К свободе

Глава 22 Святоши и атеисты

Я вылез из капсулы. Настроение у меня было просто великолепное. Я заполучил свой рейдер обратно. Такое чувство, словно потерял некую безделушку, дешевую, но дорогую именно для тебя и вот, безделушка снова нашлась. Мой транспортник был хорош, он прекрасен, могуч, сможет за себя постоять. Но на рейдере я чувствовал себя на месте. Именно он, «Сюрприз», был для меня идеальным кораблем. Да, ему не тягаться в боевой мощи с «Граалем», он не сможет ничего противопоставить крейсеру….Хотя…Скоро мы прибудем к Ордену, а император не отменил своего разрешения брать деньги из казны на мои нужды. Если раньше меня останавливала совесть, то теперь она молчала — я выполнил задание, нашел тех, кто совершил нападение на императорскую семью, скоро узнаю всю подноготную. Ну а что не отдал пока волков лягам, так это ведь пока. Убить пленных любой дурак может. А вот извлечь из них пользу…Я собирался получить максимум полезного для себя, пока пленные в моих собственных руках…
Я заглянул к Нике — конечно же, в капсуле. Не стал ее тревожить, оделся, выскочил в коридор и чуть ли не вприпрыжку сбежал по лестнице. Подойдя к входной двери подъезда, протянув руку к клавише разблокировке, я словно почувствовал, что нахожусь здесь, в подъезде, возле двери на выход, не один.
Я не успел обернуться — мой затылок взорвался вспышкой болью, картинка перед глазами померкла и я отключился.
Очнулся я оттого, что мне в лицо ударила холодная струя воды.
Я попытался сфокусировать зрение, однако не удалось. Тряхнув головой, я почувствовал тупую пульсирующую боль в затылке. Рефлекторно я попытался потрогать голову, но это мне не удалось — мои руки были скованы за спиной, а сам я сидел на жестком стуле, в каком-то полузаброшенном, то ли ангаре, то ли складе…
— Как ты себя чувствуешь, сын мой?
Голос был спокойный, несколько пафосный, даже пренебрежительный. Оглядевшись, я понял, что среди людей, окружавших меня, вопрос задал стоящий прямо напротив меня — высокий грузный мужчина, с роскошной бородой, круглым лицом и бритой лысиной. Он хмурил кустистые брови, словно удивлялся тому, что я молчу.
— Святейший задал тебе вопрос, грязное отродье. — Зло прошипел кто-то и ударил меня в плечо.
Я зашипел от боли. Удар повторился. И снова удар.
— Ну, хватит, дитя… — ленивый, густой бас, в каждом слове которого сквозит брезгливость и отвращение. — Он не виноват, что не узрел истины и все еще находится в грязи.
— Да, Святейший. — Тот, кто меня бил, склонил голову, сложил руки на груди и отступил мне за спину.
— Прости моих последователей, — обратился бородач ко мне. — Они относятся с презрением ко всем, кто не увидел свет и не уверовал…и иногда их презрение переходит черту дозволенного.
— Что вам нужно? — спросил я
— Истина! — ответил бородач, пафосно воздев руки вверх, к потолку.
— Какая истина? — спросил я.
— Я хочу знать, как покинуть нашу грешную землю и найти новый эдем…
— На корабле. — Ответил я.
— Мы знаем это. — Ответил бородач. — Однако нечестивцы не позволяют нам отправиться в новый мир, наш брат уже пытался это сделать и был предан огню еретиками.
— Какой еще брат? — удивился я.
— Иеримия и его семейство. — Ответил бородач.
А я вспомнил это имя. Так звали владельца патриарха, который погрузил на шахтерский корабль всю семью и попытался улететь с планеты. Патрульные корабли его уничтожили.
— Итак. — Прервав мои воспоминания, продолжил бородач. — Я внимаю…
— Я не знаю, как покинуть Землю…
— Ну что же… — бородач вздохнул и обратился уже к своим последователям, стоявшим рядом. — Погрязшие в грязи не хотят очищаться сами, им привычна грязь и их страшит то, что последует за очищением…
Он развернулся и зашагал прочь. Хотя после пары шагов обернулся и сказал тому типу, что бил меня и сейчас стоял за моей спиной:
— Накажи его за дерзость, а затем дай воды. Он очиститься и присоединиться к нам…
— Да, святейший.
А затем началась экзекуция. Меня били, причем били с таким ожесточением и упорством, словно от этого зависела их собственная жизнь — не дай бог я получу мало, тогда уже будут бить их. А может они просто садисты, и чужая боль доставляет им удовольствие.
Я давно уже упал вместе со стулом, несколько точных и сильных ударов в живот заставили меня вернуть наружу все то, что я ел накануне. Я чувствовал, что уже близко тот момент, когда и мой мочевой пузырь выпустит на волю все свое содержимое. Когда наступали перерывы, мои каторжники менялись, та я во всей мере ощущал последствия избиения — мое тело болело, все органы пульсировали, разливая боль по венам.
Меня мутило — несколько ударов по голове не прошли без последствий, я часто терял сознание, но мучители снова и снова обливали меня холодной водой, приводя в чувство.
Я не знаю, сколько часов, дней или недель длилась экзекуция, но однажды все прекратилось.
— Поднимаем его. — Сказал один из палачей. Тут же я почувствовал, что меня вместе со стулом перевернули, поставили в вертикальное положение. Но я не мог сидеть ровно — сил и желания не было даже на это…
— Давай воду. Ты держи ему пасть, а я ее залью…
Похоже, я опять потерял сознание, а очнулся не от потока воды, а словно от нежных касаний то ли рукой, то ли тканью. А может это просто мне показалось?
Мне откинули голову и начали лить в рот воду. Я не сопротивлялся — вода была необычайно вкусной, я пил ее с жадностью. А затем снова провалился в забытье.
Пришел в себя, а скорее проснулся, от того, что рядом кто-то разговаривает. Говорили мужчина и женщина. Причем мужской голос мне показался знакомым, а вот женщину я точно раньше не слышал.
— Как он? — спросил мужчина.
— Все хорошо. — Ответила женщина, или, судя по голосу, скорее девушка. — Уже все хорошо.
То, как она поправила свой ответ, мне не понравилось.
— Сильно они его? — спросил мужчина.
— Да уж… — девушка словно вспоминала. — Вся голова разбита, наверняка сотрясение, все органы отбили. Ведь чуть не убили, звери…А еще ведь наверняка планировали «воду» залить.
— Угу, со своим «наркошей» легче справиться. — Мужчина хмыкнул. — Он за дозу все сделает.
— Благо, не залили. — Сказала девушка.
— Залили… — прохрипел я. Я уже узнал голос — Лэт Иллориан.
— Очнулся? Хорошо. — Сказал Лэт. — с чего ты взял, что «воду» пил?
— Ничего вкуснее не пробовал. — Признался я. — Что теперь? Стану таким же фанатиком, как они?
— Не станешь. — Улыбнулся Лэт.
— А воду я тебе давала. — Сказала девушка рядом. Она выглядела совсем молодо, даже восемнадцати не дашь. Яркие зеленые глаза, светлые волосы, хрупкая, но стройная, даже не смотря на сравнительно невысокий рост. — Не бойся, это была обычная вода.
Она рассмеялась, а я с облегчением откинулся на подушку. Ну и слава богу — «вода» это приговор. Стать наркоманом, использующим этот наркотик, значит подписать себе смертный приговор — однозначно станешь одним из этих фанатиков, перестанешь быть собой…
— Мы вовремя нашли тебя. — Сказал Лэт. — Эти несколько суток тебя в подъезде караулили, ждали, когда выйдешь.
— Как же вы их… — прохрипел я.
— Пропустили? — закончил Лэт. — Скорее всего, они тебя вытащили не через подъезд, а через окно одной из квартир на первом этаже. Может, владелец один из них, может, запугали хозяев. Это мы выясним. И стукнем полиции — пусть занимаются.
— А я…
— С тобой все в порядке. — Сказал Лэт. — у нас есть мед капсула. Старая правда, но, как видишь, рабочая…Лорель — медсестра, работает в больнице. Только она и умеет управляться с этим старьем…Так что в чувство тебя привели, а может, и жизнь спасли, исключительно благодаря ей…
Девушка зарделась.
— Ой да ладно тебе…
— Спасибо…спасибо огромное…Сколько я тут нахожусь?
— Часов пять, может шесть.
— А у этих я сколько был?
— да столько же, приблизительно…
— Сколько сейчас времени?
— Часа два ночи… — ответил Лэт, взглянув на циферблат наручных часов. — Что церковь от тебя хотела?
— Как и вы, мой план, как сбежать с Земли?
— Ты им что-то сказал?
— Да пока нечего говорить…
— А они не поверили… — хмыкнул Лэт. — Как всегда, решили проверить старыми добрыми методами…
— Что теперь? — спросил я.
— А что теперь? — удивился Лэт. — Отвезем тебя домой.
— Спасибо… — прохрипел я.
— Да не за что. — Хмыкнул собеседник. — У тебя как, новостей нет?
— Новости есть, а вот результата от них пока ноль…
— Ясно…
Уже подъезжая к дому, я вспомнил свой разговор со Святейшим.
— Церковь хочет улететь, как и вы.
— Это понятно. — Хмыкнул Лэт. — Их гоняют отовсюду, а церкви нужен тихий уголок, творить свои…таинства.
— Я не о том. — Я поморщился, вспомнив «таинства», проводимые со мной. — Они уже пытались улететь. Помнишь тот патриарх?
— Это на котором псих со всей семьей пытался смыться? — уточнил Лэт. — Помню. И что они из церкви, тоже знаю.
— Мне кажется, что они готовятся к отлету. Ждут подходящий случай.
— Ну, пусть ждут. Успеют и смогут — уйдут. Галактика-то ведь большая?
— Стоит ли их выпускать? — Усомнился я в такой логике.
— Проблемы по мере поступления. — Пожал плечами Лэт. — Смогут — улетят. Не захочешь — остановишь. Чтобы не было в их распоряжении, мне кажется, ты и твои друзья сможете их остановить. Вот захотите ли?
Я промолчал, раздумывая над сказанным.
— Впрочем, мне плевать на церковь. — Продолжил Лэт. — Своя шкура дороже. Меня интересует, сможем ли улететь с вами мы?
— Кажется, мы договорились… — буркнул я.
— Да мало ли… — неопределенно провел рукой Лэт. — Человеку свойственно меняться, а его желаниям и мотивам — тем более.
— Ты уже дважды мне помог. — Сказал я чистую правду. — Так зачем мне тебя водить за нос?
— Не все зависит от нас. — Ответил Лэт. — Быть может, ты и хочешь помочь, но не сможешь, или тебе не дадут.
Я помолчал. Ведь он прав — всякое может случиться. Но в этом вопросе я хотел оставаться непреклонным. Все же, этот человек, энву в целом, помогли мне выпутаться из неприятностей уже дважды.
— Если мне нужно будет связаться с тобой, экстренно, что делать?
— Вот мой номер уникома. — ответил Лэт. — А это номер еще одного человека, который занимает немалый пост в нашем…нашей общине.
Я записал номера.
— До встречи. И…спасибо. — Я покинул глайдер и отправился домой.
«Синхронизация»
— Друг мой! Я так рад тебя видеть! — Рионер шел ко мне, широко распахнув руки и дружелюбно улыбаясь. Вот интересно, он действительно относиться ко мне положительно, или это игра? Да нет, скорее первое — ведь когда я только захватил рейдер, Орден мне помог и сделал много чего с кораблем. Да что с кораблем? Ведь даже Шеснашкой я им обязан.
Я выбрался из медкапсулы. Не целым, но здоровым — руку мне, естественно, не отрастили, зато рана затянулась. Ну, ничего, у Ордена капсулы получше, чем на транспорте — уж они-то мне точно смогут нормальный протез поставить. А то ходить калекой не охота, да и лишний раз помирать, появляться в клоне, не особо хочется — это денег стоит и немалых. Оказалось, оживление на Блуждающем флоте еще сравнительно дешевое. Когда оживаешь в собственной капсуле, на спрятанной в глубинах космоса базе, выходит чуть ли не в десяток раз дороже. Износ клон-капсул просто ломовой. Десяток тел вырастят и все — выкидывай. А стоит новая капсула не мало. За расходники я вообще молчу. Только жидкость, питательная смесь для развития и роста эмбриона выходит в десятку тысяч…а это чуть ли не самый дешевый ингредиент.
Ну да ладно. Когда я выбрался из капсулы, оказалось, что «Грааль» уже прибыл к станции Ордена. Практически всех волков тут же сдали спецам, но я не забыл настрого предупредить, что все пленники мне нужны назад живыми. При этом я не отдал орденцам главного из волков и его помощника, а еще того волка, которого мы взяли в двигательном. Эта тройка явно была главными шишками клана и подвергать их всяким медицинским опытам я не собирался. А вот поговорить с ними — другое дело.
Но это потом, пока нужно было встретиться с Рионером. И вот я его встретил, шедшего ко мне с распростертыми объятиями.
— Привет Рионер. — сказал я.
— Чувствую, ты привез массу интересного, помимо детей Фенрира.
— Да нет, вроде. Разве что мои корабли…
— О! «Гааль» многого стоит. В прошлый раз ты так и не дал провести с ним все запланированные нами тесты, не позволил изучить его подробно.
— «Грааль». — Поправил я. — теперь это «Грааль».
Рионер поднял ладони, мол, как скажешь.
— Знаешь. — Продолжил я. — в этот раз транспорт будет в твоем распоряжении ровно столько, сколько ты сам захочешь. Ну, в пределах разумного, конечно. Ну, или если у меня случиться нечто экстренное…
— Как скажешь. — Кивнул Рионер. — На случай экстренного и непредвиденного могу дать в пользование один из наших крейсеров…или даже помочь нашими силами, если, конечно, это не пойдет в разрез с политикой нейтралитета Ордена.
Я удивился. Вот так щедрость. Крейсер Ордена это, можно сказать, идеальный корабль. Ни один другой, самый новый и совершенный корабль того же класса, но производства другой расы, не сможет сравниться с ним по мощности, вооружению, маневренности. И предложение помощи, в виде эскадры, я тоже оценил. А ведь он знает, что я стал на скользкую тропинку. Вот ведь стервец…Тем не менее — он не пытается отжать у меня имущество, сдать законникам, получив награду. Он все-таки воспринимает меня, как друга, или, все же, просто «нейтрален»? Кто знает…
— Спасибо. Но это чересчур. — Ответил я. — А вот помощи в виде качественного ремонта моего рейдера будет более чем достаточно.
— Договорились. — Рионер просиял. — Чиним твой рейдер, а в обмен изучаем «Грааль». Взаимовыгодное сотрудничество.
Ой ли? Что ж они так упорно ищут на «Граале»?
— Согласен. — Сказал я. — на борту, к слову, еще один корабль. Он не мой и прошу считать его неприкосновенным — он мой гость.
— Хорошо. Но тогда пусть и его экипаж сидит внутри. Мы не лезем к этому кораблю, а они не гуляют по нашей станции.
— Договорились.
— Славно. Займусь нашими…твоими новыми друзьями.
— Окей. Дай знать, если будет нечто интересное.
Заказав новые запасные части, бронепластины для «Грааля», проверив предварительный список планируемых ремонтных и модернизационных работ для «Сюрприза», одобрив их, я отправился обратно на «Грааль». А точнее — на «Шляхтич». Пока мы были на базе Ордена, главных волков я решил содержать именно на его борту.
Я вошел в небольшую каюту, которая сейчас использовалась как камера для заключенных и сел на стул, единственное, что наблюдалось из мебели в этом помещении.
Мой собеседник, одноглазый волк, буквально распятый на стене с помощью силовых наручников, взирал на меня с ненавистью.
— Поговорим? — предложил я.
Волк не ответил, глядя на меня взглядом затравленного зверя.
— Я не собираюсь причинять тебе вред, но не смогу защитить от других, которые захотят это сделать.
Волк молчал.
— Ты убил их родственников, глав кланов.
— Ты убил моих воинов!
— Не совсем так! Та группа, что отправилась в двигательный — да, полегла практически вся. Выжил только ммм…Фарсайт? Кажется, так его зовут? Его мы захватили. А что касается твоей группы — то турели били по вам ЭМ снарядами. Дорогие заразы и действуют всего пару минут…зато вы в своих скафах, как в коробках лежали…Ну и до кучи — по вам еще парализаторами прошлись — идете на абордаж, хоть шлемы наденьте и забрала закройте… Так что выжили все. Хотя нет, часть попыталась сбежать — их пришлось убить…
Волк смотрел на меня затравленным взглядом и продолжал молчать.
— Можешь не благодарить. — усмехнулся я. — Если бы вы разделились, пришлось бы положить вас всех, а так, по большей части, вы выжили. Вот мои союзники, ляги, чьих родственников вы убили при абордаже рейдера, не будут такими же гуманными. Они жаждут твоей смерти, смерти твоего клана. Думаю, они не успокоятся, пока не уничтожат всех детей Фенрира…
— Им это не под силу… — зло бросил волк.
— Под силу. А еще ваши хозяева не так просты, как ты думаешь. Они легко разменяют вас, когда это будет выгодно.
— У нас нет хозяев!
— Но вы ведь выполняли чей-то приказ? Вы ведь не сами атаковали лягов? Вам приказали. Кто?
— Старшие донесли до нас волю Великого отца!
— Как выглядят старшие?
— Как старшие. И они лишь передали приказ Фенрира.
— Кто такой Фенрир?
— Старший среди нас и наш отец.
— Логично. — Допрос зашел в тупик. Но волк начал отвечать, а это хорошо.
— Почему твой клан убежал от своих?
— Мы не бежим! — оскалился волк. — Мы добровольно ушли в изгнание.
— Хорошо. Почему вы добровольно ушли в изгнание.
— Мы не выполнили приказ!
— Чей!
— Отца!
— Что он вам приказал?
— Убить всех на борту. Но двоих мы не нашли. Их не было на корабле, мы его обыскали! А принимать кару за то, что старшие соврали отцу, мы не захотели…
— Именно отец вам приказал?
— Через старших.
— Но не отец?
— Отец приказал через старших!
— А ты уверен, что это приказ отца, а не приказ старших?
Волк замер, раздумывая над вопросом.
— Отца… — наконец сказал он, хотя уже и не настолько уверенно.
— Но почему вы стали изгнанниками? Вас обвинил отец?
— Нет, обвинили хан и старшие.
— А отец?
— Он…я не знаю.
— Так может он и не знает, что отдавал такой приказ? Не знает о вашем проступке, не знает о том, что вы сами добровольно приняли изгнание?
Волк замолчал, обдумывая сказанное.
— Отец поставил старших над нами. Кто я, чтобы задумываться над его решением. Слово старшего равно слову отца! И старшие донесут правду до ушей отца!
Пока мой аватар плавал в медкапсуле, а меня самого лупили как грушу отморозки церкви Очищения, Ривз успел побеседовать с одним из рядовых волков, сбросив мне видео всей беседы. Просмотрев ее, у меня появилась масса вопросов, которые я хотел прояснить. А еще Тиби нашел в архивах рейдера старую видеозапись обращения их «отца» ко всему клану Белозубых. У меня сложилось впечатление, что сам Фенрир бутафория. Эдакое подобие 3D модели ирда, которую на скорую руку сляпал Дмитрий.
— Давай поговорим о другом. — Предложил я. — кто привозит вас на плато холода?
Волк в изумлении смотрел на меня. Ну да откуда ему знать, что Тиби, Самурай и Дмитрий склепали 3D модель их «отца» и с ее помощью допрашивали рядовых волков еще по пути к станции ордена?
— Откуда ты…
— Почему среди вас только самцы? Где самки? Ты знаешь кто такие самки?
— Жены! Они все принадлежат Фенриру.
— И поэтому вы его дети? В прямом смысле, не в переносном?
— Да!
— А почему вам нельзя иметь жен?
— Мы насладимся их ласками после смерти, только достойные займут место за столом отца!
— Но ведь все необходимое для общения с самками у вас есть и при жизни.
Я тыкнул пальцем на его причиндалы, чтобы не было иных толкований. Волк смолчал. Конечно, он не знал ответа на этот вопрос.
— Ты хоть раз вживую видел самку?
Молчание.
— Ты уверен, что они вообще есть?
— Есть, я видел их рядом с отцом, когда он говорил с нами!
— Ну, хорошо. А вы выполняете все приказы отца?
— конечно!
— А если Фенрир прикажет вам следовать за человеком?
— Мы подчинимся. Если человек будет достойным.
— Достойным чего?
— Достойным того, чтобы следовать за ним.
— А если нет?
— Что если нет?
— Что если человек будет недостойным?
— Фенрир не допустит такого позора и не прикажет нам такое…
— Окей. — я поднялся, включил экран на стене и запустил маленький видеофайл, состряпанный Дмитрием, буквально полчаса назад.
Грозный на вид, старый и угрюмый волк — тот самый Фернир, вещал:
— Я обращаюсь к тебе, глава Белозубых, Рылка. Я не отдавал приказа убивать людей, не виню тебя за мнимую ошибку. Но сейчас я хочу, чтобы ты подчинялся человеку, который стоит перед тобой!
— Отец! — изумился пленник. — Нет! Этого не может быть!
— Ты сам видел. — Усмехнулся я. — не послушаешь отца, или может, я не достоин?
— Чем ты достоин? — взвился волк. — Ты обманул нас, подло заманил в ловушку и даже не позволяешь с честью умереть, как полагается воинам!
— Тебе знакомо это оружие? — поинтересовался я, извлекая на свет свою катану.
— Ты еще и осквернил алтарь. Дух владельца накажет тебя!
— Вряд ли. Ведь я владелец!
— Истинный владелец мертв. Я сам видел его смерть. Он был достойным воином.
— И это был я. Именно я оставил тебя одноглазым, я убивал твоих соплеменников и именно я забрал назад свой корабль. И именно вы обманом захватили мой корабль, вам сказали, где он будет и когда. Вы не охотились сами, вам просто бросили кость и сказали «ФАС». И я тот, кто сражался с тобой тогда и тот, кто отплатил тебе той же монетой сейчас.
— ТЫ? — зарычал волк, вглядываясь в мое лицо. — Этого не может быть! Как ты выжил?
— Некоторые из нас могут получить второй шанс. — Ответил я. — Так что ты ответишь на приказ своего отца?
Волк молчал.
— Ну?
— Я готов поклясться тебе в верности, как приказал отец. — Тихо ответил он. — Но не могу повести за собой клан. Не мне решать за них.
— И не надо мне клясться. — Рассмеялся я. — То послание, что ты видел, всего лишь подделка.
— Как это? — не понял волк.
— Мы создали эту запись…
— Вы создали отца? Заставили его это сказать? Ты врешь мне!
— Хорошо! — я ухмыльнулся. — Я могу заставить твоего отца сказать все, что угодно. Что он не мог бы сказать сам?
Волк непонимающе смотрел на меня.
— Ну, хорошо, смог бы Фенрир сказать — «я сношаю старших, как жен»?
— Нет. — Зарычал волк.
— Отлично! — я ввел текст в программу, проверил готовность и вывел видео на экран. — Смотри!
Фенрир на экране грозно уставился на Рылку и прорычал:
«Я сношаю старших, как жен»
— Это…не возможно…
Я тут же ввел текст.
«Это…не возможно» — тут же повторил Фенрир, полностью повторив паузы и интонации Рылки.
— Кто ты человек? — взвыл волк. — Что за магия? Как ты это делаешь? Это колдовство?
Фенрир на экране тут же повторил всю фразу пленника.
— Ну что, убедился? — поинтересовался я.
— Я…не понимаю… — признался волк.
Оп. А вот тут мне пришло сообщение от Рионера. Я тут же открыл его и бегло пробежал несколько строк. Интересно…выходит дети Фенрира это искусственная раса. Даже нет, не так. Это раса модифицированных существ. Кто же в их основе? Любопытно…
— Вас создали. — Сказал я. — вас создали старшие, чтобы вы воевали за них. Сначала они натравили вас на своих врагов, а потом подсунули людей, которые верно им служили. Ведь раньше вам запрещалось нападать на корабли таких цветов?
Я показал ему фото нескольких кораблей дома Ичиман.
— Да, запрещалось. — Волк, похоже, сломался. Он ничего не понимал, запутался и был просто в шоке.
— Так почему же в тот раз, в той битве, вам разрешили напасть на них?
— Я не знаю… — волк помотал лохматой головой. — Почему?
— Старшие создали вас, но пожалели денег на постройку кораблей для вас. А та битва стала не только ударом по их врагам, но еще и принесение в жертву верных им людей, вам достались корабли не в честной битве, а по прихоти ваших хозяев…вам бросили оружие, как кости, а вы их схватили, как голодные псы…
Удар пришелся в точку.
— Мы честно бились! И старшие нам не хозяева! — закричал волк.
— Так почему вы выполняете только их приказы? — повысил голос и я.
Волк замолчал. Что ему было сказать? Ссылаться на отца? Так он сейчас убедился, что отцом может стать любой. Говорящая голова, как у нас говорят, была его богом, хозяином.
— Вот что. Сейчас в эту камеру доставят твоих друзей. — Волк удивленно посмотрел на меня. — Им рассказали тоже, что и я тебе. Я думаю, вам нужно многое обсудить между собой…
Волк кивнул.
— Освобождать мы вас не будем. Пока. — Добавил я. — Не потому, что мы вас боимся, а потому, что не хотим, чтоб вы друг друга поубивали. Подумайте вместе, как вам жить дальше и чего вы хотите? Мне, отчего-то, не верится, что грабить и убивать — это ваша мечта.
— Что ты предлагаешь? — спросил волк.
— Сначала поговорите между собой, а потом я приду и выслушаю вас, изложу свои предложения. — Сказал я.
— Освободи нас. Клянусь тебе, что мы не причиним друг другу вред!
Я задумался. Налаживать контакт надо было, надо было и вырабатывать доверие друг к другу.
— Хорошо. — Сказал я и вышел из камеры.
Рылке ждать пришлось недолго. Буквально через пару минут в камеру ввели Сайго и Фарсайта. Оба были в наручниках. Но стоило тюремщикам запереть дверь, как светящиеся наручники вдруг потускнели и открылись. Фарсайт сбросил с себя оковы и потер лапы. Сам Рылка неожиданно упал на пол — его наручники тоже открылись.
— Что будем делать, глава? — спросил Фарсайт.
— Сначала скажи, отец говорил с тобой? — вопросом на вопрос ответил Рылка.
Фарсайт кивнул.
— И что он тебе сказал?
— Чтобы я бегал на четырех лапах и носил палку человеку, который будет ее кидать.
Рылка хмыкнул и повернулся к Сайго.
— А тебе?
Сайго промолчал.
— Ну?
— Что я- блохастая псина, которая должна сидеть на цепи в ангаре и гавкать на каждый прилетающий малый дом…
Фарсайт хмыкнул.
— Что-то еще? — нахмурился Рылка.
— А еще сказал, что теперь мое имя «Шарик»…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий