум пару раз. Это в «бонусе» Система «отдарилась» сразу, а тут, возможно и десятка отравлений без лечения не хватит.
– Даже, если кто-то и попал на такое «счастье», чего только в «Бесконечной Вселенной» не бывает то точно не по своей воле, а если получил от Системы «познающего яды» трепаться налево и на право, вряд ли будет. – Вставил Миргор.
Остальные только согласно покивали головами.
– Значит так – подвёл итог разговора Аграф – пока о подробностях послания ни гу-гу. Если что, то всё как обычно – привет, балдею на пляже, ем кокосы пью бананы… Среди своих кинем громкий клич, но только тихо, на предмет добровольцев травануть себя раз двести, и будем посмотреть…

 

Внук сидел и задумчиво смотрел на катушку ниток забытую Миргором у него на столе. Давно уже ушли и он, и Янка, а он всё сидел и смотрел... и улыбался.
– Ты всё беспокоился, деда – почти беззвучно проговорил он – чем и когда расплатишься за свою оцифровку, а ты уже платишь, да ещё как!

 

* * *

 

Этого красавца я приметил давно! Ещё когда только изучал свой остров на предмет, где чем поживиться. Если бы я был на Земле, то сказал бы, что это яркий представитель «Бутылочных» деревьев. Прикольные штуки – эти бутылочные деревья, я вам скажу. Их произрастает более 1000 видов всяких разных. Много в них интересного, но самое примечательное у некоторых из видов этого огромного разнообразия – это форма ствола. Некоторые словно вытянутый конус, некоторые как бочонок, а некоторые один в один огромная бутылка. Собственно, за это их так и прозвали.
Данный экземпляр рос на одной из самых высоких точек острова среди света, ветра и простора. Бутылки вообще любят простор и, как правило, вокруг них мало что растёт. Ещё несколько подобных деревьев стояло поодаль, но эта «бутылка» была самой ровной, самой гладкой и самой подходящей для моих целей. А ещё эта бутылка была скорее пулей от калаша, ну, имеется в виду, по форме ствола. Метров шесть в высоту, метра два в обхвате, самоё оно, если расколоть вдоль ствола – вот тебе и два поплавка для катамарана.
Да, я решил всё-таки заморочиться с конструкцией посложнее простого плота. Выбор между лодкой-долблёнкой и катамараном очевиден. Во-первых, два опорных поплавка лучше, чем один, во-вторых долбить корпуса меньше, что с отсутствием инструмента уже огромный плюс, а главное катамаран может увезти не только себя и меня, но и много нужных вещей, которые я планирую захватить. Осталась малость, срубить ствол, отчекрыжить макушку, прокатить под бугорок метров триста, сквозь джунгли, ими же протащить ещё каких-то метров пятьсот, увы не под бугорок, а потом снова под бугорок метров двести… и вот он пляж! А уж двадцать метров по песку я всяко дотащу! В общем, плёвое дело! Но сначала надо срубить…
Я долго медитировал на свою кирку вдыхал, мацал руками массивный край плоского ударника, напрягал память, пытаясь вспомнить не попадалось ли мне хоть что-то каменное, отличное от кораллов и мягкого песчаника, и с печалью осознавал, что – нет. Ну нет на этом острове чего-либо крепкого, из чего можно было бы состряпать хоть какое-то каменное рубило!
И тогда, решившись, снял кирку с ручки и раскалив плоский конец на углях положил его на один беспонтовый камень, и долго бил другим беспонтовым камнем, пока не расплющил до состояния лезвия небольшого топорика. Сколько сил на это ушло, сколько расколотых камней лучше не вспоминать! А матюков и того больше…
Этим эрзац-топором я довольно быстро, всего-то меньше чем за день срубил бутылку, а чтобы обкорнать крону, и того меньше потребовалось…
Как тащил бревно на пляж, то песня отдельная. Хоть бутылка намного легче дуба, но всё же потяжелее бальзы. Три дня волок, где подкладывая катки, где рычагом подталкивая, где волоча за верёвку… То тут ямку засыплю, то здесь бугорок срежу, хорошо, что реальность виртуальная, а то бы месяц волок. Раз ногу отдавил, пару раз растяжения мышц зарабатывал, а ещё раз пупок надорвал, точно. А сколько я падал рядом с бревном без сил… Зато выносливость поднялась на плюс 5, силу богатырскую себе качнул на плюс 3, и жизнь на столько же.
И вот сижу я на бревне, которое выкатил только что на край пляжа, потный, грязный, уставший и счастливый… Ща передохну и как кинусь в прохладные воды океана…
Метрах в пяти от меня, вдруг, начинает крутиться небольшой песчаный смерчик. Пара мгновений и смерчик разросся, заматерел, завыл, стал бросаться песком и порывами ветра, я только и успел глаза зажмурить да рот закрыть, но припорошило меня знатно. Как всё стихло, открыл один глаз, потом второй и увидел перед собой Посланца Системы. И вот, хоть убейте меня, но на его собачей морде была ехидная улыбка.
– Достаточно шумно я появился человечек, чтобы не напугать тебя? – Вроде как равнодушно поинтересовался он.
Я выплюнул несколько песчинок всё же попавших мне в рот и отёр ладонями лицо.
– Ну, что сказать? Лучше. Да! Лучше. Но эффектов маловато! Пафоса!
– Пафоса? Эффектов? – вот теперь я ясно видел, что пес удивлён и слегка растерян.
– Ага! Вот раньше были люди в Голливуде – м-м-м… Крассавцы! Мастера высшей категории! Сейчас, несмотря на продвинутые технологии, таких не делают… вот кто спецэффекты творил, вот где пафосом брызгало! Представь, небо затянуто тяжелыми клубящимися облаками и вдруг его прорезает ослепительный солнечный луч, мгновение и в небе уже столб золотисто-сияющего света, и ангельский хор тянет нежными голосами невинных детей – А-а-а-а…! И ты! Такой весь в белом, и у тебя за спиной крылышки ангельские бряк-бряк-бряк, спускаешься в сиянии, на песок ступаешь пафосно… А?!
Посланца аж перекосило!
– Меняем концепцию! – мгновенно сориентировался я – Безоблачное, пронзительно-синее небо, ну вот прям как сейчас, и вдруг тучи, тучи, ветер! Он ревёт! Он закручивает тучи в зловещую, черно-багровую спираль, оттуда бьют молнии… Больше! Больше! Армагедец просто какой-то! И в каскаде этих молний в пляж вонзаешься ты! Весь в чёрном! И задрав голову – буга-га-га-га-гага – зловещим смехом погубителя мира!
Анубисоголовый несколько секунд сверлит на меня подозрительным взглядом. Но я отвечал на это, совершенно честными, незамутнённо-серьезными глазами…
– Пф-ф! Бред! – фыркнул он.
– Ты ничего не понимаешь в канонах пафоса и брутальной крутизны. Посмотри фильмы начала двадцать первого столетия, там чёрным по белому снято как должно появляться могущественному существу!
– Могущественному существу? – озадаченно переспросил пёс.
– Ну! Ты же могущественное существо?
– Э-э, ну да! Но только я не существо, а разумный!
– Тем более – добавил я убеждённо – Всё! Иди смотри фильмы, потом обсудим как будешь круто проявляться!
Пес заметно дёрнулся, словно и в правду хотел уже бежать смотреть фильмы, но потом словно опомнившись застыл и озадаченно уставился на меня. И мои смутные подозрения обрели чуть больше твёрдости, что он, этот Посланец Системы, телом взросл, а разумом ребёнок. Не в том смысле, что знанием беден, а опытом жизни, взглядом на мир, восприятием. Не знаю откуда у меня они возникли ещё после первой встречи, но вот возникли и всё! Фактически весь этот мир всего несколько лет существует, а конкретно этот Посланец, есть у меня такое уверенность, «проявился» в этом мире только когда я сюда попал. Не сомневаюсь, чистых знаний в его голове – как в библиотека имени Ленина, а вот извлечь и к нужному приложить тут опыт нужен. По сути, он всего лишь умный ребёнок…
Посланец всё ещё смотрел на меня, а я смотрел на него.
– Я… потом посмотрю – наконец пробормотал он.
Я только плечами пожал.
Пёс подошёл к бревну и ухватившись за комель легко приподнял его. Покачав в руке, словно взвешивая он покрутил головой и положил его на место.
«Где ж ты был, родной, с такими данными три дня назад – мелькнуло у меня в голове – уж я бы постарался тебя припахать…»
– Ты хочешь сделать из таких брёвен плот?
– Плот?! Нет.
– Поплывёшь на одном? – Пёс задрал удивлённо брови.
– Я что, умалишенный! Нет конечно!
– Значит плот!
– Да почему плот-то!
– Потому, что так все плавают!
Оп-па!
– Да!? Все это кто? – вкрадчиво поинтересовался я
Что-то мелькнуло в желтых глазах посланца, растерянное, но потом он спохватился щёлкнул пальцами и, ухмыльнувшись, радостно прорычал.
– Закрытая информация!
– И оч-чень хорошо… – я совсем не расстроился. Мои знания опять расширились на долю малую. Не важно специально Посланец проговорился или нечаянно, вряд ли он соврал в принципе, и кое-что я узнал. Тут ВСЕ, кто бы они ни были, плавают на плотах! Это что же за уровень эволюции тут, э!?
Помолчав немного и видя, что я не собираюсь ничего добавлять, пёс опять окинул бревно взглядом.
– Не поплывёшь на бревне. Не будешь строить плот. А как тогда?
– Закрытая информация! – я приветливо улыбнулся и щёлкнул пальцами.
Несколько секунд пёс рассматривал меня наклонив голову, ей богу – собака, и наставил на меня палец…
– Я сам увижу!
– Ну, это будет не завтра и не на той неделе…
– Ничего я подожду!
– Да ради бога.
Пёс кивнул головой словно подтверждая свои намерения.
– А хочешь, – закинул я удочку – побыстрей увидеть результат, можешь помочь.
– Пф-ф! Человечек! Посланец Системы не может помогать разумному если этого не требует Система, а она не требует. Так что работай, а я пошел фильмы про пафос смотреть…
– Ладно, давай… Смотри чтобы мозг не вскипел. Голливуд штука опасная!
– Не бойся человечек, мои мозги и в вулкане не закипят!
– А-а, понял, ты крут! Слушай Посланец, что ты меня всё человечек, да человечек, у меня ведь имя есть.
– Да! И какое, что-то я его не вижу…
Я проявил ник, и он высветился над моей головой. Несколько секунд Посланец пялился на него расширенными глазами и нервно дёргал хвостом.
– Господин Мо! – он был явно поражен.
– Точно! Но можно скромнее, просто -Учитель!
– Учитель?
– Да. Учитель жизни.
– Кхаа! – сказал обалдевший Посланец, энергично почесал себя за ухом и осыпался песчаной пылью, которую тут же подхватил шаловливый бриз и развеял по пляжу.
– Хеэ-хеэ….

 

Как сделать катамаран? В каком-то смысле даже проще чем обыкновенную лодку. По крайней мере не нужно мучиться с остойчивостью на одном корпусе, чтобы он не переворачивался. Два поплавка нивелируют любой перекос. Ну а в принципе, те же два поплавка, четыре поперечины, к двум из которых крепиться мачта, сверху плетёный настил, рулевое весло и парус. Всё! Остальное, несущественные детали, в которых и кроиться совершенство. Совершенство, это конечно хорошо, но с теми инструментами, которые я имею оно, пока, недостижимо.
Я не великий корабел, но куда что и как знаю неплохо. По крайней мере в элементарных конструкциях.
Забивая, постепенно, деревянные колышки в расщеп, расколол бревно на две более-менее равные половины. Долго подгонял вес одной половины к другой, но конечно идеала не достиг. Так же долго ровнял корпуса один относительно другого, вырубал пазы, вставлял в них поперечины, крепил на невысокую мачту простенький треугольный парус из шкурок крыс, кое-какую элементарную верёвочную оснастку, плёл настил. Без инструмента, без элементарных гвоздей, это очень долго и мучительно. Мучительно не столько физически, а морально, ибо понимание того, что всё то же самое ты мог бы сделать гораздо быстрее и намного лучше просто убивает. Но ничего справился. У полинезийских народов тоже с гвоздями было напряжённо, однако умудрились на своих катамаранах на пол океана расселиться. Чем я хуже?
Получилось… ну, буду честен, не очень. Крепко – это ещё да, а вот мореходность, увы! Но пять-то километров, меж островами, при попутном ветре я думаю одолеть по любому! Несколько раз прошелся вдоль берега далеко не отплывая, проверяя что и как, и устраняя недостатки насколько это было возможно.
И вот в один из моментов мелких доделок перед глазами всплыла целая «простыня» сообщений.
«Поздравляем! Вы получили профессию – Механикус!
Механикус одна из самых распространённых и уважаемых профессий в «Бесконечной Вселенной». Умения и способности доступные в профессии механикуса многогранны, удивительны и трудно поддаются исчислению. Нет такой области деятельности, в которой умелый механикус не мог бы приложить свои способности!
Вы, начав изготавливать простейшие приспособления, идя от элементарного к более сложному, пользуясь предыдущим опытом и находя собственные решения, как в техническом плане, так и в плане материалов, достигли определённых успехов и получили право именоваться – Механикус!
Поздравляем, вы механикус первого ранга! Теперь ваши изделия станут работать чуть лучше, чуть надёжней и дольше. Скорость и качество изготовления механизмов станет выше. Вы станете лучше (интуитивно) находить и применять верные решения и необходимые материалы в изготовлении задуманных механизмах. (Прогресс принятия интуитивного решения зависит от фактора количественного обладания параметра – интеллект. Внимание, в данном случаи параметр может усиливается дополнительной характеристикой – мудрость!)
Идите смело по пути совершенствования своей профессии, дерзайте, ищите, экспериментируйте, и помните, механика всегда достигала большего на стыке разных профессий и наук.»
Вот так. Если разобраться непристрастно, то профу механика дали, по факту, за катамаран. А катамаран – это механизм всё же посложнее мышиной ловушки! А где к примеру – столяр? Уж с деревом я поработал от души! И это на бонусной территории! Сколько же надо корячится в обычных локациях чтобы получить тоже самое? Понятно теперь почему с «нагибаторами» в «Бесконечной Вселенной» туго. Но самое интересно, что наконец-то всплыл параметр – мудрость. Он усиливает интеллект. А может и не только. Непонятно лишь то, что почему интеллект и мудрость влияют только на механику! По идее, точно также они должны влиять на ту же алхимию, на оружейника…. А может и влияют! Принцип – догадайся сам, рулит во всей «БВ».
Будем смотреть, будем думать. Но уже хорошо, что дали механика, у меня на эту профессию большие планы. Я и на в прошлой жизни косоруким не был, много чего собрал, разобрал, починил с понятием. Иногда сам баловался интересными конструкциями, так что, задел есть.
Я не стал давать, в слух, своему кораблику какое-либо громкое название, а про себя назвал его просто – первый. Первый, потому, что будет, я уверен и второй, и третий и так далее, это же Великий Архипелаг на планете Океания, корабли здесь – наше всё!
Вечерело, я сидел на палубном настиле и тихо медитировал на прекрасный закат, буйствующий нереальными красками в небесах. Феерично!Напряжении двух последних недель плавно вытекало из меня и тихо растворялось в эфире… Завтра, с утра пораньше, я погружу на своего первенца тщательно отобранные вещи, ибо грузоподъёмность моего катамарана невелика, и отправлюсь в путь….
Где-то высоко в вечернем небе зажглась яркая точка. Метеорит? Не редкое тут, кстати, явление. Я поспешил загадать желание пока он не сгорел в атмосфере. Загадать успел! Потому, что метеорит и не собирался сгорать! Он стал быстро приближаться с нарастающим звуком реактивного самолёта. И падала эта хрень прямо на мой остров! А ещё через несколько секунд я понял, что метеорит падает не просто на мой остров! Он, конкретно, в меня метит!
– Мать моя… – я не успел ни испугается, не договорить, как в десятке метров взорвался столб песка посылая от себя круговую волну дыма и визуально видимого звукового удара… Но особых повреждений, как не странно, не произошло. Шумно, дымно – это да! Но и только! Ох, что-то мне кажется я знаю кто это….
В небольшой воронке с тихим гудением переливалась матовая сфера, по которой изредка пробегали электрические разряды. Померцав ещё немного сфера беззвучно лопнула и явила Посланца Системы в классической позе "Терминатор" – часть 1.
– Ну что за дешевый плагиат – пробормотал я, глядя как пёс картинно распрямляется и неспешно подходит ко мне.
– Ну? – на его морде было видно полное довольствие – Как?
– Одежду не дам! Она на тебя не налезет!
– Зачем мне одежда? Одежда мне не нужна! У меня и своя есть. Я говорю – как?
– Штамп и грубое подражание, мой юный друг. Пользоваться наследием великих правильно и необходимо, но бездумное копирование – это моветон! Творчески надо перерабатывать, творчески!
– И ничего не копирование! – слегка нахмурился пёс – А дым, а звуковая волна? Из одежды, опять же тебя не вытряхнул!
– Мало, мало креатива. Пафос вообще ниже плинтуса. Три, мой юный друг, только три из пяти и то, с учётом первого опыта!
– Я не юный! Я намного старше тебя, человечек! – показал клыки пес и нервно задёргал хвостом.
– Моё имя Господин Мо! Можно просто – Учитель! Я уже говорил. Не знаю сколько лет тебе, а мне, по стандартам моей расы, более чем солидно. Э?
– Солидно это сколько?
– Больше ста!
– Пф-ф! Всего-то! Я видел, как племена Уару только-только начинал строить свои первые дольмены. Я наблюдал как полу-разумные Мио возвысились от уровня животных до великого и мудрого народа. Я …
– Слушай древний, а имя у тебя есть?
– Имя? – Анубисоголовый сбился с пафосной декламации и удивлённо-обиженно посмотрел на меня. – Какое имя!
– Обычное! Или необычное! Не может такой древний перец быть без имени! Я вот куда моложе и то с именем.
Пёс сложил руки на груди и демонстративно отвернулся от меня. Его хвост нервно хлестал его по ногам. Он долго смотрел на пылающий закат и молчал. Молчал и я. Трудно сказать, то ли он никогда не задумывался на эту тему, то ли она была болезненна для него…
– Я Посланец Системы – наконец тихо пророкотал он – Посланцы Системы не имеют имён… Быть как всё… одним из многих – это… это… правильно…
«Э-э, дружок, паузы-то длинноваты.»
– Я буду звать тебя Рамзес!
«Вы хотите дать личное имя Посланцу Системы – Рамзес?» – выскочило сообщение. Казалось сами буквы были написаны в удивлённо-вопросительной интонации. И чё? Я и богине имя дал! Посланец всяко фигура помельче!
– Да!
«Принято!»
– Что, да? – Посланец выглядел ошарашенным.
– Да, в смысле – согласен!
– Согласен! – выкрикнул теперь уже не просто пёс, а полноправный Рамзес.
И в туже секунду по нему прошла световая волна с головы до ног, словно просканировали яркими разноцветными лучами. И вслед за ней, посланец будто насытился красками и тенями, стал более чётким и контрастным. Фигура стала более рельефной и словно заматеревшей. Глаза загорелись ярче, клыки приобрели не просто белый, а какой-то даже неоновый отблеск. Золото и камни в его воротнике вспыхнули и заиграли ярким разноцветьем…
– Вау… – только и смог выговорить я.
Рамзес долго разглядывал себя, подносил и вертел руки перед глазами, щупал чуть увеличившиеся и заострившиеся зубы, мял пушистый, шелковисто отливающий хвост…
– Спасибо! – наконец выдохнул он. – Спасибо Господин Мо.
– Можно просто – Мо! – милостиво махнул рукой я.
– Скажи Мо, что значит имя Рамзес?
– Ну, это ты сам узнаешь, если захочешь. Тонко намекаю – Древний Египет!
– Древний Египет. – кивнул головой Рамзес.
– А знаешь, что – я прищёлкнул пальцами – вот смотрю я на тебя, красавчик стал хоть жени, но не хватает тебе, для полноты образа, чего-то.
– Чего не хватает?
– Атрибута!
– Каво?
– Уважаемая Система – обратился я вслух прямо в небеса – если уж пошла такая пьянка, то нельзя ли моему юному другу Рамзесу посох «Утренней Свежести», времён раннего царства древнего Египта? Ну, очень нужно божественная моя – добавил я уже совсем тихо.
Несколько секунд ничего не происходило, но потом в руке Рамзеса материализовалось древко на обеих концах которого отблёскивали золотистой бронзой полукруглые веера, инкрустированные голубым золотом и бирюзой.
Рамзес внимательно рассматривал предмет, появившийся у него.
– Что это, Мо? Зачем?
– Это, атрибут! Любой уважающий себя могущественный разумный имеет подобную штуку.
– И что с ней делать?
– Не с ней, а с ним! Это посох. Использовать!
– Как?
– Вот ты господи… Дай сюда!
Я забрал посох и слегка примерившись закрутил его в разных проекциях, выписывая восьмёрки и круги, сделал несколько выпадов и секущих ударов.
– Вот так, например, а вообще, что в него вложишь то и твоё. Опять тонко намекаю про атрибуты можешь посмотреть тот же египетский пантеон богов, индийский очень хорош, скандинавские боги не без атрибутов, да и греческие…
– Мда? – Рамзес принял от меня свой посох и задумчиво подёргал себя за ухо – Спасибо.
– Да не за что…
– Я тогда пойду, пожалуй…
– Ага иди! А вообще, чего приходил?
Рамзес который уже собрался меня покинуть каким-нибудь экстравагантным способом замер и внимательно посмотрев на меня ответил
– Да вот, приходил сказать, что катамаран твой – не очень.
– Ты вроде недавно только по плотам специалистом был, а теперь и про катамараны рассуждаешь.
– Я теперь по всему, что плавает, специалистом стал – слегка оскалившись ответил Рамзес.
«Ну, да, ну да – пронеслось у меня в голове – как потребовалась информация пришлось извлечь её из архивов и изучить предметно. Не сомневаюсь, что теперь Рамзес и правда знает о кораблях всё.»
– Не спорю, кораблик – хрень! Но это только начало Рамзес. Только начало! Ты ещё увидишь, что может сделать старина Мо. Главное ты, когда прибываешь с пафосом, прицеливайся лучше. Если в воду куда, в дерево столетнее или в скалу попадёшь – это сколько угодно, главное подальше, а то ты чуть в меня сегодня не попал. Ещё десять метров левее и меня б пришиб, и катамаран в щепки.
Рамзес некоторое время стоял и смотрел на меня с легким оскалом, который обозначал у него улыбку, горя желтыми глазами в вечернем полумраке. Потом мигнул и пропал….
– Ну вот – сказал я сам себе – сделал доброе дело. Имя дал цифре. Теперь по всемирному закону, наверное, получу проблемы… А? – я задрал голову к тёмному небу, на котором загорелись первые звёзды – Как ты думаешь, Ева? Свет очей моих!
….
Увы мне… молчит божественная.

 

Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий