Капкан попаданца (СИ)

Глава 13

Ячейка под номером 36–11 встретила золотой осенью. Погода такая же, как в городе, где начинал путь. Но деревья желтее, местность равнинная, голая с легкими перелесками. Есть большие холмы и овраги с рваными глиняными краями. Виднеется тонкая речка. Почему-то ее вид вдохновлял больше всего.
Красота пейзажей завораживала, давая новые силы. Ноги двигались легче, все пережитое медленно забывалось. От порыва чувств улыбался неизвестно чему, глядя на шар прохладного солнца.
Новый кластер отличался плотной застройкой. Деревни россыпью покрывали поляны. Имелись ровные линии домов и одинокие постройки, торчащие отовсюду, как шляпки грибов.
Больших городов не заметно. По крайне мере, на горизонте не росли заводы или небоскребы. Да и Линда сказала, что ячейка сельская, без большого скопления людей.
Действительно, села, мимо которых мы шли, не отличались активностью. Не было лая собак, петушиных криков, гусиного гогота. Не работали моторы машин, не орали подростки и пьяницы.
Наверное, все давно превратились в уродов, бросив скарб, ушли в лес. Хотя, леса тут нет… Может в поле или кластер другой? Кто его знает? Главное, нам это на руку. Не нужно опасаться каждого шороха, ожидая толпу новых зомби. Хотя, мутантов-копателей все же стоит бояться.
Для ночлега есть куча разных домов, от покосившихся полуземлянок, до трехэтажных кирпичных громад с башнями, наподобие замков. Пожалуй, самый приятный плюс среди многих.
Мы шли достаточно долго. Судя по ощущениям, несколько часов. Перед глазами промелькнули десятки строений, небольшой перелесок, озеро (или пруд). Казалось, забрались к черту на рога. Но Линда упорно шагала, не желая делать привал.
— Тут пустыня тупая. Надо дальше идти. Следующий кластер живее. Там транспорт добыть можно. Есть городок с хорошим базаром. Может, карту куплю, а то наша кончается, — в какой-то момент сказала попутчица.
— Пока купишь, я уже сдохну. Нужен отдых и поскорее, — отозвался я, тяжело вдыхая свежесть осенней прохлады.
— Ну, раз уж так просишь, можно и тормознуть, — судя по всему, Линда тоже устала. Только вида подавать не хотела. Такой прокачанный персонаж как она по законам жанра обязан быть «терминатором».
— Не прошу, а выражаю здравую мысль.
— Здраво не здраво… Медленно премся, как черепахи. Слушай, а ты действительно ничего не помнишь?
— Сто раз уже говорил! Даже имя забыл.
— Ну да, иначе ты бы не взял псевдоним похожий на название чая. Хотя, с твоей-то фантазией.
— Хороший позывной! Все лучше, чем затасканное американское имя.
— Быть может. Но заморачиваться я бы не стала. Скорее, проблема в тебе. Иногда люди теряют память, это такое же заболевание, как простой насморк.
— Да, но после насморка не просыпаются в виртуальном аду!
— Совпадения никто не отменял, уважаемый Нэс… в двойном пакетике.
— Чего?
— Ничего, видишь, там дом виднеется? Давай-ка к нему.
Девушка указала на небольшой двухэтажный особняк, дремлющий на холме. Он был обит пластикатом, который полностью выцвел. Шифер на крыше стал черным, ограды вокруг никакой.
— Ну и лачуга. Получше гнёздышка не нашлось?
— Не спорь. Оттуда все видно. Если нас атакуют, то сразу заметим, да и свалить легко можно, в трех направлениях минимум.
— Сударыня, будь, по-вашему. Ох, мои ноги. Система решила убить нас усталостью. Это более верная штука, чем какие-то чертовы монстры…
Ни слова не говоря, мы приблизились к дому. Подъездной дороги тут не было. Хотя имелась полоска бурьяна, указывающая на прежнее существование тропы.
Вблизи дом оказался неплох. От него веяло стариной, детством, ностальгией. Такое чувство, что тут выросли дети, уехав пытать счастья в столицу. Старики остались одни или умерли. В любом случае, нет сил для ухода за зданием и территорией.
Остался такой «замок» как памятник былым временам. Стоит посреди осеннего моря. Странно, откуда такой приступ романтики? Может, я в прошлом поэт? Если так, это плохо. Поэтам нынче не платят.
Мои размышления прервала Линда. Она резко остановилась, грубо сказав:
— Так, особо тормозить нечего. Ты поваляешься на койке, я посмотрю. Потом я поваляюсь на койке, ты поглядишь за периметром. Затем дальше попрем, хорошо? К ночи надо выйти в другую ячейку.
— Черт, как-то быстро. Могли бы поваляться в постели и до утра.
— Чего? — Линда налилась краснотой.
— По очереди, то есть. Устроить привал до следующего дня! После гонок, драк с монстрами и марш-бросков хорошо бы отдохнуть… по-людски.
Девушка кивнула, потом посмотрела на небо, тихо сказав:
— Отдохнем, не боись. Но мне этот кластер не нравится. Сегодня напряг, а завтра дадим слабину.
— Так всегда. Лучшее — сразу на завтра, — фыркнул я, но спорить пока что не стал. Линда неплохо прокачана. Ее слова достойны внимания. Хотя, уставшие ноги так не считают.
Когда дом оказался близко, напарница взяла бластер. На ней все ещё красовался солдатский китель, надетый во время нашего ночного привала. Девушка напоминала актера, который плохо играет бойца в русском фильме. Смотрелось это забавно. Но сейчас далеко не до шуток. Кто знает, что кроется за черными окнами?
Я взял пистолет. Потом убрал, вызвав свой дробовик. Так будет надёжнее! Дальше мы окружили постройку. По кустам и траве обошли все вокруг, тщательно осмотрев территорию. Вроде бы чисто.
Затем вышли к парадному входу, где было осыпавшееся кирпичное крыльцо. Конечно, оно смотрелось не очень. Но внимание привлекало другое.
Белый силуэт невысокого роста маячил возле куста крапивы прямо перед верандой.
— О, Господи! Опять! — Охнул я, крепче сжав дробовик.
— Чего? Это девушка, — заявила Линда.
— Ты тоже ее видишь? Черт, думал, начались странности, как с Газелью.
— Какая Газель? Смотри, она вроде не превратилась.
— Не спеши с выводами, боевая подруга, — тихо отметил я. Потом громко сказал. — Девушка, с тобой все нормально!?
Незнакомка резко обернулась. У нее было чистое лицо без прыщей и морщин. На вид не больше восемнадцати лет. Тело прикрывает белый жакет, на ногах синеватые джинсы с летними туфлями. Глаза серые, светлые, от них пышет теплом.
— О, привет… Что тут случилось? — Обратилась к ней Линда.
— Погоди, она же…
— Чего, статистика? Наверное, да. Но они не все агрессивны. Думаю, такая крошка не станет нас убивать.
— Я вот не очень… — Отозвался, рассматривая девчонку.
— Привет, я живу в этом доме, — бодро ответила школьница.
— О, здорово! А можно мы тут остановимся? На два часа, ненадолго! — Спросила Линда.
— Вы остановитесь здесь, я помогу.
— Куда делись остальные? Родители? — Заявил я, видя, как напарница подходит чуть ближе.
— Они все умерли. Их убили.
— Ужасно. Мы соболезнуем, — печально промолвила Линда.
Похоже, милый вид девочки ее тронул. Маска уже не работала. И моя суровая подруга едва сдерживала себя, чтоб не кинуться обниматься. Я же, напротив, насупился. Сеть научила цинизму. И забывать уроки при виде красивых глаз не хотелось.
— Послушай, надо что-то с ней делать! — Фыркнул напарнице.
— Она чистая, опасности не представляет. Прости нас, девочка, мы войдем, ладно?
— Линда, стой, пойди сюда скорее!
— Знаете, как умерли мои родители? Могу рассказать, — спокойно произнесла незнакомка.
— Нет, мы не местные… Слушай, Нэс, может лучше найти другой дом…
Голос Линды дрожал. Не знал, что ее можно так просто растрогать. Но идея с поиском нового убежища мне по вкусу. Страшнее кровавых тварей могут быть лишь милые создания. Лучше убираться пока не поздно.
Линда тоже это почувствовала, медленно пятясь назад. Девчонка смотрела на нас в упор большими, немигающими глазами.
— Моих родителей убили вы — играющие нашим миром. Мы простые статисты, которых надо всегда убивать. Я чудом выжила после казни. По нам много стреляли.
— Ясно. Но нас тут не было, дорогая. Мы только пришли, и теперь уходим, — произнес я.
— Да… Это и правда, чудовищно. Мир жесток. Ужасно, когда дети лишаются семьи.
— Линда, пойдём, сейчас что-то будет! — Громко крикнул, чувствуя, как обстановка медленно накаляется.
— После смерти родителей я сильно заболела. Многие тут болеют и умирают. Но я жива, могу делать интересные фокусы.
Мне показалось, что надо срочно бежать. Схватив Линду за рукав, развернулся к полю. И лишь краем глаза заметил, что девчонка мутирует.
Секундой ее руки превратились в подобие жирных сиреневых щупалец, а глаза налились синим светом.
— Ах ты, мелкая тварь! — Вскинул дробовик, но уже опоздал.
Разделенные на три полоски отростки, бывшие правой рукой, крепко схватили Линду. Протянув по земле, сильно ударили головой.
Другой пучок жуткой массы выбил из рук дробовик. Я успел отскочить, но ногу все же подцепила мерзкая тварь.
— Вы будете умирать, так как мы! Вы будете умирать постоянно! — Неистово заорала девчонка, смотря в осеннее небо.
Линда с криком билась головой об остатки асфальта и куски кирпичей. Мою шею стянуло, перекрыв кислород.
— Пистолет… Давай… — С трудом прохрипел я, чувствуя ужасную боль вместе с холодным ужасом.
В руке появился увесистый металл. С огромным трудом смог вывернуть кисть, приставив оружие к демонической плоти. Громыхнуло сразу два выстрела. Девчонка зловеще взвизгнула, ослабив свою мертвую хватку.
Чувствуя неимоверную тягу к жизни, рванулся прочь, оказавшись на воле. Но не успел отойти далеко. Щупальца изогнулись, толкнув в сторону. Я резко врезался в кирпичную постройку, бывшую гаражом или сараем для инструмента.
От крепкого удара в глазах потемнело, из носа полилась кровь. Я со стоном сполз вниз, оказавшись в полуобморочном состоянии.
— Вам нравится игра!? Вам нравится наша игра!? Захлебнетесь кровью, как мы! — Ревела проклятая школьница.
Избитая Линда, тем временем, направила на девчонку браслет. Огненный луч снес щеку монстру. Потом напарница взяла нож, четким движением разрезав одно из щупалец.
Под дьявольские вопли противника, Линда покатилась по земле словно шар. Схватила свой бластер и принялась расстреливать монстра.
Я ощутил, как щупальца вновь обнимают тело смертельной хваткой. Сопротивляться сил уже не было. И лишь в последний момент, хозяйка дома отстала. Убрав от меня конечности, бросила все силы на Линду.
Последняя не спешила сдаваться. Увернувшись от удара, прожгла девчонке грудную клетку, затем ранила в ногу.
А когда адские «языки», схватили Линду за горло, в лоб мутанта полетела серия ярких лучей.
Раздался оглушающий вопль. Жуткие щупальца повисли резиновыми полосками. Голова школьницы загорелась, теряя человеческий облик. Вскоре, мертвое тело упало на травянистый покров, теряя признаки жизни.
— Мелкая сучка! А я почти что поверила! — Фыркнула Линда, агрессивно плюнув на траву.
— Ох черт… Как меня саданули, — простонал я, чувствуя, что все вокруг плывет и шатается. — Не знал, что такое бывает. Статисты не должны понимать, что они статисты.
— Сама в шоке. Но видишь, Сеть — это та еще дрянь. Здесь может случиться всякое.
Несмотря на ранения, Линда живо подошла к горе пепла. Легким движением достала оттуда кристаллы. Два из них протянула мне.
— Вот держи, капсула эликсира. И это, прокачка общих боевых навыков: стрельба, рукопашный бой, все такое.
— Спасибо… Мне пригодится.
Приняв от напарницы артефакты, я, как следует, восстановился. После сел на крыльцо, подперев подбородок рукой.
— Теперь придётся тут ночевать. Надеюсь, не станешь спорить.
— Наверное, да, — с трудом согласилась Линда. — Лучше идти со свежими силами, чтобы проще справляться с такими вот… крошками.
К счастью, сюрпризы закончились. Мы осмотрели дом, который внутри оказался совсем небольшим.
Обстановка была сдержанной. Интерьер среднего класса с добротным ремонтом. Только везде много пыли, паутины и грязи. Видно, что быт заброшен не первый месяц.
Но мы не санитарный надзор. Потому не обратили внимания. Просто заняли спальню, которая малость почище. Тут была большая кровать, комод и красивый вид на поле с далеким поселком.
Как договаривались, отдохнули по очереди, устроив подобие караула. Когда закат преобразил бледные стены своей магической краской, вышли на улицу, усевшись на небольшой гнилой лавке перед самыми окнами.
Меня охватила странная атмосфера уюта. Будто Линда — родная сестра или больше. Мы знаем друг друга долгие годы, нас разлучили, но мы встретились снова. Что за романтический бред!? Лучше думать, как вернуть проклятую память.
Не только меня терзала липкая сентиментальность. Линда тоже сняла шлем цинизма, заворожённо глядя на то, как краснеющий диск валится в толщу деревьев.
— Жалко девчонку, которую днем уничтожили. Сама была когда-то такой. Наивной, глупой скромнягой. С большими глазками и красными щечками, — задумчиво сказала она.
— Да… Ты и сейчас так выглядишь, если честно, — ответил я, пристально рассмотрев Линду.
— Ты льстишь. Но если и так, только внешне. Внутри уже все поменялось. Это ужасно, Нэс. Больно, когда приходится через силу менять хорошее на плохое.
— А еще больнее, когда ничего не меняешь. И твои хорошие внутренности выпускает какой-нибудь нехороший упырь.
— Все так, — Линда улыбнулась краешком рта. — Кто бы мог подумать, что я стану такой? Когда попала сюда, была настоящим цветком. Колокольчиком, не знающим бури.
— О, какие слова! Ну, знаешь, я тоже не любил стрелять людям в голову, и проламывать черепа. Местные твари из любого сделают маньячину.
— Не только они, Нэс. Скорее, людское предательство.
— Этого тоже хватает. Меня один урод заманил в лес, где отдал барыгам. Помнишь тогда, во время нашего знакомства?
— А меня «один урод» не заманивал. У меня просто парня убили.
Я смущенно взглянул на листву, лежащую плотным ковром. У напарницы был парень! Это так странно. Хотя, почему? Она же красотка, и если убрать «маску», то вполне милая девушка. Почему меня смущает наличие отношений у Линды? Глупость какая-то.
— Теперь, твой парень был военным или из тех, кто в черной форме гоняет на Джипах, стреляя с таких пушек на крыше… — Не знаю, почему-то рядом с Линдой виделся только такой тип мужчин.
Девушка громко вздохнула, пожав плечами. Шмыгнула носом, тихо сказав:
— Все не так. Он — ученый, попал сюда после одного эксперимента в лаборатории. Тоже оказался в коттедже, в поселке, где была я. Нашел меня во время очередной вылазки. Я была напугана, ранена и хотела лишь одного — умереть. Именно Ром объяснил правила, доказал, что надо жить дальше. И что из чертовой Сетки обязательно должен быть выход.
— Да, выход… И что же твой Портвейн сам не выбрался, раз такой умный? — Я сказал это слишком грубо, отчего стало стыдно.
— Ром — не напиток, а сокращение от «Роман». Найти выход не так-то легко. Пришлось провести большую работу. Она была не закончена, когда на нас вышел Рэдвуд. Один из главарей Бесов. Понимаешь, Братство Силы. Они хотят захватить Систему с помощью насилия. И доминировать над нами, заставляя выполнять их приказы.
— Весело тут у вас. Значит, эти плохие парни убили твоего Рому?
— Не сразу. Вначале, предложили сотрудничество, разработку новых видов оружия. После нескольких отказов, стали медленно забирать его жизнь. Напрямую или подстраивать несчастные случаи. Меня, тупо не трогали. Все жизни были в порядке. Жаль, ими нельзя поделиться! Когда Ром истратил перерождения, я поклялась отомстить. Ушло много времени, прежде чем научилась, как следует, драться. Да и жизни почти все растеряла. Но я довольна результатом борьбы. Рано или поздно меня поймают, убьют или хуже. Это не страшно. Главное, я сражалась, а не пряталась как тупое животное!
— Хммм, так вот почему за тобой все охотятся. Пошла против системы в рамках Системы! Но куда ты направляешься? Явно же не мстить этому Редванду?
— Нет, я иду туда, где можно воскресить Рома. В обитель света, там точно помогут…
Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий