Понюшка

Книга: Понюшка
Назад: Глава 23
Дальше: Глава 25

Глава 24

«Какая радость, — подумал исполняющий обязанности капитана Пикша, — что у меня толстый блокнот…»
— Дайте-ка я уточню, капитан Убивец, — произнес Сэм Ваймс, тихо раскачиваясь в капитанском вращающемся кресле. Оно скрипнуло. — Какие-то, неизвестные вам, люди, но к которым вы относитесь с огромным уважением, поскольку они назвали верный пароль, который вы использовали для связи с контрабандистами, к чему, я замечу, я отношусь с большим пониманием, доставили вам этого человека, связанным и с кляпом во рту, и сказали вам взять этого человека в Кактотамландию, и… я процитирую: «дать ему немного поостыть». И еще вы сказали, что с их слов все законно.
Вращающееся кресло раз или два скрипнуло, когда Сэм повернулся ради усиления драматического эффекта, и он продолжил:
— Капитан, я представитель закона Анк-Морпорка, и как вам может быть известно, что к моим словам прислушивается множество влиятельнейших политиков всего мира, и позвольте отметить, капитан, что мне неизвестен ни один кодекс, который бы узаконивал похищение, но я все равно уточню у коллег из Квирма и экспертов, не знают ли они какого-нибудь эдикта или распоряжения, по которому можно легально связать кого-то не уличенного ни в каком преступлении, затащить его на борт корабля, а затем увезти на довольно спорное расстояние против его воли.
Кресло получило шанс скрипнуть, вклинившись между Сэмом и вескими словами лейтенанта Пердью:
— Насколько мне знать, командор Ваймс, таковый изменений в закон нет, и поэтому я арестовать вас, капитан Убивец, — офицер положил руку на плечо приунывшего капитана: — с обвинений в похищать, содействовать и исполнять похищение, в наносить наличный и возможный вред здоровья, а так же прочий обвинения, который мочь явиться в процессе наше расследований. До момента возвратить «Королева Квирма» в порт она есть конфискованный и быть обыскан по самый киль.
Ваймс снова развернул кресло, чтобы капитану не было видно его лицо, а лейтенанту - напротив, было видно отлично, подмигнул ему и слегка кивнул в знак одобрения. Потом Сэм снова повернулся обратно:
— Лишение свободы невинного человека, капитан, даже на неделю, очень серьезное преступление.
Однако, лейтенант рассказал мне, что вы все осознали и в целом характеризуетесь как законопослушный гражданин. Лично мне ненавистен мир, в котором мелкие сошки, которые действуют, оставаясь в неведении истинных мотивов, или из страха отправляются в темницу, в то время как крупные шишки, главные зачинщики, а то и основные виновники преступления, остаются безнаказанными на свободе. Полагаю, что вам подобное тоже не по нраву, а?
Капитан Убивец, пристально уставившись на свои матросские боты, словно ожидая, что они вдруг взорвутся или хотя бы исполнят песню, пробурчал в ответ: — Вы абсолютно правы, командор.
— Благодарю, капитан! Значит, вы заодно с остальным миром. Стало быть, вам нужны друзья, а мне имена. Имена тех, кто втянул вас в этот кошмар. Кстати, кузнец мистер Джефферсон рассказал мне, что не может припомнить, чтобы с ним плохо обращались, когда он оказался вашим невольным гостем. Напротив, его довольно сносно кормили, угощали пивом и ежедневной стопкой рома, и даже снабдили несколькими прошлогодними номерами журнала «Девчонки, Хи-хи и веревки», чтобы не скучал. Ему тоже хочется знать имена, капитан. И может так случиться, что узнав их из верно составленного официального документа, он вдруг позабудет о своем пленении за определенную сумму денег, которую следует с ним обсудить, и мы получим шанс прямо и честно пожать друг другу руки, на которых не будет наручников, включая вашего первого помощника, которого он назвал «мешком дерьма», что, видимо, является каким-то морским термином, который я не понял. Так вышло, что указанный человек имел удовольствие избивать потерпевшего, пока тот был в заточении, и мистер Джефферсон хотел бы сравнять счет.
Ваймс поднялся и встряхнул руками, словно они затекли.
— Разумеется, капитан, все это очень необычно, особенно учитывая присутствие лейтенанта, честного и достойного, подающего большие надежды офицера, но, полагаю, он полностью удовлетворится, если он поставит Королеву в док и предъявит вам обвинение только в контрабанде. Для вас это будет означать небольшой штраф, в противном случае - обвинение в похищении, что куда хуже. Согласны? — и Ваймс весело добавил: — У лейтенанта в шляпе как раз есть перо и, подозреваю, он может составить признание от вашего имени, что охарактеризует вас как подающего надежды к исправлению, и кроме того, готового к сотрудничеству гражданина.
Ваймс подмигнул лейтенанту:
— Я показываю ему дурной пример, так что вы, капитан, окажите милость, подружитесь с ним, на случай, если в будущем ему придется задать вам пару невинных вопросов о перевозках, торговле и прочем. Но решать вам, капитан. Думаю, вы знаете имена, по крайней мере, имя того, с кем имели дело, но возможно и имя нанимателя? Так, что? Не хотите ли нам что-то сказать?
Морские боты сдвинулись с места.
— Послушайте, командор. Я не хочу наживать себе врагов среди влиятельных людей. Понимаете, о чем я толкую?
Ваймс кивнул и нагнулся вперед, уставившись ему в глаза.
— Разумеется, капитан, я все понимаю, — тихо ответил Сэм, — и именно поэтому вы должны назвать их имена. Итак… Их имена, капитан. Назовите имена. Потому что, капитан Убивец, хоть вы и не хотите расстраивать влиятельных людей, я уже начинаю подумывать о том, не конфисковать ли ваш корабль и отправить в утиль за то, что вы перевозили живых, дышащих, умных, творческих хотя и довольно неряшливых разумных существ. Честно говоря, решаясь на подобный шаг, я сильно рискую, но кто знает? Мир так быстро меняется, а для вас еще быстрее. — Он хлопнул капитана по спине. — Капитан Убивец, я бы хотел, чтобы вы считали меня другом.
* * *
Ваймс слушал его исповедь, и красные шары сшибались между собой, катились через поле, выбивая цветные шары, и закон был попран ради торжества закона. Как ему объяснить подобный казус юристу? Адвокату? А самому себе? Все случилось стремительно, так что либо ты остался на коне, либо погребен под завалом. Так что нужно барахтаться и плясать под дудку тех, кто желает сыграть.
«Королева Квирма» вернулась в порт в тот же день, на полмесяца раньше срока, к смущению, удивлению, а порой и к радости матросских жен. Начальник порта сделал запись о прибытии, и был заинтригован тем фактом, что большая часть команды сразу после списания на берег тут же препроводили вдоль стоянок кораблей в тихую часть порта, рядом с сухим доком, в котором уже стояла на починке «Удивительная Фанни».
Нервно прогуливающийся вокруг корабля, словно курица вокруг огромного цыпленка, капитан Глупотык с рукой в гипсе просиял, увидев приближающегося Ваймса:
— Сэр! Я дал себе зарок, что передам ее вам! Вы повели себя по-мужски, и доставили нас живыми домой, сэр! Я этого не забуду, и не только я, но и мои жена и дочка!
Ваймс поднял голову, с надеждой оглядывая судно:
— Мне кажется ее сильно потрепало, капитан. Я, разумеется, имею в виду лодку, а не вашу жену.
Но судя по всему, капитан был полон оптимизма:
— Мы потеряли большую часть ходовых механизмов, но честно говоря, она и так проходила дольше положенного срока. Но, мой дорогой командор, мы сумели оседлать очушительный запор, и все, до единой души, спаслись! И более того! Что, ради семи кругов ада, они делают?
Ваймс еще раньше услышал звонкие ноты дудки, но пришлось опустить голову, чтобы увидеть как навстречу по берегу в большом числе уверенно маршируют гоблины. Во главе их, на мгновение озарившись голубым сиянием, шествовал Вонючка, игравший на старой пустой лапе краба. Проходя мимо Ваймса, он перестал играть, чтобы продекламировать:
— Гоблинам не спытать рок на морском берегу! Ура!

 

Домой, домой, скорее со всех ног! Пройдут мимо стражники, ура!

 

Скорей прекратить то, что можно, о, да!

 

Констебль Вонючка со своей командой! Я его худший кошмар.
Ваймс рассмеялся:
— Что-что? О чем ты? Гоблин с полицейским значком? — ему пришлось поторопиться, чтобы поспевать за ними, так как Вонючка был настроен весьма решительно увести гоблинов прочь как можно скорее.
— Вонючке не нужны значки, друг поли-сисей-ски! Вонючка сам по себе кошмар! Помнишь мальчика? Мальчик открывал книжка? Он видеть злобный гоблин, а я видеть бедный маленький мальчик! Какая радость, мальчик, что мы оба правы!
Ваймс остановился, глядя как они маршируют прочь, ускоряя шаг, скрывшись в роще, растущей у дока. И в этот момент Ваймс понял, что даже, если тотчас бросится в погоню и станет искать среди кустов, он не найдет от гоблинов и следа. Он был озадачен. Это не имело особого значения, так как это частый удел полицейского, часть его работы. Его работой было сделать мир разумнее, и часто хотелось, чтобы мир пошел ему навстречу, чтобы они могли встретиться на полпути.
— С вами все в порядке, командор?
Ваймс обернулся и увидел встревоженное лицо лейтенанта Пердью:
— Не уверен, когда я в последний раз по-настоящему выспался, но по крайней мере, я могу стоять ровно. Наконец-то у меня есть имена и приметы. — Целых три имени, и одно из них, ого-го! — что это было за имя!!! — если только можно верить на слово типу с именем капитан Убивец. Мда, капитану уже за пятьдесят, а в этом возрасте уже не так весело подаваться в бега и скрываться. Хотя нет, с Убивцем проблем не будет. Как и с Джефферсоном, хотя тот вспыхивал как хворост. То, о чем Джефферсон всего лишь подозревал, капитан Убивец знал наверняка. Но Ваймс, с другой стороны, не воспользовался шансом расколоть первого помощника с Королевы, примечательно неприятного сукина-сына с подбородком, напоминающим башмак мясника. Сейчас тот шел навстречу надутым и важным, чувствуя, за спиной поддержку капитана Убивца.
Ваймс подступился к кузнецу:
— Ладно вам, сэр, Убивец отдаст все, что угодно на свете, лишь бы угодить лейтенанту и сохранить свою лоханку. Считайте это хорошим уроком, хорошо?
— Но ведь вон этот долбанный первый помощник, — ответил кузнец. — Остальная команда вела себя довольно прилично, а этот - настоящий ублюдок!
— Что ж, вот он перед вами. Это чисто мужской разговор, так что я прослежу за тем, чтобы все было честно. Интересный день сегодня. Мы опробовали разные виды законов, и что примечательно - быстро и без вмешательства законников. Ладно, приступайте, мистер Джефферсон! Он знает, что вам от него нужно.
На этом конце пляжа бухты собрались почти все члены команды. Ваймс оглядел их одного за другим, читая по лицам. Все они, следуя интуиции работяг, догадывались, что вот-вот случится веселуха с применением изрядной доли здорового насилия. Первый помощник просто-таки являл собой олицетворение рукоприкладства и прочих неуставных отношений, так что Ваймсу показалось, что среди команды окажется изрядная доля тех, кто воспримет преподанный ему небольшой урок с восторгом. А может, урок будет и не таким уж небольшим. Сэм махнул обоим участникам, сходиться.
— Джентльмены, у вас есть взаимные претензии. Вы оба знаете, какие. Если я увижу у кого-то нож, то боги ему судья. Сегодня обойдется без убийств, не считая фамилии нашего капитана, разумеется. Если я решу, что с одного из вас достаточно, то даю вам слово, что тут же остановлю драку. Итак, джентльмены, приступайте.
С этими словами Сэм осторожно отступил в сторонку.
Никто не сдвинулся с места, но Джефферсон спросил:
— Ты знаешь правила правильного кулачного боя маркиза Пышнохвоста?
Первый помощник злобно ухмыльнулся:
— Угу, знаю!
Ваймс не заметил, точнее не совсем разглядел, что случилось сразу за этим, как, безусловно, и все остальные, но все дружно сошлись на том, что Джефферсон быстро размахнулся и уложил моряка наповал. Стук упавшего тела на песок прозвучал в гробовой тищине.
Спустя мгновение Джефферсон, массируя руку, чтобы восстановить в ней кровообращение, посмотрел вниз на поверженного противника и ответил: — А я - нет.
Потом он обернулся и посмотрел на Вайиса:
— Знаешь, он буквально плевал на гоблинов в их темнице. Вот ублюдок.
Ваймс огляделся на случай, если среди матросов найдется приятель офицера с плохим чувством юмора, но услышал только смех.
В конце концов, здоровяк оказался повержен по всем правилам, и это должно было сказаться на материальном состоянии зрителей.
— Отлично, мистер Джефферсон, самый честный бой из тех, что мне доводилось видеть. Думаю, эти джентльмены заберут первого помощника на борт и позаботятся о нем.
Ваймс нарочно произнес это приказным тоном, и окружающие тут же принялись исполнять. Сэм тут же добавил:
— Вы удовлетворены, капитан? Отлично. Тогда я думаю мы с вами все вместе, включая лейтенанта, пройдемся, по-дружески, до штаб-квартиры Стражи Квирма, где у нас останется закрыть крохотный вопрос - подписать показания.
— Я думать, ви собираться быстро уезжать, командор, — уточнил лейтенант, когда они уже шли по улице Пробуждения.
— В целом, да, — ответил Ваймс. — Вообще-то предполагается, что я отдыхаю. Нужно забрать юного Фини из госпиталя и каким-то образом добраться до поместья.
Лейтенант удивился:
— Разве ви не собираться скорей преследовать убийца по пятам, сэр?
— Это его-то? Я и так с ним скоро увижусь. Даже не сомневаюсь, но на нем свет клином не сошелся. Вы тут играете на бильярде?
— Я не уметь играть, но понимать правила, если ви про этот спрашивать.
— Тогда вам следует знать, что основной целью игры является забить черный шар, однако для этого сперва требуется загнать в лузы все цветные шары. Так что вы вновь и вновь забиваете красные шары, делаете все что угодно, лишь бы реализовать свою стратегию. Ну так вот, я знаю, где стоит черный шар, и он не сможет от меня сбежать. А остальные?
Капитан любезно назвал имена и приметы. Если хотите, можете сами их арестовать, скажем, за содействие организации незаконного перемещения разумных существ с целью извлечения прибыли, тогда я с удовольствием предоставлю подобную честь квирмской полиции.
Сэм улыбнулся:
— Что до меня, то после получения признания, я собираюсь отправиться прямиком в поместье, чтобы повидаться с женой и моим маленьким сынишкой, которые, к моему стыду, даже нет, к полному отчаянью, были мною полностью позабыты-покинуты. Понятно?
И как только я доберусь до дома, я собираюсь тут же вернуться обратно сюда. Моей супруге нравится свежий воздух, а Сэм, уверен, просто влюбится в слонов. О, это что-то!
Лейтенант просветлел лицом:
— Может я предложить вас садить ночной корабль после ужин? Это быть Черно-глазастый Сьюзон, она быть очень бистро, как ее тезка, если верить легенда. Она ходить вверх течение, ага, после три четверть часа. Она бистро, груз не очень брать, осадка иметь високо. Вам быть дом завтра утро. Годиться? У нас как раз есть время все устроить. Если ви любить идея, я слать человек искать капитан предупреждать не плыть, ждать вам.
Ваймс улыбнулся:
— А что говорят, каков прогноз погоды?
— Быть ясно, командор. Старик Мошенница гладкий как стол - смыть каждый пень и камень до следующий сезон вперед. Теперь мочь спокойный плаванье.
— Добрый вечер, ваша светлость! — голос был знаком, и Ваймс увидел дальше по бульвару то, что сперва показалось человеком обмотанным огромным кушаком, пока более детальное рассмотрение не установило, что это тот самый отшельник из поместья. Обмотан он был собственной бородой, которая была примечательно чистой. Под ручку он держал двух веселых юных дамочек.
Ваймс уставился на отшельника:
— Это вы, Пень? Что вы тут делаете?
Это вызвало хихиканье.
— Я на выходных, командор! Честно! У каждого должен быть выходной, сэр.
Ваймс не знал, что ответить, поэтому похлопал отшельника по плечу и сказал:
— Оторвитесь по полной, мистер Пень, только не забудьте средство от похмелья.
— Будьте уверены, командор, они мне понадобятся.
* * *
«Что ни говори, а еда в столовой квирмского полицейского участка отменная, даже с учетом слишком большого количества авеков, — подумал Вайис. — Авеки повсюду».
Отмывшийся и накормленный Ваймс, снабженный кое-какими важными бумагами, втиснутый в свою выстиранную и тщательно отглаженную рубашку, шел со старшим констеблем Апшотом вдоль набережной к Черноглазой Сюзанне. Лейтенант с двумя стражниками проводили его до каюты, где гном-стюарт продемонстрировал ему чистоту кровати и простыней.
— Для нас честь, что вы будете на них спать, сэр. Вот увидите, у Сюзанн очень мягкий ход, хотя ее может порой раскачивать, почти как ее тезку, но она очень быстро успокаивается. А! И тут рядышком каюта для офицера Фини. Возможно, вам джентльмены, будет интересно взглянуть на как мы отчалим?
Они решили посмотреть. На Сюзанн имелись два быка, совсем как на Удивительной Фанни, но корабль не брал с собой груз, а на борту было всего десять пассажиров: это был настоящий экспресс, ходивший по Старой Мошеннице. Раскрутившиеся ходовые колеса легко толкали судно, придавая ему значительную скорость, оставляя на воде длинный пенный след.
— И что теперь, командор? — спросил Фини, рядом облокотившись о поручень, вместе с Сэмом глядя, как удаляется берег Квирма. — Я имел в виду, чем еще займемся?
Ваймс с большим удовольствием закурил сигару. В каком-то смысле для этого как раз было самое подходящее место и время. Конечно, нюхательный табак неплох, но добрая сигара всегда найдет свое местечко и придает как мудрости, так и особенный оттенок личности. Будет трудно расстаться с этой привычкой.
— Понимаешь, мне больше ничего не нужно предпринимать, — ответил он, любуясь закатом. «Как редко я в прошлом вспоминал про закат, — удивился он. — В основном я видел одни темные ночи. Не стоит гоняться за Стрэтфордом. Я знаю его как облупленного». Он сам удивился своей мысли.
Вслух он продолжил так:
— Заметил тех двух квирмских копов, что взошли с нами на борт? Я все устроил.
Разумеется, предполагается, что они нужны, чтобы нас не беспокоили во время плаванья. Команду же предупредили, что на борту возможно покушение. Если верить лейтенанту, наш капитан Герольд может поручиться головой за каждого члена команды, потому что без проблем проплавал с ними много лет. Лично я, разумеется, все равно запру дверь в каюту понадежнее, и тебе, Фини, предлагаю сделать то же самое.
— Видишь ли, всему виной жадность. Жадность и дьявольское зелье. Они оба убийцы, но жадность куда страшнее наркотиков. Намного страшнее. Знаешь, обычно каждый раз, когда я веду похожее дело со стажёром, то говорю так: «Следуй за деньгами». Нужно задать себе вопрос: «Кто их теряет? Кто в прикупе?» — Ваймс с сожалением выбросил в воду окурок. — Но порой нужно просто следовать за глупостью… Оглянись, и поищи тех, кто считает невероятным, что его сможет ухватить рука закона, кто верит, будто они в своем праве делать, что угодно, в то время, как остальные не смеют их и пальцем тронуть. Наша с тобой работа, офицер, уведомить их о том, что они ошибаются!
Солнце село.
— Знаете, командор Ваймс, я считаю, в вас есть нечто такое, что заставляет все колеса крутиться без посторонней помощи, — весело заявил Фини. — Помню я как то прочел про вас одну штуку, будто вы способны арестовать даже богов, если они облажаются.
Ваймс покачал головой.
— Уверен, никогда ничего подобного не заявлял. Но закон - это порядок, а порядок это и есть закон. И он должен стоять во главе всего. На этом держится мир, даже святые небеса, а лишись мы порядка, парень, одна секунда не сможет поспеть за другой.
Сэм почувствовал, что вот-вот свалится с ног. Недосыпание способно отравить разум, завести его в полные дебри. Ваймс почувствовал, как на плечо легла рука Фини:
— Позвольте, я помогу вам добраться до каюты, командор. У нас был очень долгий день.
Ваймс не помнил, как разделся и лег в кровать, или точнее в койку, но совершенно точно так и было, а судя по остаткам белой пены на раковине, он еще и почистил перед сном зубы. Сэм спал как убитый, словно распавшись на молекулы, и все, что мог припомнить это полнейшая чернота, и за ее пределами, словно оставленное специально послание, возникло чувство уверенности. «Он пришел за тобой, Хранитель доски, Ваймс».
«Ты знал, потому что видел его взгляд. Тебе знаком этот тип людей. С самого дня своего рождения они стремятся к смерти, но что-то ломается, и вместо этого они становятся убийцами. Он разыщет тебя, и я вместе с ним. Так, что надеюсь, мы трое встретимся в темноте».
Едва послание было доставлено, Ваймс открыл глаза, уставившись в переборку, в которой как раз после вежливого стука открылась дверь, и в нее вошел стюард, внеся то, что с гарантией отгонит любой остаток кошмара - чашку горячего чая.
— Нет-нет, не вставайте, командор, — последовал веселый возглас стюарда, поставившего чашку в специальное углубление, которое какой-то умный человек предусмотрел, чтобы чашка случайно не соскользнула. — Капитан рад сообщить, что мы причалим через двадцать минут, Разумеется, вы можете остаться на борту и закончить завтрак, пока мы сделаем уборку в каюте, сменим быков, и, разумеется, пополним запасы еды, а так же возьмем на борт свежую почту и новых пассажиров. А еще, я рад вам предложить… — и он открыл перед носом Сэма огромную, размером с пивной живот, крышку подноса, — сандвич с беконом!
Ваймс проглотил слюну и мрачно спросил:
— Полагаю, у вас тут нет чего-нибудь вроде «мюсли»? — Все-таки, что ни говори, а Сибилла находилась всего в двадцати минутах от него.
Стюард выглядел озадаченным:
— Что вы! Разумеется у нас найдутся кое-какие ингредиенты, но, судя, по вашему виду, вы же не из тех людей, что уподобляют себя кроликам?
Ваймс снова подумал о Сибилле.
— Думаю, сегодня я как раз смогу похоже подергивать носом.
Несмотря на то, что каюта была класса люкс, по ее размеру этого не скажешь. Ваймс сумел побриться одолженной у стюарда «с добрыми пожеланиями от капитана, командор!» бритвой, и размеренно расставил таз, мыло, мочалку и длинное полотенце, с помощью которых он сумел выполнить своеобразный зарок данный своей матери, «мыть все, что можно увидеть». Он все сделал тщательно, и немного с грустью, понимая, что этот окружавший его крохотный деревянный мирок скоро исчезнет, и он вновь превратится в того же Сэма Ваймса, супруга и отца семейства. Однако периодически, по дороге обратно в респектабельный вид, он заглядывал в свое отражение и повторял: «Фред Колон!»
Люкс удобен для сна, но был так мал, что скорее был похож на гроб, и то подходящий только избранному трупу. Но наконец, когда каждый уголок Ваймса, до которого он сумел дотянуться, был, если не тщательно, то лихорадочно, намылен и отскребен мочалкой, и съедена больше подходившая для постящегося отшельника порция фруктов, перемешанных с орехами и толченным зерном, Сэм огляделся, не забыл ли он чего-нибудь, и увидел себя в зеркале.
Это было его отражение, и вместе с тем какое-то иное, что часто случается с зеркальцами для бритья. Тот «Ваймс-в-отражении» сказал ему:
— Ты же знаешь, что он не просто хочет тебя убить. И сделает это не быстро. Он хочет тебя уничтожить и пойдет на все, что угодно, пока не преуспеет.
— Знаю, — ответил Ваймс и добавил: — Ты ведь не демон?
— Совершенно исключено, — ответило отражение. — Должно быть это эффект, заключающийся в наложении твоего подсознательного на легкое отравление от начавшего бродить зерна в мюсли. Следи за своими действиями, командор. Будь настороже.
Когда отражение пропало, Ваймс отошел от зеркала и медленно обернулся. «Наверное, это у меня что-то с лицом, иначе все потеряно»
Он сошел в реальный мир по трапу, и он обернулся для него столкновением с капралом Шнобби Шноббсом, что не делало реальности чести, поскольку в его реальность верилось с трудом.
— Рад вас видеть, мистер Ваймс! Ух ты, как вы посвежели! Должно быть отпуск вам на пользу. Где ваш багаж? — Последние слова были произнесены в полной уверенности в том, что у Ваймса нет никакого багажа, но энтузиазм может быть зачтется.
— Все в порядке? — пропустив его слова мимо ушей, спросил Сэм.
Шнобби почесал нос, от которого что-то тут же отвалилось. «О да, я совершенно точно вернулся!»
— Ну, как сказать. Все как обычно, но мы справляемся. Не взглянете на вон тот холм? Они очень старались, чтобы не повредить деревья, потому что леди Сибилла обещала лично четвертовать каждого, кто расстроит гоблинов.
Заинтригованный Ваймс обернулся и обшарил взглядом горизонт. Он тут увидел изменения на Висельном холме. Трах-тарарах! На нем возвышалась грёбанная семафорная башня! Да, Сибилла должна была рвать и метать!
— Кстати, мистер Ваймс, леди Сибилла согласилась, едва прочла послание капитана Моркоу. Он сказал, что вас не стоит беспокоить. Вы знаете, сэр, он очень деятельный офицер, так что он обратился в семафорную компанию, и они на всех парах возвели тут временную башню. Говорят, работали ночь напролет, и уже подключили вас к Великому пути.
Шнобби поковырял в носу, быстро оценил ценность найденного или просто из любопытства, избавился от него и продолжил:
— А еще одно, сэр! Таймс хочет взять у вас интервью о том, как вы стали героем, спасшим какую-то удивительно забавную…
Возникла пауза, заполненная смехом Фини, продолжавшаяся, пока у него не закончился воздух, и остановился, чтобы отдышаться. Тогда Ваймс сказал?
— Капрал Шнобби Шноббс, хочу представить вам старшего констебля Апшота. Я зову его старшим констеблем, потому что он единственный представитель закона в здешних краях. Был до сих пор. Это его крест, и прошу относится к этому с должным уважением. Ясно? Кто еще прибыл из города?
— Сержант Детрит, мистер Ваймс, но он остался в поместье, скрыстно охранять ее светлость и Сэма-младшего.
Какая-то часть Ваймса затаила дыхание. Детрит и Вилликинс? Эти двое вместе были способны выдержать нападение небольшой армии. Сэм спустился с небес на землю:
— Фреда Колона с ними нет?
— Нет, мистер Ваймс. Как я понял, мы были уже в пути, когда пришло второе сообщение, но думаю, он очень скоро прибудет.
— Итак, джентльмены, я отправляюсь домой, — объявил Ваймс, — но погодите, мистер Фини, когда следующий корабль в Квирм?
Фини просиял:
— Вам повезло, командор! «Роберта Э. Бисквит» отправляется завтра утром!
Полагаю, сэр, это как раз то, что вам нужно. Это большая и тихоходная посудина, но об это не беспокойтесь - она специально построена как плавучее казино для игры и развлечений. Там отдыхает много туристов, но, поверьте, раз вы прославились на всю реку, то достаточно одного слова, и капитан «Роберты» тут же выделит вам королевские апартаменты… Прошу прощения, достойные командора. Ну так что?
Ваймс открыл было рот, чтобы уточнить цену. И тут же захлопнул, вспомнив, что Овнецы настолько богаты, что могли бы купить всю Старую Мошенницу целиком.
Фини, как и подобает сметливому копу, тут же заметил эту неуверенность, и тут же сказал:
— Поверьте, командор, на реке с вас не возьмут и гроша. Спаситель Фанни на всем протяжении Старой Мошенницы больше не будет ни в чем нуждаться - ни в сигарах, ни в ночлеге!
Шнобби Шноббс сложился пополам от смеха. Ваймс вздохнул:
— Шнобби, ее имя Франческа, а Фанни для простоты. Ясно? — Обычно с некоторыми типами подобный тон не срабатывает, но у Ваймса получилось. — И да, Шнобби, ты назначаешься старшим по перемещению Фреда в пещеру гоблинов, так что жди здесь, и как только прибудет карета, приступай. Ясно?
— Да, мистер Ваймс, — ответил Шнобби, опустив глаза на свои ботинки.
— И кстати, Шнобби, если увидишь гоблина, от которого несет как от помойки и который слегка светится, то это наш брат-полицейский. Так что, смотри, не забудь.
* * *
Сибилла встретила спешащего домой Ваймса на полпути к особняку. Впереди бежал Сэм-младший, который врезался в отцовские колени и обхватил их изо всех сил.
— Пап! А я теперь знаю как доить козу! Нужно потянуть ее за титьки. Пап, оно волосатое! — Ваймс сохранил серьезный вид, а Сэм-младший между тем продолжил. — А еще я умею делать сыр! И теперь у меня есть какашки барсука и куницы!
— Ух ты! Да, ты время зря не терял! — Похвалил его Ваймс. — А кто научил тебя слову «титьки», сынок?
Сэм-младший просиял:
— Пастух Вилли, папа.
Ваймс кивнул.
— Мы с тобой позже это обсудим. Хорошо, Сэм? А перед этим мне будет нужно потолковать с этим пастухом Вилли. — Он поднял сына на руки, несмотря на боль в спине. — Надеюсь между твоими приключениями нашлось место для мытья рук?
— За это не беспокойся, — откликнулась леди Сибилла: — Кстати о тебе самом Сэм. Стоит мне отвернуться, и ты вдруг становишься героем. Снова! Нет, правда! На реке только и разговоров, что о твоем подвиге. Драка на борту, морские погони! О, дорогой! Я не знаю, как тебя обнять, так что будь добр, опусти нашего ребенка, чтобы я могла тебя поцеловать.
Когда Ваймсу удалось снова вдохнуть кислорода, он пробурчал:
— Я действительно видел там семафорную башню? Не обращай внимания. Это треклятые дурни из Таймс всякий раз пытаются выставить меня в героическом свете!
Ослабив объятья, Сибилла возразила:
— Нет, Сэм. Ты прав только отчасти. Удивительно, как быстро разносятся новости по реке. Кстати, говорят, что ты дрался с убийцей, стоя на крыше рулевой рубки «Удивительно Фанни», он выстрелил в тебя в упор из арбалета, но стрела от тебя отскочила, как от стены! Говорят, завтра на первой странице будет опубликован рисунок, сделанный под впечатлением этого события! Дай я тебя еще раз поцелую! — Тут Сибилла не сдержалась и расхохоталась. — Честно, Сэм. Сегодня на ужин - все, что тебе угодно!
Ваймс наклонился к ее уху и что-то прошептал, получив шлепок по руке в ответ:
— Может быть. Позже.
Несколько воодушевленный Ваймс продолжил:
— Я заметил, что мост понес потери.
Сибилла кивнула:
— Верно, дорогой. Буря была ужасной, не так ли? Снесло центральную арку и всех трех Деградаций. Я их помню с детства. Каждый раз, когда мы шли по мосту, мама закрывала мне глаза ладонью, так что мне всегда было любопытно, чем они занимаются. Тем более, что оказалось, что одна из скульптур почесывала свой зад. — Она улыбнулась: — Но не бойся, Сэм. За голыми дамами далеко бегать не придется.
Ваймса немного утешила ее улыбка, но все равно где-то булькнула предательская подозрительность. Он думал, что давно от нее избавился, но липкая дрянь не отвязалась навсегда. Так что он кашлянул и с напускным весельем уточнил:
— Сибилла, ты ведь обсуждала мой отпуск с Ветинари, не так ли?
Сибилла удивилась:
— Конечно, дорогой. В конце концов, он ведь твой непосредственный начальник. Правда, технически. Только технически. Мы беседовали про благотворительность. Не помню уже о чем именно, так как поводов для нее очень много. Помню, что трудностей не было. А он сказал, что как раз настал удачный момент, чтобы ты отдохнул от подвигов.
Ваймс был достаточно благоразумен, чтобы не произнести те слова, что висели на языке. Вместо этого он осторожно сказал:
— Э. Значит, он не предлагал тебе отправиться именно сюда?
— Если честно, Сэм, это было довольно давно, но, как ты знаешь, мы оба сердечно о тебе беспокоимся. Так что мы просто обсудили саму возможность, только и всего.
Ваймс оставил ее в покое. Все равно ему не узнать наверняка. Да и шар давно в лузе.
Позднее Самуэль Ваймс, во всех своих ипостасях, поплескался в громадной ванной, откуда торчал только его нос. Вышел он оттуда обновленным - точно таким же человеком, как прежде, только гораздо чище. Показания капитана хранились в сейфе. А если Овнецы решили придумать сейф, то получается нечто такое, куда просто так, походя, не вломишься. Сперва требуется ввести комбинацию цифр, которая откроет сейф поменьше, но не менее прочный. И это только для того, чтобы достать оттуда ключ, который нужно поочередно вставить в трое часов, стоящих в разных местах поместья. Ключ взводит специальный часовой механизм. Сибилла рассказывала, что хорошо помнит, как дед со свистом носился по дому в главную гостиную, чтобы успеть вставить ключ в последние часы, пока работает часовой механизм в первых, чтобы не дать опуститься гольотине. Дед называл это «рвать задницу». «То, что имеем, храним», — подумал Ваймс, попробовав сам. Что же, они ничуть не слукавили. Теперь он был одет в свежее и больше не вонял рыбой. Что же дальше?
Было здорово снова гулять с сыном. Просто отец вышел на беззаботную прогулку с сыном, верно?
Так это выглядело со стороны. Но, к сожалению, ее портила тень, падающая от сержанта Детрита, пытавшегося слиться с ландшафтом. Это ему почти удалось, что было достигнуто очень просто - Детрит просто снял доспехи и вставил горшок с геранью за ухо, без труда превратившись в часть окружающей природы, немного угловатую и весьма каменную. Обычно тролль имел на себе многократно увеличенную версию стандартного нагрудника, потому что основная доля власти копа кроется во внешнем виде, делающем его похожим на копа. И соображения безопасности тут не при чем. Есть куча оружия, которое в умелых руках легко преодолеет стальной нагрудник, но абсолютно голого тролля любое из них только разозлит.
В данный момент Детрит безуспешно пытался стать ниже. Он был телохранителем, в этом было его предназначение, и еще он прихватил своего Миротворца. Сущность последнего четка отражала этикетка на его коробке. Есть оружие, которое могли назвать «Субботняя Ночь, Особое». Арбалет Детриса, снаряженный целой кучей стрел вырубил бы вас на всю неделю.
А еще где-то, где не мог заметить даже Ваймс, что означает, и никто другой, крался Вилликинс. Вот теперь картина вышла полной, что называется, во всех красках. Папочка вывел сыночка на прогулку, прихватив с собой такие силы, что легко мог справиться с ротой пехоты. Сибилла настояла, и вышло по ее. Одно дело Ваймсу подвергать опасности себя, и с этим Сибилла с самого начала смогла согласиться, но подвергать опасности Сэма-младшего? Да, ни за что на свете!
Поднимаясь по склону Висельного Холма, чтобы поглазеть на новую семафорную башню, Ваймс убеждал себя, что Стрэтфорд ни за что не воспользуется арбалетом. Это оружие дает преимущество, но он особый убийца… Ему захочется подобраться поближе, все хорошенько рассмотреть. Стрэтфорд убил гоблинку, и продолжал ее резать даже после того, как она скончалась. Ему захочется показать Ваймсу, кто именно его убивает. Сэм открыл для себя, что отлично изучил повадки убийц, чтобы полностью утратить сон.
Оказавшись на вершине, они встретили улыбающегося Шнобби, который лихо, но чересчур энергично отдал честь. Потому что он был не один. Рядом с ним сидела юная гоблинка. Шнобби постарался быстренько ее прогнать, и она, с большой неохотой и не сводя обожающих глаз с капрала, удалилась на минимально безопасное расстояние.
Несмотря на это, Ваймс постарался сдержать улыбку, и сохранил серьезное выражение лица.
— Налаживаешь контакты с аборигенами, Шнобби?
Тем временем, Сэм-младший направился к девушке и взял ее за руку и пожал, что делал всякий раз, встречая незнакомую женщину - привычка, по мнению его отца, способная открыть ему в будущем любые двери. Гоблинка попыталась убрать руку, но Сэм-младший был опытным пожимателем рук.
Шнобби смутился:
— И вовсе я не налажал. Это все она сама, мистер Ваймс.
Она первая пришла ко мне с корзиной грибов и сама их предложила. Честно!
— А ты уверен, что они не ядовитые?
Шнобби и глазом не моргнул.
— Понятия не имею, мистер Ваймс. Но я все равно их съел. Было очень вкусно. Они хрустящие, вкус слегка ореховый. Да, кстати! Фред уже прибыл, сэр! Эта юная леди, — и к удивлению, и крайнему одобрению Ваймса Шнобби не сделал особого ударения на слове «леди», поставив его в кавычки: — сразу подошла к нему и забрала у него из рук тот странный горшок. Это было удивительно, потому что до этого его никто не мог у него отобрать! И Фред тут же стал прежним! Почти совсем пришел в себя. Правда, я думаю, нам придется напоминать ему вовремя мыться и вовремя ходить в туалет, а не под себя. Ну, и так далее.
Ваймс вздохнул. Каждая организация нуждается в своеобразном хребте, а тут перед ним стоит недоразумение, которое с трудом годится на фарш в собачье питание. С другой стороны, Шнобби очень предан и удачлив, а нет вещи более нужной полицейскому, чем удача.
Быть может, Шнобби ухватил свою удачу за хвост.
— А что ты делаешь тут, Шнобби?
Тот посмотрел на Ваймса словно тот сошел с ума, и указал на возвышавшуюся семафорную башню.
— Пришел проверить, нет ли сообщений, мистер Ваймс. Там наверху их принимает юный Тонни. Он управляется в одиночку: сортирует, оборачивает вокруг камня и бросает вниз… — раздался звон о шлем Шнобби, и тот ловко подхватил камень, обернутый в лист бумаги до того, как он свалился на землю.
— Именно поэтому я стою здесь, мистер Ваймс. — С этими словами Шнобби развернул бумажку и объявил: — Одна двухместная каюта и одна одноместная на борту «Роберты Э Бисквит». Отправление в девять вечера завтра! Везет вам, мистер Ваймс! Семафор! Что бы мы без него делали?
Сверху раздался крик:
— Поберегись! Человек спускается! — Молодой человек начал осторожный спуск, проверяя, куда опускает ногу, и Ваймс увидел, как вся башня сотрясается при каждом его шаге с одной ступеньки лестницы на другую. Наконец, он преодолел оставшиеся несколько футов и протянул руку Ваймсу.
— Рад познакомиться, сэр Самуэль! Прошу простить за мой вид. Мы трудились всю ночь. По настоящему срочная работа. Можно сказать, нужда заставит, если лорд Ветинари попросит. Позднее, мы все сделаем надежно, хорошо? Я подключил нас к Великому пути, и там вас перенаправят куда вы пожелаете, плюс проведем семафор к вам домой. Разумеется там вам придется посадить кого-то поддерживать связь, но судя по тому, что я вижу, это не проблема. — Парень отсалютовал рукой и добавил: — Желаю удачи, сэр! А я отправляюсь умываться и ужинать.
Снова раздался звон по шлему Шнобби, и к их ногам упал новый камень, обернутый бумагой.
Юный телеграфист поднял его и прочел послание:
— О, это просто сервисное уведомление о перерыве в связи и о том, что у меня обед. Его написал мой помощник. Вот он негодник. Это сообщение не нужно было передавать, но я еще ни разу не видел, так все схватывали на лету. Буквально один раз покажешь, и достаточно! Очень надежный дьяволенок. А с такими большими руками ему совершенно ни почем любая клавиатура.
С этими словами Тонни отправился, насвистывая, вниз по склону. Догадавшись, Ваймс подпрыгнул как кузнечик:
— Вонючка! А ну, быстро спускайся оттуда, маленький засранец!
— Уже тут, командор! — Вонючка буквально возник из ниоткуда почти между мысков ботинок Ваймса.
— Это ты? Ты? Управляешь семафором? И умеешь читать?
Вонючка развел руками:
— Нет, но умею смотреть, умею запоминать! Зеленый человек сказать: «Вонючка, эта острая штука звать «А», и Вонючке не нужно повторять два раза. Он сказать: «Гляди, эта выпуклая, как прыщ с ручкой - Б». Весело! — скрипучий голос дрогнул, но Ваймсу показалось, что в нем прозвучал оттенок циничного знания. — Гоблины полезен? Гоблинам можно доверить? Гоблины оказать помощь? Гоблин не мертвый!
Командору показалось, что эти слова слышит он один. Сэм-младший направился было, чтобы пожать Вонючке руку, но передумал. Ваймс шепотом спросил: — Что ты такое, Вонючка?
— А что ты такое, Сэм Ваймс? — Вонючка улыбнулся. — Ханг, Сэм Ваймс! Ханг - вместе или по-отдельности.
Главное, ханг! Ханг, мистер Ваймс.
Ваймс вздохнул:
— Думаю, это самое малое, что я могу, — мрачно ответил он гоблину. Он оглянулся, и увидел, что на него уставились сын и Шнобби Шноббс, а так же гоблинка, которая скорее не сводила глаз со Шнобби, словно мелкий капрал был Адонисом. Смутившийся Сэм пожал плечами и добавил: — Так, просто - что-то взбрело в голову…
Назад: Глава 23
Дальше: Глава 25
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий