Понюшка

Книга: Понюшка
Назад: Глава 15
Дальше: Глава 17

Глава 16

Дверь открыла миссис Апшот, закричала, захлопнула дверь перед носом Сэма, потом вновь открыла дверь и извинилась за то, что ее захлопнула, после чего осторожно ее прикрыла, оставив Ваймса торчать на крыльце. Тридцать секунд спустя дверь снова открылась и в нее выглянул Фини в ночной рубашке, поспешно заправленной в штаны.
— Командор! Что-то случилось? — спросил он, тщетно пытаясь заправиться.
Ваймс быстро сжал его руки:
— Да, старший констебль Апшот. Почти случилось, но кое-что можно поправить прямо сейчас с твоей помощью. Относительно убийства, у меня есть определенные сведения, которых достаточно, чтобы призвать к ответу двух типчиков. Это твоя вотчина, поэтому, выражаясь на нашем языке, будет справедливо и юридически верно, чтобы ты помог нам с арестом.
Ваймс сделал шаг вперед, чтобы открылось лицо стоявшего за его его спиной Вилликинса, и продолжил:
— Кажется, вы знакомы с Вилликинсом, моим слугой, который любезно предложил свои услуги, чтобы править каретой и, разумеется, накрахмалить пару рубашек, если они мне вдруг потребуются.
— Угу, — пробурчал Вилликинс и подмигнул Ваймсу.
— Старший констебль Апшот, я буду очень обязан, если вы вооружитесь чем-нибудь подходящим, раз уж у ваши наручники ни к черту. О прошу прощения! Нельзя ли одолжить хотя бы кусок бечевки?
На лице Фини отразилась целая палитра эмоций: «я буду работать с самим Сэмуэлем Ваймсом, ура!», «но это серьезное дело. О, боже!», «но я стану настоящим полицейским, ура!», «но я уже положил в постель грелку. О, боже!», «с другой стороны, если все выйдет плохо, то, в конце-концов, он герцог анкский и здешний землевладелец, так что меня не в чем обвинить, ура!», «и если я сумею себя проявить, то смогу получить работу в городе, так что можно будет переселить маму в более подходящий дом, где не придется наблюдать войну тараканов и мышей, ура!»
Для Ваймса было настоящим наслаждением наблюдать за сменой выражений на лице Фини в свете свечей, тем более, что тот при этом шевелил губами. Наконец Сэм сказал:
— Я уверен, констебль, что твоя помощь в этом деле очень поможет твоей дальнейшей карьере.
Последнее заявление вызвало вмешательство миссис Апшот, наблюдавшей за происходящим из-за плеча сына. Исполненная гордости за сына, она сказала:
— Слушай его милость, Фини! Я тебе всегда говорила, что ты можешь выбиться в люди! Хватит спорить. Отправляйся на работу, сынок!
Материнский совет сопровождался столь частыми кивками головы, чему могла позавидовать любая швейная машинка. «Хвала богам, что матери всегда остаются матерями», — подумал Ваймс, глядя как Фини забирается в карету в обнимку с бутылкой горячего чая, куском яблочного пирога и парой чистых подштанников.
Когда колеса покатились, и Фини перестал махать маме из окна, Ваймс, аккуратно балансируя на покачивающемся сидении, зажег спиртовую лампу. Это был единственный источник света в карете. Сэм откинулся на сидение и сказал:
— Парень, я буду тебе признателен, если ты найдешь время и запишешь в своем блокноте все, что я скажу, начиная с этого момента. Это может очень нам помочь. — Фини отдал честь, и Ваймс продолжил: —, Мистер Фини, а когда мы вчера обнаружили тело мертвой гоблинской девушки, ты вел записи?
— Да, сэр! — Фини снова отдал честь. — Мой дедуля говорил: «всегда все записывай в свой блокнот!»
Они дружно подпрыгнули на сидении, когда карета наехала на кочку, и Ваймс тихо спросил:
— А он, случайно, не советовал тебе оставлять пропуски в пару чистых листочков?
— Нет, сэр! А следует?
Они вновь подпрыгнули на сидении, и Ваймс ответил:
— Говоря прямо, парень, ответ отрицательный, особенно, когда работаешь со мной. А теперь, пожалуйста, запиши все это в блокнот, как я и просил. И поскольку я не так молод, как ты, то, с твоего позволения, я немного отдохну.
— Да, сэр! Понимаю, сэр. Можно еще вопрос, сэр? Мистер Курильщик, клерк местного магистрата, заходил к нам вечером, проведать нас с мамой, и сказал не волноваться насчет гоблинской девушки, поскольку гоблинов официально признали вредителями. Он был очень любезен, и даже принес немного бренди для мамули. Он говорит, вы хороший джентльмен, но у вас зуд, словно вас пчела ужалила, что часто случается с дворянами и вы оторваны от реальной жизни, сэр. Сэр? Вы уже уснули?
Ваймс покачал головой и вкрадчиво спросил:
— А это ты записал в свой блокнот, сынок?
— О, разумеется, сэр!
— И все равно отправился со мной? С чего бы это, мистер Фини?
Под ними загрохотали булыжники, и Фини Апшот некоторое время собирался с мыслями, чтобы ответить:
— Я решил, командующий Стражей Ваймс, что этот мистер Курильщик хоть и является местной шишкой, но и командор Ваймс то же, только он еще и герцог, и кроме того шишка куда круче этого Курильщика. И раз уж попал между двух шишек, то лучше уж выбрать ту, что круче. — Он услышал, как Ваймс хмыкнул, и продолжил: — И кроме того, сэр, я подумал, что ж, я был там и видел бедняжку, и то, что с ней стало. И еще я запомнил, что этот мистер Курильщик уже пытался меня одурачить, заставляя арестовать вас, сэр, и на счет гоблинов, я решил, что ж, они вороватые и вонючие, но старик-гоблин плакал, а животные не плачут. И гоблины, они, это, умеют делать всякие штуки, очень красивые, и если уж они и воруют помои для свиней, раз уж они все тащат, то мы не должны становиться менее человечными, хотя и среди нас полно точно таких же типов. Я мог бы даже рассказать пару историй на этот счет, и решил, что этот мистер Курильщик должно быть ошибается.
Послышался грохот, когда карета въехала на мост, который стих, когда колеса вновь очутились на утрамбованной глине. Фини взволнованно продолжил:
— Я верно поступил, сэр? — Он нервно ждал ответа. Потом послышался голос Ваймса, который прозвучал словно откуда-то издалека:
— Знаешь, как называется эта короткая речь, мистер Фини?
— Нет, сэр. Наверное, просто мысли.
— Она называется «раскаяние», мистер Фини. Запомни это чувство.
* * *
Ваймс очнулся ото сна, в котором Сэм-младший играл на арфе, и когда он понял, что это всего лишь сон, услышал, что звук колес изменился, карета замедлилась и, скрипнув, остановилась.
Вилликинс открыл сдвижную дверцу в стенке кареты и тихо произнес:
— Подъем! Уважаемые пассажиры, мы находимся в полумиле от местечка Вислокогтя. Население тридцать семь не слишком умных граждан. Если принюхаться, вы сможете легко почувствовать запах индюшатника, о чем тут же чертовски пожалеете. Прошу прощения за свой клатчасткий. Я решил, сэр, что оставшуюся часть пути будет лучше пройти пешком.
Ваймс сошел из кареты на землю и стряхнул крошки с колен. Пахло странным, всепроникающим запахом курятника. Даже от гоблинов пахло в два раза лучше. Но это не так отвлекало, как чувство… тревоги? Да! Легкой тревоги. Как давно он лично не возглавлял облаву? Слишком давно. Теперь в место него это делали капитаны и сержанты, а он сидел в штабе, и это называлось руководством городской Стражей. Но не сегодня.
Идя по колено в тумане, Ваймс прошептал:
— Ты, старший констебль Апшот, по моему сигналу постучишься в дверь, а я встану у черного хода, на случай, если джентльмен решит податься в бега. Лады?
Они уже приблизились к участку, на котором нашлось бы дело для обоих. Фермерский домик был как раз такого размера, чтобы иметь пару выходов, но вряд ли в нем нашлось место для третьего.
— А что говорить-то, командор? — прошептал Фини.
— Ну, парень! Ты же растреклятый сын и внук копов! Так какого черта задумываешься, что тебе кричать? Вот тебе намек: никаких слов «пожалуйста». Когда займу позицию, я свистну, ясно? Вот и здорово.
Они осторожно пробрались через вонючий двор, и Ваймс встал прямо за дверью черного хода, где ему на ум пришла очень интересная идея, и он мысленно сделал отметку. Затем он прижался к грязной стене, взял щепотку нюхательного табака, чтобы отбить вонь птиц и легонько свистнул.
— Открывайте именем закона! Вы окружены! У вас одна минута, чтобы открыть дверь! Я не шучу! А ну, открывайте! Это полиция!
Тихо прячась у стены, Ваймс отметил, что для новичка исполнено неплохо, за одним минусом - фраза «я не шучу», явно лишнее. И тут с черного хода вылетел человек, и Сэм подставил ногу.
— Доброе утро, сэр! Мое имя командор Ваймс! Надеюсь, вы, случайно, не забыли свое.
Птицы в клетках начали безумстовать, вызвав накатившую волну запаха. Мужчина поднялся на ноги и затравленно оглянулся.
— О, верно, вы можете попытаться бежать, можете, — продолжил Ваймс ненавязчивым тоном, — но кое-кто может решить, что раз вы бежите, то у вас есть для этого причина. А лично я признаюсь, что любой, кого пытается остановить какой-нибудь коп, может бежать как угорелый, вне зависимости от виновности, просто из принципа. Кроме того, в последнее время мы все так обросли жиром, что нам не помешало бы поупражняться. Так, что если вы побежите, мистер Флюгер, я тоже побегу, и гораздо быстрее.
Теперь Флюгер уже улыбался, считая, что ему достался не слишком умный коп.
— Думаю, у вас нет ордера от магистрата, верно?
— Очень хорошо, мистер Флюгер! А почему вы так решили, а? Возможно потому, что считаете, что магистрат не выдал бы ордер на ваш арест, не так ли? Кстати, спасибо, что указали, где именно находятся бочки с табаком. Ваше содействие будет принято во внимание.
Некоторые дни не задаются, когда вам приходится проводить осмотр истерзанного трупа молодой женщины, и бывают удачные дни - когда подозреваемый выдает себя, уставившись прямо в то место на хозяйственным дворе, где спрятано добро.
— Разумеется, мне придется упомянуть о вашем содействии местным властями, и, конечно же, в местном пабе.
Теперь мистер Флюгер проявил «ту самую» глупость:
— Я ничего вам не говорил ни о каком табаке, и тебе это известно, легавый!
В этот момент из-за угла показался Фини с устрашающей дубинкой в руках и комично выглядящим на его лице «страшным» взглядом:
— Только скажите, командор, и я разделаю его на раз-два!
Ваймс закатил глаза в притворном отчаянии:
— Ничего такого не нужно, Фини. Разве не видишь, что мистер Флюгер в отчаянном положении и готов с нами поговорить?
Флюгер решил, что лучше всего будет аппелировать к Фини:
— Послушай, Фини, ты же меня знаешь…
Он не смог договорить, поскольку Фини его перебил:
— Для тебя, констебль Апщот, Флюгер. Мой отец хватал тебя за шкирку пару дюжин раз. Он называл тебя зеленой мухой, потому что где бы он не нашел кучу дерьма, рядом всегда ошивался ты. И он наказал мне присматривать за тобой, что я прямо сейчас и делаю.
Фини посмотрел на Ваймса, который ободряюще ему кивнул в ответ:
— Видите ли, какая у меня проблема, мистер Флюгер. Мы явились сюда не для того, чтобы расспрашивать вас о табаке. Я никогда не собирался быть коммерсантом. Я коп до мозга костей, простой и прямой как палка, и вот у меня в одной руке некто, кто сделал одолжение своему нанимателю и взял на хранение несколько бочек табака, с другой стороны, если я в другой руке обнаружу разыскиваемого убийцу, храни вас от этого боги, то, возможно, я забуду о первой руке… Не заставляйте меня дорисовывать всю картину, мистер Флюгер, поскольку у меня итак все руки заняты.
Флюгер испугался:
— Это вы о гоблине, верно? Послушайте, это не я! Ладно, признаюсь, я не кристально честный парень, но я не убийца! Я ломщик, а не треклятый мокрушник!
Ваймс перевел взгляд на Фини. Некоторые могли бы сказать, что он доволен как Панч. Фини же мог поправить, что он доволен как Панч, Джуди и собачка Тоби, крокодил и коп вместе взятые. Ваймс вскинул бровь, подсказывая, продолжать допрос, но Фини заявил:
— Я ему верю. В нем этого нет, клянусь. Худшее на что он способен, это обокрасть старушку, и то, если она слепая.
— Вот видите! — Победно выпалил Флюгер. — Я не плохиш!
— Ага, — согласился Ваймс. — Вы мальчик из приходского хора, мистер Флюгер, я это ясно вижу. Я тоже очень набожный человек, и не прочь порой прочесть святой стих или главу, но готовы ли вы поклясться, что три ночи назад человек, известный под именем Стрэтфорд, зарезал гоблинскую девушку на Висельном холме в поместье Овнецов?
Флюгер поднял палец:
— Могу я заметить, что пытался его отговорить, но он только рассмеялся, и кроме того я не знал, что это девушка. В смысле, откуда мне вообще было знать?
На лице Ваймса не отразилось ни одной эмоции:
— А скажите, Тэд, как бы вы поступили, если б знали? Я заинтригован.
Флюгер опустил взгляд себе под ноги.
— Ну, я это, ну… в общем… я хотел сказать, не будь девочки… ну, это не правильно. Ясно, что я имею в виду?
«И таких опасных для общества клоунов можно найти по-соседству повсюду», — подумал Ваймс.
— Поистине, рыцарство еще не умерло, мистер Флюгер. Ладно, Фини, давай шевелиться. Мистер Флюгер, а как вы оказались в указанную ночь на Висельном холме?
— Мы просто гуляли, — ответил Флюгер.
Лицо Ваймса осталось невозмутимым, только слегка помертвело.
— Ну разумеется, мистер Флюгер. Глупо, что я спросил. Констебль Апшот, я вижу, что Вилликинс курит в сторонке.
Он толкнул дверь и втащил Флюгера внутрь:
— В этом доме есть подвал?
Флюгер был готов описаться от страха, но все равно продолжал топить себя все глубже, поскольку ухмыльнулся и спросил:
— Возможно, а что?
— Мистер Флюгер, я уже говорил, что очень верующий человек, и поскольку вы способны поколебать веру даже у святого, мне нужно провести некоторое время в тихой молитве. Ясно? Уверен, ваи известно, что есть простой способ и сложный. Сейчас я пробую простой способ, но с другой стороны, как ни странно, сложный способ тоже прост. Перед тем как снова вас расспросить, я хотел бы остаться один и все хорошенько обдумать. И мне кажется, мистер Флюгер, что у вас может возникнуть мысль сделать ноги, поэтому мой коллега старший констебль Апшот посторожит дверь, а еще я приставлю к вам своего слугу, мистера Вилликинса, составить вам компанию.
Ваймс только поднес руку, чтобы постучать в окно, как входная дверь открылась и на пороге возник как всегда безупречный Вилликинс - чистенький, в ярко начищенных скрипучих туфлях и с блеском в напомаженных волосах. Потом на глазах у всех троих Ваймс дернул за кольцо в полу и открыл люк с лестницей, ведущей в темный подвал.
— Констебль Апшот, мне требуется некоторое время, чтобы поразмышлять в темноте. Я ненадолго. — Ваймс спустился вниз и закрыл люк за собой.
Его приветствовала темнота:
— А, командующий! Сколько лет, сколько зим. Подозреваю, что ты явился, чтобы допросить свидетеля.
«Это неправильно, — подумал Ваймс. — Как можно призвать дать показания демона, особенно без определенного места жительства? С другой стороны кому нужны свидетели, если есть признательные показания?
Наверху Тэд Флюгер, анализируя ситауацию, покосился туда-сюда: «Давай подумаем. Тут у нас молокосос, воображающий себя копом, и чистюля-дворецкий - весь из себя розовощекий и сияющий. Я думаю, что любимому сыночку мамаши Флюгер среди них не место» В этот самый момент Вилликинс, не глядя на Флюгера, протянул руку к карману, достал и со шлепком положил на стол перед собой металлическую расческу. Она была сверкающей. В воображении Флюгера она была просто ослепительной. Он только один раз посмотрел на выражение лица Вилликинса и сынок мамаши Флюгер решил сидеть очень тихо, чтобы благополучно дождаться возвращения командора Ваймса. Тем временем, из другого кармана Вилликинс достал нож, о котором с первого взгляда было ясно, что он чрезвычайно острый. Острее всех, которые Флюгер видел. И стал чистить им ногти
На самом деле прошло всего несколько секунд, как люк в подвал открылся, и из него появился Ваймс, кивнувший Вилликинсу, который спрятал расческу и безмолвно вышел из комнаты. Ваймс занял его кресло:
— Итак, мистер Флюгер. У меня есть свидетельские показания, которые подтверждают ваше нахождение на Висельном холме в компании другого мужчины, известного как Стрэтфорд. Мой свидетель рассказал, что он слышал, как вы говорили тому другому, что у вас при себе емкость с индюшачьей кровью, но тот ответил, что вокруг полно кроликов и он никогда не промахивается, если бросает камень из пращи. Свидетель утверждает, что в этот момент из кустов появилась девушка-гоблин, и ваш спутник схватил ее, хотя она умоляла ее отпустить, и стал избивать и резать, так яростно, что даже вмещались вы, попросив оставить ее в покое, после чего он с ножом в руке, который мне описали похожим на мачете, повернулся к вам так быстро, что вы обмочились.
Нет, молчите. Я еще не закончил. Тем не менее, мне передали ваши слова, с которыми в обратились к тому типу, что вам предполагалось оставить только следы крови, а не, с ваших слов: «развесить кишки по кустам», после чего вас заставили запихивать внутренности обратно в труп и спрятать его у подножия холма под каким-то кустом. Нет! Я же просил, помолчите! В вашем кармане был пирог со свининой, который вы принесли из дома и три доллара мелочью, которые вам заплатили за это мелкое беспокойство.
Потом вы со Стрэтфордом вернулись к лошадям, которых вы оставили в каком-то заброшенном старом амбаре на краю деревни. Лошади были такие - пегая кобыла и сивый мерин. Обе захудалые из-за скверного обращения. Мерин даже, когда вы отправлялись, сбросил подкову, и вам пришлось уговаривать вашего спутника не убивать лошадь на месте. А, и еще мой свидетель утверждает, что вы сняли рубашку, потому что она была насквозь мокрой от крови и ее пришлось бросить после спора со Стрэтфордом. Позже я загляну в тот амбар. Ваш приятель говорил вам бросить и штаны, но вы отказались. Однако, я все равно раньше заметил на них разводы. Мне не хочется тратиться на отправку гонца в город, чтобы выяснить у моего Игоря чья это кровь - индюшачья, гоблинская или человечья. Я же просил помолчать? Я не упоминал о другом разговоре, состоявшемся между вами и мистером Стэдфордом, потому что слушает Фини, и вы можете вздохнуть спокойно. Болтовня бывает очень колкой.
А теперь мистер Флюгер я собираюсь помолчать, и первое слово, которое я желаю от вас услышать - внимание! — «Слово и дело!» Да, я знаю, этим пользовались при королях, которых теперь нет, но закон никто не отменял. Вы тот еще субчик, но я, хоть и неохотно, но могу поверить, что вы оказались втянуты в нечто не подконтрольное вам, и худшее, чем вы можете представить. Есть хорошая новость: лорд Витинари почти определенно прислушается к моему мнению и сохранит вам жизнь. Помните? «Слово и дело!» Это то, что я хочу услышать, мистер Флюгер. В противном случае, я отправлюсь погулять, а мистер Вилликинс станет причесываться.
Флюгер, который выслушал большую часть этой речи с закрытыми глазами, и едва Сэм замолчал, выпалил слова так быстро, что Ваймс попросил его повторить медленнее. Когда он закончил, ему разрешили сходить в туалет, куда его проводил Вилликинс, подождавший снаружи, продолжая чистить ножом ногти. Фини тем временем отправился покормить взбесившихся птиц.
Ваймс между делом заглянул в один из вонючих птичьих загончиков и заглянул в кучу грязной соломы, заранее зная, что он там обнаружит. И не разочаровался. При приближении к куче он почувствовал запах табака, который перебивал даже запах индюшек. Сэм выкатил одну из бочек, отыскал Фини и сказал:
— Думаю, он до верху набит табаком и я собираюсь взять образцы доказательств. Тебе нужно найти ломик и кого-нибудь в качестве понятого, если кого-то можно разыскать в этой дыре.
— А, ну так здесь есть Дейв, владелец «Собаки и барсука», — предложил Фини.
— А он крепко стоящий на ногах гражданин?
— Не знаю, но я часто видел его сидящим. Зато он знает что к чему,
Ваймс кивнул и подождал пару минут, пока Фини не вернется с фомкой и кривоногим мужчиной, за которым явились несколько зевак, которые на данный момент, пока не доказано обратное, могли считаться «невинными мирными жителями».
Они собрались вокруг Ваймса, который приготовился открыть бочку. Он объявил:
— Внимание, джентльмены. Я считаю, что в этом бочонке находятся контрабандные товары. — Он закатал рукава: — Как видите, у меня ничего нет в руках, кроме этого ломика. — После чего с заметным усилием он вскрыл крышку бочонка, распространив сильный запах табака по округе. После этого некоторые из зевак решили, что пора незаметно делать ноги.
Ваймс вытаскивал коричневые листья из бочонка, сверток за свертком, завернутый в хлопчатую ткань.
— Я не смогу взять в карету много, — пояснил он Фини, — но если мистер Дейв не против, как честный член общества, подписать то, что он видел своими глазами, то, мистер Фини, сделает краткое описание и мы разойдемся каждый по своим делам.
Фини просиял:
— О, отлично, командор! А я-то думал, что же можно спрятать среди такой вони? — спустя мгновение он посмотрел на изменившееся выражение лица Ваймса и спросил: — Командор?
Казалось, отвечая Ваймс смотрит куда-то сквозь него:
— Вы далеко пойдете, старший констебль Апшот. Давайте опустошим весь бочонок?
Он не знал, откуда пришла мысль. Возможно откуда-то из главных принципов: раз решил заняться контрабандой, то где предел? Каков будет твой целевой рынок? Какова лучшая цена за килограмм груза? Он вытаскивал и вытаскивал свертки, и тут один из них, находившийся в самом низу бочки оказался тяжелее других. Пытаясь сохранить невозмутимость, Сэм передал его Фини и сказал:
— Я буду благодарен тебе и мистеру Дейву, если вы вскроете этот пакет и расскажете, что вы обнаружили.
Сам он уселся на бочонок и достал щепотку, слушая шуршание за спиной. Наконец, Фини произнес:
— Командор, это нечто похожее на…
Ваймс поднял руку:
— Похожее на каменную пыль? Верно, Фини?
— Да, но…
Ваймс вновь вскинул руку:
— А в ней случайно нет красных и синих искорок, когда вы смотрите ее при свете?
Наследие копов в крови Фини взыграло, и он выкрикнул:
— Да, командор!
— Отличная работа! Вы с мистером Дейвом молодцы, — Ваймс посмотрел на указанного Дейва и решил, что доля сомнения не помешает: — И вам повезло, что вы оба не тролли, потому что уже лежали бы как мертвые. То, что вы держите не что иное, как Хрустальный Слам. Могу поставить на это свой значок. Вы знали, что детишки троллей используют его как наркотик? Они вдыхают щепотку размером с ваш мизинчик и решают, что могут проходить сквозь стены, что они в конце-концов и делают. А после парочки стен валятся замертво. Он абсолютно нелегален по всему миру без исключений, и его очень трудно изготовить, потому что запах, когда его варят ни с чем невозможно перепутать. Кроме того, от него много искр. Его продажа висельное дело в Анк-Морпорке, Убервальде и в любом городе, населенном троллями. Алмазный Король троллей обещал хорошую награду любому, кто представит ему доказательство производства этой дряни.
Ваймс с надеждой посмотрел на вышеупомянутого Дейва, просто на тот случай, если он ухватит наживку. «Пустышка, — решил Сэм. — Они не стали бы проворачивать это прямо здесь. Весь этот табак привезли из какого-то теплого места, а это очень-очень далеко».
Они в спешке разбили еще несколько бочек, и обнаружили в них кучу табака, и а так же несколько свертков первоклассных сигар, пару которых Ваймс сунул в свой нагрудный карман, для более детального изучения позднее, и в каждой бочке они нашли еще несколько свертков с Хрустальным Сламом, Сланца, Слаба, Хлопка и прочей гадости, правда Хлопок считался расслабляющим наркотиком, если только вы можете расслабиться, очнувшись в канаве, не зная, чья голова у вас на плечах.
В карету загрузили большое количество доказательств, и Ваймса остановило только то, что она была готова треснуть. Остальные бочки сложили в кучу и по сигналу Ваймса очень гордый Фини поджег их. Когда наркотики охватил огонь, они вспыхнули словно фейрверк, и Сэму пришла на ум мысль, что эти вспышки еще только цветочки.
Население выбежало на улицу, посмотреть на происходящее. Ваймс убедил всех в своей bona fides и объяснил, что мистер Флюгер некоторое время будет отсутствовать и попросил кого-нибудь приглядеть за птичником. Полученный ответ сделал очевидным факт, что все соседи считали мир без мистера Флюгера и его вонючих птиц будет гораздо лучше, поэтому напоследок Ваймс открыл клетки и выпустил бедных птиц на свободу.
Под конец Ваймса посетила светлая идея. Он подал знак Дейву и подсказал:
— Знаете, Алмазный Король будет рад тому, что сегодня произошло. Разумеется офицеры при исполнении не могут претендовать на вознаграждение…
— Правда? — разочарованно воскликнул Фини.
Ваймс проигнорировал его и добавил:
— Но я прослежу, чтобы вас за помощь достойно вознаградили.
Лицо владельца паба просияло. Когда в ход идут слова вроде «алмазы» и «вознаграждение», эффект предсказуем.

 

Назад: Глава 15
Дальше: Глава 17
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий