Понюшка

Книга: Понюшка
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5

Глава 4

Чтобы развлечь Сэма-младшего не требовалось много усилий. Он был самодостаточным ребенком, в избытке наслаждаясь осмотром окрестностей, сказками на ночь или просто какой-нибудь бабочкой, которая напомнила ему о мистере Свистке, о чем он взахлёб поведал отцу. Мистер Свисток жил в домике на дереве, а иногда превращался в дракона. Еще у него были огромные сапоги, зонтик и ему не нравилась Среда, потому что от нее смешно пахнет.
Младшего представителя Ваймсов совершенно не пугала деревня, и он бежал впереди Ваймса и Вилликинса, указывая на деревья, овец, цветы, птиц, стрекоз, облака интересной формы и человеческий череп. Он оказался очень впечетлён своей находкой и бросился с нею в руках к отцу, который уставился на него так, словно это был, мда, человеческий череп. Он совершенно определенно принадлежал человеку и довольно продолжительное время, однако, если приглядеться повнимательнее, за ним явно ухаживали, так как он был отполирован до блеска.
Пока Ваймс вертел его в руках, определяя, в чем подвох, из ежевичных кустов раздался приближающийся шлепающий звук, сопровождаемый громкими комментариями о том, что неизвестный сделает с похитителями его черепов. Когда кусты раздвинулись, из них возник выше упомянутый неизвестный, который оказался человеком неопределенного возраста в грубой власянице и с такой длинной бородой на лице, какой Ваймс еще никогда прежде не видел, а он часто бывал в Невидимом Университете, в котором жили волшебники, считавшие мудрость воплощением отращивания бороды, потому что она согревает колени. Эта конкретная борода струилась следом за хозяином подобно хвосту кометы. И хвост догнал его, когда его огромные сандалии, проехав по земле, пожелали остановиться, но их импульс передался голове. Возможно в ней была капля мудрости, потому что ее обладатель оказался достаточно сметлив, чтобы застыть как вкопанный, увидев выражение лица Ваймса.
Повисла тишина, если не считать хихиканья Сэм-младшего над бесконечной бородой, обладавшей собственной жизнью, которая медленно опускалась, покрывая чудака подобно снегу.
Вилликинс прочистил горло и сказал:
— Полагаю, это отшельник, командор.
— Что здесь делать отшельнику? Я думал они живут на столбах в пустыне! — Ваймс оглядел оборванца, который почувствовал, что от него требуется объяснение и собрался его дать, прошенное или нет.
— Да, сэр, я знаю, это довольно популярное заблуждение, и лично я не стал бы ему доверять, в особенности из-за сложностей с принятием того, что я называю гигиеническими процедурами и тому прочее. Возможно подобного рода штуки вполне сойдут для заграницы, где есть солнышко и много песка, но что для меня, сэр, то определенно, твердо «нет».
Видение вытянуло руку, которая в основном состояла из длинных ногтей, и гордо продолжило:
— Пень, ваша милость, хотя меня пинают не так уж часто, ха-ха! Мой личный каламбур.
— Да уж, — с невозмутимым видом сказал Ваймс.
— Именно, сэр, — продолжил Пень. — Правда он у меня один. Я следую здесь благороднейшей из профессий отшельника уже почти пятьдесят семь лет, практикуя благочестие, умеренность, воздержание и стремление к истинной мудрости как мой отец, и отец его отца, и его отец до него. Это моего пра-пра-деда вы держите сейчас в руках, сэр. — Радостно добавил отшельник. — Классно блестит, правда?
Ваймс сумел не выронить череп из рук. Между тем Пень все не умолкал:
— Я надеюсь, что ваш сынишка заглянет в мой грот, сэр, без обид, но деревенские ребятишки порой такие шалуны, и мне только две недели назад пришлось доставать моего прадедулю из дупла.
Только Вилликинсу удалось улучшить момент, чтобы вставить слово:
— Значит, вы держите череп своего прадеда в пещере?
— О, совершенно верно, джентльмен! А так же моего отца. Это такая семейная традиция, ясно? И дедулин тоже. Эта традиция непрерывно поддерживается почти триста лет, высвобождая благочестивые мысли и знания о том, что все пути ведут не куда-нибудь, а в могилу, и прочие мрачные соображения всем тем, кто ищет, которых, я должен добавить, так бесконечно мало в наши дни. Надеюсь, мой сын сумеет влезть в мои сандалии, когда достаточно подрастёт. Его мать утверждает, что он превращается в очень ответственного молодого человека, так что я живу надеждой, что когда-нибудь он хорошенько отполирует и меня. Должен с удовольствием заметить, что на полке для черепов в гроте еще полно свободного места.
— Твой сын? — уточнил Ваймс. — Но ты упомянул воздержание…
— Вы очень наблюдательны, ваша милость. Каждый год нам положен недельный отпуск. Ни один человек не может жить на одиноком речном берегу одними только улитками и кореньями…
Ваймс деликатно намекнул, что им надо идти дальше, и отпустил отшельника, с трепетом несущего семейный реликт в безопасное место в гроте, где бы он ни находился. Когда они оказались вне досягаемости его ушей, Сэм, махнув рукой в воздухе, сказал:
— Почему? Я имею в виду… почему?
— О, лишь несколько действительно старых фамилий имеют в своем штате отшельника, сэр. Считается очень романтичным иметь грот с отшельником.
— Довольно пахучего для чужого носа, — отметил Ваймс.
— Обет не мыться, сэр, и я думаю, вам следует знать, ему выделяется помощь из ваших средств в составе двух фунтов картофеля, три пинты легкого пива или сидра, три буханки хлеба и один фунт свинины в неделю. А так же в его распоряжении все улитки и растения, растущие на берегу реки, которые он сумеет сам добыть. Я взглянул на счета, сэр. Довольно неплохая диета для украшения сада.
— Не так уж плохо, если добавить немного фруктов и немного слабительного, — заявил Ваймс. — Значит предки Сибиллы частенько заходили к отшельнику поболтать, если им встретился неразрешимый философский парадокс?
Вилликинс выглядел озадаченным:
— Святые небеса! Да нет же, сэр! Даже представить себе не могу одного из них в такой ситуации. Они никогда не связывались ни с каким философским параллаксом. Они же - аристократы!
Аристократам до лампочки какой-то там параллакс. Они его просто не замечают. Философия, сэр, рассматривает возможность, что вы можете ошибаться, а истинный аристократ точно знает, что он всегда прав. И это не тщеславие, знаете ли, это врожденная уверенность. Порой они могут быть безумны как погремушка, но их безумие всегда определенно и точно.
Ваймс был впечатлён.
— Откуда, к черту, ты все это знаешь, Вилликинс?
— Наблюдаю, сэр. В старые-добрые деньки, когда был еще жив дедушка ее милости, он настоятельно требовал, чтобы весь штат городского особняка приезжал сюда вместе с семьей на лето. Как вам известно, я далеко не ученый, и, сказать по правде, вы тоже, но выросшие на улице учатся быстро, потому что те, кто не учится - становится трупом.
Они шли через ажурный мостик, перекинутый через то, что, по догадке Ваймса, являлось ручьем, где водилась форель. Это был приток Старой Мошенницы. За река получила это прозвище он пока так и не уразумел. Два взрослых человека с ребенком прогуливались по мосту, который легко мог выдержать толпу народа с телегами и лошадьми. Мир сошел с ума.
— Понимаете, сэр, — продолжил Вилликинс, — уверенность - это то, что дает им их богатство и поместья. Иногда она же помогает все потерять. Один из двоюродных дедушек леди Сибиллы однажды потерял виллу и две тысячи акров фермерских угодий в твердой уверенности, что билет в театр старше тройки тузов. На последующей после этого дуэли он был убит, но он, по-крайней мере, был определенно мертв.
— Это снобизм и мне это не нравится, — ответил Ваймс.
Вилликинс потер край носа.
— Что вы, командор, это не снобизм. По моему опыту в настоящих аристократах этого нет. В некоторых, я имею ввиду… им наплевать что о них думают соседи и не смущаются ходить в старых обносках. Они уверенные люди. Понимаете? Когда леди Сибилла была моложе, семья приезжала сюда стричь овец, и ее отец наравне со всеми возился в грязи, и единственное о чем о беспокоился, это чтобы после работы всем парням хватило пива, и он пил вместе с остальными, бутылку за бутылкой. Конечно, он предпочитал бренди, так что немного пива не смогло бы свалить его с ног. Он не волновался о том, кто он. Ее отец был порядочным малым, как и ее дед. Уверен, понимаете? Ни о чем не волновался.
Они некоторое время шли вдоль каштановой аллеи молча, потом Ваймс угрюмо спросил:
— Ты хочешь сказать, я не знаю, кто я?
Вилликинс посмотрел на кроны деревьев и задумчиво ответил:
— Похоже в этом году будет много каштанов, командор, и, если вы не против моего предложения, вам стоит задуматься, не привезти ли сюда юного джентльмена, когда они начнут падать. Ребенком я был чемпионом по броскам крысиными каштанами, пока не узнал, что настоящие растут на деревьях и их не так просто раздавить. А что до вашего вопроса, — продолжил он, — думаю, Сэм Ваймс лучше всего действует, когда он уверен, что он Сэм Ваймс. Черт побери! Да они рано плодоносят в этом году!
Каштановая аллея закончилась и перед ними раскинулся яблоневый сад.
— Не самый лучший фрукт, эти яблоки, — заявил Вилликинс, когда они вместе шли насквозь, подняв пыль на известняковой дороге. Комментарий показался Ваймсу незначительным, хотя по виду Вилликинса было похоже, что сад важен.
— Парнишке нужно на это взглянуть, — с энтузиазмом продолжил Вилликинс. — Я сам тоже увидел это, когда пешком под стол ходил. Это полностью изменило мой взгляд на мир. У третьего графа, Безумного Джека Овнеца был брат, которого, возможно за грехи, назвали Вулсторп. Он был своего рода ученым и его отправили бы в университет, где он стал бы волшебником, если бы не тот факт, что его брат дал понять, что любой мужчина их рода, который захочет выбрать профессию, включающую ношение платья, будет лишен наследства. Топором.
Тем не менее, юный Вулсторп, как и пристало настоящему джентльмену, упорно занимался изучением натуральной философии, раскапывая найденные по соседству подозрительные курганы, наполняя свой пресс для лягушек всеми редкими видами, которых он сумел отыскать, и высушивая каждый редкий цветок - пока они все не исчезли. Как гласит история, в один теплый летний день он задремал под яблоней и был разбужен упавшим на голову яблоком. Человек попроще, как выразился его биограф, не увидел бы в этом ничего такого, но Вулсторп догадался, что раз яблоки и практически всё остальное всегда падает вниз, значит мир ужасно неустойчив… если только где-то нет другой силы, задействованной в натуральной философии, которая до сих пор оставалась не открытой. Не теряя времени он притащил в сад лакея и приказал ему под страхом увольнения лежать под деревом, пока тому на голову не упадет яблоко! А чтобы увеличить вероятность этого события, приказал второму лакею изо всех сил трясти яблоню, пока не упадет указанное яблоко. Сам Вулсторп наблюдал за опытом, стоя в сторонке.
Кто бы мог представить его удовольствие, когда неизбежное яблоко упало, но было и второе яблоко - оторвавшееся с верхушки и с увеличивающейся скоростью исчезнувшее в небе, подтвердив гипотезу о том, что все что падает должно взлететь, таков закон сохранения равновесия вселенной.
К сожалению, данный закон справедлив только для яблок и только с этой самой яблони. Malus equilibria! Яблоня равновесия. Я слышал, что кто-то открыл будто яблоки на верхушке этой яблони наполняются газом и взлетают, если ее потрясти, чтобы ее семена могли рассеяться по свету. Чудесная вещь, природа. И какое несчастье, что плоды на вкус как собачье дерьмо. — Добавил Вилликинс, увидев, как Сэм-младший отплевывается от откушенного яблока. — Сказать по совести, командор, за большую часть знакомых мне представителей высшего класса я не дал бы и двух пенсов, особенно за городских, но некоторые, особенно среди тех, что живут в сельской местности изменили мир к лучшему. Например Турпнепс Овнец, произведший революцию в агрономии…
— Думаю, я слышал о нем, — сказал Ваймс. — Это не он что-то там сделал с посадкой клубней? Вроде бы от этого он и получил свое прозвище?
— Очень близко к правде, сэр, — сказал Вилликинс. — Но на самом деле, он придумал сеялку, что означало получение убедительных всходов и экономию семян. Просто он сам был похож на турнепс. Порой люди бывают так грубы, сэр. А еще у него был брат по прозвищу Резиновый Овнец, который не только придумал резиновые калоши, но и задолго до гномов пропитал резиной ткань. Очень был заинтересован, как я слышал, в резине, но она принимает разные виды, создавая окружающий мир. Это было бы смешное старое место, если бы все мы были одинаковыми и особенно, если бы были похожи на него. Сухие ноги и плечи, сэр, вот о чем молятся фермеры всего мира! Одну зиму, сэр, я сам провел за резкой капусты. Погода была ледяной, а дождь таким сильным, что каплям пришлось выстроиться в очередь, чтобы упасть на землю. Вот когда я начал боготворить его имя, даже если правда то, что болтали про юных девушек, которым понравилось другое его изобретение…
— Все это, конечно, здорово, — сказал Ваймс, — но это не объясняет все эти глупые, высокомерные…
На этот раз Вилликинс прервал своего хозяина.
— А еще была летучая машина.
Покойный брат ее милости потратил много сил на этот проект, но она так и не оторвалась от земли. Его целью было добиться полета без метлы и заклинаний, но, к сожалению, он пал жертвой своего происхождения, бедолага. Кстати, в детской есть модель. Она летает на резиновом двигателе.
— Подозреваю, вокруг оказалось полно подходящего материала, если только Резиновый Овнец не прибрался за собой, — сказал Ваймс.
Прогулка продолжилась через луг на котором гуляло что-то, что Ваймс решил звать «коровами», а потом вокруг поля, на котором росла кукуруза. Они проходили мимо «га-га», постарались обойти стороной мимо «иго-го» и полностью проигнорировали «бе-бе», потом взобрались по плавному подъему на холм на котором была высажена буковая роща, откуда можно было бы увидеть всю округу, вплоть до края вселенной, но для этого потребовалось бы смотреть прямо сквозь рощу. Отсюда были даже видны тучи смога, поднимавшиеся над Анк-Морпоком.
— Это Висельный холм, — пояснил Вилликинс, когда Ваймс сумел отдышаться после подъема. — Похоже, дальше вам идти не захочется, — добавил он, когда они приблизились к вершине. — Если только вы не собираетесь поведать мальчугану, что такое виселица.
Ваймс вопросительно посмотрел на слугу:
— В самом деле?
— Ну, как я уже сказал, это Висельный холм. Как вы думаете, почему он так называется, сэр? «Черный Джек» Овнец чудовищно ошибся, поспорим со своим собутыльником, что из своего поместья сможет увидеть дым над городом. Землемер, который проверял эту гипотезу, объявил ему, что холм на тридцать футов ниже, чем следует. Задержавшись, чтобы неудачно попытавшись подкупить землемера, а когда не получилось, отстегав его кнутом, он собрал всех рабочих поместья и со всей округи, и заставил их насыпать недостающие тридцать фунтов земли на холм. Это был очень амбициозный проект. Разумеется, это стоило целого состояния, но чуть ли не каждая семья в округе получила за это теплую зимнюю одежду и новую обувь. Это сделало его популярным, и, разумеется, он выиграл спор.
Ваймс вздохнул:
— Не знаю, почему, но почему-то я знаю ответ, и все равно спрошу. О какой ставке идёт речь?
— Два галлона бренди, — ответил Вилликинс торжественно, — которые он выпил за один присест, стоя на этом самом месте, под дружные аплодисменты всех рабочих, а потом, если верить легенде, скатился вниз, под их дружный хохот.
— Даже когда я пил по черному, не думаю, что мне удалось бы выпить два галлона одним махом, — заметил Ваймс. — Это же двенадцать бутылок!
— Ну, полагаю, под конец большая часть выпивки, так или иначе, пролилась ему на штаны. И таких как он было много.
— На штаны! — Прыскнул Сэм-младший, и залился заразительным смехом, который свойственен только шестилетнему мальчишке, который считает, что услышал нечто неприличное. И судя по истории, рабочие не слишком далеко от него ушли. Аплодировать алкоголику, пропившему за один присест их годовой оклад?
Какой в этом смысл?
Должно быть Вилликинс прочёл его мысли.
— Деревня не так проницательна, как город, командор. Здесь любят все крупное и прямолинейное, а Черный Джек был настолько крупным и прямолинейным, насколько возможно. Поэтому он всем здесь и нравился, потому что они знали, чего он стоит, даже если он уже упал. Бьюсь об заклад, они хвастались им по всей округе. Могу представить. Наш старый вечно пьяный хозяин может перепить вашего старого вечно пьяного хозяина в любой момент. И гордились бы этим. Уверен, вы считали, что поступаете правильно, подав руку садовнику, но этим вы озадачили людей. Они не понимают, как с вами себя вести. Кто вы - простой человек или хозяин? Дворянин или один из них? Потому что, командор, там, куда вы вознеслись нет места двум сразу. Это противоречит природе. А в деревне не любят озадачиваться.
— Огромные озадаченные штаны! — заявил Сэм-младший и упал на траву, заливаясь от хохота.
— Я тоже не знаю, кто я, — ответил Ваймс, взяв на руки сына и стал спускаться вслед за Вилликинсом с холма. — А вот Сибилла знает. Она подписала меня на всякие балы, танцы, ужины и о, да, суаре, — закончил он тоном человека с врожденным на генетическом уровне отвращением к каждому произнесенному слову.
Я говорю, в городе я уже сжился с подобном. Если я догадываюсь, что намечаемое дельце приобретает угрожающий характер, я подстраиваю себе срочный вызов с полдороги на приём, по крайней мере я наловчился, пока Сибилла не заметила. Знаешь, как ужасно, когда твои же подчиненные получают приказы от жены?
— Да, командор. Она приказала поварам никаких сэндвичей с беконом без ее личного приказа.
Ваймс поморщился.
— Ты ведь захватил с собой походный кухонный набор, а?
— К сожалению, ее милость узнала о нашем походном наборе, командор. Она запретила кухне выдавать мне бекон без ее личного приказания.
— Честное слово, она хуже Витинари! Как она про это пронюхала?
— На самом деле, командор, думаю, она не догадывалась. Просто она знает вас.
Можете считать это обоснованным подозрением. Нам нужно поспешить, командор. Мне сказали у нас на обед куриный салат.
— А я люблю куриный салат?
— Да, командор. Ее милость сказала мне, что любите.
Ваймс вздохнул.
— Что ж, значит так и есть.
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий