Храм Саламандры

Книга: Храм Саламандры
Назад: VIII
Дальше: Х

IX

Двое суток спустя Магистр и Альмарен приехали в Цитион.
Поравнявшись с развалинами замка Росвенка, они свернули направо, проехали по цитионскому мосту, и вскоре молодой маг остановил своего Наля у добротного особняка на купеческой улице.
Слуга, открывший дверь Альмарену, всплеснул руками:
– Молодой хозяин приехал! Сейчас, сейчас всех позову! – И заспешил вверх по лестнице.
Друзья вошли в просторную прихожую. Дом был обставлен без лишней роскоши, просто и удобно. Стены в прихожей были отделаны деревом, наверх вела лестница с массивными резными перилами. Альмарен с сияющими глазами вертел головой, глядя на полузабытое родное жилище.
Альмарена вышла встречать вся семья купца. Магистр, забытый всеми, мог беспрепятственно наблюдать семейные ахи, охи и объятья. Тифена, если бы не седина в волосах, со спины можно было бы принять за ровесника своих сыновей.
Альмарен, в отличие от старшего брата, был мало похож на отца – что-то общее можно было заметить только в фигуре и посадке головы. Магистр решил было, что его друг пошел в мать, но, когда в прихожую вбежала кругленькая, уютная женщина и кинулась на шею сыну, их единственной схожей чертой оказались разве что густые, мягкие волосы.
– А сестренки где? – спрашивал Альмарен. – Обе замужем? И младшенькая тоже? Давно же я здесь не был!
– Да, сын, забыл ты нас, – выговаривал ему отец. – Ты надолго сюда?
Альмарен вспомнил, что приехал не один.
– Отец! Мама! – сказал он, оборачиваясь к Магистру. – Это мой друг и учитель, магистр ордена Грифона.
– Очень рад, – приветствовал Магистра купец. – Я – Тифен.
– Зовите меня Магистром. Ко мне так все обращаются, я привык.
– Хорошо, Магистр, – согласился Тифен. – Надеюсь, вы остановитесь у нас? Мы устроим вас лучше, чем в любой гостинице. – Если это вас не стеснит, с удовольствием, – ответил ему Магистр.
Купец занялся расселением гостей. Когда дорожные мешки были внесены и распакованы, все собрались в гостиной, где прислуга уже накрывала на стол, и начался обмен новостями и впечатлениями. Альмарен расспрашивал родных без умолку и был рад узнать, что в семье все хорошо. Сам он говорил о себе мало и кратко – тирская жизнь была бедна событиями, а о причине, заставившей их покинуть Тир, он не упоминал. Тифен почувствовал, что его младший что-то не договаривает.
– Ты так и не сказал, сын, надолго ли ты приехал?
Альмарен замялся, не зная, что ответить.
– Как дела пойдут. – Он взглянул на Магистра. – Мы сюда надолго, Магистр?
– На несколько дней, я думаю. – Магистр повернулся к Тифену. – К сожалению, у меня неотложные дела. Альмарен, если хочет, может остаться, но я никак не могу задерживаться.
– Что вы, Магистр! – Альмарен даже привстал. – В этом деле и двоих будет мало!
Тифен внимательно поглядел на обоих.
– Догадываюсь, что вы не на прогулке, – сказал он напрямик. – Я мог бы помочь вам, если бы узнал, какие у вас здесь дела.
– Наши дела касаются магии, – коротко пояснил Магистр. – Мы собираемся навестить Равенора и посоветоваться с ним.
Тифен удивленно поднял бровь, как это, бывало, делал Альмарен.
– На днях ко мне заходили двое мальчиков из Лоана, и им тоже был нужен совет Равенора. Оказывается, Синий алтарь почти полностью потерял силу. Я написал им рекомендацию к Равенору. Славные такие мальчики.
Магистр и Альмарен переглянулись.
– Когда их алтарь потерял силу? – быстро спросил Магистр.
– Кажется, в прошлое полнолуние.
Магистр припомнил, что ему рассказывали о появлении новой силы на Фиолетовом алтаре.
– Да, тогда было именно полнолуние… Вы нам уже помогли, Тифен.
Что им посоветовал Равенор?
– Равенор предложил им обратиться к магам Оранжевого алтаря. Он считает, что на алтарь влияет магия Каморры, и надеется, что черные жрецы найдут способ противостоять этой магии.
– Ну, посмотрим, что он скажет нам, – покачал головой Магистр. – Что нового в городе? Готовятся к войне, полагаю?
– Да, – кивнул Тифен. – Начали строить новую стену вокруг города, вы заметили? Шантор заезжал к правителю месяца полтора назад. После его отъезда Норрен собирал деньги на военные нужды. Затем он попросил меня отправиться на Зеленый алтарь и скупить там все луки Феникса, готовые к продаже. На днях я привез их и отправил во дворец. Последних новостей не знаю – не прошло и недели, как я вернулся.
– А как дела в Келанге, на алтарях?
– Мне показалось, что там власти беспечнее, чем в Цитионе. Шантор просил Берсерена помочь храму войском, но тот отказал. При самом храме нет войск, он не может сопротивляться уттакам.
– Не думал, что Берсерен так недальновиден, – нахмурился Магистр.
– Это может дорого обойтись не только ему. Если еще и в Босхане зевают, враг быстро дойдет до Цитиона. Боюсь, тогда и Донкар не успеет подвести сюда войска.
– Если Каморра захватит Босхан, его уже не остановить, – заметил Тифен.
– Я не хотел этого говорить, но так оно и есть, – согласился с ним Магистр.
На следующее утро друзья вышли в город. Сначала Магистр заглянул в гостиницу Тоссена спросить, не появлялся ли там Мальдек. Убедившись, что каянского мага в гостинице не было, он предложил Альмарену прогуляться до дворца Равенора.
У ворот дворца их встретили ничуть не приветливее, чем лоанцев.
Магистр постучал в окошко и вскоре имел удовольствие увидеть в нем длинную физиономию привратника.
– Открой-ка, любезный, – сказал ему Магистр. – И доложи обо мне хозяину. Мне нужно встретиться с ним.
– С его светлостью, вы хотите сказать? – сухо поправил его слуга.
Магистр хмыкнул.
– Ну, если тебе так больше нравится, тогда скажу, что у моей светлости есть дело к его светлости.
– Простите, о ком я должен доложить его светлости? – осведомился слуга.
– Передай, что магистр ордена Грифона желает разговаривать с ним.
– О каком деле вы желаете с ним разговаривать?
– Ты слишком любопытен, любезный. Мое дело касается меня и Равенора, но уж никак не его слуги.
– Здесь такой порядок, – веско сказал слуга. – Я обязан узнать дело, по которому пришли, и доложить о нем его светлости. Завтра после полудня я вам сообщу, желает ли его светлость с вами разговаривать.
– У меня срочное и важное дело, – нетерпеливо сказал Магистр.
– Я не помню случая, чтобы кто-то сказал, что его дело несрочное и неважное, – хладнокровно произнес слуга. – Вам придется подчиниться здешнему порядку. Месяц назад к его светлости приходил гонец от правителя, но и он был вынужден дождаться следующего дня. Говорите о вашем деле и приходите завтра.
– Мое дело касается магии, – сказал Магистр, подумав про себя, что, наверное, легче было бы договориться с самим Равенором, чем с его неуступчивым слугой. – Я скорее обойдусь без встречи с твоим хозяином, чем буду болтать о своих делах направо и налево. Можешь так ему и передать.
– Непременно передам. Вы будете один? – спросил привратник, покосившись на Альмарена.
– Вдвоем.
– Я должен знать и имя вашего спутника.
– Меня зовут Альмарен, сын Тифена, – вмешался Альмарен.
– Завтра после полудня я объявлю вам решение его светлости, – сказал слуга, и окошко захлопнулось.
– Однако, – сквозь зубы произнес Магистр. – Неужели и хозяин таков же? Тогда мы зря теряем время.
Он пошел отворот, хмуро глядя перед собой. Вдруг пальцы Альмарена коснулись его локтя.
– Магистр! – позвал он. – По-моему, это не обидно, а смешно.
Оставим Равенору его спесь – мы и без его советов обойдемся, не так ли? «Его светлость, его светлость»… – передразнил он привратника.
Магистр усмехнулся, его нахмуренный лоб разгладился.
– Давайте лучше зайдем в лавку к отцу, – предложил Альмарен. – Отец привез изделия магов Феникса и еще не успел распродать их. Там могут встретиться любопытные поделки.
В Магистре пробудился профессиональный интерес.
– Зайдем, пожалуй.
Лавка была просторной и, в отличие от неброской обстановки дома, богато украшенной – купец знал, как привлечь покупателей. У входа висели полированные зеркала, на полках и в нишах стояли светлячки феникса – светящиеся шары из желтого и зеленого эфилема на серебряных подставках. Стены, отделанные декоративным деревом; были ярко расписаны узорами из цветов и пестрыми птицами.
Войдя в лавку, друзья увидели Тифена, раскладывавшего товары по полкам. Он приветствовал их жестом, не отрываясь от дела.
– Отец, что у тебя здесь интересного? – спросил Альмарен, оглядывая полки. – Что ты привез с Зеленого алтаря?
– Не так много, сын, – разговорился купец. – Две подводы были с оружием, поэтому я не взял ни посуды, ни верхней одежды, а только украшения и ткани – их всегда можно выгодно продать. Женщины всегда наряжаются, будь хоть буря, хоть война, хоть наводнение. Игрушки кое-какие, вон, смотри! – Тифен указал на верхнюю полку, где стояли пышноволосые куклы-дамы с широко открытыми глазами.
– А это что, отец? – Альмарен заметил желто-бурую фигурку величиной с ладонь, затерявшуюся среди кукол. – До чего же знакомая штучка!
Можно посмотреть?
Тифен перенес лестницу и снял фигурку с полки. Это был человечек из светло-бурого эфилема, присевший на пол опираясь на колени. Его небольшие ручки были скрещены на выпуклом брюшке, увесистая круглая голова с заостренными ушами лукаво склонялась набок. Один глаз человечка смотрел прямо, другой, полуприкрытый опущенным веком, выглядывал вниз, придавая мордашке необычайно хитрое и многозначительное выражение.
– Смотрите, Магистр! – Альмарен радостно вертел в руках фигурку. – Это же сонный дух! Таких делает только один человек на Зеленом алтаре – мой друг Риссарн. Вот, видите? – Он перевернул духа и показал маленькую, изящно вырезанную букву "Р" на его подошве. – Метка Риссарна.
Магистр с любопытством рассматривал необычную поделку.
– Для чего этот дух? – спросил он.
– Для сновидений. Риссарн умеет накладывать заклинания, которые вызывают прекрасные сны. А какая работа! – Альмарен указал на завитки шерстки на загривке духа.
– Сын, возьми его себе, если он так тебе понравился, – отозвался сверху Тифен.
– Возьму. Прелестная вещица и память о друге. Ее здесь мало кто способен оценить. – Альмарен спрятал духа в нагрудный карман, где прежде хранился жезл Феникса.
Тифен слез с лестницы и отставил ее в угол.
– Побудьте здесь немного, пока я принесу товар. – Прихватив пустой ящик, купец вышел из лавки.
Стук копыт и звук катящихся по мостовой колес приблизился и затих у самой двери.
– Карета, – поднял голову Магистр. Оба друга уставились на дверь.
Им не пришлось долго ждать – приехавший с каретой слуга распахнул дверь лавки, и на пороге появилась стройная дама с девочкой лет двенадцати. Платье дамы было почти без украшений, каштановые волосы, собранные в высокую прическу, открывали миловидное лицо. Дама держалась приветливо, но чинно, отчего казалась старше своих тридцати лет. Ее взгляд скользнул по полкам, по Альмарену и, наконец, остановился на Магистре. Магистр отвесил поклон.
– К вашим услугам, ваша милость, – сказал он даме.
Та приветливо улыбнулась:
– Вы тоже пришли что-нибудь выбрать? Я слышала, сюда на днях привезли новые товары.
– Нет. Я здесь в гостях.
– Странно. Я подумала, что вы… скажите, с кем я имею честь разговаривать?
– С магистром ордена Грифона, ваша милость. Можете звать меня Магистром.
– А меня зовут Алитея. Знаете, я в первый миг подумала, что вы – один из полководцев его величества. Мне показалось, что я видела вас во дворце.
– Я никогда не жил в Цитионе, любезная Алитея. Я и сейчас здесь проездом.
– Мне бы и в голову не пришло, что вы – магистр. – Алитея с любопытством посмотрела на собеседника. – Недавно при дворе его величества я видела магистра ордена Саламандры и с тех пор думала, что все они очень старые и очень суровые.
– А разве я не такой?
– Ох, нет, совсем нет! – Глаза Алитеи засветились кокетством. – И вам знакомо светское обращение.
– Мне далеко до вас, любезная Алитея. – Магистр попытался уклониться от направления, которое приобретал разговор. – Ваша дочь так прелестна! – Он перевел взгляд на девочку, пристально разглядывавшую цветы и птиц на стенах лавки. Алитея чуть порозовела.
– Я не замужем, Магистр. Это – ее высочество Фирелла, принцесса Цитиона, а я – ее воспитательница.
– Дочка Норрена! – изумленно произнес Магистр. – Сама ездит в лавку?!
– Я отговаривала ее, но она настаивала, – смутилась Алитея. – Она хочет сама выбрать себе игрушки. Я спрашивала разрешения у его величества, он удивился, но не отказал.
– Хозяин лавки вышел за товаром. Надеюсь, вам не покажется неприятным, что он невольно заставил вас ждать. – Магистр указал на полки:
– Ее высочество может пока посмотреть игрушки.
– Нет-нет, мы не торопимся, – поспешила заверить его Алитея. – Принцесса никогда не бывала в лавке. Ей будет интересно побыть здесь подольше.
Альмарен не прислушивался к разговору Магистра и дамы, хотя заметил, что она подошла поближе к Магистру и о чем-то бойко болтает, кокетливо поблескивая глазами, а его друг только смущенно усмехается. Внимание Альмарена поглотила эта белолицая высоколобая девочка в одежде придворной дамы, стоящая посреди лавки. Альмарен помнил сестер и их подружек, поэтому его поразило несходство их беспечных детских рожиц и взрослого, сосредоточенного выражения ее лица. Ее светлые волосы, гладко зачесанные назад, были заколоты на затылке и спускались на спину длинными локонами. Эта прическа, резко выделяющая малейшие недостатки внешности, очень шла правильному, точеному лицу девочки.
В девочке не было обычной детской подвижности – она стояла замерев, как кукла, и только пристальный взгляд ее широких светлых глаз переходил с предмета на предмет, как бы впитывая в себя и цветы, и птиц, и, зеркала, и полированные деревянные украшения. Даже плавный наклон или поворот ее головы казался Альмарену значительным событием в мирке ее отношения к окружающему. Альмарен с сочувствием замечал ее длинную шейку, тоненькое тельце, стянутое тяжелым придворным платьем, и думал: «Какой она еще ребенок! В этом платье, пожалуй, не порезвишься». Он увлекся наблюдением и не сразу почувствовал, что она смотрит прямо на него.
Ему стало не по себе от этого взгляда. Ее глаза будто бы изучали, впитывали его, как игрушку или цветной рисунок на стене. Чтобы сгладить неловкость, Альмарен дружелюбно улыбнулся ей. Девочка не ответила улыбкой, но ее глаза приняли иное, мягкое выражение, и Альмарен понял, что его признали как друга. Он подошел к девочке и спросил:
– Ты здесь, чтобы купить что-нибудь, да? – Ее ресницы чуть шевельнулись.
– Мне нужна игрушка. Самая лучшая, особенная игрушка, – тихо сказала она. – Они не знают, что мне нужно. Я сама пришла купить.
– Смотри, какие куклы! – улыбнулся ей Альмарен, – Лучшие куклы в Келаде. Они моргают ресницами и… – Он запнулся, потому что не разбирался в куклах. – …мяукают, что ли.
– Не хочу. У меня таких много. Я хочу настоящую игрушку.
– А украшения хочешь? – слегка растерялся Альмарен. – Бусы, браслеты…
– Нет. Они холодные и тяжелые.
Девочка выжидательно смотрела на него, и Альмарен почувствовал необходимость что-то для нее сделать. Он осмотрел полки, но ничего не нашел.
– Сейчас придет мой отец и найдет тебе то, что нужно, – сказал он девочке. – Подождешь?
Она утвердительно опустила ресницы, снова подняла их и пристально взглянула на Альмарена.
– А кто ты? – спросила она. Альмарен не сразу понял вопрос.
– Как кто? Я – это я. Альмарен.
– Нет. Что ты делаешь? Ты продаешь игрушки?
– Это мой отец их продает, а я не умею. У меня другие дела, я – маг.
– Маг? – Глаза девочки раскрылись еще шире. – Маги не такие, маги старые.
– Почему старые? – засмеялся Альмарен. – А я вот – молодой. Я так много занимался магией, что забыл состариться.
Широкие светлые глаза выражали недоверие. Альмарен вспомнил про духа и вытащил его из кармана.
– Смотри. – Он показал ей фигурку. – Это сонный дух. Если поставить его рядом с изголовьем, погладить, вот так, и загадать сон – этот сон обязательно приснится ночью. А можно просто попросить его, чтобы показал во сне сказку, – и он покажет.
– Он хитрый? – спросила девочка, внимательно рассмотрев духа.
– Да. Но он добрый. Как мой друг Риссарн, который его сделал.
Риссарн не может сделать злую игрушку.
– Дай его мне. – Она протянула ладошки. Альмарен бережно опустил духа ей в руки.
– Теплый, – сказала она, поднимая глаза на Альмарена.
– Да. Он был здесь, у сердца.
– Он мне нужен. Я куплю его, хорошо?
– Он не продается. Хочешь, я подарю его тебе?
– Хочу. – Девочка благодарно глянула на Альмарена и прижала духа к себе.
Дверь, ведущая из дома в лавку, хлопнула, и вошел Тифен с наполненным ящиком. Он сразу узнал старшую даму. Воспитательница дочери правителя нередко появлялась у него в лавке и подолгу выбирала украшения и безделушки. Купец догадался, кто эта девочка в одежде взрослой дамы, и немедленно подошел к ней.
– Что вы желаете купить, ваше высочество? – почтительно обратился он к девочке. – Игрушки.
Тифен подставил лестницу и снял с полки двух самых больших и красиво одетых кукол, мяукнувших у него в руках.
– Смотрите, ваше высочество. – Он поставил кукол на прилавок. – Настоящие дамы, закрывают глаза и поют песни.
Девочка едва взглянула на кукол.
– Алитея! – сказала она высоким голосом. – Купите их.
Услышав голос девочки, Алитея оставила Магистра и подошла к купцу.
– Позовите нашего слугу, он на улице, – сказала она Тифену.
Купец пригласил слугу и подал, ему кукол, Алитея Расплатилась и вышла с девочкой из лавки, так же плавно и чинно, как и вошла. Уходя, девочка обернулась и посмотрела еще раз на Альмарена. Он кивнул ей на прощанье.
– Забавная девчушка, – повернулся он к отцу. – Есть в ней что-то особенное.
– Это Фирелла, единственная дочь Норрена, – ответил Тифен.
– А-а… – только и сказал Альмарен. Фирелла ехала в карете, по-прежнему прижимая к груди подаренного ей духа. Куклы болтались и подпрыгивали от тряски на сиденье напротив. Алитея, чему-то про себя улыбаясь, не обращала внимания ни на девочку, ни на кукол.
Оказавшись у себя в комнате, Фирелла спрятала подарок в столик для безделушек. Вечером она поставила духа в изголовье, погладила его по загривку, как ее учил Альмарен, и зашептала:
– Дух, дух, расскажи мне сказку, красивую и не страшную. И чтобы там были приключения, рыцари и василиски, и чтобы жили фениксы. И пусть там будет волшебник, и не старый, а такой, какого я видела сегодня.
Фирелле всю ночь снились удивительные приключения в сказочной стране, где она была принцессой. Из опасностей ее выручал волшебник – высокий сероглазый молодой человек с темными мягкими волосами, спускающимися на плечи, и ласковой, чуть рассеянной улыбкой.
На следующий день Магистр позвал с собой Альмарена и снова пошел к Равенору. Привратник узнал их и сразу же впустил. Слуга, по заведенному здесь порядку, вымыл и вытер им обувь, другой слуга повел друзей по залам и лестницам в библиотеку Равенора. Дворец с окружающим его садом произвел впечатление не только на Альмарена, но и на видавшего виды Магистра.
– Как красиво здесь, Магистр, – шепнул по пути Альмарен, которому не терпелось поделиться впечатлением. – Уверен, что и во дворце правителя не лучше.
Слуга ввел их в библиотеку, и они увидели Равенора, сидящего за столом. Маг не поднял головы при их появлении, а все так же продолжал смотреть перед собой, положив руки на стол. Магистру показалось, что молчание затянулось.
– Добрый день, ваша светлость, – холодно приветствовал он Равенора. Тот встал и, не глядя на друзей, прошелся по комнате. Равенор был невысок и тщедушен, и выглядел скорее замкнутым, чем надменным. Поравнявшись с ними, он внезапно остановился и спросил Магистра:
– Это вы называете себя магистром ордена Грифона?
Альмарен смотрел на знаменитого мага и дивился, как малорослому Равенору удается глядеть сверху вниз на своего высокого и внушительного собеседника.
– Я и есть магистр ордена Грифона, – сухо сказал Магистр.
– Как знать, как знать… Покажите вашу камею.
– Вы не доверяете мне?
– Вы ведь тоже не из доверчивых. Слуга не мог мне объяснить, что вам здесь нужно, а я предпочитаю заранее обдумать дело, о котором буду говорить. Сначала я хочу убедиться, что вы тот, за кого себя выдаете.
Магистр порылся в нагрудном кармане, вынул свою камею и протянул Равенору. Тот взял камею и некоторое время молча глядел на нее.
– Да, вы магистр ордена Грифона. К сожалению, вам никогда не стать настоящим магом, несмотря на то, что два десятка оборванцев признают вас за старшего. Вы имеете третье посвящение, но оно для вас – ненужная роскошь. Вот вам хороший совет – никому не давайте свою камею в руки.
Магистр молчал. Было заметно, что он с трудом удерживает себя в рамках приличия. Равенор вернул Магистру камею и указал ему пальцем на грудь:
– А почему вы не хотите показать мне ту камею, Магистр?
Магистр удивленно глянул на Равенора и достал камею Шиманги.
– Я совсем забыл про нее, – пояснил он.
– Как известно, амулеты алтарей отличаются цветом нити, а нить перстня, жезла и камеи имеет разную энергетику. Как только вы вошли, я сразу почувствовал, что у вас есть камея ордена Василиска. Так что у моего недоверия были веские основания. – Равенор взял камею и застыл на мгновение, глядя на нее. – Ее хозяин мертв?
– Да. Неужели вы узнали это по ней?
– По амулету можно многое узнать об его хозяине.
Альмарен восхищенно взглянул на мага.
– Не смотрите на меня так, молодой человек, – сказал Равенор, не оборачиваясь. – И вы это можете, просто вас никто не учил. Впрочем, если захотите, со временем выучитесь сами. А вы не злитесь, Магистр. Я сказал вам только правду, больше ничего.
– Тогда давайте приступим к делу, ради которого мы пришли, – сказал Магистр, несколько поостыв.
Равенор положил камею на стол и пригласил своих гостей сесть.
– Вчера, когда мне доложили о вас, я подумал, что Тирский алтарь потерял силу и что вы, Магистр, считаете это большим секретом, – заговорил он, когда все уселись. – Поправьте меня, если я ошибся.
– Поправлю, – сказал Магистр. – Вы ошиблись.
Когда мы уезжали, на Тирском алтаре было все в порядке.
– В таком случае у меня нет готового ответа. Рассказывайте.
Магистр рассказал Равенору всю историю с Синим камнем, начавшуюся в Тире, и закончил повествование предположением о возможном влиянии камня на алтари.
– Я пришел узнать у вас, Равенор, что вам известно о камнях Трех Братьев, – задал он вопрос, ради которого пришел к знаменитому магу. – Может, тогда нам удастся выяснить, почему их ищет Каморра.
– Так вы считаете, что есть связь между усилением Фиолетового алтаря и ослаблением Синего? – подхватил Равенор высказанное Магистром предположение. – И думаете, что причина – Синий камень? Я вас недооценил.
Магистр. Вы слабый маг, но у вас, несомненно, есть другие достоинства. Теперь, когда я выслушал вас, я тоже считаю, что камень повлиял на оба алтаря, передав энергию Синего алтаря на Фиолетовый. Мне проще сделать такой вывод, потому что я знаю об алтарях то, о чем вы наверняка не подозреваете. Сейчас я вам это расскажу, и вы сразу поймете, для чего Каморре камни Трех Братьев, а я это уже понял. Вы дали мне недостающее звено.
Равенор вынул из ящика стола лист плотной бумаги, на котором были изображены семь цветных кругов, соединенных линиями.
– Нам известны три магические силы – холода, тепла и жизни. Можно назвать три алтаря, которые им соответствуют, – Синий, Красный и Желтый. – Равенор указал на круги.
– Но Желтого алтаря нет на острове, – сказал Альмарен.
– Его еще предстоит отыскать. Он, несомненно, где-то есть, и вы сейчас поймете, почему я так считаю. – Равенор указал на другие три круга. – Вот Фиолетовый, Зеленый и Оранжевый алтари. Каждый может использовать по две силы – Фиолетовый, например, холод и тепло… продолжать?
– Нет, все ясно, – кивнули оба.
– Фиолетовый алтарь можно считать старшим, главенствующим над Красным и Синим, Я догадывался об этом, а теперь вы принесли мне подтверждение.
Если Синий камень поместить на Фиолетовый алтарь, энергия Синего алтаря перейдет к Фиолетовому. Вы понимаете?
– Да. Это мы и наблюдали, – отметил Магистр. – Синий алтарь потерял силу одновременно с усилением Фиолетового. Я запомнил, что новая сила появилась на Фиолетовом алтаре как раз в прошлое полнолуние.
– В ту ночь, когда камень был унесен с Фиолетового алтаря, Синий алтарь восстановил свою силу. Я в этом уверен. – Равенор поморщился, будто вспомнил что-то неприятное. – Я зря послал тех двоих лоанцев на Оранжевый алтарь. Они могли бы спокойно возвращаться домой.
– Если мы встретим их, то сообщим им это, – сказал Магистр.
– Хорошо. А теперь представьте, что на Фиолетовый алтарь вместе с Синим камнем помещен и Красный. Тогда сила этого алтаря возрастет еще больше, а Синий и Красный алтари почти полностью иссякнут. Это ясно?
– Куда уж яснее… – нахмурился Магистр.
– Никто не замечал влияния Синего камня ни на Красном, ни на Оранжевом алтаре. Там он не действовал, потому что их энергия была чужой для него. Вы знаете свойства Оранжевого и Зеленого алтарей, поэтому легко догадаетесь, что Зеленому алтарю родственны Синий и Желтый камни. Оранжевому – Красный и Желтый. – Равенор поднял взгляд на собеседников. Оба внимательно слушали. – Я считаю, раз существует Желтый камень, где-то должен быть еще и Желтый алтарь, – продолжил он. – Тогда мы получим стройную систему взаимодействия магических сил. Она создана Тремя Братьями, как и говорится в легендах. Алтари – это генераторы энергии, а камни – ее передатчики. Я предполагал, что алтари связаны между собой, но не знал о роли камней. – Он вновь обратился к схеме и указал на последний, белый круг:
– Белому алтарю подчиняются все три вида энергии, а значит, и все остальные алтари Келады. А теперь представьте, что будет, если все три камня окажутся на Белом алтаре… пусть даже один или два.
– Вот почему в легенде сказано, что вместе камни составляют страшную силу! – воскликнул Альмарен.
– Именно. Каморра каким-то образом узнал об этом, поэтому и охотится за камнями. Один из камней усилит его алтарь, два – дадут ему огромное преимущество, три – сделают его всемогущим и оставят остров без магии. Над Келадой нависла угроза, мне не нужно объяснять вам какая. Сделайте все, чтобы камни не попали к Каморре.
– Тогда помогите нам, Равенор, – попросил Магистр. Маг уже не казался ему чужим и надменным.
– Чем я могу помочь?
– Вы знаете, где два других камня? Мы могли бы найти их раньше Каморры.
– Я слышал те же легенды, что и вы. Упоминания о камнях могут быть в старинных книгах, но мне они не встречались. Такие книги наверняка можно отыскать в библиотеке Норрена – один из прежних правителей Цитиона, Фассен, был магом.
Альмарен вспомнил про книгу, которую принес с собой.
– У меня есть книга. – Он достал книгу из сумки. – Кажется, о магии, но ее язык мне неизвестен. Вы сумеете ее прочитать?
Равенор полистал книгу, рассмотрел рисунки, затем долго изучал листок.
– Я тоже не знаю этого языка, – сказал он, – но рисунки подтверждают мою схему. Треугольник – синий, квадрат – красный, круг – желтый.
Все остальные цвета – смешанные и соответствуют составным фигурам. Я не сомневаюсь, что в каждой главе – список заклинаний для одного из алтарей, а на листке, вероятно, написано, как пользоваться камнями. Этот рисунок, – он указал на трехцветный круг, – наводит меня на мысль, что камни для правильного употребления нужно соединить так, как изображено здесь.
– Действительно, по форме камень похож на треть шара, – согласился с ним Альмарен. Равенор убрал схему алтарей в стол.
– Камею Василиска оставьте мне, – предложил он. – У меня нет амулетов, связанных с Белым алтарем, а по ней я смогу следить за его состоянием.
– Возьмите, – сказал Магистр. – Мы не зря были у вас, Равенор.
– Мне тоже было полезно поговорить с вами. Успеха вам.
Равенор позвонил в колокольчик, и вошедший слуга проводил друзей до ворот дворца. Они долго шли молча, обдумывая слова Равенора. Наконец Альмарен нарушил молчание:
– Я давно слышал о таланте Равенора, Магистр, но сегодня наконец убедился, что эти слухи нисколько не преувеличены. Какая изумительная, стройная система! Сейчас я даже удивляюсь, почему сам до нее не додумался, А сам он – не без странностей, но человек неплохой, ведь так?
– Да, то мнение, которое я составил о нем поначалу, оказалось не совсем верным, – нехотя признал Магистр. – К Равенору можно привыкнуть. Чего у него не отнимешь, так это способности видеть глубже, чем другие. Он оправдал мои надежды.
– Значит, теперь нам нужно искать не только Синий камень, но и остальные два. Мы как-нибудь можем попасть в библиотеку Норрена?
– Я подумаю, как это лучше сделать. Мне не хотелось бы встретить там такой же прием, как у Равенора.
– Слуги – это еще не хозяева, – сказал Альмарен, не признававший теперь за Равенором ни единого недостатка. – Когда я увидел дворец изнутри, то сразу же подумал, что Равенор не так плох, как могло показаться. Такая красота способна изменить и отъявленного негодяя.
Внезапная мысль заставила Магистра остановиться.
– Слушай, Альмарен! А зачем Трем Братьям потребовались камни? Для чего нужно забирать энергию и обессиливать другие алтари? Какой в этом смысл?
Ведь алтари и так достаточно сильны.
Альмарен на мгновение задумался и вдруг сказал:
– Я, кажется, понял. – Пример Равенора, видимо, расшевелил его сообразительность. – Некоторые заклинания требуют дополнительной магической силы. Помните, я вам говорил, что в «Полной книге заклинаний» есть и те, которые никогда не выполняются? Возможно, для их выполнения нужно собрать силу всех семи алтарей.
– Здорово, парень! – отозвался Магистр. – Сейчас тебе позавидовал бы и сам Равенор. Но ведь это означает, что их можно выполнить только с Белого алтаря, так?
– Так.
Назад: VIII
Дальше: Х
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий