К свободе

Глава 6 Надо много думать

— Влад! А кто такие энву?
— А? — я сидел в глубокой задумчивости и автоматически помешивал ложечкой чай. Ника же хлопотала на кухне, изредка бросая взгляды на небольшой экран визора, по которому шли новости.
Она сильно изменилась в последнее время. Практически без отдыха она проводила все свое время в капсуле, обстраивая наше жилище на найденной мной планете, купалась в ласковых волнах океана, гуляла по местным джунглям.
Ее настроение и взгляды на жизнь резко поменялись. Если в больнице и сразу после выписки на нее было жалко смотреть: подавленная, с потухшими глазами, из которых могли в любой момент хлынуть слезы отчаянья, то сейчас это был жизнерадостный человек, умевший получать удовольствие практически от всего, начиная от похождений на диковинной планете, заканчивая готовкой завтрака и просмотром новостей.
Но сейчас мне было не до нее и ее вопросов.
Все началось позавчера вечером. Мне наскучило однообразие полета и постоянные скачки в гипер, от которых меня уже просто тошнило. Причем не только в переносном, но и прямом смысле. Покинув капсулу, я решил прогуляться. Новых попыток покушения на меня не было, вроде как никто за мной не следил, а сидеть в четырех стенах мне уже надоело до жути. Поэтому я решил выбраться из дома и пройтись по улице — хотя бы до ближайшего магазина. Ника уже всецело и самозабвенно вошла в роль полноценной хозяйки дома. Поэтому на кухне я обнаружил записку со списком покупок. М-да, пока жил сам, как-то и в голову не приходило покупать все это. Моющее средство для посуды и упаковка губок покупались мной не чаще раза в несколько месяцев, скромный набор жратвы, пиво или сладости. Вот и все. Сейчас же мне предстояло притащить домой целый сонм различной дребедени — освежители, ополаскиватели, губки и их очистители, химия для посуды (это просто жесть — отдельно для металла, для керамики, для фарфора…). У меня сложилось впечатление, что для ложки и вилки так же нужны отдельные бутылки с очищающей химией. И не дай бог перепутаешь. Короче, семейная жизнь такая семейная жизнь.
Скупившись, я вышел с двумя огромными сумками. Причем моего в них было только банка пива, чипсы и шоколадка. Руки оттягивало так, что шел я, нагнув голову и наблюдая только асфальт под ногами. Ну и собственную обувь.
И тут началось. Кто-то толкнул меня в сторону, и я даже не успел ничего понять, как оказался возле весьма солидного глайдера, с распахнутой дверью.
Меня аккуратно скрутили двое верзил в деловых костюмах и сейчас пытались всунуть в пахнущий дорогой кожей салон.
Первый испуг, или, скорее, оторопь от неожиданного нападения прошли, и тело начало действовать самостоятельно. Я ни секунды не думая отпустил пакеты, боднул головой не вовремя оказавшегося рядом со мной верзилу и тот попятился, зажимая лицо — из носа тут же брызнула кровь. Второй, не ожидавший от меня такой прыти, все же попытался среагировать привычным образом — ударить меня кулаком под дых. Не удалось. Я отскочил и со всей силы вмазал ему между ног. Развернувшись, ударил под коленку первого, все еще баюкающего собственный шнобель. И когда он опустился на колено, без всякой эстетики нанес удар, подсмотренный мной в старом фильме про спартанцев — пяткой прямо в лицо. Удар получился. Так и хотелось повторить крик киногероя про то, что это Спарта. Но удержался. Надо было линять.
— Молодой человек…
Спокойный, мягкий голос, не несущий в себе угрозу, а просто пытавшийся привлечь к себе внимание, заставил меня, уже собравшегося уходить, развернуться.
— Простите моих помощников, они иногда чрезмерно грубы. Вместо того чтобы вежливо попросить, начинают принуждать человека.
— Так научили бы их правильным методам. — Ответил я.
— Обязательно…обязательно. — Ответил мужчина в строгом и явно дорогом деловом костюме, сидевший в салоне глайдера. — Вы не могли бы уделить мне несколько минут своего времени?
— А для чего? — Поинтересовался я.
— Скажем так…обсудить некоторые моменты и заработать весьма крупную сумму.
— Ну что ж… — Я помедлил.
— Обещаю, вам ничего не угрожает. Мы просто подвезем вас до дома.
— Мне и так недалеко. — Я пожал плечами.
— Мы полетим медленно и как раз пообщаемся. — Успокоил меня человек.
— Я, так понимаю, что если откажусь, то эти вежливые ребята — Я кивнул на верзил, уже поднявшихся на ноги. — Снова попытаются меня пригласить.
— Возможно не эти, но столь же бестактные. — Улыбнулся собеседник.
Честно говоря, мне до чертиков было интересно, что ему надо. Сейчас точно прояснится, что за чертовщина твориться с игрой, почему меня пытаются убить и что вообще происходит.
Когда я сел в глайдер и дверь мягко хлопнула, мой собеседник сразу решил перейти к делу.
— Меня интересует планета, которую вы нашли в игре.
— И?
— Я хотел бы приобрести у вас ее координаты.
— Я не хочу ее продавать.
— Но у вас нет выбора. Если вы думаете, что сможете до нее добраться, убежать, как ваш друг — то это не повторится. Мы приняли меры. Да и у вашего товарища скитания будут недолгими…
Опа. Так Стас все-таки смог, и он был прав. Не смотря на все прямые и косвенные аргументы, я продолжал сомневаться. А сейчас этот дядька прямо сказал, что Стас убежал, что игра вымысел! Черт, да с такими знаниями, как сейчас у меня, долго не живут.
— Почему же нет? Я могу передать координаты многим. И тогда расположение планеты перестанет быть тайной.
— Я сомневаюсь, что вы это сделаете… — Покачал головой собеседник. — Хочу вам предложить безбедное существование до конца ваших дней, ваших и вашей девушки. Вас никто не тронет. Конечно, если вы не начнете болтать языком. Сможете найти и купить любой дом. Даже возле парка, или на островах — любой каприз. Подумайте.
Я вновь мысленно присвистнул. Дом возле парка стоил миллиарды. А про острова вообще не было никакой информации. Разве что только та, что кинозвезды первой величины могли позволить себе там недельный отпуск. И то не каждый год. Сколько же там стоило жилье, если даже обладающие миллионами и миллиардами кредитов крупные бизнесмены и актеры не могли позволить себе покупку.
— А если я откажусь?
Человек демонстративно вздохнул.
— Тогда вас могут поставить перед непростым выбором. И при такой ситуации рассчитывать на богатую жизнь уже не придется. Тут бы выжить…
— Вы угрожаете?
— Ну что вы…жизнь — штука опасная. Всякое бывает.
— Вы угрожаете!
— Скорее, делюсь опытом. — Мужчина поднял руки, демонстрируя свою безоружность. — Помилуйте, мне нечем вам угрожать.
— Ну да…
Глайдер остановился.
— Кажется, мы прибыли. — Сказал мужчина в костюме. — Давайте так, я дам вам немного времени подумать. Вы производите впечатление далеко не глупого молодого человека. Так зачем вам рисковать жизнью? Жизнью своей подруги? Не проще ли отказаться от всяких глупых рисков и жить, наслаждаясь всеми радостями, нисколько не заботясь о необходимости искать и добывать средства к существованию?
Я вылез из глайдера.
— Подумайте! — Донеслось из салона и дверца хлопнула. Длинная, поблескивающая лаком машина грациозно поднялась в небо и исчезла за ближайшей высоткой.
А что думать? Все правильно. Если можно не рисковать и получить копейку, то почему бы не слить координаты планеты? Я действительно разумный молодой человек. Но вот именно потому, что все еще молодой, в моих жилах бурлила жажда приключений. Но подумать все же стоило. «За» принятие предложения были ясны — деньги. «Против» было всего два — можно ставить крест на приключениях, по факту кинуть Стаса, и жить привычной рутинной жизнью на засранной планете, изредка радуясь блеклым растениям в парке. Был и еще один неприятный момент, который я осознавал в полной мере. Почему этому человеку можно доверять? Что ему мешает просто грохнуть нас с Никой после того, как координаты будут у него. Ведь по факту, на Стаса открыта настоящая охота там, наверху…я задрал голову вверх и начал рассматривать ночное небо, полное звезд. Надо думать…надо много думать…
Оторвал меня от созерцания звезд и обкатывания медленно бредущих по голове мыслей сигнал уникома.
Всего через пару минут я уже был в капсуле.
— Докладывай! — приказал я Шеснашке.
— Мы в системе лягионского форпоста. Наблюдаю планету, условно пригодную для жизни. Информации по ней мало. Открыта недавно, геологи еще не прибыли. Интересного на ней пока не найдено. В данный момент кораблей лягионской империи здесь нет. Но на низкой орбите вижу несколько фрегатов тагионской республики, десяток транспортов.
— Пытаются отжать форпост?
— Вероятно. — Продолжила Шеснашка. — От планеты в нашу сторону движется транспорт. Зарегистрирован на наемный отряд «Серых».
— Не знаю таких.
— Мелкий отряд, статистика появилась недавно, всего 8 закрытых контрактов. Большинство — наземные операции с использованием шагоходов.
— А…пехтура…
— Вызов от транспорта!
— Давай!
На экране тут же возникло лицо человека, с которым мне очень не хотелось бы столкнуться в темной подворотне и позднее время. Прямо классический гопник.
— Здорово! — Сказала морда.
— И тебе не хворать. — Ответил я.
— Слыш, друг, надо помощь. — Выпалила морда, прямо как приказ отдала.
— Денег не дам. — Усмехнулся я.
— Деньги и не надо… — Ухмыльнулась морда и добавила:- Пока…
— А что надо?
— За мной три фрегата петушар идут, можешь им наперерез выйти, хоть немного времени выиграть нам?
— А мне это зачем? — удивился я.
— Слыш, ну по-братски… — Скривилась морда.
— А чего они за вами гонятся?
— А тебе какая разница? — Угрожающе выпятила глаза морда.
— Да никакой. — Пожал я плечами. — Давай, удачи тогда.
— Э! Не! Погоди, брат! Давай по нормальному. — Тут же закричала морда.
— Ну?
— Пощипали мы их малость…
— Что взяли?
— Ну, не прямо у них… — Замялась морда. — У подклана Драконов.
— вВы что выставили Драконов? Это не тех ли, которые под домом Ичиман?
— Их… — Морда развела руками, мол, так получилось.
Ичиман был домом тагов, причем одним из самых сильных людских домов в игре. Связываться с этими игроками было себе дороже. Сколько Стас рассказывал о них всякого. Самурай, к примеру, как то в приграничной стычке отжал себе шагоход. Припер его на базу. Спустя пару дней, в эту глушь приперся небольшой флот дома Ичиман, потребовал вернуть машину. Самурай естественно отказался — лут — это святое. И тогда флот дома Ичиман просто разбомбил всю базу. При этом они подписали пакт о ненападении с Гончими буквально пару дней назад. После инцидента Самурай долго матерился, проснувшись в клоне на борту корабля блуждающего флота. Ни шагохода, ни базы. Ни личного клон центра у него больше не было. А вот дом Ичиман, даже не дожидаясь претензий Гончих, выплатил немалую компенсацию. Сириус не стал им даже писать — конфликт был исчерпан. Даже Самурай угомонился, получив круглую сумму на свой счет — ее с лихвой хватило на покупку и оборудование новой базы и всего потерянного. Но вот бубнить про трофейный шагоход, о том, какой он был великолепный, Самурай продолжал до сих пор.
— Мда… — Подвел итог я. — С домом Ичиман мне связываться не особо хочется.
— Да и не прошу, братишка. — Замахала щеками морда. — Ты от фрегатов петушар помоги оторваться и все.
Я думал пару минут. Все это время морда с напряжением и надеждой смотрела на меня, боясь перебить поток мыслей. Конечно, ведь я был их надеждой.
— Значит так. — Сказал я. — Вы облетаете мой транспорт и заходите в ангар.
— Это зачем еще? — Удивилась морда.
— В любом случае не уйдете.
— Тебя ж фрегаты распылят вместе с нами в ангаре!
— Не распылят. Поверь.
— И что дальше?
— Дальше вы мне все рассказываете и я думаю, что с вами делать дальше.
— Ага, да щас!
— Шеснашка! Туннелькой им по курсу дай, только чтоб по касательной.
— Ччего? — Не поняла морда.
— Сейчас узнаешь. — Ответил я, ощутив, что корабль вздрогнул. Туннельная пушка только что послала свой металлический много килограммовый плевок навстречу транспорту наемников.
В следующее мгновение морду перекосил испуг, изображение дернулось.
— Э! Ты че?
— Делайте, как сказал. Или разнесу! — Приказал я.
Морда хотела что-то сказать, но молодая девчонка у него за спиной что-то быстро зашептала ему на ухо. Морда снова повернулся ко мне и сказал, скорчив недовольную гримасу:
— Выполняю…
А затем добавил.
— Ну ты и падла, Слон…
— Помилуйте, что я вам сделал? — рассмеялся я и выключил связь.
Фрегаты-преследователи отстали от транспорта гопников буквально на пару минут. Я не стал выходить с ними на связь, лишь дождался, пока транспорт — беглец не станет в ангар моего «Грааля». После чего сразу открыл огонь. Туннельками по одному фрегату, по три торпеды двум другим. Они развили приличную скорость и успеть увернуться не смогли. Полный залп туннельных пушек снес идущий последним корабль, двое других попытались увернуться от идущих на них торпед. Но скорость сближения была слишком высока. Да и не ожидали они, что большая туша пусть и военного, но транспорта, имеет такое вооружение. Дав по мне полный залп из бортового оружия, они начали уходить с траектории. Первый не успел — торпеда ударила ему в корму, и сила инерции завертела его волчком. Второй ушел от центральной торпеды, но его нагнала идущая чуть в стороне — реактор второго тут же рванул. Теперь на месте фрегата тагионской республики были лишь обломки. Конечно, если бы мне пришлось воевать с кораблями действующего флота, а не древними реликвиями экспедиционных сил, эти фрегаты могли бы наделать бед — ну как бед? Особо повреждений не нанесли бы, но нервы потрепали. А эти лоханки ничего не могли мне противопоставить.
Вторая, настолько легкая победа, моментально вскружила голову. Но я тут же взял себя в руки — у меня не линкор, не крейсер и даже не рейдер. Это транспорт, все имеющееся на нем оборудование и орудийные установки с неимоверным обжорством опустошали накопители. Я тут же отключил орудийные блоки — врагов пока не предвидится. Если от планеты пойдут новые корабли ко мне — включить оружие я всегда успею. А вот драпануть, в случае обнаружения крупных неприятностей, могу и не успеть — щит просел на 30 %, накопители потеряли 2/3 имеющейся мощности. На гиперпрыжок еле хватит. А если представить, что мне нужно будет маневрировать…нет. Все-таки транспорт — это транспорт. Эх, где ж мой рейдер — вот идеальный кораблик. Я уже решил, что когда его верну, проведу такую модификацию — закачаешься. Вернуть бы еще…
Я поднялся из кресла пилота и направился в ангар.
Спустя минут пятнадцать, покинув транспорт гопников, стоявший в ангаре «Грааля», я пребывал в глубокой задумчивости. Они украли у Драконов целый кулак Шагоходов, и даже взломать их успели. Пусть я не знаю, кто такие «Серые», но их предприимчивость и сплоченность как команды мне импонировала. Они мне рассказали, что на планете часть тагионских наемников — людей перешла на сторону лягов. Но скорее всего их прижмут, рано или поздно. По этому поводу у меня уже созрел план. А вот что делать с этими «Серыми», я пока не решил.
Забрать Шагоходы, если не все, то хотя бы пару мне очень хотелось — это бешеные деньги. А вот получить врагов еще и в лице дома Ичиман мне очень не хотелось — итак проблем хватало.
Я склонялся к мысли просто отпустить наемников. Ну, естественно, поиметь с них денюжку. Спаситель я или нет? А хорошими делами, как говорится, прославиться нельзя. Короче я вас спас — гоните звонкую монету.
— Да не вопрос, брат. — Морда старшего группы сияла от восторга. — Сколько хочешь?
— Ну…
— Давай сотку дам! — Предложил плечистый молодой пилот шагохода, очень похожий на старшего группы — братья, что ли?
— И будешь в наших краях в реале — кричи, поможем. — Добавил старший.
— Это в каких краях? — Почему-то любопытство взяло верх.
Как выяснилось, вся ватага отважных воров жила буквально в трех кварталах от меня.
— О! Братка! Так мы соседи! — Обрадовался старший наемников. — Ну, короче, обращайся, если что.
— Ладно. Раз уж мы земляки, денег брать не буду. — Махнул рукой я.
Наемники переглянулись.
— Ну, спасибо, спасибо. Мы не против забашлять, но сами на мели. Но это ненадолго. — Засмеялся младший из братьев.
— Да ладно, чего уж там…
Вскоре транспорт наемников вышел из ангара моего «Грааля» набрал скорость и, мигнув на прощание двигателями, ушел в прыжок.
Я же вызвал Сириуса.
— Ну, наконец-то. — Не здороваясь сразу же начал он. — Что у тебя с профилем? Ты почему в минус ушел? Стас где?
— Где Стас не знаю — ни в игре, ни в реале нет. По поводу минуса и лычки пирата — отдельная история. Расскажу чуть позже. Ты вот что…
Я рассказал, что случилось в этой системе. Как оказалось, буквально в паре прыжков отсюда была мобильная группа Алых. В течение часа они должны были прибыть к форпосту и помочь обороняющимся игрокам, вернуть планету империи. Вот и все.
А я двигался дальше, прыгнув прочь отсюда. Вскоре мой профиль обновился — пиратские очки только добавились (за уничтожение фрегатов тагов без выхода на связь — ну и плевать), а также плюс с империей лягов (за помощь в возврате форпоста).
Отступление первое. Энву
— Заходи, друг мой, заходи.
Старик в кресле, стоящем возле камина, закашлялся, отчего теплый плед сполз с его ног и упал на пол.
Гость молча подошел и, подняв плед, подал его старику. Тот все еще откашливался и просто благодарно кивнул, будучи не в силах ничего сказать.
— Какие новости Лэт? С чем пожаловал? — прохрипел наконец старик.
— Есть новости, Том, важные новости.
— Рассказывай…
— Наши догадки оказались верны, те фанатики не сошли с ума, они знали куда идут…
— Даже так? — Старик удивленно поднял бровь. — Давай детали, Иллориан.
— Один из наших, решивший жить среди нормалов, сейчас работает на орбите, в одном из рудоприемных комплексов. Он рассказал, что недавно обнаружил человека, образы которого говорили, что человек хочет покинуть станцию и попасть на…ммм…маленький корабль, который ожидал его где-то недалеко.
— Этот «наш» может только образы читать? Совсем слаб?
— Да, к сожалению, его дар слаб. И он поначалу решил, что либо попал на фанатика из этих…церкви Очищения, либо на простого психа.
— Так…И?
— Дальше произошло интересное. Для начала обнаруженный человек вышел на смену и пропал. Говорили, что порвался трос, и он сгинул в космосе. На его поиски отправили команду спасателей на боте. Они ничего не обнаружили. По возвращению бот взял под контроль оператор и умудрился разбить о стены ангара. Никто не выжил. Оператора закрыли в каталажке на период расследования и там он удавился.
— И что?
— Наш человек говорит, что смог попасть к заключенному — тот не испытывал раскаянья, не считал себя виноватым. У него читались только злость, отчаянье, непонимание.
— Ты сам сказал, его дар слаб. Может, не прочитал, может не смог отличить, мало ли.
Лэт Иллориан пожал плечами.
— Может быть. Но я немного покопался в этом деле. У пропавшего совсем другое имя и фамилия. Мне удалось установить его круг общения.
— И?
— Сейчас мы следим за тремя людьми — два парня и девушка. Еще родственники пропавшего. Но там интересного мало. А вот с одним из парней интересная история.
— Какая?
— На него недавно было совершено нападение с целью убить.
— Очень интересно…почему?
— Мы не знаем. Но знаем, что убийца косвенно причастен к корпорации, ее верхушке.
— Лэт, ты затягиваешь историю. Самое важное, как всегда, ты скажешь в конце. Итак, уже конец?
— Да, Том. Недавно к этому парню приезжал сам Лирин.
— Зачем?
— Не знаю.
— Нам надо поговорить с этим парнем. Собирай своих.
— Я все организую, Том.
Лэт Иллориан поднялся со стула, на котором сидел во время разговора и направился к выходу.
За спиной раздался кашель и сдавленное:
— Лэт…
— Да, Том?
— Что с моим мальчиком, что с Коннором?
Лэт развернулся и взглянул в глаза старика, смотрящего на него с надеждой.
— Скажи мне Лэт, я чувствую, что ты мне не договариваешь что-то… Он все еще жив?
Лэт тяжело вздохнул. Вот уже год о Конноре никто ничего не слышал. Но Сансет, самый мощный телепат из энву утверждала, что он жив, но очень далеко. Все время это повторяла, до сегодняшнего дня.
— Прости, Том, сегодня Сансет сказала, что перестала его ощущать.
— Что это значит? — у старика тут же осунулось лицо.
Лэту стало невыносимо тяжело смотреть в глаза этого крепкого и сильного старика. Он всю жизнь заботился об энву, они все дорожили им. Но пропажа сына год назад подкосила его. Он держался только на надежде. И Лэт сегодня мог растоптать эту надежду. Но правда слишком дорого обойдется. Слишком. Потеряй они старика — тут же пойдет разлад, молодые группировки итак слишком обнаглели, правительственные агенты не дают расслабиться, а частые стычки с церковью очищения, их дилерами уносят жизни итак немногочисленных его соплеменников.
— Пока это ничего не значит. — Лэт заставил себя взглянуть в глаза старика ровным и твердым как сталь взглядом. — Быть может, его увезли дальше, быть может, держат без сознания…вариантов много.
— Или он мертв… — Потухшим голосом закончил старик.
— Или он жив! — повысил голос Лэт. — Быть может, уже сейчас Сансет вновь чувствует его. Или почувствует завтра.
Последние слова Лэта привели старика в чувство. Он вздрогнул, поднял упавшую голову, в его взгляде вновь появилась прежняя уверенность. Он резко бросил:
— Готовь людей. Мы должны поговорить с тем парнем.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий