Паутина прошлого

Книга: Паутина прошлого
Назад: II
Дальше: IV

III

Напряженную тишину прервали отдаленные раскаты грома, и на миг комнату осветила молния. Я слегка шевельнулась, заставив Михаила еще сильнее придавить меня к полу. Где-то рядом слышалось прерывистое дыхание ребят. Слава Богу, все живы! Но кто в нас стрелял? Сейчас, пока нас скрывает темнота, стрелок вряд ли повторит попытку. Видимо, решив воспользоваться этим неожиданным преимуществом, Пашка осторожно подполз к окну. Мои глаза уже полностью привыкли к темноте, и я могла следить за его передвижениями, и даже различать силуэты деревьев за окном. Коротко шепнув мне: «Лежи и не двигайся!», Миша решил присоединится к приятелю. Никита остался рядом со мной, не желая рисковать схлопотать шальную пулю. Хотя, пока ничего не свидетельствовало о том, что стоило ожидать повторного выстрела.
Едва уловимым движением Пашка вынул из-за пояса пистолет. Значит, не одна я не считала открытку чьей-то глупой шуткой. Пашка всегда был осторожен и расчетлив. Сейчас он опустил штору, и я услышала сзади облегченный выдох Никиты. Что же, теперь нас от стрелка отделяло не только двойное стекло, но и метры темного шелка. Ветер все еще продолжал задувать в отверстие, сделанное пулей, создавая впечатление, будто кто-то невидимый стремиться попасть в комнату.
— Нам нужно вызвать милицию, — в тишине мой голос прозвучал неожиданно громко, и я удостоилась неодобрительного взгляда со стороны Пашки.
— Не стоит пугаться, его уже и след простыл, — попытался меня успокоить Михаил, и я поняла, что, по-видимому, реагирую на все случившееся не так, как надо. Больше всего на свете мне хотелось понять — как далеко от дома находился стрелок, почему выстрелил именно тогда, а не несколькими минутами раньше или позже. Но, понимая, что любопытство способно сгубить не только четвероногих, я воздержалась от высказываний мыслей вслух, справедливо полагая, что рано или поздно смогу найти ответы на все свои вопросы.
Между тем, ребята продолжили проявлять активность и тягу к познаниям, и, несмотря на взволнованный шепот Никиты, они разделились, и каждый двинулся в своем направлении, по пути зашторивая окна. Не знаю, как наш стрелок, но меня бы чрезвычайно озаботила такая ненормальная активность в доме предполагаемых жертв. Что же, похоже, ребята правы, и снова стрелять в нас никто не собирается.
— Поднимайтесь на второй этаж, — раздался шепот слева, и поколебавшись пару секунд, я подползла к побледневшему Никите.
— Но что если мы выйдем из укрытия, и нас убьют, — запротестовал он.
— Но ребята ведь живы! — тихо возразила я
— А вдруг, стреляли не в них?
— Хочешь сказать, что цель ты?
— Нет, что ты, — испугался Рыжик, — просто этот вечер должен был закончиться совсем не так.
— Знаю, — я слегка улыбнулась, — мы не виделись столько лет, и теперь вынуждены ползать по дому, каждую секунду ожидая выстрела.
— И все-таки я рад, что мы встретились, — Никита неожиданно улыбнулся, и на какое-то мгновение передо мной снова предстал искренний, немного взволнованный подросток, которым я помнила его все эти годы.
— Я тоже рада, как бы глупо это не звучало в данных обстоятельствах.
Я моментально оценила преимущества комнаты на втором этаже. Одно то, что в ней было всего два небольших забранных решетками окна делало ее неплохим убежищем. Вскоре Миша присоединился к нам, а Пашка остался внизу, наблюдать за улицей. Заняв уже привычные места на полу, мы начали военный совет. Впрочем, военным его было можно назвать с большой натяжкой, а совет, по крайней мере, мой, сводился к одному — вызвать, наконец, милицию. Но Михаил не поддержал моего жгучего желания исполнить свой гражданский долг, а Никита, похоже, был готов принять любое решение своего товарища. Что же, мне не впервой было выступать против твердолобости некоторых индивидов.
— Неужели вы не понимаете — шутки закончились. Нас только что пытались убить! — привела я самый веский довод.
— Но не убили же, — логично возразил Миша, — неужели ты не понимаешь — кто-то пытается нас напугать. Обращаться к ментам сейчас было бы глупо и опасно. Еще не известно, о чем они захотят нас спросить.
— В нас стреляли. И нет никакой гарантии, что это не повторится.
— Марина! Мы сможем тебя защитить, — с убежденность, достойной лучшего применения, пообещал Миша, — и сами выясним, кто это сделал. Я тут кое-куда позвонил. Завтра все изменится.
— И каким же образом, можно тебя спросить? Как ты будешь искать человека, которого никогда не видел, цели которого не знаешь?
— Его целью являемся мы, а значит рано или поздно он снова придет к нам. Причем сам. И тогда мы сможем хорошенько его расспросить.
— Ты в своем уме? Ты спросишь его лишь при условии, что он сам позволит тебе это сделать. Если успеешь, конечно.
— Почему бы и нет? К тому же, судя по его прошлому выстрелу — он мазила.
— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — буркнула я, поднимаясь с пола.
— Эй, ты куда?
— Домой, к тете Клаве. Она, наверное, уже меня заждалась, — удивленная вопросом ответила я.
— Ты ненормальная? Там, во дворе, гуляет убийца. А ты собираешься возвращаться к тетке?
— А чего мне бояться? — наигранно изумилась я, — вы же всегда сможете меня защитить. К тому же, его и след простыл. Короче говоря, я устала, день был тяжелый и я страшно хочу спать.
— Я приготовил тебе комнату здесь, так что никуда на ночь глядя ты не пойдешь, — возразил Миша, и Никита горячо его поддержал. Ну вот, вечно они так — против меня. А это значит, что на время мне придется забыть свои планы и остаться здесь. Разумеется, ехать к тетке ночью было бы довольно глупо, но уж очень сильно этот выстрел выбил меня из колеи. Здесь было что-то неправильное, нелогичное. Хотя, разве можно считать логичным покушение на нас? Я не сразу заметила, как мелко у меня дрожат руки, а на лбу выступил пот. Похоже, я вышла из шока и стала приходить в себя. По крайней мере, пока не будет ясно, что опасность больше не грозит, или, что более вероятно, не наступит рассвет, мне стоило задержаться в этом гостеприимном доме. А при свете солнца все проблемы покажутся не такими уж и неразрешимыми.
Отведенная мне комната была достаточно просторной и уютной. Не включая свет, я задвинула штору, предварительно на миг, выглянув в окно. Темные тучи затянули небо, накрапывал мелкий дождик, однако признаков грозы больше не наблюдалось. Вот и хорошо, — решила я про себя. Меня не слишком привлекала идея лежать, прислушиваясь к каждому удару грома, пытаясь отгадать, не выстрел ли это. И вообще, что меня вообще может во всем этом удивить? Я вернулась в свой родной город, получив открытку, присланную кем-то неизвестным, кто прекрасно знал всех нас, возможно, даже следил за нами. Не знаю, что означал сегодняшний выстрел — предупреждение, напоминание, угрозу, или действительно покушение, что раз мы здесь, то придется смириться с тем, что игра ведется не по нашим правилам.
Утро наступило как-то не заметно для меня. Просто закрыв глаза в полной темноте, и пытаясь понять, что ожидает меня дальше, и снова их открыв, поняла, что уже рассвет. А это значит, что ночь прошла относительно спокойно, и мы все еще живы. Хотя, не видя ребят, я не могла поручиться за всех, но вряд ли кому-то пришло бы в голову вломиться в дом среди ночи и оставить в живых одну меня.
С такими оптимистичными мыслями я зашла в ванную и посмотрела на себя. Да уж, я и не надеялась сегодня заснуть. Поэтому даже не позаботилась о том, чтобы вынуть линзы. Впрочем, все было не так уж и плохо, и быстро приведя себя в порядок, я спустилась вниз, с облегчением прислушиваясь к голосам своих проснувшихся товарищей.
— С добрым утром, Маринка — первым поприветствовал меня Никита, салютуя чашкой с дымящимся чаем.
— Привет, — невпопад ответила я, внимательно оглядывая вчерашнюю комнату. Здесь ничего не изменилось, разве что стена напротив окна приобрела небольшое отверстие. К ней я и поспешила, надеясь увидеть пулю, из которой вчера могли убить кого-то из нас. Но меня ожидало разочарование — ее не было на месте, впрочем, как и следа, который я надеялась изучить. Видимо, кто-то из наших решил уничтожить все свидетельства бурно проведенной нами ночи, и не держать ответ перед хозяевами дома, которые обязательно должны были поинтересоваться — а чем это вы ребятки тут занимались?
Я подошла к окну, и невольно отшатнулась: прямо передо мной двое незнакомых мужчин осматривали двор. Безразлично скользнув по мне взглядом, они вернулись к работе. Почему-то их особое внимание привлекло дерево, стоящее в нескольких метрах от дома. Трое других крупных и подтянутых с озабоченным видом обходили территорию.
— Кто это? — поинтересовалась я у Никиты.
— Какие-то эксперты. Приехали еще ночью. Их Миша позвал. Сказал, что они помогут разобраться.
Неплохо, для нас, по крайней мере. Если этот вопрос удасться решить без милиции, Миша наберет в моих глазах несколько дополнительных очков. А что я вообще знаю о нем? Обо всех тех, кого называю старыми друзьями? Практически ничего.
Стараясь не замечать людей на улице, я занялась осмотром стекла. Пулевая пробоина имела вид воронки, расширяющейся к выходному отверстию. От нее шли мелкие трещинки различной длины. Размеры отверстий в стекле обычно больше калибра пули. Дыра диаметром миллиметров девять… Стекло уцелело, значит, скорее всего, выстрел был произведен с дальнего расстояния. Я снова перевела взгляд на дерево и что-то заинтересованно выискивающих около него «специалистов». Что же, похоже, мои предположения верны. Теперь осталось выяснить — нас действительно хотели убить, или просто напугать. А если убить — то кого конкретно?
Был вечер, накрапывал дождь… Он стоял возле дерева. Хотя нет, скорее всего, опустился на колено, и использовал дерево как прикрытие или упор. Значит, времени у него было мало, прицелиться толком, скорее всего не мог. Или мог? Черт! Что мы делали в момент выстрела? Разговаривали? Ну да, что еще? Я стояла рядом с Мишкой, Никита чуть сзади, Пашка так и не встал из-за стола. Значит, кто-то из нас троих? Пуля просвистела совсем рядом и угодила в стену.
Я снова направилась к стене и постаралась занять то же место, что и вчера. Кажется так, хотя, нет, в тот момент я стояла лицом к окну, облокотившись на спинку стула. Мой взгляд нашел отверстие в стекле, я перевела глаза на стену — слишком низко. Стреляй он в Мишку, попал бы тому в грудную клетку чуть ниже правой ключицы. Непрофессионально, как по мне. Значит, целились в меня? Что за бред? Кому это надо?
Нужно подумать еще раз: мы стоим, разговариваем, я что-то говорю Мишке, он мне отвечает. И я резко поворачиваюсь к нему… Черт, вполне возможно. Но это значит, что целились мне в голову? Чтобы наверняка?
— Доброе утро! — крикнул мне Мишка с улицы, и, вздрогнув, я вернулась в реальность. Что же, утро действительно оказалось добрым, по крайней мере, для меня.
Отказавшись от завтрака, я решила ненадолго вернуться к тете Клаве. Мишка снова пытался меня остановить, но на этот раз я наотрез отказалась задерживаться в его доме. Мне нужно было тихое место, чтобы все обдумать наедине. Тихое, и надежное.

 

Сегодня меня подвозил Пашка. Мы оба хранили напряженное молчание, но что-то мне подсказывало — он опасался, что я начну задавать слишком много вопросов. Поэтому мужчина не сводил взгляд с дороги, всем своим видом демонстрируя нежелание общаться.
Подвезя меня к дому, он коротко попрощался и, подождав, пока я зайду в подъезд, поспешил покинуть двор. Что же, это вполне меня устраивало. Оказавшись в доме тети, я терпеливо ответила на ее многочисленные вопросы, не вдаваясь в подробности. Вынув из чемодана все самое необходимое, и спрятав пистолет в карман куртки, я пошла в душ — мне нужно было обдумать ситуацию и решить что делать. Оставаться у тетки было опасно и для меня и для нее. Значит, надо быстренько найти что-нибудь другое. Ха! В маленьком городке, где каждый на виду и все друг друга знают. Но ведь и у стрелка, похоже, та же проблема. Когда бы он ни приехал — наверняка успел где-то засветиться. А это значит, что рано или поздно я на него выйду. Или он на меня, если я задержусь здесь до вечера, такой сценарий вполне возможен.
Торопливо переодевшись, я побросала нужные вещи в пакет, сделала один звонок, и, задержавшись взглядом на чемодане, остановилась. А если он придет за мной сюда? И встретит тетю Клаву… Нет, этого нельзя допустить. Какие бы счеты он со мной не сводил, приплетать сюда невиновного человека было бы подло. Схватив чемодан, я попрощалась с теткой, стараясь не обращать внимания, насколько ее обидел мой спешный уход. Ничего, пусть обижается, лишь бы осталась жива и здорова.
Гостиница находилась не далеко от автовокзала. Зарегистрировавшись там, я поднялась в номер на втором этаже. Сразу же бросившись к балкону, увидела рядом пожарную лестницу. Что же, максимально удобно. И в данный момент этим удобством воспользуюсь я. Спокойно дожидаться вечера было для меня подобно пытке, и как только солнце стало садиться за горизонт, я тут же взяла сумочку и пакет с вещами, и легко спустившись по пожарной лестнице, оказалась на улице.
Пару часов пропетляв по переулкам и убедившись, что за мной нет слежки, я отправилась к платной стоянке. Три громадных собаки «дворянских» кровей весело лая выбежали мне на встречу. За ними появился пожилой мужчина, военной выправки от которого слегка несло перегаром:
— Вы дядя Коля? — уточнила я, — я Марина, вас должны были предупредить на счет меня.
Мужчина кивнул, улыбнулся и предложил зайти в крохотную сторожку. Вручив ему талон и пару зеленых бумажек, взамен я получила ключи, и, выйдя на стоянку, тут же зацепилась взглядом за предмет сделки. Мотоцикл BMW K1200GT, 152 лошадиные силы, 6-ти скоростная коробка передач, четырехцилиндровый двигатель. Ну о чем еще может мечтать девушка?
Одним из доводов в пользу именно этого средства передвижения была его мобильность. Хоть город и не был заполонен автомобилями, да и в час пик пробок вроде бы не наблюдалось, мотоцикл вряд не стал бы привлекать столько внимания. К тому же, на лесных дорогах ему не было цены. А именно туда я намеревалась отправиться в ближайшее время.
Когда я добралась до леса, была уже ночь и взошла луна. Кое-где на темнеющем небе проступали звезды. Остановив мотоцикл и сняв шлем, я прислушалась. Лес встретил меня таинственной тишиной и прохладой, впрочем, вскоре я смогла уловить глухой и тоскливый шум деревьев, отдаленные птичьи голоса. Отказавшись от фонарика, решила положиться на интуицию и память. Постаравшись отрешиться от всего, я двинулась дальше, надеясь, что иду в правильном направлении, вдыхая знакомый запах смолы и свежести. И не ошиблась. Прошло столько лет, а я все еще помнила эту дорогу, которая и дорогой-то не была. Я шла все дальше, узнавая места, знакомые с детства. Казалось, что я бы нашла это место в любое время, даже через сотни лет.
Несколько минут спустя мне удалось выйти к небольшой поляне с пожухлой травой, со всех сторон обступаемой деревьями. Я помнила, что метров через десять начинался глубокий овраг. В центре поляны лежал гранитный валун высотой метра полтора. Когда-то здесь я проводила большую часть своего времени — играла, читала, или просто смотрела вдаль, не боясь никого и ничего. В детстве я наделяла поляну и этот камень особыми, таинственными свойствами, мне казалось, что это место сможет защитить меня от всех ужасов реального мира. Как же я была не права! Подойдя ближе, я забралась на валун, обхватила колени руками и с тоской произнесла:
— Ну, здравствуй, Алешка. Наконец-то я вернулась, как и обещала.
Назад: II
Дальше: IV
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий