Похищенная, или Заложница игры

Глава 9
УРОКИ

Замок Ранду, Северная Меркана

 

Весь вечер Мириэль плакала, проклинала Арелато и жалела себя. Уснула она, не раздеваясь, поверх постели, где он насильно привязал ее к себе. Следы его деяния были уничтожены магией, но Мириэль все равно ощущала их. Хотелось сорвать покрывало, вышвырнуть за порог… Но какой в том смысл, если сам факт содеянного этим не отменить.
А на следующий день ее ждало новое истязание — безделье. Она совсем отвыкла от него за месяц с Даршелой и уроками кордильского. Кажется, занятия ей больше не светят. Не пришлет же похититель Кодорро. И Мири сильно повезет, если среди Ранду найдутся другие полиглоты.
Это слово Мириэль впервые услышала от Шел. Когда она спросила подругу, откуда та знает общеремидейское наречие, девушка назвала себя так. Она владела в разной степени одиннадцатью языками, свободно говорила на шести. Причем восемь из одиннадцати освоила без всякой магии.
«Я училась языкам раньше, чем магии, — рассказывала она. — Семь языков я знала до того, как во мне открылся магический дар. В первые три года послушничества в ордене я изучила еще один… А потом Оршава показала, как помогать себе магией. Я углубила знание прежних языков и добавила еще три».
«Оршава тоже полиглот?»
«Нет. Она выучила только три языка, кроме кордильского. И те с помощью магии. У нее нет врожденного таланта. А у тебя есть».
«У всех фей есть, — закивала Мириэль. — Мама тоже свободно говорит на трех языках, хотя не помогала себе магией».
«Когда достаточно освоишь кордильский, можем с тобой заняться другими языками!»
Мири вздохнула, вспомнив предложение подруги. Как они обе загорелись этой идеей! Не судьба. Что теперь с Шел? Не обидит ли ее эта Ветария? И что с Дейлом? Можно ли верить Арелато, что Ун-Чу-Лай не бросят его на произвол судьбы в городе Тельяргир? И что он отправил Дейла именно туда, а не на дно океана или в жерло вулкана?
В одиночестве и заточении Мири терзалась этими мыслями. А потом в ее переживания вторглась… Оршава.
Мерканка вошла без стука. Прошествовала по комнате и расселась в кресле.
— Хватит лентяйничать, фея. Будем учить язык. Сначала проверю, что вбила в твою ветреную голову дурочка Даршела.
— Даршела не дурочка! Всяко умнее тебя!
— Как ты разговариваешь с учителем? У вас в Ремидее не знают, что такое дисциплина и уважение?
— Это кто здесь учитель? Ты похитила меня из Ремидеи! А твой хозяин насильно заставил избрать его. Ты точно глупа, если ждешь от меня уважения!
Оршаву перекорежило. Мири злорадно ухмыльнулась. Так ей и надо. Пусть не думают с монсеньором, что она будет плясать под их дудку! Мерканка поднялась с кресла.
— Я передам Марку, как ты обращалась ко мне. Придется ему искать тебе другого педагога. И сомневаюсь, что он найдет. Будешь сидеть одна в заточении и выпускать пар.
Ведьма вышла, а до Мири дошло, что она действительно останется в полном одиночестве. Бес ее дергал за язык. Можно было молчать и просто заниматься, не обращать внимания на скверный характер Оршавы. Теперь в наказание за гордость ее ждет одиночество и безделье…
Мири ошиблась. Ее не собирались оставлять одну. Не прошло и часа, как в спальню явился Арелато.
— Оршава передала, что ты вела себя грубо и отказалась признать ее учительницей.
— Она сама вела себя грубо. Оскорбила Даршелу и разговаривала со мной, как с мошкой. Чтобы получить уважение, надо его заслужить.
Эта реплика повергла похитителя в замешательство. После секундной паузы он вздохнул.
— У Оршавы правда тяжелый характер. Вам никак не сжиться в общем деле. Я сам буду тебя учить.
— Что?
— Да, я не владею ремидейским. Но владею ментальной речью. Я могу называть предметы и понятия, проговаривать речевые конструкции и тут же передавать их тебе ментально. Твой мозг сам переведет новые слова и обороты в ремидейские, и так ты будешь осваивать кордильский. Может, и меня заодно обучишь ремидейскому!
Мириэль фыркнула:
— Вот еще! С чего я буду тебя учить?
— Ради удовольствия, Мири. Учить другого тому, что знаешь сам, — одно из величайших удовольствий. Ты поймешь, если попробуешь. Я научу тебя множеству приятных вещей…
Он подошел к ней, приблизил губы к ее лицу. Мири попыталась отстраниться, но он удержал ее магией.
— Как же нелегко дадутся мне наши уроки, — пробормотал он. — Постоянно сдерживать желание заняться с тобой совсем иным… Ведь это тоже уроки, Мириэль… Однажды ты и это поймешь… У нас с тобой столько времени впереди. Но я хочу получить все прямо сейчас.
Шепот с придыханием щекотал и обжигал кожу феи. Ладонь Арелато скользнула по ее обнаженному плечу, пальцы расстегнули пуговицы одну за другой.
— Пусти меня!
Мири трепыхалась, извивалась, не в силах сойти с места под его чарами. Арелато стянул платье с плеч, позволил упасть на пол к ее ногам. Пальцы пробежались по оголившейся груди, нежно и ласково задевая соски. Будто снова наигрывали мелодию, которую Мири впервые услышала вчера. И, как вчера, тело против ее воли начало подпевать этой мелодии. Соски затвердели, напряжение в них отозвалось в паху… Коварный похититель тут же погрузил туда палец-смычок, заиграл вторую партию. Теперь две сладкие мелодии зазвучали контрапунктом, унося девушку в водоворот страсти.
Потонув в нем, Мири забыла сопротивляться. Сама не заметила, как очнулась лежа на кровати, с широко раздвинутыми коленями и… Арелато промеж ее бедер. Теперь завораживающую мелодию внизу выводили его губы и язык.
Мириэль чувствовала, что он пробирается к ней под кожу. Насильник и похититель, сломавший ее судьбу. Она не хочет пускать его туда. Не хочет отдавать душу вместе с телом. Что бы он ни творил, как ни откликалось тело, она никогда, никогда не отдастся ему до конца!
— Хватит! — простонала она. — Не надо, прекрати это! Ненавижу тебя!
Хриплый стон отозвался между бедрами, отчего нежная кожица завибрировала, усиливая наслаждение:
— Да, Мири… Так, девочка. Ненавидь меня. У твоей ненависти божественный вкус. Дай мне ее больше… Сегодня она еще слаще, чем вчера.
Слезы и стон вперемешку вырывались из груди Мири. Как ей это прекратить, если она не властна над своим телом ни внутри, ни снаружи? Не может вырваться из магических пут — и не может удержать постыдное истекание влагой, тем самым отдавая себя во власть похитителя, ему на поругание!
— Нет! Оставь меня!
Внезапно магические путы ослабли, Мири почувствовала простор и тут же рванулась из-под Арелато. Он набросился на нее, вдавил за плечи в постель.
— Давай, девочка, дерись! Я хочу овладеть тобой через сопротивление. Ну же!
Она закричала, укусила его руку.
— Ах ты, маленькая вредина! За это заплатишь!
Магическое давление усилилось. Арелато разжал ей колени, развел широко. Движения стали жесткими и грубыми. Сквозь горячий туман в голове Мири почувствовала, как он входит в нее резкими толчками. Не жалея, как вчера. Не щадя девичества, которое уже забрал. Он бился в ней, придавливал всем телом. Ей стало тяжело дышать, но от этого возбуждение только усилилось. Жгучая волна пронизала все тело от пяток до кончиков волос. Мири снова закричала, теперь уже от нестерпимого блаженства, захватившего тело, волю, разум. Арелато не останавливался, лишь наращивал темп. Ее накрыло новой волной, а следом еще. В одном из приливов он исторгся в нее, обжигая изнутри. И расслабленно упал рядом, накрывая рукой ее талию. Как Мири ни вертелась, не могла выбраться из-под нее.
Слезы хлынули из глаз. Ну почему он вытворяет с ней такое? Откуда у него эта власть над ней? Как он делает ее совсем беспомощной? Так теперь будет всегда?
— Всегда, Мири… — прозвучало тихо, вполголоса. — С тобой — так и никак иначе…
А она поняла, что он не прочитал это в ее голове. Ему сейчас было не до магии. Просто она выкрикнула вслух последний вопрос.
Его рука скользнула в гриву рыжевато-русых волос.
— Прости… Я обещал тебе урок, но не сдержался. Слишком скучал по тебе, слишком горел после нашего первого раза. Надеюсь, потом станет проще.
— Никогда не станет проще, — прошептала она. — Тебе нет дела до меня. Тебе все равно, чего я хочу.
— Не все равно, Мириэль. Ты сама не понимаешь, чего хочешь. Вся в иллюзиях и убеждениях. Какой мужчина нужен огненной фее, Дейл — идеальный избранник, а я сломал тебе судьбу. Когда-нибудь ты отбросишь эти мысли и просто посмотришь, что есть. Ты и я, мужчина и женщина. Твое тело тянется ко мне, откликается на ласки. Но ум ему запрещает. Когда ты отбросишь ум, позволишь телу принять то, чего оно хочет… тогда, может, примешь меня и сердцем.
— А ты? — бросила Мириэль. — Когда ты примешь меня сердцем? Прекратишь унижать и подавлять, позволишь самой решать, чем и с кем заниматься?
— Что бы ты хотела решить сама сейчас? С кем тебе заниматься кордильским?
— Хотя бы.
— И с кем? Выбор не так велик.
— С Кодорро! — выпалила Мириэль.
Арелато потемнел лицом.
— Нет. Я буду учить тебя сам.
Мири отодвинулась от него.
— Даже не сомневалась. Все твои красивые речи — ложь. Ты принудил меня — вот истина. А теперь просто вешаешь лапшу на уши — тело, сердце, ум…
— Лапшу на уши? — удивился Арелато.
— Так говорят в Ремидее. Зубы заговариваешь.
Он нахмурился еще больше.
— Зубы?..
— Мозги пудришь. Льешь воду в уши. Заливаешься соловьем. Попросту говоря, врешь, чтобы склонить меня к мыслям, которые нужны тебе.
Арелато рассмеялся.
— Ты решила сама начать наш урок. Хорошо, Мири, это решение я могу тебе позволить. Просвети меня, какие выражения вы употребляете в Ремидее, чтобы иначе назвать ложь, а я расскажу, что говорят об этом в Кордилло. А потом найдем еще тему.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий