Понюшка

Книга: Понюшка
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7

Глава 6

Утром, как обещал, он взял сына покататься на лошади. Ваймс ездил верхом, но ненавидел это занятие. Тем не менее, падать со спины какой-нибудь клячи на голову полезное искусство, которым стоит овладеть каждому молодому человеку, чтобы избегать делать это в будущем.
Однако, остальная часть дня пошла наперекосяк. Ваймс был метафорически и всего лишь в одном шаге от фактически был утащен Сибиллой к ее подруге Ариадне. Эту даму боги наградили шестью дочерьми-близнецами. В гостиной же, куда проводили его с Сибиллой, присутствовало только пять девушек. Сэма представили как «нашего дорогого прославленного командора Ваймса» — именно так, как он ненавидел, хотя под ласковым, но внимательным взглядом Сибиллы, Сэм благоразумно не стал высказываться вслух, по крайней мере, с использованием нецензурных слов. Поэтому ему оставалось улыбаться и скучать, пока они кружили вокруг него как огромные мотыльки, а он отмахивался от добавки кекса и чая (против которого он ничего не имел бы, если бы тот не был по цвету и запаху похож на то, во что превращается нормальный чай сразу после его использования). Если хорошенько подумать, Сэм Ваймс даже любил чай. Правда, на его взгляд чай не являлся настоящим, если сквозь него можно было разглядеть дно чашки.
Еще хуже угощения была предложенная тема беседы, которая свернула на обсуждение шляпок, предмет, в котором невежество Ваймса было не просто полным, но и тщательно оберегаемым. Кроме того, ему натирали узкие штаны: ужасная вещь, которую заставила его надеть Сибилла, утверждая, что он в них выглядит как настоящий сельский помещик. По всей видимости у сельских жителей в нижней части тела были какие-то анатомические отклонения.
Помимо Ваймса с Сибиллой был приглашен молодой омнианский священник, облаченный в скромную черную рясу, с которой у него точно не было никаких анатомических проблем. Ваймс не имел ни малейшего понятия, зачем здесь молодой человек, но очевидно, что девушкам требовался кто-то, кому они могли подливать слабый чай, подкладывать мучное и кто бы мог поддерживать их бессмысленное щебетание, когда никого, вроде Ваймса не оказывалось под рукой. Когда к шляпкам интерес был потерян, единственными темами остались получение наследства и предстоящие баллы. Поэтому, учитывая его растущее расстройство от чисто женского общества, чая цвета мочи и беседы, которую не увидишь и под микроскопом, Ваймс задал вопрос:
— Простите, что спрашиваю, дамы, но чем вы собираетесь заняться… я имею в виду, в жизни?
В ответ он увидел пять абсолютно непонимающих лиц. Ваймс не мог отличить одну близняшку от другой, кроме Эмилии, которая, по всей видимости, не только западала в память, но и застревала в дверях, и которая ответила Ваймсу голосом, исходящим откуда-то из глубин ее тела:
— Прошу прощения, командор, но, полагаю, мы не поняли, с чем именно вы до нас снизошли?
— Я хотел сказать, э, на что вы собираетесь жить? Кто-то из вас нашел работу? Как вы добываете хлеб насущный? Что вы делаете руками? — Ваймс не знал, что думает Сибилла о его вопросе, поскольку не видел ее лица, но мать девочек смотрела на него с радостным увлечением. Что ж, если уж получать по шее, стоит пройти весь путь до конца. — Дамы! Я хочу сказать следующее: как вы собираетесь устроить своё будущее? Чем будете зарабатывать на жизнь? Разбираетесь вы в чем-то, кроме шляпок? В кулинарии, например?
Другая дочь, вполне возможно, что это была Мавис, хотя Ваймс мог не угадать, прочистила горло и ответила:
— К счастью, командор, для этого есть слуги. Мы же леди. Для нас было бы крайне неразумно заниматься торговлей или коммерцией. Это был бы настоящий скандал! Такое просто непозволительно.
Теперь стало заметно, что происходит борьба кто кого полностью разочарует, или, сперва, кем. Но Ваймс сумел сказать:
— Разве ваша сестра не работает в бизнесе, связанном с деревом?
Удивительно, что ни их мать, ни Сибилла до сих пор не вмешались. Теперь ответила третья сестра (быть может Аманда?). Кстати, почему, ради всего святого, они носят эти глупые полупрозрачные платья? Невозможно выполнять повседневную работу в подобной одежде. Аманда (предположительно это была она) осторожно ответила:
— Боюсь, для нашей семьи несколько неприятно обсуждать нашу сестру, ваша светлость.
— Что? За то, что она работает? Почему?
Другая девушка, Ваймс уже не мог угадать, кто, сказала:
— Но, командор, ведь теперь она не может рассчитывать на достойное замужество… э, с джентльменом.
Все становилось слегка запутанно, поэтому Ваймс сказал:
— Поясните мне, леди, кто по вашему «джентльмен»?
После недолгого шушуканья была выбрана жертва - другая сестра, которая очень нервничая, произнесла:
— Мы так понимаем, что джентльмен это мужчина, который не пачкает свои руки любым трудом.
Говорят адамантиум самый твердый из материалов, но даже он мог погнуться о спокойствие Сэма Ваймса, когда он ответил, тщательно выговаривая каждый слог:
— О, стало быть, бездельник. И как же, молю объясните, вы собираетесь ухватить подобного джентльмена?
Девушки выглядели так, словно в самом деле готовы были молиться. Одна из них нашлась, что ответить:
— Понимаете, командор, наш несчастный отец потерпел неудачу на финансовом рынке, так что, боюсь, что до смерти нашей двоюродной бабушки Мэриголд, на которую мы возлагаем большие надежды, нам не откуда ждать приданного.
Пока с трудом державшемуся Сэму Ваймсу объясняли в чем смысл «приданного», небеса затаили дыхание, а на окнах начал образовываться ледок.
Наконец он прочистил горло и сказал:
— Леди, на мой взгляд, решение этой проблемы в том, чтобы вы оторвали свои привлекательные попки и вышли в мир, чтобы идти по нему своей дорогой! Какое еще приданное?
Вы хотите сказать, что кому-то нужно заплатить за то, что он на вас женится? В каком веке вы живете? Вы видите меня или самого тупого на свете человека, которого вы можете себе представить? — Он оглядел симпатичную Эмилию и подумал: «Боже мой, да мужики выстроятся в очередь, дорогая, и будут драться за твою руку. Как получилось, что еще никто тебе об этом не сказал? Аристократизм это хорошо, но практичность куда лучше. Выбирайся в свет, и пусть он увидит тебя и найдет для тебя какое-нибудь слово. Например: Ух ты!» Вслух же он продолжил так:
Честно говоря, вокруг для юной леди полно работы, особенно, если у нее есть голова на плечах. Бесплатной больнице леди Сибиллы всегда требуются умные девушки для работы медсестрами. Хорошая заплата, привлекательная униформа, и отличный шанс заполучить способного молодого врача, начинающего звездную карьеру, особенно если вы подтолкнете его ногой. Плюс, медсестры обычно знают много забавных неприличных историй о том, какие предметы люди помещают в… Возможно, это вам знать рано, но все равно, есть возможность стать заведующей, если наберете определенный вес. Очень ответственная работа, полезная для общества в целом и позволяющая в конце рабочего дня получить удовлетворение оттого, что вы сделали что-то хорошее.
Ваймс оглядел розовые и бледные личики, собираясь с силами, чтобы шагнуть в неведомое, и продолжил:
— Разумеется, если вы хотите заниматься шляпками, тогда у нас с Сибиллой есть подходящая собственность в Старых Башмачниках, в городе, которая сейчас пустует. Там, конечно, крутой район, но сейчас большой приток троллей и вампиров, курс доллара устойчивый, а темному доллару на них начхать, особенно потому, что они платят доллар сверху за все, что хотят. Довольно сложный район, ага.
Людям приходится ставить стулья со столами прямо на мостовую, и их даже не всегда воруют. Мы можем сдать помещение бесплатно на три месяца, чтобы посмотреть, как у вас пойдут дела. Потом вы, возможно, научитесь особенностям термина «аренда», хотя бы ради самоуважения. Поверьте, девушки, самоуважение получается тогда, когда вам не приходится сидеть сиднем, в ожидании смерти какой-то старушки, чтобы украсть ее пожитки.
Ваймс воспринял переглядывание девушек с выражением того, что можно было назвать озарением, что они могут начать полезную жизнь, за благоприятный знак и добавил:
— Но, чем бы вы ни занялись, перестаньте читать глупые проклятые любовные романы!
На этом, однако, возник намек, или, возможно, попытка к сопротивлению революции. Одна из девиц стояла рядом со священником словно тот был ее собственностью. Она с вызовом посмотрела на Ваймса и сказала:
— Прошу, не сочтите меня прямолинейной, командор, но я скорее выйду замуж за Джереми и стану помогать в его духовных трудах.
— Очень хорошо, — сказал Ваймс, — вы любите его, а он вас? Высказывайтесь, прошу.
Молодые кивнули, залившись краской, одним глазом косясь в сторону матери «невесты», чья широкая улыбка добавляла баллы в их копилку.
— Что ж, тогда полагаю, с вами можно сказать все ясно, а вам молодой человек стоит задумать о новой хорошо оплачиваемой работе. С этим я ничем помочь не могу, но вокруг полно религий, и будь я на вашем месте, я бы произвел впечатление на какого-нибудь епископа своим благоразумием, которое необходимо каждому священнику прежде всего остального… ну, почти всего. И помни - наверху всегда найдется место… Хотя в случае религии, не на самом верху, верно, а? — Ваймс секунду подумал и добавил: — Но, возможно, будет лучше, леди, оглядеться вокруг в поисках подходящего способного молодого человека, неважно кого - дворянина или нет, но если он подходящий, цепляйтесь за него, поддерживайте, помогайте ему когда ему трудно, но, главное, будьте рядом, когда он в вас нуждается, и убедитесь, что он всегда под рукой, когда он нужен вам. Если вы будете держаться с ним спина к спине, то из этого обязательно выйдет что-то стоящее. Однажды это определенно сработало ранее, верно, Сибилла?
Его супруга рассмеялась, и ошарашенные девушки покорно кивнули, словно действительно все поняли, но Ваймс был рад увидеть ободряющий кивок от леди Сибиллы, что вселяло надежду, что ему не придется дорого расплачиваться за свои высказывания этим драгоценным цветочкам.
Сэм огляделся, словно в поисках темы для подведения итога:
— Ну что? С этим вроде разобрались, так?
— Простите, командор? — Ваймсу потребовалось некоторое время, чтобы понять, откуда доносится голос. Эта девушка за все время не проронила ни слова, но все тщательно записывала в свой блокнот. Сейчас она смотрела на него внимательнее, чем остальные сестры.
— Да? Чем могу помочь, мисс? Не подскажете свое имя?
— Джейн, командор. Я пытаюсь стать писательницей. Могу я поинтересоваться, насколько приемлемой вы считаете данную карьеру для молодой особы?
«Джейн, — подумал Ваймс, — та, что со странностями». Она была столь же скромной, как остальные сестры, но каждый раз, когда Сэм встречался с ней взглядом, ему казалось, что девушка видит его насквозь.
Немного опешивший Ваймс откинулся в кресле и ответил:
— Это не сложная работа, учитывая то, что все слова уже давно придуманы, так что на этом можно сэкономить время. Помня об этом, нужно просто расставить их в другом порядке. — На этом все его ограниченные знания о литературном творчестве закончились, но он еще добавил:
— А о чем вы собираетесь писать, Джейн?
Девушка смутилась:
— Знаете, командор, в данный момент я работаю над романом о сложностях личных отношений, со всеми надеждами, мечтами и недоразумениями. — Она, словно извиняясь, нервно кашлянула.
Ваймс надул губы.
— Мда. Звучит как отличная идея, мисс, но ничем не могу помочь. Хотя, на вашем месте, и тут я говорю с высоты своего опыта, я бы добавил побольше драк, скелетов в шкафу… и возможно какую-нибудь войну, хотя бы в качестве фона для повествования?
Джейн неуверенно кивнула.
— Хорошее предложение, командор, и очень полезное, но может тогда отношения отойдут на второй план?
Ваймс обдумал эту мысль и ответил:
— Что ж, возможно, вы и правы. — Затем, откуда ни возьмись, возможно из какой-то черной дыры, его пронзила внезапная мысль, как иногда случалось в кошмарах. — Интересно, задумывался ли какой-либо автор об отношениях между охотником и жертвой, полицейским и таинственным убийцей, про служителя закона, который чтобы хорошо выполнить свою работу, должен думать как преступник, и, возможно, к своему неудовольствию узнает, что в этом преуспел. Это просто идея. — Осекшись, добавил он, подумав, откуда, черт возьми, она могла взяться. Быть может его на это подвигла эта странная Джейн и даже, возможно, сможет ее решить.
— Кому еще чаю? — заявила довольная Ариадна.
* * *
По дороге домой в коляске леди Сибилла была очень молчалива, так что Ваймс решил сразу броситься в омут с головой и будь, что будет. Супруга выглядела задумчивой и это настораживало.
— Сибилла, я все испортил?
Жена ответила непонимающим взглядом, и через секунду ответила:
— Ты имеешь в виду, когда сказал этому букету бесценных цветов перестать ждать в тоске на клумбе, выбираться в мир и что-то сделать? Святое небо, конечно, нет! Ты сделал все правильно, так как я и ожидала, Сэм. Как всегда. Я говорила Ариадне, что ты не подведешь. У нее мало средств, и если бы ты не дал им наставление, ей бы пришлось прогонять их лопатой. Нет, Сэм. Я просто задумалась о том, что творится в твоей голове. Только и всего. Я хотела сказать, многие считают, что быть полицейским просто такая работа, но только не ты, верно? Я так тобой горжусь, Сэм! И не хочу, чтобы ты менялся, но порой беспокоюсь. И все равно, ты молодец! Жду с нетерпением, что же такого напишет юная Джейн.
* * *
На следующий день Сэм взял сына на рыбалку, несмотря на полное отсутствие собственных навыков в этом деле.
Но Сэму-младшему было все равно. Среди огромных залежей игрушек в игровой он раскопал сачок для креветок, и гонялся по мелководью за раками и порой неподвижно замирал, увидев что-нибудь интересненькое. Избавившись от первоначального шока, Ваймс заметил, что сын делает это с совершенно счастливым видом, и даже при случае показал что-то любящему отцу, какую-то пятнистую как булыжник козявку в воде. Ваймсу пришлось посмотреть, и это поразило Сэма даже больше чем его сына, который на обратном пути домой на обед объяснял отцу, что следил, не будет ли рыба какать. Этот вопрос ни разу в жизни не посещал Ваймса, но по всей видимости был очень важен для его сына. Да еще настолько, что всю обратную дорогу к дому его приходилось удерживать, чтобы он не сбежал обратно к ручью, чтобы посмотреть выходят ли они на берег, потому что в противном случае, э, фу!
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий