Понюшка

Книга: Понюшка
Назад: Глава 13
Дальше: Глава 15

Глава 14

На следующий день сержант Колон не явился на службу. Миссис Колон, едва вернулась со своей работы, с мальчишкой прислала записку.
Когда супруга пришла домой, во Фреде Колоне не было ни капли романтики, поэтому помыв пол, закончив стирку, вытерев все поверхности и потратив еще какое-то время чтобы вытряхнуть пыль из половиков, она бегом отправилась в Псевдополис Ярд, забежав по дороге к Милдред, у которой был отличный фарфоровый кувшин и таз, которые она хотела продать. Когда она, наконец-то, добралась до участка, то объяснила, что Фред очень плох, у него испарина размером с кулак и что-то все время болтает о каких-то кроликах. Сержанта Малопопку отправили разведать обстановку. Она вернулась очень мрачной и направилась прямиком в кабинет Ваймса, который оккупировал капитан Моркоу. То, что он оккупант было легко догадаться, и не только по тому, что тот сидел в чужом кресле, что, разумеется, было довольно прозрачным намеком, но еще и потому, что вся бумажная работа была выполнена и бумаги аккуратно разложены. Этот подход всегда очень впечатлял инспектора А.И. Пессимиста - маленького человечка с сердцем льва и силой котенка. У него было такое лицо, овал и остальные черты, глядя на которое любой, даже самый закаленный бухгалтер сказал бы: «Эй! Посмотрите-ка на него! Разве он не похож на типичного бухгалтера?»
Но это ни капли не трогало храброе сердце А.И. Пессимиста. Он был секретным оружием Стражи. Не было в городе ни одного бухгалтера, кто был бы рад визиту господина Пессимиста, если только он, разумеется, не был абсолютно невинен, хотя, в большинстве случаев, все можно было уладить, потому что сын миссис и мистера Пессимистов мог отыскать любую вкравшуюся в счета ошибку и проследить ее шаги вниз по лестнице вплоть до подвала, где была спрятана черная бухгалтерия. И единственное, что А.И. Пессимист хотел в обмен за свой талант было тщательно вычисленная зарплата и шанс каждый день выйти на улицу в сопровождении настоящего полицейского, помахивая дубинкой и косясь на троллей.
Моркоу откинулся на спинку.
— Ну, как там Фред, Веселинка?
— Я не так уж много видела. Ох…
— Это было довольно большое «ох», Веселинка.
Вся проблема заключалась в том, что у капитана Моркоу было дружелюбное, честное и открытое лицо, которому так и хочется сказать правду. И ничуть не спасало то, что сержант Малопопка регулярно ставила за капитана свечку, ведь он, технически, был таким же гномом, и мечтать никто не запрещает.
— Ну… — неохотно начала она.
Моркоу наклонился вперед.
— Итак, Веселинка?
Она сдалась:
— Ну, сэр, все дело в унггэ. Вы же из Медноголовых… Вам там попадались гоблины?
— Нет, но я знаю, что унггэ их религия, если можно так выразиться.
Веселинка Малопопка покачала головой, пытаясь выбросить из головы кое-какие размышления о том, какое место в налаживании добрых отношений может сыграть табурет повыше, и уговаривая себя, что сержант Золотой Молот из участка в Сестричках Долли старается поймать ее взгляд каждый раз, когда она косится на него, когда они встречаются в патруле. И это был бы действительно отличный улов, если бы она набралась смелости чтобы уточнить у него, мужчина ли он. Она возразила:
— Унггэ вовсе не религия, это суеверие. Гоблины не верят в Така, сэр. Они просто дикари, мусорщики, но… — она вновь запнулась. — Однажды мне кое-что рассказали, в это трудно поверить, но иногда они едят своих детей, сэр, или же в голод мать съедает своего новорожденного ребенка. Можете в такое поверить?
Моркоу на секунду открыл рот, но вмешался чей-то тонкий голосок:
— Я в это верю, сержант, если вы простите меня за то, что вмешиваюсь.
А.И. Пессимист смотрел с вызовом и старался выглядеть выше.
— Это ведь логично, не так ли? Ведь еды нет? Мать может выжить, съев свое дитя, если вышло, что вся еда закончилась, а дитя в любом случае обречено. На самом деле дитя фактически обречено с момента, когда была поставлена подобная дилемма. С другой стороны, с этим поступком мать может протянуть до появления пищи и сумеет родить новое дитя.
— Ну, знаете ли! Это слишком бухгалтерский подход! — выпалила Веселинка
А.И. Пессимист ответил спокойно:
— Благодарю, сержант Малопопка. Принимаю это как комплимент, потому что логика безупречна. Ее так же называют неумолимой логикой неизбежного выбора. Я отлично разбираюсь в ситуациях выживания.
Стул скрипнул под наклонившимся вперед капитаном.
— Только без обид, инспектор Пессимит, но можно поинтересоваться, как выживание связано с ведением двойного бухучета?
А.И. Пессимист тяжело вздохнул:
— Чем ближе конец финансового года, тем опаснее он может стать, капитан.
Однако, я понял ваш намек, и хотел бы заверить вас, что прочел практически все имеющиеся на данный момент мемуары, наставления, записи в журналах и послания в бутылках - под которыми я, разумеется, подразумеваю послания из бутылки - и смею утверждать, что вы бы поразились, какие ужасные решения порой приходится принимать группе людей, чтобы выжить, хотя бы и не всем. Классическим примером являются оставшиеся в лодке в открытом океане после кораблекрушения без малейшего шанса на спасение матросы.
Конечно основная процедура состоит в постепенном съедении одной за другой всех ног, хотя рано или поздно запас ног, если позволите так выразиться, неизбежно истощится. И тут встанет вопрос: кто умрет, чтобы смогли выжить остальные? Пугающая алгебра, верно, капитан? — только тут А.И. Пессимист покраснел. — Прошу прощения. Я знаю, что мал ростом и слаб, но у меня огромная библиотека, и я мечтаю об опасных приключениях.
— Возможно вам стоит почаще ходить через Тени, инспектор? — предложил Моркоу. — Тогда и мечтать не придется. Продолжай Веселинка.
Малопопка пожала плечами.
— Но ведь съесть собственное дитя неправильно, верно?
— Что ж, сержант, — ответил инспектор Пессимист, — Я читал о подобном, и если подумать об исходе - умереть обоим или пожертвовать ребенком ради выживания матери, то конечный ее вывод может быть не таким уж неправильным. В своей книге «Обед для червей» полковник Мэссингэм Ф.Дж. упоминает данный факт о гоблинах и, кстати, о гоблинском восприятии мира, в котором поедание матерью ребенка, которого она произвела на свет, означает всего лишь его возвращение к истоку, и он, возможно, будет перерожден позже, когда обстоятельства будут более благоприятны. Так что никакого вреда не случилось. Вы можете сказать, что подобные взгляды не выдерживают никакой критики, но когда вы встречаетесь с пугающей алгеброй, мир превращается в другое место.
Повисло молчание. Все обдумывали услышанное.
Потом Моркоу произнес:
— Ты же знаешь, Веселинка, как оно бывает в уличной драке: когда становится жарко и встает вопрос: ты или они - вот тут-то и возникает алгебра.
— Не похоже, что Фред знает, на каком он сейчас свете, — ответила Веселинка. — У него нет температуры, и не сказать, что в комнате тепло, но он ведет себя так, словно в горячке и не выпускает проклятый пузырек. Если кто-то даже подходит близко, он вопит. И даже накричал на меня! И вот что еще, его голос изменился. Словно у него во рту куча камней. Я перекинулась парой слов с Думмингом Тупсом в университете, но у них нет никого, кто хоть что-то знал о гоблинах.
Капитан удивленно вскинул бровь:
— Уверена? Я точно знаю, что у них имеется Профессор Пыли, всевозможных Частиц и Нитей, а ты говоришь, что у них нет экспертов по целой расе разумных гуманоидов?
— Кажется так, сэр. Все, что нам о них известно - это всякая проклятая чепуха. Вы сами знаете, какая.
— Значит, никто ничего не знает о гоблинах? Я имею в виду, ничего стоящего?
А.И. Пессимист отдал честь:
— Гарри Король должен знать, капитан. У него ниже по течению работает несколько. Они не часто заглядывают в город. Возможно, вы помните, что лорд Витинари был столь любезен, что откомандировал меня проверить налоги мистера Гарри Короля, учитывая то, что прочие налоговые инспекторы боялись даже к нему подступиться. Что до меня, сэр, то я не испугался. — С гордостью добавил инспектор Пессимист: — потому что меня защищал мой значок и превосходство закона. Гарри Король мог выкинуть из дома налогового инспектора, но благоразумно не стал так поступать с человеком командора Ваймса! — Возникшим сиянием раздувшейся гордости, выпятившего грудь А.И. Пессимиста, можно было осветить целый город.
Она немного поубавилась, когда капитан Моркоу произнес:
— Прекрасная работа, инспектор. Вы действительно человек особого сорта у которого счеты так и дымятся в руках. Думаю, завтра с утра первым делом мне стоит нанести визит нашему старому приятелю Гарри.
* * *
Ваймс обдумал, стоит ли вести Сэма-младшего на место преступления, но если честно, парень при любом событии проявлял себя во всей красе. Кроме того, любой мальчишка хочет посмотреть, где работает его отец. Сэм посмотрел вниз на сына:
— А ты не испугаешься, сын, если придется долго идти в темноте? Со мной и этими дамами?
Парнишка мгновение серьезно подумал и ответил:
— Думаю, я позволю пугаться мистеру Свистку, а сам не буду беспокоиться.
Дверца в потайной туннель, если он таковым являлся, действительно оказалась в подвале мисс Бидл, где, кроме того, имелся отличный стеллаж с винными бутылками, и что особенно примечательно, здесь отнюдь не пахло подвалом. А пройдя за дверцу можно было сразу уловить отдаленный запах присутствия гоблинов.
Путешествие в темноте вышло долгим, особенно когда приходится спускаться под уклон на карачках.
Спустя некоторое время запах гоблинов стал сильнее, и Ваймс к нему привык. Тут и там темноту пронзали лучи, исходящие из дыр, ведущих в окружающий мир. Ваймс решил было, что это такое разумное инженерное решение, пока не понял, что инженерами были кролики, которые тоже пользовались этим туннелем и оставили много кучек в знак своего пребывания. Он предложил было сыну захватить немного для коллекции, но мужественно следовавший за ним Сэм-младший отмахнулся:
— Не, пап. Кролики у меня уже есть. А вот найдешь помет слона - зови.
Как заметил Ваймс, кроличий помет был похож на изюм в шоколаде, что мысленно вернуло его в далекую юность, в котором было дело он не совсем легально добыл немного наличности и потратил ее на билет в задрипанный мюзик-холл и пакетик изюма в шоколаде на сдачу. Никто не пытался, и просто не додумался подмести под креслами, так что вскоре Ваймс усвоил один важный урок: если конфетка упала и закатилась под кресло, то лучше не пытаться ее искать.
Ваймс остановился, заставив мисс Бидл уткнуться в мешок с яблоками, который она попросила его захватить с собой, и осмелился высказаться вслух:
— Мне нужно несколько секунд, чтобы перевести дыхание, мисс. Прошу прощения, но я уже не так молод, как прежде. Я вас догоню. А для чего вообще нам тащить эти мешки?
— В них фрукты и овощи, командор.
— И что? Они для гоблинов? Я всегда думал, что они сами обеспечивают себя пропитанием.
Мисс Бидл протиснулась мимо него и направилась в темноту, бросив через плечо:
— Верно, так и есть.
Ваймс немного посидел вместе с сыном и спросил:
— Ну, как ты, сынок?
Тонкий голос в темноте ответил:
— Я попросил мистера Свистка не волноваться, пап. Потому что он немного глуповат.
«Как и твой отец, — подумал Ваймс, — и, похоже, собирается продолжать в том же духе. Но это все потому, что он взял след. Так или иначе, а я ведь иду по следу, а тот, кого мы преследуем может и подождать. Весь смысл как раз в самой погоне».
Гнев помог Ваймсу преодолеть последний отрезок пути. Гнев на себя самого и на того, кто бы он ни был, кто испортил его отпуск. Но в это чувство подмешивалось беспокойство: он хотел, чтобы что-то случилось, и так и вышло. Кто-то умер. Иногда нужно внимательно посмотреть на себя и отвернутся.
Он обнаружил, что мисс Бидл и Слезы гриба стоят в окружении дюжины или около того… других леди. Данное предположение было основано на расчете, учитывая, что он еще не выработал эффективный способ, как отличить гоблинов мужчин от женщин, за исключением того, что на Слезах гриба был надет передник с карманами, который Сэм прежде на ней не видел, и которого не было у других леди. Теперь Слезы гриба была хитом сезона, что выдавало оживление ее сестер, учитывая довольно смелые наряды, которые носили они сами в виде кусочков старой мешковины, плетеной травы и кроличьих шкурок. Они крутились вокруг своей счастливой товарки с гомоном, который был гоблинским эквивалентом «Ух ты, дорогуша! Ты выглядишь сногсшибательно!»
Мисс Бидл бочком приблизилась к Ваймсу и сказала:
— Я знаю, что вы думаете, но это всего лишь начало. Ношение вещей, полезных штучек, без использования собственных рук. Это шаг в верном направлении. — Она легонько подтолкнула Ваймса в сторону от только что сформировавшегося гоблинского отделения женского института, которое привлекло внимание Сэма-младшего. Он сам привык быть в центре внимания, и это был для него удар.
Между тем, мисс Бидл продолжала:
— Если хотите изменить народ, начните с девочек. Причина ясна: они учатся быстрее, и передают знания своим детям. Итак, помится, вы задавали вопрос, зачем мы тащим эти мешки?
За их спиной фартук поменял одну хозяйку за другой: в этом году это будет самая востребованная вещица в местном гардеробе. Ваймс обернулся обратно к писательнице:
— Ну что ж, у меня есть догадка, но я видел вокруг много кроличьих костей, а так же слышал, что, питаясь исключительно кроличьим мясом, можно умереть. Только я не знаю, почему?
Мисс Бидл просияла:
— Очень хорошо, командор Ваймс! Вы определенно выросли в моих глазах. Верно, кролики - проклятье гоблинской расы! Как я понимаю, если вы не питаетесь чем-то еще, их мясо вытягивает из вашего тела какие-то питательные элементы. Так что подойдет любой растительный гарнир, но дело в том, что мужская часть считает, что настоящая еда - это кроличьи окорочка. — Она вздохнула. — Гномам про это известно, и они просто фанаты здоровой пищи. Раз вы провели с ними какое-то время, вы должны были это заметить, но никто не подумал о том, чтобы сообщить об этом гоблинам. Даже если бы они выслушали. Так что все равно, их доля - плохое здоровье и преждевременная смерть. Некоторые, разумеется, выживают но в основном те, кто предпочитает разнообразить меню крысой или съедает всего кролика целиком, а не просто самые вкусные кусочки, или просто ест овощи.
Она принялась развязывать мешок с капустой:
— Я была на короткой ноге с женой местного вождя, и когда он заболел, я позаботилась, чтобы его кормили правильно. Разумеется, он клянется, что его исцелила его личная гоблинская магия, но его жена была очень разумной дамой, а прочим мужчинам наплевать, чем заняты девочки, так что они подбрасывают в местную похлебку овощи и фрукты, объясняя, что они магические. Так у них будет выживать больше детей, и тем самым, с помощью редиски с морковкой, постепенно, мы изменим мир. Если только у гоблинов есть шанс выжить. — Она печально посмотрела на болтающих девочек, и добавила: — Что им действительно нужно, это первоклассный теолог, потому что они согласились с остальным миром в том, что они просто мусор.
Они считают, что давным-давно чем-то провинились, и за это они вынуждены жить так, как живут. Можно сказать, они сами навлекли это на себя.
Ваймс нахмурился. Он уже забыл, когда посещал храм или церковь или другое святое место кроме как по делам работы. И то, туда его затаскивала Сибилла в качестве жены, чтобы его видели с ней рядом, и по возможности бодрствующего.
Нет. Множественность миров, жизнь после смерти, искупительные врата - все это просто не укладывалось у него в голове. Хочешь ты или нет, но ты родился и стараешься жить как можешь, а потом, хочешь ты того или нет, но ты умираешь. Вот то, что известно наверняка, поэтому лучшее из того, что по силам копу - это хорошо справляться со своей работой. А теперь конкретному Сэму Ваймсу пора приступить к своей работе.
Сэм Младший, как ни пытался, не стал объектом внимания переодевающейся компании, и был оттиснут к престарелому гоблину, изготовлявшему горшочек, и наблюдал за работой с выражением восторженного восхищения к удовольствию, насколько мог судить, Ваймс, старика-гоблина. «Это нам всем урок… не знаю чего, но уж точно урок», — подумал он.
Ваймс подождал, пока мисс Бидл оторвется от обсуждения с девочками возможных модныз трэндов сезона, и вежливо поинтересовался:
— Скажите, а у жертвы имелись при себе каки-нибудь горшочки унггэ?
— Я бы сильно удивилась, если бы это было не так, — ответила писательница. — По крайней мере один или два, но скорее всего довольно маленьких для повседневного использования.
— Понятно, но были ли они при ней, э, я имею в виду, после всего, как ее нашли? — Он не знал каков в таком случае протокол, поэтому продолжил: — Послушайте, мисс Бидл. Может быть так, что при ней был горшочек, который пропал? Я знаю, что они ценные. Ну, разумеется, они же светятся.
— Не знаю, но могу пойти спросить Просыпающиеся продрогшие кости. Он вождь, он должен знать.
Это напомнило Ваймсу кое о чем. Он порылся в карманах и извлек очень аккуратно завернутый крохотный сверток, который передал писательнице с умоляющим взглядом:
— Мне кажется, это принадлежало бедной девушке. Это каменное кольцо с крохотной голубой бусиной. Не могли бы вы передать его кому-нибудь на память о ней? — «Все, что у нее было - это кольцо, и то у нее отобрали».
Наступают времена, когда миру не нужны полицейские, потому что ему на самом деле нужен кто-то, кто знает, что делать, чтобы все уладить и начать сызнова, чтобы в другой раз все вышло лучше…
Но прежде чем он впал в отчаяние, вернулась мисс Бидл:
— Как уместно, что вы задали тот самый вопрос, командор. Один из горшочков пропал! Унггэ кот!
Ваймс продемонстрировал абсолютно непонимание выражение лица, которое в крови у каждого настоящего копа. Оно просто-таки излучал невежество, что было кстати, потому что мисс Бидл готовилась фонтанировать информацией:
— Уверена, вы знаете то же, что и все остальные, командор, что все гоблины изготавливают, я бы назвала это частью религии, хранилища для хранения выделений тела в виде горшочков. Они верят, что их тело должно воссоединиться с его выделениями после смерти. Это обязательство называется унггэ. Все гоблины по обычаю, который среди гоблинов очень строг, обязаны выдерживать Унггэ-Хад: троицу среди выделений - это сопли, обрезки ногтей и ушная сера. Пропавший горшочек, кот, содержал обрезки ногтей. И не позволяйте слову «кот» ввести себя в заблуждение, поскольку оно не имеет отношения к кошачьему семейству… просто в мире не так много односложных слов.
— А вы впервые услышали о его пропаже, мисс Бидл?
— Я здесь впервые после случившегося позавчера, и с ее семьей было трудно побеседовать. Вы ведь можете себе представить…
— Ясно, — ответил Ваймс, хотя ничего не понял. Хотя он почувствовал, что в темноте его сознания зажегся маленький лучик света. Он вновь взглянул на сына, который, не отрываясь, изучал труд горшечника. Мой мальчик! — Они искали горшочек?
— Смотрели везде, где только можно, командор, даже снаружи. Он очень маленький. Видите ли, каждый гоблин изготавливает целый набор горшочков, которые хранятся внутри пещеры. Даже я не знаю, где их держат, хотя они мне доверяют. А все потому что люди вороют их горшочки. По этой причине большинство гоблинов делает для повседневного использования - и когда они вынуждены покидать пещеру - совсем крохотные горшочки, содержимое которых потом, в тайне, перемещается в горшки покрупнее. — Она попыталась улыбнуться: — Разумеется, вам, командор, это может показаться диким, но изготовление и хранение горшков для них религия сама по себе.
В данный момент командор не хотел, чтобы кто-то узнал его личное мнение об этих горшках. Вместо этого ответил:
— Не мог ли его украсть другой гоблин? И, кстати, что вы имели в виду, говоря «совсем крохотный»?
Мисс Бидл удивленно посмотрела на Ваймса.
— Если вы мне хоть в чем-то доверяете, то поверьте: ни один гоблин не украдет горшочек у другого гоблина. Уверяю вас, данное действие для них полностью противоестественно. А размер? О, что-то с дамскую пудреницу или табакерку. И сияет, словно в ней опалы.
— Да. Я знаю, — ответил Ваймс, подумав: «яркие цвета в темноте»: — Я не хочу сложностей, но не мог бы я одолжить один из таких горшочков жертвы? Мне нужно предъявить что-то свидетелям, что именно я ищу.
Мисс Бидл вновь удивилась:
— Это совершенно невозможно, но я полагаю, что могла бы поговорить со Слезами гриба. Быть может она сможет, возможно, одолжить вам один из собственных. В этом случае я скажу, что вы совершенно особенный человек, командор. Горшочек может передаваться из рук в руки только в чрезвычайных случаях, но Слезы гриба провела со мной много времени и, хочется верить, научилась гибкому мышлению. А еще, она к вам неравнодушна.
Она отошла оставив ошарашенного Ваймса с сыном. Тут и там гоблины занимались своими делами, разведя крохотные костерки, дремали или по большей части, занимались своими горшочками. А несколько гоблинов сидели, безучастно уставившись невидящими взглядами.
Из памяти Ваймса всплыл еще один образ: группа крохотных синих человечков, вопящих: «Кривенс!» Нак Мак Фиглы! Они тоже жили в норах в земле. Правда, как утверждалось, те норы были более приспособлены для жизни, чем эта пещерная система, но если посмотреть на ситуацию в целом, то они находились точно в таком же положении, что и гоблины. Они тоже жили на грани, но фиглы танцевали на краю, прыгали и даже свешивались вниз, чтобы заглянуть за край, строили всем рожи, чихали сопливыми носами и отказывались воспринимать угрозу как настоящую, проявляя гигантский вкус к жизни, приключениям и особенно к выпивке. Как полицейский он не должен был такого говорить, поскольку они были проклятыми сорванцами, но в том, как они встречали любые, э… сложности… было нечто похвально задорное.
Кто-то потянул его за рукав. Сэм посмотрел в лицо Слез гриба, рядом с которой, словно тетушка, стояла мисс Бидл, а за ними, словно эфебский хор, парами остальные девушки-гоблины.
Слишком серьезный голос для такого юного лица сказал:
— Сердца должны отдавать, мистер Поли-сисей-ски.
Как слишком активная училка, мисс Бидл вмешалась с подсказкой в самый неподходящий момент, и Ваймс внутренне порадовался, увидев досаду на маленьком лице:
— Она хочет сказать, раз она доверит вам свой горшочек, тогда и вы должны доверить ей в обмен что-то равноценное. Думаю, это можно назвать ситуацией с заложниками.
«Думаю, мы все же не станем», — решил Ваймс, встретившись взглядом с девочкой. Он был открытый. Если отвлечься от внешности, которую в лучшем случае можно было бы назвать грубоватой, в зависимости от того к какой именно грубости вы привыкли, ее глаза были по-настоящему человеческими. В них была глубина на которую не может рассчитывать даже самое умное животное. Он потянулся к бумажнику, на что мисс Бидл тут же остро выкрикнула:
— Деньги не годятся!
Ваймс проигнорировал ее слова и достал из бумажника портрет Сэма-младшего, который носил везде и повсюду, и передал ее Слезам гриба, которая приняла ее словно редкий и драгоценный предмет. Впрочем, для Ваймса он таковым и являлся. Девочка посмотрела на портрет, потом на Сэма-младшего, который ответил ей радостной улыбкой, и ее глаза ответили ему гримасой, которая на самом деле была улыбкой. Для Сэма-младшего пещера гоблинов была сродни волшебной стране эльфов. Нужно признать, он обладал феноменальной способностью ничего не бояться.
Слезы гриба вновь посмотрела на портрет в руках, снова на Сэма-младшего, и перевела взгляд на Ваймса. Она аккуратно положила портрет в карман передника и достала переливающийся цветами радуги сосуд. Она передала его Ваймсу слегка дрожащими руками, и он обнаружил, что робко держит его двумя руками. Потом Слезы гриба сказала своим странным голосом ожившего шкафа:
— Сердца отданы, — что едва не заставило Ваймса опуститься на колени.
«А ведь это ее голова могла бы скалиться со стены паба! Кого-то ждет трепка!»
Где-то в глубине его разума чей-то тонкий голосок произнес: «Отлично, Командующий! Наконец-то ты запел по-моему!»
Ваймс проигнорировал его, чувствуя в руках крохотный сосуд - он был гладким словно кожа. Для чего бы он ни предназначался, Ваймс так и не стал это уточнять - содержимое было скрыто за резному переплетению цветов и грибов.
Назад: Глава 13
Дальше: Глава 15
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий