Похищенная, или Заложница игры

Глава 8
ВСПОМНИТЬ ВСЕ

Иногда Мири скучала по Земле. Точнее — по Раде и остальным. С ними она чувствовала себя своей, хоть провела среди них всего лишь три месяца. За это время она узнавала себя и мир, в котором, как выяснилось, не родилась.
Теперь она вернулась в родной мир. Но в место, где никто не был ей близок. Кроме одного человека. А он принуждал ее к близости. Но не сейчас. Сейчас Марк старательно выдерживал дистанцию между ними. Мири видела, что ему это тяжело дается. В его глазах то и дело вспыхивало мрачное пламя, которое она узнавала. Не мыслями и не образами — чувствами. Своими реакциями.
Что-то внутри нее дергалось, когда его взгляд так менялся. Кровь бежала быстрее по жилам. Хотелось разом и убежать, и податься навстречу… ощутить его прикосновения. Этот мужчина будоражил ее. И злил. Злило это притяжение между ними. Вязь, которую он насильственно наложил на нее. Теперь, хочет или нет, она вынуждена тянуться к нему. Желать его. А Мири не могла скрыть от себя, что желала его.
Несколько раз она встречалась с его взглядом — темным и тяжелым, исполненным жгучей алчности. Ей казалось, что сейчас он наконец сорвется… И тогда все повторится — то, чего она не помнила, но что сохранилось в памяти ее тела и сердца.
Каждый раз он отступал. Мири не знала, каким усилием воли он себя удерживал. Но он не притрагивался к ней. Делал шаг назад, тьма в его глазах сгущалась. Но не выплескивалась наружу. Внешне Марк оставался спокойным. Голос звучал тише, глуше, медленнее.
И к Мири приходило сострадание. Она видела, как он рвется к ней. И как сдерживается, чтобы не продолжать то, что начал до ее бегства в другой мир. Однажды она шагнула ему навстречу, протянула руку и коснулась ладонью щеки.
Марк замер, изумленно посмотрел на девушку. Будто не мог поверить в чудо. А потом то, что переполняло его, наконец хлынуло через край.
Он обхватил Мири за плечи. Прижал ее к себе так крепко, что она не могла и вздохнуть. Впился в губы поцелуем.
Она не закрылась и не сопротивлялась. Внутри будто взорвался горячий гейзер. Она прильнула к мужчине всем телом, ответила на поцелуй со страстью, которой сама в себе не подозревала.
Марк поднял ее на руки, понес к кровати. Бережно усадил на постель, дрожащие пальцы потянули застежку воротника. Обнажив плечи девушки, он коснулся губами ложбинки над ключицей… медленно скользнул ниже. Кончик языка щекотал горошину соска; от возбужденного напряжения Мири выгнула спину…
И вдруг перестала чувствовать мужские прикосновения. Что-то прорвало плотину сознания, и воспоминания хлынули потоком. Коф. Родительский дом. Мама, папа, Дейл. Похищение. Плен Ранду, шантаж Арелато. Его страсть, которую он вынуждая делить с ним. Черная магия, убившая враждебных колдунов. Через нее, Мириэль. Фею, которая не может причинять вред живому.
Она с силой оттолкнула ласкавшего ее мужчину.
— Мири… Девочка моя, что не так на этот раз?
— Что не так?! Ты смеешь спрашивать, что не так? Зачем ты явился в мою жизнь, Арелато? Зачем сломал мне судьбу? Будь ты проклят!
Узкая ладошка замахнулась и врезала мужчине по лицу.
— Ненавижу тебя!
— Мири, что случилось? Ты же хотела…
Искра осознания промелькнула в глазах.
— Ты вспомнила.
— А ты надеялся, не вспомню? Растекусь перед тобой, позволю вытворять, что захочешь? Подонок! Хотел попользоваться моим беспамятством? Беса лысого!
Он отступил, стиснув кулаки.
— Ты вспомнила то, что было прежде, и забыла последние дни? Часто ли я пользовался тобой? Заставлял тебя ложиться со мной, брал силой?
Мири замерла, обращаясь к памяти недавнего прошлого. Между ними ничего не было. Но ее это не смягчило.
— Ты хотел перехитрить меня! Надеялся, я сама приду, если будешь мило заговаривать зубки, добрячком прикидываться! У тебя почти получилось. Не вовремя память вернулась, да?
Арелато сделался бледнее полотна.
— Как я должен доказать тебе, что не собирался тебя обманывать? Что сделать, чтобы ты поверила?
— Отпустить домой!
Он замешкался с ответом лишь на секунду:
— Хорошо. Я открою тебе портал в Ремидею.
— Когда?
— Когда скажешь. Хоть сейчас.
— Да, я хочу сейчас. Только это все равно очередной твой трюк.
— Пойдем. Я покажу тебе трюк.
Он схватил ее за локоть и поволок по коридорам подгорного замка Ранду. Жгучие нити вязи отчаянно затрепетали. Будто чуяли предстоящий разрыв. Сердце сжалось в тугой комок. Нити вязи кольнули его, как стальной проволокой.
Мириэль стиснула зубы. Врешь, не возьмешь. Проклятая вязь не удержит ее здесь. Она прожила с ней в другом мире. Проживет и в этом. Пусть будет эта резь в сердце, если с ней придет свобода.
Арелато привел ее в зал Алмазного доспеха. Там были двое — Пеширро и Кодорро. Юноша Ранду удивился, заметив Мири и своего Великого Магистра, но приветственно помахал фее и поклонился учителю.
Арелато отрезал:
— Пеширро, мне нужно заняться доспехом. Заканчивайте работу.
Старший магистр бросил на него тревожный взгляд.
— Марк, ты же не собираешься практиковать магию через доспех? Отдача…
— Ты слышал приказ? Исполняй. Остальное тебя не касается.
Тревога в глазах Пеширро выросла до страха. Но он повиновался. Через пять минут он и Кодорро покинули зал. Мириэль фыркнула. Ранду так кичатся своей дисциплиной.
Арелато посмотрел на нее.
— Ты не передумала?
— Не надейся. Только если ты сам задумал пакость.
Гримаса боли исказила его лицо. Но Мири не жалела его. Заслужил. Нет ему прощения за все, что он ей причинил.
Арелато шагнул к доспеху. Мириэль холодно наблюдала, как он вдевает ноги и руки в кристаллические латы с ледяной решимостью на лице.
Громко хлопнули двери. Мириэль и Арелато как по команде повернулись в ту сторону. В зал вошла маленькая женщина, неуловимо похожая на обезьянку. Ветария А’Джарх, Великий Магистр Ун-Чу-Лай. Ордена Жуликов.
Арелато сдавленно простонал:
— Снова ты. Почему ты постоянно появляешься в моей жизни в самые дерьмовые моменты?
— Чтобы сделать их чуть менее дерьмовыми, неужели ты еще не понял?
— Что тебе надо на этот раз? И как ты прошла?
— Пеширро взял на себя смелость связаться со мной. Ты встревожил его. Он переживал, что ты собрался работать с доспехом. И фея здесь. Ты задумал открыть ей портал домой, я верно догадалась?
— Какое тебе до этого дело?
Женщина пожала плечами.
— В общем-то никакого. Просто у меня был разговор к Мириэль. И раз уж ты отправляешь ее в Ремидею, я хотела бы успеть побеседовать с ней.
— Ей не о чем беседовать с тобой.
Ветария А’Джарх приподняла бровь.
— Опять решаешь за нее? Мне казалось, ты взял курс ни к чему ее не принуждать.
— Я и не принуждаю. Если Мири захочет говорить с тобой, пусть говорит. Вот только феи недолюбливают вас, Игроков Кристалла.
Светлые пронзительные глаза устремились на девушку. Ее передернуло. Присутствие этой женщины коробило.
— Мириэль. Я знаю, что ты чувствуешь ко мне. Вспомни слова Светлого. Мое предназначение — удерживать перед гранью себе подобных. То, что отталкивает тебя, — это то, что я держу нереализованным. Зло, которое могло бы воплотиться в мире, но остается невоплощенным. Моя задача — оставлять его невоплощенным и дальше. Но оно никуда не исчезает. Я храню его, как герметичный контейнер. Ты понимаешь это?
— Чего тебе надо от меня? — процедила Мири сквозь зубы.
Ей не хотелось слушать эту женщину. Она приложила руку к поступкам Арелато, направляла его, как закулисный кукловод марионетку. Похититель, конечно, не был безвольной марионеткой. У него были свои помыслы, и он сам отвечает за них. Но весь план принадлежал Ветарии. Мириэль не собиралась забывать это.
— Даршела рассказывала, что ты начала заниматься магией… перед тем, как уйти на Землю. Я хотела бы научить тебя одному несложному заклятию.
— Какому?
Интриганка повернулась к Арелато.
— Прости, Марк. Это должно остаться между Мири и мной. Я отгорожусь звуконепроницаемой завесой. Надеюсь, ты позволишь мне применить магию в стенах Ранду?
— Я уже позволял тебе это сотню раз. Хватит лицемерить. Заканчивай свою игру.
Ветария усмехнулась.
— Благодарю за согласие — это ведь было именно оно? Итак, Мириэль…
Она опять обратилась к девушке, и Мириэль ощутила безмолвие вокруг себя. Только голос женщины, ее и свое дыхание, и стук сердец. Арелато и остальной мир остались за невидимым барьером.
— Это очень простое заклятие. Много раз ты подвергалась его воздействию. Мне кажется справедливым, если ты воспользуешься им сама — хотя бы раз. Сосредоточься мысленно — я посылаю импульс. Запоминай его.
Перед внутренним взором Мири пробежало магическое плетение. Оно и верно оказалось простым — даже со своим небогатым опытом фея легко могла его воспроизвести.
— Получится повторить?
— Что это?
— Заклятие чтения мыслей. Сейчас, когда я сниму полог, ты сможешь обратить его на Арелато. Он ведь заслужил это, после того как сотни раз проделывал подобное с тобой.
Мири подозрительно прищурилась.
— Тебе это зачем?
А’Джарх ухмыльнулась.
— Помни слова Светлого. Задача любого игрока — хранить баланс. Ты и Марк были слишком неравноправны. Хочу восстановить баланс между вами хотя бы в чем-то, прежде чем ты уйдешь. Да и, в конце концов, разве тебе не любопытно открыть мысли этого мужчины, для кого ты столько времени была раскрытой книгой? Давай, Мириэль, загляни в его разум.
В следующее мгновение привычные звуки вернулись — шум сквозняка через вентиляционные проходы, дыхание Арелато, хлопанье дверей. Мириэль хотела послать интриганку к бесам, не делать ничего из того, к чему она подталкивала. Но любопытство перевесило. Фея сформировала магическое плетение и направила на Арелато.

 

Марк не питал иллюзий, чем для него обернется уход Мири в Ремидею. Он не выдержит и дня. Тем более если откроет портал через Алмазный доспех. Ему даже не придется убивать себя — это сделает отдача.
С появлением А’Джарх у него появилась малодушная мысль — попросить ее заменить его. Лишь он или она могли создать портал через океан Ланно-Ти с помощью доспеха. Да только смысл?
Он получит отсрочку. Отдача не убьет его сразу. Палачом станет вязь. Сведет с ума, задушит леденящей тоской. Лучше проклятие игнов, с которым он успел сродниться.
Орден? Ученики, за которых он отвечает? Быть может, сейчас его ответственность перед ними — избавить от полоумного Великого Магистра, который сам себя загнал в тупик бесплодных страстей и вожделений.
Марк вспомнил, как однажды Пеширро вошел к нему с отчетом о делах ордена. Встретив блуждающий, потерянный взгляд Великого Магистра, промолвил:
«Марк… Не требуй от себя многого. Нам всем сейчас тяжело, и тебе тяжелее всех. Не так легко вновь оказаться свободными после четырнадцати лет осады. К свободе придется привыкать. Не кори себя. Позволь себе отдых. А мы справимся и дождемся тебя».
Может, это внесло свою лепту — привычка жить в осаде. Он свыкся с этим более других, ни разу не покинув стен замка. А теперь ему тяжелее всех быть свободным. Ордену нужен другой лидер. Может, Пеширро. Может, еще кто-нибудь. Даже проклятая А’Джарх. Но уже не Арелато. Его время вышло. Все к лучшему.
Мартышка что-то нашептывает Мириэль. Пусть. Она не сможет причинить фее зла. Никто не сможет, кроме него. А он теперь уже тоже не сможет. Его смерть освободит ее от вязи. Она не будет страдать в разлуке. Снова станет свободной и сможет наконец уйти в свой Элезеум. Скорее бы уже все закончилось.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий