К свободе

Глава 1 Свободный беглец

Он лежал в своей постели, только заснув. Завтра выходной и можно будет сходить в парк. Завтра самый настоящий праздник, ведь парк можно посетить только раз в год. Он помнил свой прошлый поход в это место. Деревья, трава, поляны: все это необычайно зеленое, яркое… Такого буйства красок он не видел никогда. И вот, завтра увидит снова. Вот только…что за мерзкий звук?
Стас медленно открыл глаза, сон не хотел его отпускать и глаза никак не могли сфокусироваться на окружающем пространстве. А когда он все же смог увидеть окружение, то мозг отказался подсказывать, что это, где он и почему здесь. Серые металлические стены, куча экранов, рычагов кнопок перед ним. Стас огляделся — он сидел в мягком кожаном кресле, привинченном к полу, руки лежали на подлокотниках. Он дернулся и резко встал. На нем был скафандр, сам он находился в пилотском кресле своего космического корабля — малого разведчика «Билд».
И тут же нахлынуло осознание того, как он здесь очутился и почему.
В свои 30 с хвостом лет, он не мог ожидать чуда, знал, что вынужден будет прозябать в нищете, как и большинство его сограждан. На Земле больше нет государств, нет войн, есть одно большое правительство, есть серые, унылые города, в которых нет растительности, есть парк, который можно посещать раз в год, чтобы увидеть настоящую природу. Он видел солнце и солнечные дни лишь на картинках, фотографиях прошлых лет. Планета умирала, роботы вытесняли людей, лишая их рабочих мест. В достатке могли жить лишь единицы — топ менеджеры, директора автоматических заводов. Все остальные могли работать лишь чернорабочими — операторами, техниками, а если повезет — конструкторами, инженерами. Любые другие профессии, вроде врача, или юриста давно стали закрытыми кастами и чтобы стать их членом, нужно было родиться в соответствующей семье.
Серая и унылая жизнь хоть как-то разбавлялась новым развлечением — игрой Вселенная онлайн. Данное развлечение посредством капсулы полного погружения позволяло почувствовать себя в чужой шкуре, в другом мире, посещать другие планеты, сражаться, совершенствоваться. В игре любой мог достигнуть вершины, добиться успеха, причем путей к этой вершине и успеху было множество. Некоторые игроки начинали работать на инопланетян — обитателей игры, которых представлено было несколько рас, другие пиратствовали, третьи торговали, четвертые занимались производством, пятые шахтерствовали… Вариантов, чем заняться в игре было бессчетное количество. Внутри игры даже кино снимали. А главное — с помощью игры можно было заработать себе на жизнь в реальности. И этим Стас занимался. И занимался успешно. Он смог стать серьезным воякой, заработал себе престиж и авторитет, он специализировался на абордаже кораблей, и его таланты отметили — он смог влиться в ряды одного из перспективных кланов. А затем, Влад, по его же настоянию, также пришел в игру и началось самое веселое. Влад смог заполучить уникального робота, обладающего сознанием и осознавшего себя как личность. Стас вместе с Владом смогли помочь клану возвыситься, стать домом — крупным объединением игроков, подчиняющихся правительству одной из игровых рас. В качестве таковых Дом Гончих, как они назывались, выбрали Лягионскую империю. Эта раса больше всего походила на ящеров, или лягушек. А еще эта раса лучше прочих относилась к людям, почему выбор и пал на нее. Затем Влад и Стас приняли участие в самоубийственном походе, результатом которого стало уничтожение флота лягов, Гончих. Разгром им нанесла другая раса, дети Фенрира, ранее промышлявшая исключительно пиратством. Однако сложно организованная засада говорила, что либо им помогали, либо сами дети Фенрира не так просты, как считалось ранее. В ходе этого побоища императорская семья была перебита, но Влад смог спрятать и сохранить жизнь племянникам императора — девочке и мальчику. Мальчик, впоследствии, стал новым императором, которому была не чужда благодарность: дом Гончих был возвышен и осыпан наградами.
Однако сам Стас во время всех этих приключений был занят еще одним вопросом — он сомневался в том, что мир Вселенной онлайн вымышленный и искал доказательства того, что это не бредни его разума. Доказательства он нашел с помощью еще одного своего друга: Саня, промышлявший добычей минералов из астероидов в солнечной системе, нашел несоответствие в своих расчетах оптимального маршрута. Влад, являвшийся хорошим навигатором, обнаружил, что одна из планет системы и одна из лун Земли являются фикцией.
Стас же, получив эти данные, смог найти в игре систему, которая на 100 % совпадала по характеристикам с солнечной. Он отважился на безумный поступок — скрылся и под другим именем получил работу на околоземной орбитальной станции, предварительно дав указания автопилоту своего корабля прибыть к станции и подобрать его.
В процессе бегства со станции он чуть не погиб от удушья, но смог добраться до корабля.
Стас взглянул на часы — с момента его побега прошло уже более шести часов.
Вспомнив все, он тут же заинтересовался, какая из систем корабля так навязчиво привлекает к себе внимание, используя столь отвратительный сигнал.
Ею оказалась радарная система, извещавшая, что прямо на «Билд» Стаса надвигается небольшой космический челнок.
Стас сразу понял, что это не что иное, как спасательный бот. Уничтожать его Стас не хотел — это обычный корабль с работягами, которые ни в чем не виноваты. Но оставаться на месте значило, в скором времени, быть обнаруженным, а улетать прямо сейчас — значит быть узнанным моментально. Последний вариант был удобнее — он успеет скрыться до того, как с ним хоть что-то попытаются сделать. Насколько он сам знал, станция не имеет никакого вооружения, как и боты спасателей. Но куда улетать, он еще не определился.
Однако бот приближался, и следовало решать быстрее. Стас вспомнил, что теперь он не в игре, и рискует собственной жизнью. А значит, следовало как можно быстрее добраться до безопасного места и озаботиться установкой клона[1]. Если сейчас его убьют — ожить снова в клоне он не может, смерть будет окончательной и бесповоротной.
Определившись, Стас тут же настроил автопилот, включил маневровые двигатели и запустил гипердрайв, разгоняя корабль до максимальной скорости, тем самым подготовив его к прыжку через гиперпространство. Его «Билд» пролетел всего в сотне метров от резко дернувшегося в сторону спасательного бота.
Спустя несколько минут разведчик исчез из солнечной системы.
Стас потянулся в пилотском кресле — до прибытия к его базе, спрятанной а астероидном поясе, предстояло сделать около 30 прыжков. Разведчик был маленьким кораблем, сам Стас не заморачивался изучением баз по его управлению, остановившись на начальных знаниях. Все приказы он отдавал устно искину корабля, особо не вникая в подробности. Сейчас он об этом пожалел. Однако при всем своем желании стать хорошим пилотом, допустим, как Тиби — один из его приятелей и товарищей по оружию, также являвшимся членом дома Гончих и отменным пилотом, он не мог. Специальность Стаса лежала в совсем другой области. Да и его собственные предпочтения заставили его изучать базы, касающиеся особенностей ведения боя с помощью ручных видов оружия, абордажа кораблей, перестрелок. Стас был танком — игроком, предпочитающим мощную пушку, тяжелую броню и прямые столкновения с противником лицом к лицу, а не пляску в космосе на кораблях.
Так как делать ему было нечего, он отправился побродить по кораблю. В первую очередь, решив освободиться от треклятого костюма. Скафандр орбитальной станции был громоздким и неудобным. Стас сбросил его и тут же натянул на себя универсальный легкий костюм, который выдают в игре новичкам. Он обтягивал тело как вторая кожа, был гибким и совершенно не стеснял движения. Как же хорошо, что он решил его сохранить на всякий случай и хранил все это время на корабле… Однако сам Стас в новой одежке чувствовал себя голым. То ли дело в том, что в игре он всегда носил тяжелый экзокостюм, являющийся не только скафандром для передвижения в открытом космосе, но и боевым доспехом, способным выдержать попадания из тяжелых видов ручного оружия, многократно усиливающим скорость, силу пилота, то ли дело было в легкости костюма.
Стас открыл дверь в свою каюту и замер. Он совсем забыл, что выходя из игры и планируя свое бегство, оставил собственного аватара здесь, на корабле. Аватар сейчас преспокойно лежал на койке. Благо, не занимался зарядкой или отработкой приемов ближнего боя — такое аватары иногда практиковали, когда владелец игрок отключался. Открой Стас сейчас дверь и застань аватара в процессе разминки — его наверняка бы инфаркт схватил от неожиданности и перепуга. Аватары игры, когда игрок уходит в реальность, продолжали жить своей жизнью — могли удовлетворять свои естественные потребности, спать, тренироваться. А еще, как вспомнил Стас, его аватар был снабжен набором пассивных навыков, которые активировались тогда, когда владелец аватара покидал игру. К примеру, если сейчас попробовать снять экзоскелет с аватара, то тут же получишь выстрел из лазерника в голову. Навык пассивной защиты наверняка сработает.
Стас задумчиво перетаптывался на пороге — ходить без костюма он не хотел, лезть к аватару тем более. Так что же делать?
Мысль пришла совершенно неожиданно. Он вышел обратно в коридор и заблокировал дверь. А затем разгерметизировал отсек. Вернувшись в кабину пилота, он активировал камеры внутреннего наблюдения и проверил, что аватар тут же закрыл забрало шлема. Аватару, как и обычному человеку, для дыхания нужен был кислород и без него он погибал. Сейчас он дышит за счет запасов воздуха в картриджах экзокостюма. Хватить их должно на 5–6 часов. Столько времени подождать Стас мог.
Он отправился в кают-компанию и воспользовался синтезатором пищи. Ранее ему приходилось пробовать еду в игре. Однако сниженные возможности и чувствительность капсулы не позволяли в деталях ощутить вкус.
Синтезатор был человеческого производства, поэтому предлагал блюда со знакомыми названиями. Стас выбрал картофель-пюре с ветчиной. Машина плюнула на тарелку массой непонятного цвета и консистенции. Стас взял тарелку и уселся за стол. Есть то, что было перед ним, он совершенно не хотел. Но урчание в желудке сигнализировало, что выбора у него особо и нет. Наконец решившись, он набрал на вилку немного странной массы и отправил ее в рот. Вопреки ожиданиям, еда из синтезатора мало чем отличалась по вкусу от полуфабрикатов, которые он покупал в супермаркете, расположенном возле его дома. Разве что внешний вид был уж слишком не презентабельным.
Быстро покончив с трапезой, он откинулся на спинку дивана, поглаживая набитое брюхо. Настроение сразу улучшилось, но его снова потянуло в дрему.
Стас не стал сопротивляться требованиям организма и развалился прямо на диванчике у стола, где только что плотно подкрепился.
Видимо пережитое, сильный стресс, дали о себе знать — он тут же провалился в глубокий сон без всяких сновидений.
Когда он проснулся, взглянул на часы, выяснилось, что проспал он почти сутки.
Он провел утренние процедуры, подкрепился, на этот раз, выбрав обычную манную кашу, при этом отметив, что вкус у нее намного лучше, чем у ее аналога на Земле. Только после этого он соизволил заглянуть на монитор, показывающий помещение его собственной каюты.
Аватар погиб. В этом не было никаких сомнений — красный огонек на всех трех картриджах указывал, что кислорода в них не осталось. Стас на всякий случай выждал еще полчаса. Все-таки, второго шанса у него не будет — если погибнет, то погибнет навсегда.
Все еще пребывая в нерешительности, стоит ли соваться к аватару сейчас, или стоит выждать еще пару часов, он все-таки решился — если в течение этих двух часов случиться нечто опасное, то лучше быть готовым встретить его в экзокостюме, чем без него.
Стас открыл дверь и вошел внутрь. Крадучись, он подошел к телу своего аватара, облаченного в боевой доспех и нажал клавишу аварийного открытия экзокосюма. Система тут же запросила ввод пина. В случае ошибки ввода, костюм может заблокироваться на несколько часов, не позволяя кому бы то ни было пытаться его снова открыть. Стас не спеша и аккуратно ввел код. Забрало шлема откинулось, и Стас увидел под ним собственное лицо, пустые мертвые глаза глядели в никуда. По спине пробежали мурашки, и он поспешно отвернулся. Далее, стараясь не заглядывать в лицо мертвому аватару, он принялся снимать костюм, точнее — вытаскивать из него мертвое тело. На это у него ушло минут двадцать. А затем настал черед для огромного разочарования.
Стас влез в костюм и, как обычно, отдал мысленную команду на закрытие, активацию и проверку всех систем. Не забыл он перед этим сбегать в трюм корабля и заменить картриджи с кислородом на полные.
Однако ни на мысленные, ни на устные, ни на тычки и удары костюм не реагировал, выдавая одно и то же сообщение: «уровень знаний пользователя не допускает активации костюма».
Стас вылез из костюма и крепко задумался. У него не было первичного навыка обращения и ношения экзоскелетов. Хотя аватар умел обращаться не только со стандартными версиями, или как текущий костюм — продвинутыми, модифицированными моделями армейского образца, но и даже более совершенными — имеющимися на вооружении армий лягов, тагов, военных образцов Блуждающего флота и прочих.
Чтобы проверить свою теорию, он отправился в арсенал корабля, где хранил запасное оружие, на случай внезапной смерти своего аватара. Там хранились наборы оружия и экзокостюмов, значительно уступавшие его привычной экипировке, но и навыков требовавшие гораздо меньше. Однако ни самый простой экзокостюм со склада, ни простейший лазерный пистолет не реагировали на него, не давали воспользоваться своими функциями.
Стас быстро разобрался в чем дело, когда пытался изучить одну из баз, имеющихся в арсенале. Пилот малых кораблей был самым простым из имеющихся у него наборов — сколько уже база тут лежала, один бог знает. Стас каждый день обещал, что завтра, ну максимум послезавтра, обязательно ее изучит. Так и не изучил. Зато сейчас пригодилась. Он вставил чип в слот терминала и как обычно, при изучении баз, попытался запустить загрузку.
«Не найдено подключение импланта»
«Пользователь не обнаружен»
«Загрузка данных не возможна».
Ну конечно, у него нет импланта, как у аватара, он не может подключиться к корабельной сети, она вообще не воспринимает его, как пользователя. Отсюда и проблема — нет импланта — нет баз знаний, нет баз знаний — нельзя использовать оружие, костюмы и оборудование. Это еще хорошо, что корабль откликается на голосовые команды. А то пришлось бы звать на помощь Влада, или Саню. Хотя они вряд ли добрались бы до солнечной системы — игра ведь и не игра, наверняка все игроки, которые пытаются целенаправленно или случайно попасть в эту систему, вылетают из игры — их аватары отключают, мол «вне игровой зоны».
Но хоть здесь повезло — кораблем худо-бедно он управлять может и тот сейчас доставляет его прямо на базу, которую Стас укрыл в огромном астероиде, вечно блуждающим на дальней орбите одинокой звезды. Эта система никого не могла заинтересовать — ни планет, ни полезных минералов для добычи. А летать там просто так было затруднительно — обильные астероидные поля мешали нормальной навигации, да и стратегически эта система также не интересна — слишком далеко от окраин любого из существующих государств рас нпс.
Кстати, не нпс[2], просто рас. Они не игровые персонажи, они живые и разумные существа. Вот и весь секрет неординарности и необычности Вселенной онлайн — в ней нет компьютерных персонажей, нет повторяющихся заданий — это не живой игровой мир, это подлинная реальность.
Стас вернулся за пилотское кресло и задумался.
— Билд! — приказал он. — Вызвать Слона!
— Контакт не найден!
— Вызвать Тиби!
— Контакт не найден!
— Сириус!
На все запросы Стаса система отвечала монотонно и однотипно — таких в базе контактов нет. Это быстро надоело Стасу и он отдал новый приказ:
— Вывести список контактов!
— Список контактов пуст! — безразлично ответил искин корабля.
Так.…Значит, его без чипа даже списка контактов нет. И самое неприятное — нельзя связаться с игроком вручную…Поиск по имени наверняка покажет тысячи совпадений, если вообще покажет. А точный идентификатор Стас даже собственный не помнил — зачем, если обменяться контактами можно было за секунду с помощью встроенного интерфейса? Пока у него в основании черепе не появиться имплант, не будет знаний по оборудованию, не будет умений, не будет и контактов.
Надо лететь на базу — там хоть и старенькая мед капсула, но поставить имплант она должна уметь. Кстати о импланте. Стас зашел в кухонный угол и достал небольшой нож для масла, а затем, сжав его в кулаке, вошел в каюту. Тело дохлого аватара, точная копия самого Стаса, задохнувшегося в костюме, так и продолжала лежать возле койки на полу.
Вздохнув, собираясь с силами и настраивая себя на предстоящее, он перевернул труп на живот и аккуратно разрезал кожу под основанием черепа. Стас расширил разрез и, перекосив лицо от отвращения, запустил пальцы внутрь, силясь нащупать небольшой металлический предмет. Потратив не меньше получаса, испачкавшись в крови, он все же смог извлечь на свет искомое — маленький чип был зажат между пальцами. Он аккуратно протер свои руки и чип бумагой, найденной в уборной, после чего спрятал устройство в одном из карманов костюма.
Оставалось надеяться, что чип удастся установить себе через медкапсулу.
Недосып во время работы на орбитальной станции, когда он был сварщиком внешних конструкций, постоянная работа по 12 и более часов напомнила о себе — он вновь почувствовал себя уставшим и хотел спать. Однако перед этим требовалось сделать еще одно — он вернулся в каюту, обмотал окровавленную шею своего аватара бумагой и поволок его в трюм. Бросив прямо в центре, он вернулся на мостик и отдал команду.
— Разгерметизация трюма!
— Выполняю! — откликнулся искин.
Корабль сейчас находился в обычном пространстве и только начал набирать скорость, разворачиваться для последующего прыжка, которых предстояло сделать еще не мало.
Стас наблюдал, как тело аватара, вращаясь, вылетело через открывшуюся аппарель. Вновь закрыв трюм и подняв в нем давление, Стас отправился в свою каюту — нужно было отмыть кровь с пола. Потратив на это пару часов, он осознал, что спать здесь сегодня не стоит — запах крови был слишком сильным и беспокоил его. Стас прикорнул на диванчике в кубрике и заснул.
Все оставшееся время, которое требовалось «Билду», чтобы добраться до базы, Стас потратил тыняясь без дела по кораблю, проверив запасы всего имеющегося, попытавшись несколько раз активировать хоть что-то: оружие, костюмы, оборудование. Только самые примитивные машины, вроде синтезатора пищи, реагировали на его приказы. Все остальное реагировало на Стаса, как на пустое место. Проще говоря — вообще не желало работать.
Наконец, «Билд» выскочил из гипера в системе, где и располагалась база Стаса.
Он включил маневровые и направил корабль к одинокому гигантскому астероиду, который был изрыт ходами, кишел пещерами. В одном из таких ходов и были спрятаны несколько соединенных вместе модулей, являвшихся его базой.
Стас, ставший настоящим параноиком, даже не начав толком движение, вдруг выключил маневровые и заглушил реактор, оставив работать лишь систему жизнеобеспечения и радарную систему, подпитанные от аварийных аккумуляторов. Сейчас его корабль летел по инерции. Причем Стас выбрал направление не на астероид, а мимо него, приблизительно на дистанции в пару километров. Для космических расстояний это была смехотворная дистанция — прямо рукой подать.
Однако в этот раз руководившая им паранойя оказалась спасительной интуицией: и пары часов не прошло, как радар засек странные сигнатуры. Стас уже видел такое — так могли выглядеть корабли, застывшие в пространстве и кого-то поджидавшие. Они, как и Стас, вырубили свои реакторы, однако вынуждены были их периодически включать, или задохнулись бы. Все-таки аварийные аккумуляторы, предусмотрительно приобретенные им на Базаре, оказались ценной покупкой.
Стас не боялся, что его засекут — обнаружить его выход из гипера можно было только визуально, или с помощью специализированных кораблей. Прикинув размеры потенциальных противников, Стас пришел к выводу, что это не более чем фрегаты. А на таких кораблях кроме минимального набора систем и вооружения ничего поставить было нельзя — слишком слабый реактор, а всунуть больший не получалось — пространства мало.
Всего Стас насчитал пятерых. Хотя, возможно, были еще. Однако как он ни старался, больше никого увидеть не удалось.
Он прикинул запасы воздуха — он был один на корабле, рассчитанным на 3–5 человек. Его разведчик не имел особых модификаций, был простейшей моделью, выпускавшейся несколько лет назад. Значит, воздуха ему хватит на 5–6 дней точно, далее аккумуляторы сядут, и радар перестанет работать. Без него делать здесь нечего — придется уходить. Периодически выключать аккумуляторы тоже нельзя — он будет слеп, а черт его знает, что может произойти даже за пять минут. Прорываться к базе бесполезно — с 5фрегатами, да даже с одним, он не справиться. Все-таки — где фрегат, а где разведчик? А что неизвестные корабли нападут — он не сомневался. И что они тут по его душу, у него тоже сомнений не было. Ведь собрались они возле астероида, где была спрятана его база. Ждут, когда владелец базы вернется. Иначе, зачем прятаться? И явно ждут не с благими намерениями.
Короче план Стаса заключался в том, что он собирался переждать ждунов. Уйдут они — он спокойно отправиться на базу. Конечно, выждав некоторое время после их ухода. Не уйдут они — улетит он. Ему не совсем нравилась эта идея — даже если уйдут, могут вернуться в любой момент. И он ничего не сможет сделать. От базы нужно было убираться, как можно дальше. Но нужно было установить имплант — без баз, без кредитов, без навыков он был легкой мишенью. Его могли уничтожить в любой момент.
В общем, он принялся ждать, в надежде, что неизвестные караульные не выдержат первыми, снимутся и уйдут. Он очень жалел, что не уделял внимания флотским специальностям — сейчас он даже опознать корабли не мог. А ведь тот же Тиби это делал без всяких навыков в реале, по фоткам, на спор, ориентируясь сугубо по очертаниям поля отражения, выхлопу, по мощности реактора, даже тип и принадлежность кораблей определял по таким данным, а иногда и названия, если это были крупные суда.
Ну что ж, трутень он и есть трутень[3].
Несколько дней прошли абсолютно безрезультативно — корабли продолжали висеть возле астероида, периодически включая реакторы для зарядки аккумуляторов. Пара часов работы и они тут же выключались, словно переходили в спящий режим.
Стас решил, что еще день-два и с него достаточно. Тем более его разведчик, все еще двигавшийся по инерции, за эти пару дней должен был отойти подальше от астероида. Тогда можно было спокойно уходить в гипер, не боясь, что противник увидит его, или догонит. Все-таки по скорости фрегаты уступали разведчикам. Догнать эти слабо вооруженные корабли могли только истребители москитного флота. Причем один истребитель был для разведчика не страшен, а вот звено уже были смертельной проблемой.
Ближе к вечеру, когда Стас уже намеревался уйти спать, искин корабля просигналил, как его и настраивал Стас. Тот вскочил с койки и ринулся в кабину пилота — если искин подал сигнал, значит произошло нечто нестандартное — ведь включение реакторов на затаившихся фрегатах, как уже вычислил Стас по периодичности запусков, должно было начаться лишь завтра в 4 утра.
Сигнал действительно был не ложным — в системе появилось крупное судно и направлялось оно к астероиду.
По запросу Стаса, искин попытался опознать его принадлежность, тип и имя владельца. Однако в своей базе Искин не смог найти соответствий, выдав, что корабль крупнотоннажный, транспортный, зарегистрирован на частное лицо — Стас не присматривался к женскому нику, он явно был ему не знаком.
— Вот суки! — Стас ударил по подлокотнику кулаком. Он уже догадался, что это за судно и зачем оно появилось — этим уродам надоело его караулить, решили, что он сгинул. Но не побрезговали притащить транспорт, чтобы забрать его базу.
Он уже собрался отдать приказ об уходе из этой системы — тут ему ничего не светило, как искин заявил о частом радиообмене.
Корабли общались между собой, и это не походило на обмен опознавательными сигналами, приветствиями. Между прибывшим транспортом и уже включившими реакторы фрегатами шла дискуссия. Стас сделал умозаключение, что фрегаты приняли транспорт за него, если это не их союзник. Значит, сейчас транспорту не поздоровится.
И действительно, вскоре начался бой.
Стас развалился в кресле, собираясь досмотреть его, прежде чем улетать. Хотя он не питал иллюзий — крупный, пусть и хорошо вооруженный транспорт и пяток фрегатов. Явно у последних было преимущество не только в количестве, но и качестве пушек. Стас предсказывал транспорту от силы еще минут 10 существования. Все-таки, фрегатам нужно было сбить с него щиты, вскрыть защиту. И дальше либо абордаж, либо полное уничтожение. Почему-то Стас решил, что фрегаты — тихушники предпочтут второй вариант.
Однако, вопреки его ожиданиям, сценарий сражения развернулся совершенно по-другому.
Сначала рванул один из фрегатов, а рядом с ним полыхнуло несколько рукотворных звезд. Стасу приходилось видеть космические бои, и он тут же догадался, что транспорт выпустил торпеды широким веером.
Это было странным, судя по количеству взрывов, транспорт пустил не менее десяти торпед. Зачем и как в него вместили столько стартовых шахт, было не понятно. Но и на этом сюрпризы не закончились. Еще два фрегата, подошедшие слишком близко, рвавшие энергетический щит транспорта, отправились вслед за своим неудачливым коллегой. Такое могли сотворить только спарки непосредственной обороны. И должно их было быть не меньше, чем на крейсере, иначе так быстро порвать два фрегата не удалось бы. Два оставшихся тихушника развернулись и бросились наутек. Но один успел получить по двигателям и, судя по импульсным включениям сопел, быстро набрать скорость уже не мог. На него тут же набросились десятка два дронов — мелких истребителей под управлением искинов, беспилотники одним словом. Удиравший фрегат получил красный шарик точно по центру и развалился. Выходит, на транспорте была еще и туннельная пушка. Только она могла давать такой визуальный эффект.
Когда дроны закончили с последним фрегатом, рванул и астероид, находившийся поблизости и в котором была спрятана база Стаса. Видимо, на этом фрегате была система подрыва, сработавшая при гибели фрегата, или активированная одним из офицеров гибнущего корабля, осознавших, что уйти им уже не дано.
Стас стиснул зубы — такого он не ожидал. Но делать было нечего — базы в этой системе нет, а связываться с подозрительным транспортом, оказавшимся настолько зубастым, Стасу совершенно не хотелось. Он не стал включать реактор и уходить в прыжок, побоявшись, что внезапно появившаяся опасная посудина имеет на борту системы слежения гипердвигателей и способна отследить его прыжок. Была вероятность, что транспорт последует за ним и тогда Стасу явно придется плохо. Был, конечно, шанс, что капитан транспорта не враг — но пока у Стаса не было клона, не было шанса возродиться в новом теле, рисковать своей единственной жизнью он не хотел.
Была вероятность того, что транспорт засечет его разведчик. Но Стас сразу решил, если туша противника направиться в его сторону — он всегда успеет убежать. Все-таки, дистанция между ними была велика даже для туннельной пушки транспортника, бившей на запредельные дистанции.
Но противник не стал к нему приближаться. Искин зафиксировал несколько вызовов на общем канале, на которые, естественно, Стас не стал отвечать. Провисев без всяких движений около 3 часов, транспорт развернулся и начал набирать скорость для гиперпрыжка.
Когда он исчез из системы, Стас облегченно вздохнул и начал соображать, куда ему отправиться теперь. Выход был только один — в систему Базара, самый большой рынок Вселенной онлайн. Именно там он может установить клон, или с помощью знакомого всем Гончим торговца, свяжется с Владом, как они и договаривались еще на Земле.
Стас даже не думал, что ответь он на запросы транспорта, многие, если не все его проблемы будут решены, так и не возникнув. Ведь на капитанском мостике транспорта «Грааль» был далеко не враг. Но Стас этого не знал и вскоре его разведчик также покинул систему, в которой теперь не было абсолютно ничего, кроме разлетающихся мелких обломков некогда огромного астероида и дрейфующих останков пяти фрегатов Блуждающего флота.
Спасательный бот «СпБ-11»
Неполная смена номер 3 орбитальной станции только задремала — слава богу, с шести вечера не было ни одного вызова и ребята расслабились. Расслабились настолько, что старший смены, Толик, позволил всем пропустить по бутылке пива. Все-таки работа у них была нервная. Сенька, подрабатывающий еще в одну смену, рассказал, что всего четыре часа назад очередного психа всей сменой пытались оторвать от балки на обшивке. У паренька — сварщика оторвался трос, что бывало часто и привычно. Паренек почти улетел в космос, но каким-то чудом смог уцепиться за балку. И держался он за нее до самого прихода спасателей. А когда они прибыли, парнишку, обезумевшего от страха, пришлось буквально отрывать.
— Псих, однозначно… — сказал Сенька, делая огромный глоток из своей бутылки, — сейчас в медчасти но не отлыгает, спишут его назад на землю. Все, отработался.
— Ну, у них такое часто бывает, работа такая, — вздохнул Толик, — как говориться, если долго смотреть в бездну, бездна начинает смотреть на тебя…
— Бррр.…Как представлю, без троса, без маячка вылететь, аж дрожь берет, — поежился третий спасатель, всего неделю, как прибывший на станцию, Володька, — и чего они тросы не проверяют? Неужели не видно, что он еле дышит?
— Эээ… — махнул рукой Толик, — думаешь, они сами эти тросы выбирают? Какие дали, такие и берут.
— Ни за что бы не вышел на обшивку без запаса картриджей часов на 10 и двумя тросами, — упорствовал Володька.
— Ну и получил бы расчет в виде пинка под зад, — подытожил Сенька, — еще бы и на штраф попал.
— Да я бы… — начал было Володька, но сигнал тревоги так и не дал ему сказать, что бы он.
Когда спасатели всего за пару минут влезли в свои скафы, пришла вводная — очередной сварщик вылетел в космос — трос порвался.
— Да что ж за день-то такой? — сокрушался Сенька, тот же сектор и то же место.
— Сменщик видать, психа твоего, — хмыкнул Толик и вывел на экран своего голокона информацию о жертве.
— Иванов? — удивился Сенька, — а его знаю. Нормальный мужик. Как его угораздило-то?
— А ты думаешь, они специально это делают? — Толик ухмыльнулся, — давай в тарантас и ищем в ближнем радиусе. Далеко улететь не должен был успеть.
Спасательный бот-11 был той еще развалиной, но списывать его не спешили — летал пока и ладно. Смена погрузилась в него и бот тут же отвалил от причала, включив маневровые.
Они вылетели из ангара и Толик развернул нос корабля вдоль станции — требовалось облететь ее, чтобы добраться до недостроенных ворот для крупных рудовозов, которые и варили горе — сварщики, один за другим попавшие сегодня в передрягу.
Добрались до нужной точки они всего за полчаса. В норматив вписались. Сенька тут же включил металлоискатель и начал джойстиком водить его улавливателем из стороны в сторону.
Володька не отрываясь следил за показателями тепловизора. К сожалению, это были чуть ли не единственные приборы, способные обнаружить потерявшегося в космосе человека.
Конечно, на скафе сварщика был маячок, но с его помощью можно было лишь приблизительно понять направление, а найти микроскопическую песчинку, которой являлся человек в скафандре в открытом космосе, было делом трудным. По — большому счету, в такой спасательной операции успех зависел от удачливости пилота спасательного бота — куда Толик поведет корабль, там и будут искать. Не угадает направление — пиши пропало.
Толик рассматривал радар, пытаясь понять, в каком именно секторе маячок подает сигнал. Наконец он определился, и бот медленно направился в ту сторону.
Часа два или даже больше они безрезультатно прощупывали, просматривали космос — улетевшего в бездну сварщика так и не удалось обнаружить.
Спустя еще несколько часов Сенька встрепенулся и похлопал по плечу Толика.
— Вон там что-то есть! — Он тыкнул пальцем в радар, указывая Толику точку, к которой следовало приблизиться.
Толик направил бот в ту сторону.
Несколько минут напряженного ожидания прервал Володька.
— Вижу слабый тепловой след! Ближе!
Толик сбавил скорость и скосил глаза на приборы, отслеживая направление и стараясь не сбиться с него.
— Есть сигнал! — Объявил Сенька радостно, — металлоискатель точно навел, есть!
Толик не стал ничего отвечать, боясь спугнуть удачу. Прошлая смена потрепала себе нервы, но затащила внутрь станции спятившего работника. Теперь у них и премия и никакой мороки. Если Толик не найдет этого Иванова, ему не то что премии, еще и штраф влепят, ну и объяснительных придется написать не мало — чего не нашли, почему не спасли и т. д.
Устроил бы и труп задохнувшегося без кислорода Иванова. Тогда премии не видать, зато и бумажной волокиты меньше и штрафа не будет — ну не спасли, отлетел далеко, а что прикажете делать? Вы ведь экономите на всем, начиная от тросов, заканчивая нормальными системами слежения — вот и получите результат.
Только когда и Володька радостно завопил, Толик немного расслабился.
— Есть! Вижу тепловой след! Больше 30 градусов!
Толик обрадовался еще больше. Труп остывает быстро, а если температура выше 30, то с большей вероятностью можно сказать, что пациент скорее жив, чем мертв. Намеки на премию резко подняли Толику настроение.
— Хм… — вдруг промычал Володька.
— Что хм? — насторожился Толик.
— Да странно как-то… — нерешительно, словно не веря сам себе, ответил Володька, — уже температура, судя по цветовому спектру, у объекта ближе к 50.
— А ну дай глянуть! — Толик взял в руки голокон Володьки и принялся разглядывать цветное пятно на экране.
— Что-то это не похоже на скафандр! — задумчиво протянул Сенька, через плечо Толика заглядывающий на экран, — да и температура сильно высокая. Столько не бывает…
— Да и пятно какое-то… — Толик вспомнил, как выглядит человек в скафе на тепловизоре, тут же не было видно ни конечностей, ни тела, ни головы. Обычно все части тела отлично видны на приборе. Сейчас же на экране голокона виднелось просто огромное пятно, ярко красное в центре, темнеющее к краям.
— У меня тоже какая-то чушь… — Семен развернулся на своем кресле, — сильно много металла показывает датчик. Это уже не скаф, а целый глайде…Причем грузовой…
И тут маячок потерявшегося в бездне сварщика начал пищать все чаще. Все трое повернулись к терминалу пилота.
— Он что, летит к нам? — удивился Володька.
— Ага! — подтвердил его догадку Сенька, — и судя по всему, на хорошей скорости.
Они все трое, как по команде, подняли головы и сверлили взглядом пустоту за лобовым стеклом.
Их ожидание вскоре оправдалось — всего через несколько секунд, буквально в нескольких метрах от их корабля прошла, или скорее пролетела с бешеной скоростью огромная туша. А затем, ярко вспыхнув, пропала.
— Это что такое было? — Первым отойдя от удивления, спросил Сенька.
— НЛО? — закрыв рот, предположил Толик.
— Это разведчик был! — уверенно ответил Володька, хотя выглядел он еще более удивленным, чем его коллеги.
— Кто? — Хором спросили Толик и Сенька.
— Ну, игра такая есть… — Объяснил Володька, — Вселенная онлайн называется. Там точно такой корабль есть, класса разведчик. Его всем новичкам выдают.
— Корабль из игры? — фыркнул Сенька, — да ты в своем уме?
— Так! Похер что это! — прервал дискуссию Толик, — надо возвращаться — маячок сварщика пропал. Теперь точно его не найдем.
— База! Вы это видели? — щелкнув рацией, спросил Сенька.
— Так точно! — отозвался оператор, — что делать будете?
— Возвращаться! — ответил Сенька, — маяка нет, приборы молчат. Может сварщика эта дура подобрала? Или выхопом спалила? Какие корабли сегодня должны были прилететь?
— Никаких! — ответил оператор, — на этой неделе уже никого не ждем, кто должен был — уже прилетел и пришвартовался.
— Ну, тогда не знаю что это вообще такое… — проворчал Толик, — все, летим назад.
Они весь полет назад до станции провели в тишине — говорить не хотелось, каждый обдумывал то, что увидел. Лишь в самом начале разгорелся ожесточенный спор — Володька доказывал, что пролетевшее и исчезнувшее нечто было кораблем — разведчиком. Сенька его высмеивал и обзывал шизофреником. Потом спор сошел на нет, каждый ушел в свои мысли. Не известно, о чем думали Володька и Сенька, а сам Толик прикидывал, действительно ли это был корабль, или ему показалось? Но ведь и Володька, и Сенька видели то же самое. Вон, Володька вообще клянется, что это корабль из какой-то дурацкой игры…да…ситуация.
— Оператор! Передаю управление ботом! — заявил Толик, когда они приблизились на расстояние пары километров до базы, — давай, заводи нас.
Согласно правилам безопасности, в процессе стыковки или захода в ангар любым кораблем управляет оператор. Считалось, что таким образом ему будет удобнее зафиксировать корабль лапой — захватом, без повреждений завести в ангар. Толик считал, что в ангар залететь может и сам, но правила есть правила, поэтому он перещелкнул выключатель на панели пилота, передав управление удаленному оператору.
Экипаж спасательного бота 11 не успел ничего понять, когда корабль резко набрал скорость и на всем ходу врезался в обшивку станции. Взрыв реактора не оставил шансов никому — все трое погибли буквально за секунду.
Служебное расследование данной трагедии признало вину оператора, чья халатность и невнимательность привела к печальным последствиям. Дело закрыли, так как сам оператор на следующий день после инцидента, находясь в следственном изоляторе станции, ожидая решения комиссии, повесился на простыне. Большинство работников станции решили, что оператор просто не выдержал, чувство вины взяло верх над рассудком, и он покончил жизнь самоубийством.
[1] Клоны — во Вселенной онлайн любой убитый игрок переносится в тело клона, которое находиться на борту кораблей Блуждающего флота, в специальных центрах на торговых хабах и планетах, либо на базе самого игрока, его союзников. Для переноса сознания используется специальный чип, который передает все знания, данные, сознание владельца в банк данных капсулы клона.
[2] НПС — игровой персонаж в любой компьютерной игре, находящийся под управлением компьютера, может помогать игроку, мешать ему, выдавать задания или играть другие роли, в том числе противника.
[3] Трутень — жаргонное название пилотов малых истребителей, базирующихся на носителе (жаргонное название матка), также трутнями называют практически весь флотский офицерский состав: навигаторов, капитанов кораблей, старпомов и т. д.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий