Понюшка

Книга: Понюшка
Назад: Глава 26
Дальше: ЭПИЛОГ

Глава 27

У здания оперы образовалась пробка из прибывающих карет, которые оставляли зрители, богатые и не очень, и дальше шли, пробиваясь через собравшуюся на вход толпу, пешком. Разумеется войти было проще, если при вас имелся взвод гномов или троллей.
Анк-Морпорк обожал сюрпризы, даже не сулившие прибыли. Занавес не поднимали битый час, но это никого не расстраивало, потому что важнее было просто оказаться в этом самом месте, и еще важнее - чтобы вас видели рядом с теми людьми, с которыми вы хотели. Намечающееся представление было само по себе только поводом сказать «я там был», а так же позволявшим себя показать нужным людям, что не мало важно, и наконец, вы просто там были.
А этот вечер должны были запомнить надолго, да разве можно забыть загадочное представление. Богачи часто ходят на подобные мероприятия из тщеславия, но предстоящее событие действительно было загадочным, и можно будет от души посмеяться, если устроители сядут в лужу.
* * *
Начиналась ночь. Паб наполнялся выпивохами, до которых донесся слушок, пущенный Джимини, что выпивка снова будет за счет командора Ваймса. Пока ночные тени росли, сам владелец через дверной проем осторожно наблюдал за Сэмом, неподвижно стоящим с часами в руках.
Наконец появился парнишка, которого все местные знали как юного Фини, по-прежнему с гипсом на руке, тем не менее, все старики сошлись во мнении, что за последнее время он значительно вырос. С ним пришел кузнец Джефферсон, которого и в прежние времена все воспринимали в лучшем случае как тикающую часовую бомбу, но сегодня он был со значком как у Фини. Когда парочка подошла к Ваймсу, народ хлынул из паба, но расслышать о чем они совещаются не удалось. К тому же многие удивились, зачем кузнец принес с собой мегафон, но тут все увидели, что он передал приспособление Ваймсу, а сам с Фини направился к пабу. Толпа, словно море, расступилась, чтобы их пропустить.
Ваймс снова взглянул на часы. На поле вышло еще больше народа. А люди с врожденным предчувствием драмы сбегали домой и позвали близких бежать посмотреть, что вот-вот стрясется. Каждый деревенский в душе обожал спектакли, или на худой конец посмотреть на чью-то смерть, и в этом они были похожи на горожан. Им нравилось козырять «а я там был», даже если иногда получалось «я там был, ой-ей-ой».
Ваймс в последний раз посмотрел на часы, убрал их в карман и поднес мегафон к губам.
— ДАМЫ И ГОСПОДА! — Кузнец сделал отличный рупор, и голос Сэма разнесся по полю. — Мне доводилось слышать, дамы и господа, что в конце все грехи прощаются. — В сторону он тихо добавил так, чтобы могли слышать только кузнец и Фини: — Это мы еще посмотрим. — И продолжил: — Случилось нечто дурное. Приказано было поступить плохо. И дурные приказания были исполнены. Но впредь такое не повторится… не так ли, дамы и господа? Потому что есть закон! Но любому закону предшествует преступление!
В абсолютной тишине в царящем полумраке он пересек площадь, подошел к возвышающейся башне из рухляди, разбил об нее одну за другой бутылки с бренди, чуть отошел в сторону и бросил в кучу дымящуюся сигару.
* * *
Леди Сибилла вышла на край сцены, и разговоры в зале Оперы смолкли. Она была женщиной, как говорится, «пышных форм», хотя сама она считала, что многим из тех, кто так говорит, лучше последить за собой. Тем не менее, она пользовалась услугами лучших портных, обладала манерами и была олицетворением класса, или даже прирожденным символом, поэтому едва она появилась, тут же раздались нарастающие аплодисменты. Когда она решила, что достаточно, Сибилла сделала легкий жест, который, как по мановению волшебной палочки, тут же установил тишину в аудитории.
Кто-кто, а леди Сибилла обладала как раз подходящим к данному случаю голосом. Каким-то образом ей удавалось говорить так, что каждый чувствовал, что она обращается лично к нему. Она начала так:
— Милорд патриций, леди Марголотта, ваша светлость милорд губернатор, уважаемые послы, дамы и господа, я очень тронута тем, что вы приняли мое приглашение прийти на это небольшое вечернее суаре, тем более, что оно готовилось в спешке и по секрету.
Леди Сибилла сделала вдох, вызвав у некоторых близко сидящих к сцене пожилых джентльменов слезы умиления.
— Недавно мне выпала честь открыть бесподобного музыканта, так что без дальнейших предисловий я хотела бы посвятить и вас в это чудесное таинство. Джеффри, не мог бы ты приглушить свет? Отлично. Итак, дамы и господа, имею честь представить Слезы Гриба, которая исполнит собственное произведение «Вечерняя серенада». Надеюсь, она вам понравится, хотя я просто уверена, что точно понравится.
Леди Сибилла отошла, и занавес распахнулся. Она заняла кресло рядом с покорно сидящей у арфы гоблиншей.
Несмотря на невозмутимый вид, сердце леди Сибиллы колотилось, словно отплясывая фламенко. Свет - ключевая штука. Девочка не должна отвлекаться на многотысячный зал. Сибилла взяла ее за руку, опасаясь, что такое внезапное представление многотысячной аудитории анкморпоркцев вдали от родного дома может оказать ужасный эффект, но все вышло иначе. Девочка чувствовала необъяснимое вдохновение, словно не осознавала, что должна о чем-то беспокоиться. Она улыбнулась Сибилле в своей странной манере и замерла, поднеся пальцы к струнам. В зале было тихо, только раздавалось шушуканье людей, спрашивавших у соседей, кого они видят. Леди Сибилла внутренне улыбалась. Когда они поймут кого именно видят, будет поздно. Она взглянула на часики.
* * *
Пламя взметнулось так высоко над поместьем Овнецов, что отблеск должен был быть заметен даже а Анк-Морпорке (можете сами проэксперементировать, взяв галлон бренди и кучу хлама). Ветра не было и столб огня светился словно маяк.
Ваймс объявил собравшейся толпе:
— Дамы и господа, сегодня эта местность находится под властью закона. И я имею в виду настоящие законы, писанные для всех, и которые даже можно изменить с общего согласия. Присутствующие здесь старший констебль Апшот и констебль Джефферсон работают при поддержке своих коллег из Стражи Анк-Морпорка, которым важно знать, что здесь уважают их труд. В данный момент здесь собралось много местных жителей, которым, должно быть стыдно. Кое-кто из вас называет себя магистратом. Их сместят и заберут для дачи показаний - на каком основании они заняли подобный пост. Если кто-то хочет высказаться против, милости прошу сюда. Пусть выскажется. Закон един для всех, и нет нужды его обходить. А если кто-то обходится без него, то нужно браться за оружие. Ясно? Кстати, бар по-прежнему бесплатный. НО ПРЕЖДЕ, ЧЕМ ВЫ УЙДЕТЕ, ЕЩЕ ПАРУ СЛОВ!
Ваймсу пришлось снова поднять мегафон, поскольку слова «бар» и «бесплатный», произнесенные вместе, оказали магический эффект на людей.
— Итак, гоблины на Висельном Холме, а так же любые другие гоблины в округе, находятся под моей защитой и защитой закона. Они так же обязаны ему повиноваться, и я прослежу, чтобы у них появилась собственная полиция. Вышло так, что они прирожденные операторы семафорных башен, что позволит им зарабатывать на жизнь. Я оплачу устройство постоянной семафорной башни. Это будет полезно вам и им. Им не придется воровать у вас кур, потому что у них будут деньги на то, чтобы их купить, а если кто-либо из вас их побьет, то это будет являться преступлением и будет соответственно расцениваться. Закон, дамы и господа, един… И един для всех.
Раздался радостный рев, настолько громкий, насколько вообще возможно при упоминании халявной выпивки. Возможно, однако, что частично он так же объяснялся тем, что справедливость все-таки восторжествовала, но скорее всего выпивка победила. И цинизм тут не причем - просто нужно понимать людей.
Ваймс медленно направился в сторону ярко освещенного бара, хотя шанс попасть внутрь был очень слабым. С другой стороны, шанс быть заключенным в объятья мисс Фелисити Бидл был как раз один к ста, но именно это она и сделала под смиренным взглядом кузнеца.
Она разомкнула объятья и сказала:
— Командор - вы великий человек. Я надеюсь, вам поставят памятник.
— Боже мой! Надеюсь, этого не случится. Памятники ставят одним покойникам.
Она рассмеялась, а Ваймс добавил:
— Послушайте, мисс Бидл. Я право не знаю, что я заслужил больше - памятник или наручники. Кое-что из того, что я сделал, было законно, а что-то… под вопросом. У меня есть один подчиненный, который столь же виртуозно орудует математикой, как Детрит молотом, и он способен разобраться в счетах сынка одного из влиятельнейших людей Анк-Морпорка. Одновременно с этим несколько полицейских навестят дома каждого из членов местного магистрата. Они предъявят им бумагу за моей печатью, в которой говорится, что они более не являются членами самозваного совета, и уведомят их о том, что им может быть предъявлено обвинение. Это должно сработать, но что дальше? Тут все зависит от того, у кого адвокаты лучше.
Будущее неясно, мисс Бидл, но должен сказать, что благодаря вам Сэм-младший вот-вот станет лучшим в мире экспертом по какашкам. Должен признать, мы с его матерью тронуты, но надеемся, что он может достичь в жизни большего.
В дали послышался грохот колес фургонов и карет: перелетные птицы вернулись в гнезда.
— Думаю, скоро мне придется много общаться с людьми, мисс Бидл, хотя подозреваю, что они не в восторге от предстоящего разговора.
— Согласна, командор. Кстати, должна сказать, гоблины очень привязались к вашему капралу Шноббсу. Они приняли его за своего, а он, похоже, испытывает приязнь к Сиянию Радуги, как и она к нему. Кстати, вам будет интересно узнать - они прозвали его Пускатель Ветров.
Она не улыбнулась, так что Ваймс ответил:
— Мда, очень мило. Я всегда знал, что Шнобби мягко говоря «необычный». Кстати, по настоятельному предложению моей супруги я возвел его в ранг сержанта и собираюсь оставить здесь. Надеюсь, он поможет гоблинам понять преимущество законности, хотя, разумеется, возможно, что теперь они резко улучшат свои навыки воровства кур у местных крестьян.
— Да, ладно! Вы шутите, командор!
Ваймс невозмутимо ответил:
— Правда? А похоже?
Он повернулся к Джефферсону:
— Знаешь, парень, кое-что получилось бы куда проще, доверься ты мне с самого начала.
Кузнец пожал плечами:
— А с какой стати мне доверяться? Ты же - шишка.
— А теперь ты мне доверяешь?
Взгляд кузнеца задержался на лице Ваймса дольше, чем тому хотелось бы, но наконец Джетро улыбнулся и ответил:
— Ага! Пока.
Такой ответ вполне устраивал Сэма. Он улыбнулся в ответ и сказал:
— Вполне подходящий ответ для копа.
Когда парочка удалилась, за спиной Ваймса раздался вежливый кашель. Тот обернулся и обнаружил взволнованного полковника.
— У вас найдется минутка, командор?
«Боже мой!» — подумал Ваймс.
— Сперва должен сказать, командор, что я полностью поддерживаю все, что вы делаете, и, небо свидетель, это следовало сделать давно. — Полковник вновь кашлянул и добавил: — В этом мы с вами полностью сходимся.
Ваймс не ответил, тогда тот продолжил:
— Моя жена глупая женщина, которая верит во всякую чушь вроде титулов, и можно так сказать, пытается «надувать щеки». Ее отец был рыбаком, и очень приличным, но знаете что? Думаю, она скорее умрет, чем расскажет об этом кому бы то ни было.
Последовала еще одна пауза, и Ваймс в красном отблеске огня заметил блеск на лице старика.
— Скажите, командор, что с ней будет? В данный момент ее в нашем доме охраняют очень вежливые дамы в форме анкморпоркской Стражи. Не знаю, зачтется ли это, но первым делом при аресте она предложила им чай. Есть такая штука, как хорошие манеры. Ее посадят в тюрьму?
Ваймс хотел было ответить: «Хотите, посажу?», но вместо этого сказал:
— Вас зовут Чарльз, не так ли?
Полковник удивился:
— Если угодно, командор, но друзья зовут меня Чез.
— Можно считать себя одним из них? — уточнил Сэм и добавил: — Боюсь, что решать ее судьбу будут другие люди. Все, что я был в праве сделать, это задержать их, чтобы никто не скрылся прежде, чем я смогу со всеми «побеседовать». Понимаете? Я не судья, и мне даже нельзя быть присяжным. Как и никому из копов. Я даже не знаю, какое именно наказание полагается за глупость, тщеславие и легкомыслие, хотя, мне кажется, если всякого, повинного в этих «преступлениях», сажать в тюрьму, то придется понастроить еще полтыщи штук.
Если вы хотите знать мое мнение, — продолжил он, — то нужно искать истинных убийц, если их можно разыскать, и постараться, чтобы их судили как убийц, а с легкомысленными и запуганными нужно поступать так, как они того заслуживают. Я бы, сэр, предпочел жить в мире, где нет треклятых дураков. Лично я совсем не желаю засадить вашу жену в тюрьму, хотя подозреваю, если она окажется в женском крыле Танти, ее горизонты сильно расширятся, и через пару недель она уже будет заправлять тем местом.
— Знаете, я все равно ее люблю, — ответил полковник. — Мы женаты уже пятьдесят пять лет. Извините за беспокойство, и как уже сказал, завидую вашей работе.
— Отвечу так, у вашей супруги завидный муж, — ответил Ваймс. — Знаете, полковник, если мы понимаем друг друга, то с меня достаточно, если правда выплывет, скажем, на какой-нибудь из страниц анкморпоркской Таймс.
— Заметано, командор.
Ваймс оглядел старика, который явно повеселел, и добавил:
— На всякий случай добавлю, лорд Ветинари не останется равнодушным и проследит, чтобы кто-то был наказан. Видите ли, слишком много скелетов во многих шкафах. В прошлом могло случится много чего и где угодно. Что, если где-то за границей какой-нибудь коп что-то раскопает? Это и называется политикой, сэр. Так что подозреваю, что вы не успеете по-настоящему соскучиться по своей супруге, как снова окажетесь в ее обществе, что, правда, обещает, насколько я могу судить, почти безграничное расширение вашего меню на следующую неделю.
Эти слова подняли полковнику настроение. Старик даже улыбнулся:
— Знаете, командор, я уверен, что при осторожном обращении тушеные креветки могут подружиться с моим желудком.
Ваймс пожал протянутую полковником руку:
— Бон аппетит.
* * *
В последствии было несколько версий, почему квирмский тюремная карета, перевозившая очень важного преступника, перевернулась на ночной дороге, покатилась вниз по очень крутому склону и развалилась на части. Можно, разумеется, винить во всем темноту, туман, превышение скорости и даже ночной экспресс из Анк-Морпорка, который углом задел тюремную карету.
К тому времени, когда раненные оказались в состоянии что-то соображать, не досчитались одного преступника, который, как оказалось, по пути прихватил связку ключей от кандалов, и одного охранника, у которого оказалась перерезана глотка.
Было темно, холодно и ни зги не видно из-за тумана, и благодаря всем слагаемым выжившим пришлось ждать рассвета. В конце концов, как искать человека в кромешной тьме?
* * *
Стрэтфорд хорошо разогнался. Скорость ему не помешает, кроме того, он держался дороги, которая была смутно видна в тумане. Ему было все равно, куда идти. В конце концов, он знал наверняка, никто не сможет дать сколько-нибудь подробного описания его внешности для его поимки. Какая удача, что у него такая невзрачная внешность.
Правда спустя какое-то время он был очень удивлен и обрадован, услышав позади на дроге топот копыт. «Какой-то отважный путешественник», — решил он, улыбнулся и решил подождать в тумане. К его еще большему удивлению лошадь остановилась в тумане не добравшись до него, и всадник спешился. Стрэтфорд едва мог разглядеть его фигуру во влажном, мерцающем воздухе.
— Ух ты! Не уже ли это знаменитый мистер Стрэтфорд? — раздался веселый возглас, и незнакомец направился в его сторону. — Кстати, позвольте заметить, если вы пошевелитесь, то будете настолько мертвы, что даже могила не потребуется.
— Эй, я тебя знаю! Тебя Ваймс подослал по мою душу?
— О, Господи! Ну, конечно же, нет, сэр, — ответил Вилликинс. Это был он. — Командор даже не знает, что я здесь, сэр, и никогда не узнает. Будьте уверены. Я тут, скажем так, из профессиональной гордости. Кстати, сэр, если вы замышляете расправиться со мной и забрать мою лошадь, то я бы хотел, чтобы вы попытались как можно скорее.
Стрэтфорд замешкался. В голосе собеседника было нечто такое, что заставляло колебаться. Он был спокоен, дружелюбен и очень… тревожил.
Вилликинс сделал шаг ближе, и в его голосе почувствовалась насмешка:
— Клянусь, сэр, я и сам люблю подраться, но когда я услышал про изрубленную девочку, то я подумал: «проклятье»! Да, именно так и подумал: «проклятье»!
И вот в следующий же свой законный выходной, а для рабочего человека законный выходной очень важный день, я предпринял небольшое путешествие к Свесу, и там узнал о вас несколько очень интересных фактов, и, клянусь, кое-что понял. Значит, пугаете людей, да?
Стрэтфорд медлил. Все шло не так, как следует. Противник был прямолинеен и весел, словно случайный приятель в баре, а Стрэтфорд привык, что, беседуя с ним, люди либезят и нервничают.
— Кстати, о себе, — продолжал Вилликинс. — Я вырос на улице и был заядлым драчуном. Я дрался и, можете быть уверены, дрался грязно. Я мог побить кого угодно, но ударить девочку… ну разве что Кудряшку Элси, которой нравились подобные игры, и которая как-то схватила меня за то, о чем я не буду рассказывать, пока у меня были связаны руки, и мне пришлось пнуть ее ногой. Да, веселые были дни. А что же вы? Вы - простой убийца. Бессмысленный. Громила. Я дрался потому что меня могли убить, и другой парень имел шансы победить, или мы оба могли кончить тем, что оказались бы в канаве слишком ослабшие, чтобы нанести еще один удар, вместо того, чтобы похлопать друг друга по плечу и завалиться в ближайший кабак, чтобы умыться и выпить.
Он сделал еще один шаг вперед. Стрэтфорд отступил.
— А вы, мистер Стрэтфорд? Вы собирались убить маленького сынишку командора Ваймса, или чего похуже. А знаете, что хуже всего? Даже если бы вам удалось, командор арестовал бы вас и оттащил в ближайший участок. Но внутри он бы терзался. А поступил бы он так оттого, что бедолага боится, что ничем не лучше вас. — Вилликинс рассмеялся. — А правда в том, что я-то отлично вижу, что он скорее мальчик-хорист. Правда. Но, понимаете, в мире должна существовать справедливость. Но не обязательно, чтобы это была законная справедливость, и именно поэтому я собираюсь вас убить. Но, поскольку я честный человек, я решил дать вам шанс сперва убить меня. Это означает, что одному из нас суждено умереть, и мир станет чуть лучше. А? Назовем это… очищением. Я знаю, что у вас имеется оружие, потому что не имей вы его, вы уже сбежали бы. Думаю, это меч одного из квирмских бедалаг, которого, могу побиться об заклад, вы им же и пырнули в общей суматохе.
— Верно, пырнул, — откликнулся Стрэтфорд. — Он был копом, а ты - просто дворецкий.
— Ваша правда, — ответил Вилликинс, — и куда старше и тяжелее вас, да и медлительнее, но все еще брыкаюсь. Что вам терять?
И только лошадь, покорно ждавшая в тумане, видела, что случилось потом. А, будучи лошадью, могла выражать свои мысли только артикуляцией. Но если бы она могла говорить, то рассказала бы, что один двуногий бросился к другому двуногому с огромной железякой в руке, в то время как второй двуногий спокойно запустил руку в нагрудный карман. Потом был жуткий крик, булькающий звук и потом тишина.
Вилликинс, покачиваясь и справляясь с небольшой одышкой, отошел на обочину и присел на камень. Безусловно, Стрэтфорд был быстр. В этом не было никаких сомнений. Дворецкий вытер лоб рукавом и достал из кармана пачку сигарет. Закурил одну, уставившись в туман, в пустоту. Потом он поднялся, посмотрел на тень, лежавшую у ног, и сказал вслух:
— Однако, не достаточно быстр. — Потом, как и подобает честному гражданину, Вилликинс вернулся, чтобы помочь пострадавшим и испытывающим затруднения стражам порядка. Всегда нужно помогать стражам закона. Где бы мы были без них?
* * *
Старший редактор отдела анкморпоркской Таймс всей душой ненавидел поэзию. Он был простым парнем и большую часть карьеры посвятил вымарыванию стихов из попадающихся ему страниц. Но стихи коварны, стоит отвернуться, как они тут же проскользнут мимо тебя. Сегодня вечером бумага для газеты пришла с опозданием, и парни внизу работали сверхурочно. Редактор стоял, уставившись на только что доставленный репортаж музыкального критика Разорвибыка Харрингтона. Тот давно был у него на подозрении. Редактор повернулся к своему заместителю и гневно потряс статьей:
— Ну, что опять за: «Откуда взялась эта эйфоричная музыка»? Почему нельзя просто написать: «Откуда музыка?» В любом случае получилось бы идиотское вводное предложение. Да и что значит это его «эйфоричная»?
Заместитель замялся, но ответил:
— Может «жидкая»? Но я могу ошибаться.
Старший редактор с неприязнью посмотрел на статью:
— Точно - поэзия! Кто-то играл какую-то музыку хорошую музыку. Видимо все были впечатлены. Почему бы этому типу в женской шелковой сорочке не написать что-то подобное, а? В конце концов, этим все сказано, разве нет? — Он взял красный карандаш и только хотел исправить поганую статью, как услышал грохот на металлической лестнице и в кабинет вошел Главный редактор, мистер де Ворд. Вид у него был такой, будто он только что увидел приведение или наоборот, приведение только что увидело Главного редактора.
Он рассеяно посмотрел на двух озадаченных сотрудников и, справившись с собой, спросил:
— Харрингтон уже прислал материал?
Старший редактор протянул возмутительную статью:
— Да, шеф. На мой взгляд - полный бред.
Де Ворд взял репортаж, прочел, шевеля губами, и резко протянул листок обратно:
— Не смей менять ни единого слова. Сразу на первую полосу, Багси! Черт! Надеюсь, Отто сделал иконографию.
— Да, сэр, но…
— Не смей даже спорить! — прокричал де Ворд. — А теперь прошу всех меня извинить. Я буду в своем кабинете.
Он взбежал по ступеням вверх, а потрясенные старший редактор с заместителем остались перечитывать статью. Она начиналась так:
«Откуда взялась эта эйфоричная музыка? Из какого тайного грота, из какой секретной кельи? А может из тёмной таинственной пещеры? Где находится то чудесное окно в рай? Мы видели только хрупкую фигуру в свете софита и слышали омывавшую нас музыку: нечто нежное, успокаивающее, нечто благословенное, порой обвиняющее. Каждый из нас боролся со своими демонами, призраками прошлого и воспоминаниями. Выступление Слез Гриба, барышни гоблинского происхождения, длилось около получаса или час, но показалось, что прошла целая жизнь, и когда оно завершилось, воцарилась гробовая тишина, которая набухала, нарастала и ширилась, пока не взорвалась. Все зрители аплодировали стоя со слезами на глазах. Нас чудесным образом перенесли в другой мир, откуда мы вернулись другими людьми, жаждущими нового путешествия в этот рай, невзирая на то, какой ад придется преодолеть по пути».
Редакторы переглянулись с выражением на лице, которое Разорвибыка Харрингтон назвал бы «внезапным озарением». Наконец заместитель редактора выдавил:
— Видимо, ему понравилось.
* * *
Прошло три дня. Они выдались очень напряженными для Ваймса. Он снова оказался на тех же качелях, только, признаться, это было скорее не качание, а перебегание с одной половины качающихся качелей на другую. Столько накопилось бумаг! Столько их нужно протолкнуть! Столько делегировать! И еще столько бумаг, которых он «якобы» не получил и было сожрано горгульями.
Сегодня в Продолговатом кабинете патриция лорд Ветинари был готов взорваться. Чтобы это понять, нужно было очень хорошо его изучить. Он барабанил пальцами по столешнице:
— Снаркенфаугейстер? Уверен, она выдумала это слово!
Барабантер осторожно поставил чашечку кофе на стол своего повелителя.
— Напротив, сэр, такое слово действительно существует. В Нортингфьорде оно означает изготовителя мелких, но необходимых в быту вещей, например, пробок или бельевых прищепок только для использования в доме, а так же коротких коктейльных палочек, специально для тех, кто не любит длинных. Термин представляет и определенный исторический интерес. Благодаря моим исследованиям, которые я провел утром, последний снаркенфаугейстер умер двадцать семь лет назад во время жуткого несчастного случая, связанного с заточкой карандаша. На самом деле, я догадался об этом только потому, что ваша противница по кроссвордам сама родом из Нортингфьорда.
— А! Ты догадался! Долгие зимы, проведенные у печки! Сколько адского терпения! А еще она владелица зоомагазина на Пелликунской набережной! Ошейники, кошачье печенье, мучные черви! Какие повороты! Какие уловки! Какой словарный запас! Снаркенфаугейстер!
— Верно, сэр, сейчас она у Таймс главный составитель кроссвордов. И, полагаю, подобные способности приобретаются с родиной.
Лорд Ветинари успокоился.
— Ставим крестик. Она победила, а я проиграл. Как ты знаешь, Барабантер, я очень редко проигрываю. Моя сильная сторона спокойствие, и даже циничная беспристрастность. Я в состоянии изменить судьбы целых народов, но не в состоянии одолеть безупречную леди, составляющую кроссворды!
Барабантер кивнул.
— Вы правы, сэр, с одним замечанием. Если позволите я объясню несколько пространно. Позволю себе напомнить, что в соседней комнате ожидает командор Ваймс.
— В самом деле? Сделай одолжение, пригласи его войти.
Ваймс шагнул внутрь, четко отдав честь и замерев по стойке смирно.
— А, вот и вы, ваша светлость. Наконец-то! С возвращением! Как помимо прочего, включая незаконные действия, драки, специальные мероприятия, погони на суше и на море, а так же в пресных водах, несанкицонированные расходы и, конечно же, порчи воздуха в покоях сильных мирах сего, прошел ваш отпуск?
Взгляд Ваймся был направлен четко прямо чуть поверх уровня глаз патриция:
— Одно замечание, милорд. Воздух испорчен не был. Возможно, был выбран неправильный нос.
— Издержки службы, надо полагать? — иронично спросил лорд Ветинари. — Ваймс, за последние несколько дней ваши действия вызвали настоящее извержение бумаг на моем столе. В ряде случаев просители требуют вашу голову на бюдечке, другие более осторожны, поскольку до смерти боятся тюремной камеры. Позвольте вам кое-что разъяснить, ваша светлость. Закон не имеет обратной силы. В противном случае, всем нам грозят неприятности.
Лорд Ржав-младший может быть повинен, и даже на самом деле повинен во многих неблаговидных поступках, но рабовладение применительно к гоблинам по текущему законодательству не является преступлением. Однако, как я подозреваю, в свете последних открывшихся фактов о его деятельности, его репутация и так сильно подмочена. Вам, Ваймс, это может быть неизвестно, но в обществе испорченная репутация значит куда хуже тюремного заключения, а порой - даже хуже смерти. Юный Гравид потерял всех друзей. Полагаю, это должно вас несколько утешить.
Ваймс не ответил, но подумал: «Шар в лузе».
Ветинари взглянул на него и продолжил:
— Так же у меня имеется красноречивое послание от лорда Ржава-старшего, который умоляет о жизни сына, если не возможно сохранить свободу, полностью признав, что тот втоптал фамильную честь в грязь.
Лорд Ветинари поднял руку:
— Его лордство пожилой человек, так что, Ваймс, если ваши следующие слова будут «про яблоко и яблоню», то я предлагаю вам проявить немного милосердия. Его светлость изо всех сил желает замять скандал. Кроме вышесказанного, могу я узнать ваше мнение?
— Да. Скандал уже случился, сэр. И не один, — холодно ответил Вайис. — Его сын торговал живыми, дышащими и разумными людьми. Многие из них погибли.
— Еще раз, Ваймс. Я уже объяснял вам: закон не имеет обратной силы.
— Пусть так, — ответил Ваймс, — а как же детишки троллей, который употребляют эту проклятую дрянь? Вы уговорите Алмазного короля о них забыть?
— Могу уверить вас, Ваймс, что здесь закон будет неумолим. Раз вы спросили, в данный момент я как раз веду переговоры с Королем, который требует у меня - у меня, Ваймс! — требует выдачи лорда Ржава-младшего для проведения следствия по поводу производства и распространения смертельных для троллей наркотиков. Разумеется, по законам троллей ему грозит смертная казнь, и как ни печально мне это говорить, но в сложном мире политики и общежития людей, троллей и гномов это может иметь долгосрочные последствия и назавидное будущее для этого города. Мне придется утрясти эту проблему, и, можете мне верить, это потребует множество «квид» за «про кво». А еще только десятый час утра!
У Ваймса покраснели костяшки пальцев.
— Они живые создания, которые говорят и мыслят. У них есть имена и собственные песни, а он использовал их словно какие-то одноразовые инструменты.
— Все верно, Ваймс, но, как я уже отмечал, гоблины всегда рассматривались как отдельный вид вредителей.
Однако, Анк-Морпорк, Королевство подгорного короля, и присоединившиеся к ним Алмазный король, Убервальд, Ланкр и все независимые города равнины, принимают общий закон о том, что отныне гоблины рассматриваются как разумные существа, равные, если не такие же, как тролли, гномы, люди, оборотни и прочая, прочая, подпадающие под то, что принято называть «общим правом», а так же им защищаемые. Это означает, что убийство одного из них будет считаться тяжким преступлением. Вы, командор, победили. И все из-за выступления. А, и, разумеется, благодаря вашим стараниям, но именно ваша супруга сумела устроить представление, которое, если можно так выразиться, Ваймс, было очень хорошо персонифицировано, чем произвела впечатление на большинство посланников. Хотя, хочу признаться вам, Ваймс, я посрамлен. Иной проводит всю жизнь, интригуя, договариваясь, уговаривая, требуя, отдавая, умасливая эти скрипящие колеса, и все ради единственной цели - не дать этому потрепанному старому миру развалиться на части. А тут всего лишь музыка, Ваймс, прозвучал фрагмен мелодии, и вот могучие государства договорились работать сообща, чтобы исцелить от проблемы другую независимую страну, и. легким росчерком пера, превратили каких-то там животных в равных людям существ. Вы могли бы такое себе представить, а, Ваймс? И все это, Ваймс, сделала одна мелодия, сыгранная в полумраке. Музыка. Это странное сочетание бренчания и невероятных ритмов каким-то образом открыло путь к нашим дущам, напомнив многим из нас о том, что они у нас есть. Леди Сибилла стоит дюжины дипломатов. Вы очень счастливый человек, командор.
Ваймс открыл было рот, чтобы ответить, но Ветинари еще не закончил:
— А еще глупец. Треклятый, упертый глупец. Значит, закон начинается с приступления? Я могу понять, но не простить. — Ветинари взял со стола конверт. — Лорд Ржав просит, чтобы его сыну был вынесен умеренный приговор и было разрешено эмигрировать в ХХХХ, где тот мог бы начать новую жизнь. Поскольку молодой человек очень серьезно был вовлечен в контрабанду, то штраф будет огромный.
Он снова поднял руку:
— Нет-нет, дослушайте меня до конца. В конце концов, я все еще тиран этих окрестностей. — Ветинари сел в кресло, вытер лоб и продолжил: — Я уже теряю терпение из-за одной милой дамы, которая сочиняет кроссворды для Таймс. Однако, Ваймс, лорд Ржав отзывается о вас как о человеке чести, кристальной честности, поразительной целеустремленности и бдительности. Он пошел дальше, и лишил своего сына наследства, что означает, что после его смерти титул унаследует его дочь Регина, свирепая и горячая дама. Это, Ваймс, создает для меня другую проблему. Его светлость очень слаб здоровьем, и если честно, я надеялся на его сына, который невежественный, высокомерный и напыщенный дурень, но его сестра? Она же - умная! — и как бы для себя лорд Ветинари добавил: — Она, по крайней мере, не занимается составлением кроссвордов… Итак, командор, можете говорить.
— Совершено убийство, — мрачно ответил Ваймс.
Ветинари тяжко вздохнул:
— Нет, Ваймс! Состоялась бойня! Ну, как вы не поймете? В тот момент гоблины являлись вредителями… нет! Не смейте на меня кричать! В этот самый момент во всех дворцах и канцеляриях всего света гоблины превращаются в людей, как мы с вами, но тогда - тогда! — это было тогда. И я прошу вас хорошенько осознать, что единственная причина, почему этот Стрэтфорд отправится на визит к мистеру Труперу - потому что он со своими приятелями оказались на борту Ненормальной Фанни… Да? Что такое?
Ветинари обернулся потому, что Барабантер легко постучал его пальцем по плечу. Он что-то тихо прошептал тому на ухо, после чего Ветинари прочистил горло и поправился:
— Разумеется, я имел в виду Удивительную Фанни, — он не стал встречаться взглядом с Ваймсом и продолжил: — Это был акт открытого пиратства и народ Квирма, где, гм… зарегистрировано означенное судно, карает подобные преступления смертной казнью. Я в курсе прочих его преступлений, но, все-таки, человека можно повесить только раз… Хотя, так уж вышло, упомянутый мистер Стрэтфорд был смертельно ранен в ночном происшествии три дня назад. Его обросило далеко в сторону от места происшествия, аккуратно перерезав шею. Удобно, не находите?
— Даже не смейте ТАК на меня смотреть, сэр.
— О, небеса! Командор, я же ни в чем вас не обвиняю. Просто хотел поинтересоваться, не знаете ли вы кого-нибудь, кто могбы свесты счет с покойным?
— Нет, сэр, — ответил Ваймс, настораживаясь.
— Знаете, Ваймс, порой, вы принимаете настолько дубовый вид, что я мог бы изготовить из вас столешницу. Просто ответьте: вы давали какие-либо распоряжения?
«Как он это делает? Как?», — подумал Ваймс, а вслух ответил: — Понятия не имею, о чем вы, сэр, но если это то, о чем я подозреваю, то мой ответ: «нет». Если той ночью и было какое-то жульничество, то не по моему распоряжению. Я очень хотел увидеть, как Стрэтфорда вздернут. По закону. — А про себя подумал: «Мы вроде ничего не обсуждали с Вилликинсом».
Ветинари вскинул брови вверх, а Ваймс добавил:
— А вот испорченному отпрыску его лордства будет позволено уехать в отпуск греться на солнце, песочке, купаться в море и пить вино по сниженным ценам! — сказал Сэм, грохнув кулаком по столу. Ветинари уставился на его руку, и Ваймсу пришлось ее убрать: — Так, что? Вы просто позволите ему уехать?
— Как выражаются люди, на черного кобеля не хватит мыла. Каждому из нас необходимо небольшое искупление, заслуживаем мы того или нет. Но можете быть уверены, мы не будем спускать с молодого идиота глаз.
— А! Так вы отправляете за ним темных клерков?
— Ваймс! Как всем известно, темные клерки - миф. Если хотите на чистоту, то в тамошнем посольстве есть слуги, которые будут следить за его «выздоровлением». А пока что, мир стал лучше, командор.
Вы не понимаете, Ваймс, всех сделок, хитростей и незаметных приемов, которыми манипулируют некоторые из нас, чтобы обеспечить сдвиги в верном направлении. Не стоит искать совершенства. Его не существует. Мы можем только пытаться его достичь. Поймите это, командор, потому что из моего кресла видно, у вас нет иного выхода. И помните, вам еще припомнят сделанное на прошлой неделе. Лорд Ржав не в восторге, но новости распространяются быстро. Правда всплывет и будет занесена в книгу Истории. — Ветинари улыбнулся уголками губ. — Все устроится. Я прослежу. Мир станет лучше, чем раньше и продолжит вертеться.
Ветинари взял другой лист бумаги, сделал вид, что чиатет его и сказал:
— Вы можете идти, командор, но знайте: я вам завидую, и по многим причинам. Передавайте привет вашей дражайшей супруге.
Ваймс оглянулся на Барабантера. Его лицо так усердно ничего не выражало, что красноречивее некуда.
Ветинари подтянул к себе папку и вытащил перо из чернильницы:
— Я не хочу вас задерживать, командор.
* * *
Час спустя лорд Ветинари, задумчиво уставившись в потолок, сидел в своем кресле, сцепив пальцы рук домиком, периодически, к удивлению Барабантера взмахивая рукой, словно дережируя неслышной музыкой. Барабантер хорощо знал своего хозяина и не собирался его беспокоить, но, наконец, осмелился спросить:
— Это был самый запоминающийся концерт, сэр, не так ли?
Ветинари перестал дережировать невидимым оркестром и весело ответил:
— Да, запоминающийся, не так ли? Говорят, что на некоторых портретах глаза следуют за вами по комнате, где бы вы ни находились, факт, в котором я лично сомневаюсь, но думаю, может ли музыка следовать за вами вечно? — Он собрался и продолжил: — Вцелом, хотя вся династия Ржавов и не была в ладах с мозгами, они в большинстве - патриотичные и честные люди. Я прав, Барабантер?
Секретарь очень тщательно и по нескольку раз без надобности сложил в стопку какие-то бумаги и ответил:
— Совершенно верно. Молодой Гравид печальное исключение.
— Как ты считаешь, для него искупление уже невозможно?
— Почти наверняка нет, — ответил Барабантер, аккуратно складывая промокашку. — Кстати, Арахна в настоящее время работает в нашем посольстве в ХХХХ делопроизводителем. Она умоляла дать ей должность, потому что к ней явно неравнодушны ядовитые пауки.
— Что ж, думаю, у каждой девушки должно быть хобби, — ответил Ветинари. — Скажи-ка, а много ли их там в ХХХХ?
— Мне дали понять, что местность ими прямо наводнена, сэр, в позитивном смысле, и у Арахны уже набралась приличная коллекция.
Ветинари ничего не ответил. Он просто сидел с закрытыми глазами.
Барабантер кашлянул.
— Сэр? Говорят, что в конце все грехи прощяются?
Хэвелок, лорд Ветинари, неохотно оторвался от нового прослушивания невидимой мелодии и ответил:
— Не все, Барабантер, не все.
* * *
Этой ночью в Ячменном переулке, не слыша в постели привычных сов и козодоев, Ваймс сказал:
— Знаешь, дорогая, мне скоро придется вернутся в поместье. Фини хороший парень, но им нужен хороший штаб и наставления, а это не значит Шнобби Шнобс и Фред Колон.
Сибилла повернулась к нему:
— О, Сэм, даже не знаю. Шнобби с Фредом не так уж плохи и вполне сойдут на данный момент. Я хочу сказать, они же копы, но довольно медлительные и вцелом хорошо, что они рядом. Сейчас у тебя там есть два молодых человека полных энергии и рвения, так что если ты не хочешь все испортить, то, возможно, в этом неторопливом месте будет лучше подкрепить их неторопливыми, но надежными копами. Как думаешь?
— Ты как всегда права, дорогая.
— А кроме того, я видела Фреда. Возможность переосмыслить взгляд на мир слегка его встряхнуло.
— Он справится, — ответил Ваймс. — Вопреки всем ожиданиям, и отбросив всю глупость, он честный человек.
Сибилла вздохнула:
— Да, Сэм, но даже честному человеку нужны выходные на солнышке вдали от дыма, грязи и жутких заклинаний.
— Но это же самое ценное! — рассмеявшись, ответил Ваймс.
— Нет, ему просто нужен отдых. Всем нужно отдыхать, Сэм. Даже тебе.
— Спасибо. Я уже был на отдыхе.
— Вовсе нет. Ты отдыхал всего пару дней между драками, наводнением, убийствами и не знаю чем еще.
Огляди свой стол, убедись, что все бегают на цыпочках, и мы снова отправимся туда на неделю. Слышишь, Сэм Ваймс?
Назад: Глава 26
Дальше: ЭПИЛОГ
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий