К свободе

Глава 7 Все новое и прогрессивное — хорошо забытое старое и проверенное

— Да ты задолбал уже! Размажет и все! Что еще надо знать абордажнику?
Стас негодовал. Техник заставлял его проходить теорию и был неимоверно дотошным в деталях.
— На самом деле все просто. — Техник пожал плечами. — Генератор поля создает эдакий пузырь, который поглощает всю энергию извне.
— Ну, а если создать энергию внутри — он рванет! — прервал его Стас. — Знаю!
— Не рванет, а, скорее, схлопнется. Нарушение концентрации энергии приведет к смещению поля, а так как оператор поля не успеет ничего сделать за эти миллисекунды — поле сместится из зоны контроля и станет неуправляемой энергией, словно две волны встретятся…
— Погоди. А что считается за нарушение? Только выстрел из энергооружия?
— Да нет. Если на экзоскелете у тебя есть персональный щит — он даст такой же эффект.
— И меня размажет.
— И тебя размажет. — Кивнул Техник. — И всех, кто был в зоне действия генератора щита.
— А вот смотри. — Сказал Стас. — Допустим, через щит может проходить все?
— Да. С небольшим сопротивлением. Кроме энергии, энергия поглощается щитом.
— Отлично. То есть, можно запустить внутрь щита дрона, дать ему в лапки пушку. И там он из нее стрельнет. И все, конец линкору, к примеру.
— Нет. Не совсем. Как ты себе представляешь это? Дрона нужно выпустить из корабля, для этого подлететь своим кораблем поближе к линкору, ведь дрон несколько лет сам будет добираться до цели — у него движки никакие. А какой линкор будет к себе цель подпускать? Они всех расстреливают на дистанции.
— Ну ладно, допустим, не линкор, а фрегат…
— Где ты видел в бою фрегат, стоящий на месте? — удивился Техник. — Их сила в маневренности.
— Ну, дрейфующий, думающий, что он в безопасности.
— А зачем лежащему в дрейфе фрегату, думающему, что он в безопасности, садить накопители и включать щит?
— Как с тобой сложно… — вздохнул Стас. — Чисто гипотетически.
— Чисто гипотетически? — пожал плечами Техник. — Ну, хорошо, представим. В пылу битвы ты подкрался к линкору и тебя никто не уничтожил. Так?
— ну?
— Ты скинул дрона и тот попер к линкору, сжимая в лапках пушку…
— так.
— Его, почему-то, пропустила система обороны линкора?
— Ну, нас же, десантников, система обороны игнорит?
— Оооо… Знал бы ты, из-за чего… Тем более, вы в ботах за секунды к корпусу подлетаете, цепляетесь к корпусу в тех местах, которые в слепой зоне у спарок непосредственной обороны. А еще бронированный бот может выдержать несколько попаданий… Но мы отвлеклись. Значит, дрон подлетает к линкору и стреляет — и попадает в щит, который в ближнем бою максимально прижат к корпусу, а не раздут при полете.
— Ну, допустим, он пролезет под щит…
— как ты это представляешь? Между щитом и корпусом зазора может и не быть, там вообще даже не миллиметры, а молекулярные слои.
— но ведь щиты не покрывают корабль идеально? В некоторых местах щит выпирает, или наоборот, не прикрывает корпус?
— Ну, смотри, не прикрывают обычно движки — дашь газу и щит схлопнется. Движки и сопла бронируют по максимум. А вот выпирающий за корпус щит еще найти надо. А у дрона, по факту, всего одна попытка — стрельнет неудачно и он обозначится как боевая цель — его тут же снесет оборона.
— ну, враг узнал точки установки генераторов щита…
— да это и не такая большая тайна. Хотя насколько я знаю, даже серийные модели фрегатов и крейсеров переоборудуются — кто пользуется штатными устройствами кроме военных? И даже те с ними играются. Но не в этом суть. Ведь на любом большом корабле, да и на фрегате есть оператор щита, работа которого как раз и заключается в контроле щита, его мощности, размера и концентрации…
— Чисто гипотетически.
— Окей, чисто гипотетически, дрон попадает в нужную точку и стреляет. Так как выстрел снаружи — щит схлопывается и как максимум — сносит к чертям отсек с генератором щита. Дрона уничтожают. А оставшиеся генераторы начинают раздувать свои поля, чтобы прикрыть мертвую зону.
— А если дрон шмальнет внутри?
— а как он пролезет?
— Ну, чисто…
— Ага, конечно, гипотетически? — тогда да, линкор сплющит.
— Вооот! — обрадовался Стас.
— Только зачем так делать?
— В каком смысле? — не понял Стас.
— Ну, зачем в ноль уничтожать противника. Я не говорю о случайном попадании, который взрывает энергетический генератор и от этого корабль разрывает на части.
— Ну…уничтожить противника-цель…
— Цель: нанести больше урона противнику, чем получить самому. После боя тебе ремонтироваться надо. А за счет чего? Своих кровных? Нет уж, дудки, вот как раз с поверженного противника и скручиваем трофеи, получают деньги. Не говоря уж за содержимое трюмов.
— Ну, бывают же ситуации, когда противником много…
Этот разговор произошел после первого боя Стаса, в качестве Кула, нового абордажника пиратского корабля «Шляхтич».
После того, как Стас покинул лазарет, он нашел Техника и начал выпытывать подробности, того, как оказался на борту «Шляхтича».
«Шляхтич» — был довольно известным пиратским кораблем. А его капитан — Якуб, вообще легендой. Во Вселенной онлайн именно Якуб был самым опасным и самым страшным пиратом. Именно за его голову была назначена самая высокая награда в несколько миллиардов кредитов. Однако получить награду до сих пор так никто и не смог — ни обычные охотники за головами, гонявшие «Шляхтича» целыми флотами, ни демпферы, устраивавшие засады. Причин для этого было много: поражающие технические возможности самого корабля, сплоченность, высокий профессионализм каждого члена команды и дьявольская хитрость самого капитана. Он не только умудрялся выпутаться из сложной, практически безвыходной ситуации, но еще и мог вытащить немалые трофеи в, казалось, патовом положении, когда уничтожение его корабля, как казалось противникам, стопроцентным.
Начать стоит с корабля — первый «Шляхтич» был обычным списанным лягионским фрегатом, вполне обычной, старой серии, пусть и относительно редкой. А вот теперешний — настоящим произведением искусства. Он не вписывался в класс фрегата вообще, ни по характеристикам, ни по размерам. Однако в его основе было записано именно так «Фрегат 2-го класса, производства лягионской империи, серия 4–1». А бюрократов не переубедить. Сколько раз демпферы бились над изменением класса этого пиратского судна, так как искали фрегат, а попадали на бой вообще непонятно с чем.
Но лягионский департамент гражданского флота каждый раз заявлял, что Якуб приобрел именно фрегат, идентификационный номер не менял, в основе корабля именно каркас серийного и устаревшего лягионского фрегата дальней разведки. Поэтому ничего менять они не собирались. Цифры сходятся? Запросы от верфей приходили? Оборудование старшего типоразмера установлено? Все, отстаньте. Демпферы и охотники за головами только зубами скрипели, получая раз за разом идентичные официальные ответы.
А затем Якуб разбогател. Причем сделал это весьма необычным способом — он напал на рудовоз блуждающего флота. Его тут же отключили от игры и дали предупреждение. Но Якуб через суд доказал свою правоту — нигде запретов не было, почему он должен был упускать добычу? Разработчики пытались отвертеться — что это логично, мол, рудовоз то последнего пристанища человечества…Якуб поинтересовался, может ли нападать на корабли игроков? Получив утвердительный ответ, снова спросил, почему он не может нападать на корабли Блуждающего флота, а тем более корабли, технически ему не принадлежавшие — транспортники-то были среди имущества дочерней корпорации Блуждающего флота.
Вообще ранее считалось, что такое нападение — просто потеря денег и сил. Блуждающий флот даже для малых конвоев использовал сильные эскадры охранения. А в случае опасности — тут же убегал. Но Якуб схитрил и смог заполучить несколько сотен тысяч тонн креда.
Суд был долгим, но, в конце концов, Якуб смог его выиграть.
Вот с этого момента и начинается история его корабля. Как говорили, весь кред Якуб не продал. Часть пошла в качестве напыления на бронеплиты и замену некоторых деталей двигателей на выполненные полностью из креда. Этим объяснялась неимоверная прочность и скорость корабля. В форсированном режиме за ним могли успеть только истребители москитного флота. Броня способна была выдержать удар плазменной батареи линкора. Но это лишь в теории. На практике Якуб это не проверял.
Оружие тоже был заменено. Сам корпус существенно расширен. Сейчас корабль был неимоверно длинным и по классификации подходил под определение как минимум, крейсера.
Оружие же было подобрано специфически: не было ни одного энергетического, только кинетика.
Как оказалось, в этом был виновен Техник. Именно он, фанат оружия, и предложил Якубу использовать чертежи орудий 20-го века, но стволы которых были покрыты кредом, ровно, как и снаряды. Один снаряд к такому орудию выходил по стоимости в несколько тысяч кредитов.
Зато «Шляхтичу» было совершенно плевать, насколько мощный и какого класса энергощит у противника. Принцип атаки был всегда один — разнести движки или энергогенератор, взять на абордаж, забрать самое вкусное и уходить. А при удаче — забрать и сам корабль противника.
Такая тактика всецело оправдывала себя. Бывало, что Шляхтич попадал в ловушку с приманкой. Пляска с кораблями засады заканчивалась тем, что пираты, высадившиеся на абордаж, угоняли подставной корабль и пересаживались на «Шляхтича» в другой системе, либо «Шляхтич» отводил «засадников» подальше, резко менял курс, возвращался и успевал подобрать не только членов своей команды, но и часть трофеев.
Выдержать массу залпов энергетического оружия «Шляхтичу» удавалось за счет того, что щит у этого корабля был двойной — стандартный генератор поля в пяти экземплярах раздувал пузыри, а вот сотовый антенный щит мог создавать поле в виде стены. Использование именно сотово-антенного щита позволял экономить энергию накопителя, всегда использовать максимально концентрированный щит со стороны атаки противника. Вообще Стасу понравилась эта технология, почему-то считавшаяся отжившей свой век. Небольшие антенны на корпусе и генерировали поле. Антенны для создания стабильного энергощита требовалось не менее 6, «Шляхтич предпочитал использовать по 8. Причем это только на одну соту. Ее размер составлял около 10 метров в диаметре, дальше концентрация щита падала, и делать соту большей по размеру, не имело смысла. Зато лепить рядом еще одну соту, смысл был — антенна раздавала энергию в любую сторону. Таким образом, корабль мог быть вообще без щита с одной стороны, и иметь щит классом не ниже крейсеркого с другой.
Команда действовала согласовано — все знали свои места и действия при абордаже, или космической схватке. Особо Стасу понравилось оружие абордажников — холодным они практически не пользовались. Ровно, как и энергетическим. Последнее применялось только тогда, когда на корабле-жертве не было энергополя. И то шмаляли очень аккуратно — зачем повреждать собственные будущие трофеи.
Самым любимым оружием абордажников «Шляхтича» были, как они называли, «Калаши», «Ауги», «Эмки» и прочие модели, названия которых Стас даже не запомнил. Все это было детищами Техника. Именно он раздобыл чертежи, с помощью мастеров — ирдов с базара создал рабочие образцы. Причем создавались они целиком и полностью из креда. А вот с патронами Техник поступил еще более странно. В 20 веке в патронах использовался порох, Техник же использовал топливо для гипердвигателя корабля. На корабле стояла целая установка, которая превращала черную жижу в мелкие кристаллики, которые затем перемалывались и засыпались в патроны. Причем и станок для закатки пуль имелся. Техник занимался производством боеприпасов самостоятельно, никому не доверяя это дело. Причем, как для личного оружия команды, так и для орудий корабля.
— Это ж седая древность! — заявил Стас Технику, осматривая один из автоматов. Тонкое дуло, приклад из натурального дерева, магазин сзади, возле приклада, и небольшая ручка под самым дулом. Как сказал техник, несколько увеличенная копия винтовки Штейр AUG.
— Это светлое будущее! — улыбнулся Техник. Такого оружия нет ни у кого — ни у тагов, ни у лягов. Кинетика у них не пользуется популярностью.
— Конечно, не пользуется. — Хмыкнул Стас. — Есть ведь энергооружие.
Техник показал ему несколько видео из прошлого Земли, где люди стреляли из подобного оружия.
— Если даже у оружия тех времен была дикая отдача, какая же отдача у этой дуры?
— Огромная. — Усмехнулся Техник. — Только ты в экзоскелете будешь — не своими силами будешь гасить отдачу.
— В невесомости я полечу так, что только в ушах засвистит. — Парировал Стас.
— Магнитные подошвы зачем?
— А если нет поверхности?
— А для этого мы энергооружие таскаем. А еще есть игольники.
— А это что такое?
Оказалось, очередное изобретение Техника, так же начинало свою историю несколько лет назад. Хитроумная конструкция из множества клапанов предполагала возможность стрельбы мелкими иголками из креда. Причем в одной обойме таких иголок насчитывалось больше тысячи. Противника можно было истыкать, как ежа.
И если полноценная броня экзоскелета могла выдержать подобную атаку, то более простые модели повреждались очень легко. Да и полноценная броня могла выйти из строя. В любом механизме есть движущиеся детали, сочленения, соединительные швы и прочее. А игла в несколько сантиметров, длинной, да еще и в количестве нескольких сотен на 1 кв. см., летящая на дикой скорости, могла натворить бед.
Далее Техник начал натаскивать Стаса на работу с дронами — они были вооружены и энергетическим и кинетическим оружием. Что касается игольников, которым был вооружен один из дронов, то работали они на некой разновидности газа, создающего дикое давление. При этом для работы в космосе была продуман специальный баллон, куда выброс давления клапанами и осуществлялся. Вообще несколько топорно сделано, не продумано. Зато работало, в том числе и в космосе. Без всяких отдач. Один из дронов, на которых Стасу предстояло учиться, был оборудован именно такими игольниками и именно с ним ему предстояло проходить «Обкатку». Вот только скорострельность у этого оружия была в разы больше и запас снарядов, как в обойме, так и в запасе заметно превышали ручной аналог, что было для Стаса несколько непривычно.
Обучение началось с одного дрона, которым Стас управлял как в старой компьютерной игре — сначала с помощью клавиатуры или джойстика, а затем он начал пробовать отдавать команды мысленно.
Следующим этапом обучения стали попытки управлять сразу двумя дроидами. В таком случае Стас видел основную картинку и маленькую, периферийным зрением.
— Это раньше такая функция в старых визорах была. — Объяснял техник. — Картинка в картинке называлась.
Для переключения между дроидами нужно было просто посмотреть на маленькую картинку, после чего она выводилась в качестве основной, а бывшая основная, становилась вторичной и уходила на второй план.
Всего за несколько дней Стас освоил одновременное управление сразу двумя дроидами. Но вот работать одновременно еще и с третьим у него никак не выходило — тренировочная программа выбивала или всех его подчиненных, или как минимум двоих. Только последним ему удавалось пройти обучающий сценарий.
Он долго недоумевал, почему инженеры могут управлять десятком ремонтных дроидов одновременно, а тут с двумя-тремя столько проблем.
— А что там управлять? Задания раздал, они делают, а ты контролируй… — пожал плечами Техник. — с боевыми так не получится. Следить надо за ситуацией каждую секунду — чуть замешкался и все, выбили твоего дроида.
В процессе обучения Стас выяснял и подробности своего попадания на борт.
«Шляхтич» нагло прыгал по системам возле Базара. В очередной системе он наткнулся на транспорт ирдов. В большинстве случаев пираты либо не трогали корабли космических торговцев (а кому потом сбывать честно награбленное), либо забирать только часть добычи, и пальцем не тронув экипаж. Якуб решил для начала вообще узнать, что перевозит корабль.
Оказалось, что везут вполне обычное оборудования для планетарной базы, в том числе и жилые модули. Но один из абордажников наткнулся на небольшой загашник, где в медкапсуле был человек без сознания. При попытке забрать его с борта транспорта ирды словно сошли с ума и бросились в атаку. Обычно они предпочитали мирно стоять у стенки, ожидая, когда грабеж закончится. Для охраны они использовали только наемников, сами никогда не вступая в бой. Лучшие оружейники и торговцы галактики не умели и не любили драться, защищать свое имущество собственными силами им было не дано…
Когда бешеных мышей перебили, Якуб решил не жалеть ничего и никого — корабль был разграблен и уничтожен, Стаса (а в капсуле был именно он) забрали на «Шляхтича».
— Вот понять не могу, чем ты так ценен… — сокрушенно качал головой Техник. — Хотя не похож ты на отшельника. Или сбежавшего из Ордена. Человек, как человек. А бывает, как скажешь что-то, так вообще — такой сленг и мы используем. Короче, ты как будто с… Блуждающего флота.
Стас прикусил язык. Он понимал, что для других игроков он обозначается как игровой персонаж с ником Кул. Для них он не является полноценным человеком — лишь программа, набор скриптов. Этим и можно объяснить наличие фразеологизмов, привычных землянину — разрабы сделали. Но ведь не мог он это объяснить Технику? Сам пусть доходит до этого. Если игроки узнают, что он не непись, наверняка это отразиться в логах, информация рано или поздно дойдет до операторов и службы поддержки и тогда… Тогда за Кула объявят награду, как за Доцента.
Стас пожал плечами. Чем он ценен — знал, и делиться этой информацией не хотел. Сейчас даже не понятно, есть ли у него клон, в который уйдет сознание в случае гибели. Поделись он информацией о себе с Техником — есть шанс, что Слону просто не хватит денег на выкуп, Стаса могут прикончить сами пираты. Хотя и находиться на пиратском корабле, пусть и снискавшего славу неуловимого, тот еще риск. Но нужно хотя бы обезопасить себя…
— Я не знаю, чем ценен, но обязательно выясню. — Сказал Стас. — А вот если моя тушка действительно дорого стоит — может, закинем меня в клон-центр?
— Не… — Покачал головой Техник. — В клон-центры нам дорога закрыта, будем на собственной базе — там и оформим тебе прописку. Тем более, у нас один член команды выбыл, а тут ты подвернулся. Так-то кандидатов проверять надо чуть ли не под микроскопом.
— А где ваш прежний абордажник? — Удивился Стас.
— Инфаркт… — вздохнул Техник. — уже в возрасте был…
— А как же медкапсулы… — Протянул Стас. — ведь…
— Не было возможности тогда его подключить… — с грустью ответил Техник. А Стас понял — игрок умер в реале, от старости. Так что самая современна капсула на борту «Шляхтича» ничем помочь ему не могла…
— А помереть на борту у нас даже не надейся — медкапсулы самые лучшие. — Одобряюще хлопнул его по плечу Техник. — Да и в бой тебя никто не пустит. Ты даже без своих тайн ценен — нам всегда нормального дроновода не хватало. Ребятам риска меньше. Лучше чинить машины, чем экзоскелеты и людей.
Техник рассмеялся.
Стас же задумался.
— А когда на базу и где она?
— У нас много тайничков. — Ответил Техник. — Вот дело закончим и пойдем к одному такому…
— Какое дело?
— Есть наводка на большой караван тагов. Будем атаковать несколькими кораблями — одни не вывезем…
— Да ладно? Тагов я тоже не особо люблю, но у них всегда неподалеку от больших караванов есть сильные патрули.
— Есть такое. Но мы точно знаем, какие корабли будут идти в караване, знаем их маршрут, и знаем, где будет ближайшая патрульная эскадра. У нас есть на все про все час, сбиваем движки — залезаем внутрь кораблей, хапаем самое ценное и уходим в разные стороны. Патрульная эскадра к выпотрошенным кораблям уже придет.
— Что-то как-то все слишком гладко… Такая информация слита… Может ловушка?
— Может. — Пожал плечами Техник. — Но нас-то тоже целая эскадра будет. Если это демпферы — будет тяжкий бой, но не переживай, куш все равно сорвем.
— Я переживаю не за куш, я переживаю за себя. — Со вздохом ответил Стас.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий