Похищенная, или Заложница игры

Глава 8
РОКИРОВКА

Закатный океан (Ланно-Ти)

 

Дейл перегнулся через поручни палубы, глядя на маленьких серебристых рыбок, что плескались у борта корабля. Шел двадцатый день плавания. Почти три недели назад он покинул Коф. С женщиной, которую никогда не видел до этого дня. Оставил родных, работу, привычную жизнь. Ради Мириэль.
В канун семгейна, когда он последний раз видел любимую, он звал ее в дальнее плавание. Сказал ей: «Я бы за тобой на край света пошел». Как скоро пришлось сдержать обещание… Вот только Мири не было рядом. Где она сейчас? Думает ли о нем? Ждет ли, что он придет ей на помощь?
Дейл вернулся мысленно в ночь семгейна, в цыгантийский цирк. Под рукой фокусника распускались белые розы и тут же разлетались лепестками над головами зрителей. Шатер восхищенно ахал. Парень подставил ладони, набрал пригоршню лепестков. Пахли они как настоящие.
Дейл повернулся туда, где несколько минут назад Мири разговаривала с цыгантийкой-зазывалой. Захотел подкрасться к невесте сзади и высыпать ароматные лепестки на голову. Но ни ее, ни цыгантийки не увидел. Он огляделся по сторонам.
— Не ищи, — услышал он тихий женский голос. — Их нет в этом шатре. И вообще в Ремидее.
Дейл обернулся на голос. Перед ним стояла невысокая девушка, его ровесница или чуть старше. Как и Шавру, ее можно было принять с первого взгляда за цыгантийку. Смуглая, темноглазая, с удлиненным лицом, заостренным подбородком. Лишь мелкие различия в разрезе глаз, форме носа, губ, ушей выдавали ее неремидейское происхождение.
— Ты мне? Кого нет в Ремидее? О чем ты?
— О твоей подруге. Та женщина похитила ее.
— С чего ты взяла?!
— Расскажу. Но сначала давай уйдем отсюда. Я не знаю точно, но думаю, она сейчас вернется, чтобы похитить и тебя. Тогда ты не сможешь вызволить свою подругу.
— Кто ты?
Девушка заговорила быстро-быстро:
— Пожалуйста, пойдем со мной! Тебе опасно здесь оставаться. Окажемся подальше от этого цирка, и я тебе объясню.
Она схватила его за руку и потянула за собой. Дейл попытался сопротивляться. И почувствовал, будто его ладонь приклеилась к ладони странной девицы, а в спину уперся невидимый шест, подталкивая вслед за незнакомкой.
Как теленок на поводу, он выбежал за ней из шатра. Ноги сами несли его по переулкам и подворотням Кофа, пока рука оставалась приклеенной к руке девушки.
Через четверть часа чужачка наконец остановилась. Дейл перевел дыхание.
— Прости меня, — выговорила похитительница. — Пришлось надавить на тебя магией. Ты не хотел слушаться — и я понимаю тебя. Но времени не было ни секунды. Я была права — Оршава вернулась в тот шатер. За тобой.
— Оршава?
— Женщина, которая напоила тебя чаем. Которая притворяется хозяйкой цирка Шаврой. Которая похитила твою невесту и собралась похитить тебя.
— Зачем?!
— Расскажу тебе на корабле. Будем медлить, Оршава выследит нас и догонит. Мне не хватит сил сразиться с ней.
— На корабле? Сразиться? — изумился Дейл, но девушка опять схватила его за руку и потащила в направлении порта.
— Оршава — маг, — поясняла она прямо на бегу. — И я тоже, но намного слабее. Меня зовут Си’Ран. Я из Мерканы — как и она. Большего не могу тебе сказать, пока корабль не отплывет.
— Какой корабль?! Куда отплывёт?
— В Меркану. Под защиту моего ордена.
Дейл так опешил, что не смог больше промолвить ни слова. Си’Ран тоже молчала всю дорогу до порта. Она остановилась на причале у пятимачтового галеона, свистнула. В ту же минуту через борт перекинулся трап. Девушка взбежала по нему, а Дейл, по-прежнему приклеенный к ней невидимым клеем, взбежал следом.
На палубе их встретили пятеро мужчин в одежде простого покроя, но из дорогой и удобной ткани. Шкипер, первый помощник, лоцман, квартирмейстер, боцман — быстро определил Дейл. Ремесленники портового города хорошо знали порядки и иерархию корабельного экипажа.
Си’Ран что-то сказала на незнакомом языке. Отдала команду — судя по интонациям. Один из мужчин кивнул другому, тот гаркнул во всю глотку на том же языке. Тут же на палубу выскочила дюжина матросов. Четверо кинулись вращать механизм, поднимающий якорь. Остальные разбежались по своим местам, распуская паруса.
Дейл оглянуться не успел, как корабль, качнувшись на волнах, двинулся на запад, прочь от берега родного Кофа в непроглядный ночной океан. Дейл смотрел на прибрежные огни, удалявшиеся все стремительнее, пока корабль набирал ход. Увидит ли он их снова? Вернется ли в Ремидею, встретится с Мири?
Си’Ран подошла и положила ему руку на плечо. В отблесках корабельных фонарей Дейл разглядел неподдельное сочувствие в карих глазах.
— Не тревожься, — шепнула она. — Все будет хорошо. Давай напишем письмо. Ты ведь умеешь писать?
— Еще бы! Я мастеровой, а не попрошайка!
Она улыбнулась, махнула рукой, и перед Дейлом прямо в воздухе ниоткуда возникла деревянная подставка. На ней перо и лист бумаги.
— Пиши, — молвила Си’Ран, и пальцы Дейла сами собой сжались на пере. — Желаю здравствовать и процветать милорду Гронару, князю-наместнику провинции Олбар королевства государыни Реданы Неид.
— Кому?! — Дейл не поверил ушам.
— Мы отправим письмо в княжеский дворец. Пусть наместник возьмет отца твоей невесты под защиту. Тогда Оршава не сможет использовать его, когда не найдет тебя.
— Но зачем он ей? Кто она такая?
Вместо ответа Си’Ран продолжила диктовать:
— Довожу до сведения сиятельного князя, что мерканский орден магов Ранду похитил мою невесту фею… Как ее зовут?
— Мириэль…
— Фею Мириэль, чтобы проводить над ней жестокие опыты. Все феи Ремидеи отныне в опасности. И родители моей невесты тоже. Спрячьте гончара Горака под защитой магов, чтобы чужеземцы не могли похитить его следом. Иначе Ранду будут пытать его, чтобы принудить фею к угодным им деяниям. Я же покидаю Коф, чтобы найти и выручить любимую.
— Но кто поверит моему письму? Я простой ремесленник!
— Не такой уж простой, раз твоя невеста — фея. Маги проверят записку на подлинность и убедятся, что она не подложная. Князь примет меры, будь уверен.
— А как письмо дойдет до князя? Мы снялись с якоря.
— Увидишь, — усмехнулась Си’Ран. — Подписывайся — Дейл, мастеровой гончарного цеха, в первый день девятого месяца года тысяча двести семьдесят третьего от коронации Нея.
Дейл черкнул роспись. Боцман принес клетку с голубем. Девушка привязала записку к лапке птицы и выпустила ее. Белое пятнышко мелькнуло и растворилось в черном беззвездном небе.
— Значит, мы поплывем через Закатный океан в Меркану? — тихо спросил он.
Си’Ран нахмурила лоб.
— Закатный океан?.. Ах, ну да. Для вас он Закатный, потому что омывает западный берег Ремидеи. А у нас он находится на востоке. Мы зовем его Ланно-Ти.
— Ланно-Ти… Что это значит?
— В Меркане есть легенда о далеком-далеком мире, населенном могущественными созданиями. Полубогами, которые обладали силой создавать и разрушать миры. Что-то случилось с их миром. То ли война, то ли катастрофа. Им пришлось покинуть его. И тогда они решили сотворить себе другой мир по образу и подобию того прежнего, покинутого. Так они создали нашу землю. Меркану, Ремидею, Весталию… и еще один континент ровно между Ремидеей и Северной Мерканой. Он назывался Ал’Тантида. По имени их расы — Ал’Танти.
Ал’Танти… — шепнул Дейл себе под нос. Звучание незнакомых слов наполняло его душу странным, влекущим трепетом.
На долю секунды он забыл, что его возлюбленная похищена коварными колдунами Мерканы. Что ему самому грозит смертельная опасность. Чужеземное название океана всколыхнуло в нем давние фантазии детства. О романтике и приключениях. О том, как он пересечет океан и увидит далекие земли.
И вот явилась странная девушка с необычным именем, увлекла его к этим самым землям. Затаенная жажда приключений, непознанного всколыхнулась и добавилась к переживаниям за Мириэль, горячему желанию спасти ее.
Чувства захлестывали Дейла. Ему и в голову не пришло, что у этой Си’Ран нет ничего, чтобы подкрепить свои слова. Правду ли она говорила? Похищена ли Мириэль, кем похищена, собирается ли Си’Ран помочь ей?
Дейл не задавался этими вопросами. Лишь молча слушал рассказ Си’Ран:
— На Ал’Тантиде они поселились сами, а остальные материки населили людьми. Настало время, когда им наскучил наш мир. Они решили уйти дальше… Затопили Ал’Тантиду, погрузив ее на дно океана. И уничтожили следы своего пребывания на всех материках. Но кое-что оставили. То ли нарочно, то ли просто забыли.
— Что оставили? — спросил Дейл.
Си’Ран скорчила гримасу.
— Алмазный доспех, например. Артефакт, с помощью которого маги Ранду похитили твою невесту. Без него их Великий Магистр не смог бы открыть портал между двумя материками. Толща воды в океане поглощает магическую энергию. Даже самый сильный маг не может телепортироваться через океан. Или трансгрессировать, как говорят ремидейские маги. Только Алмазный доспех может преодолеть прожорливость океана.
— А почему он так называется? Он на самом деле алмазный?
— На самом. Представь рыцарские латы из бриллианта чистейшей пробы с магическими возможностями. Никто, кроме Ал’Танти, не мог создать такое чудо. И вот Ранду нашли доспех… наложили лапу и никого не подпускают, — недовольно поморщилась Си’Ран.
— А ты… твой орден хочет, чтобы подпустили?
— Было бы неплохо, — рассмеялась девушка. — Но причина должна быть очень, очень веской. Ордены не делятся друг с другом могуществом и знаниями без веских причин. А какую причину Ранду сочли бы веской — одному Богу ведомо.
— Богу?.. — Непонятное слово удивило Дейла.
— Высшей силе, сотворившей Вселенную. Вы называете ее — Создатель, а мы — Бог. Еще мы верим, что у Бога есть враг — дьявол. И черти — помощники дьявола. Их вы зовете бесами, и живут они у вас в преисподней. А мы называем преисподнюю — ад.
Дейл только пожал плечами. Другая земля, другая вера, другой язык.
— Откуда ты так хорошо знаешь общеремидейское наречие?
— Моя мать из Ремидеи. И я однажды была в твоем королевстве. Только намного южнее, в Патриде. Там теплее, — хмыкнула девушка. — А в вашем Кофе так холодно и промозгло, что я едва не заболела. Только магией спаслась.
Из разговора с молодой волшебницей Дейл запомнил, что у Ранду — похитителей Мириэль — есть драгоценный артефакт. И орден Си’Ран не против подобраться к нему. Уж не потому ли они помогают ему? Какой бы иначе им прок выручать Мириэль?
Если бы они сами хотели заполучить фею, могли просто похитить из Ремидеи еще одну. Раз эти Ранду смогли умыкнуть Мири, значит, другому ордену несложно похитить другую. Фей мало, но все же не одна. А вот доспех этот, похоже, единственный в своем роде, и подобных ему нет.
Но как спасение Мири поможет ордену Си’Ран? Зачем это им? Ответа Дейл не дождался.
За многодневное плавание он увидел больше чудес, чем за всю жизнь. Дельфинов и кашалотов, обитавших в водах теплого течения Ланно-Ти. Жар-птиц и фениксов, гнездившихся на морских скалах и утесах. Айсберги втрое больше их галеона. Однажды один такой понесло прямо на них. С замирающим сердцем Дейл смотрел, как лоцман уводит корабль от ледяной смерти.
А на двадцать второе утро плавания раздались выкрики на чужеземном языке. Дейл уже знал это слово на наречии дормитто — родном языке корабельного экипажа. Земля. На горизонте показался берег.
Спустя еще несколько часов Дейл мог различить башни, купола, крепостную стену города. Галеон пристал к берегу. Си’Ран подошла к юноше и сказала с улыбкой:
— Добро пожаловать в город Тельяргир — главный порт республики Дормияс!
— Теперь ты расскажешь мне о своем ордене и зачем вы помогаете мне и Мири?
— Потерпи еще чуть-чуть, Дейл. Скоро мы окажемся в безопасности. И тогда ты сможешь задать любые вопросы.
Два матроса подали трап. Си’Ран поблагодарила шкипера, подняла свой легкий заплечный мешок и стала спускаться на причал. У Дейла и того не было за плечами. Он просто шагнул вслед за мерканкой.
Портовая стража почтительно расступилась перед ними, даже не потребовав досмотра. Видно, сразу опознали в Си’Ран магичку, и маги здесь были в чести.
Шагая по улицам чужеземного города, Дейл потрясенно глазел по сторонам. За свою жизнь он ни разу не покидал Коф. Мерканский город с невыговариваемым названием был намного больше и многолюднее.
Широкие улицы кишели людьми в пестрых шубах из мехов неведомых зверей. Дома были не двух- и не трехэтажными — в семь-восемь, а то и все десять этажей. Мостились улицы не камнями, а гладким сплошным покрытием из спрессованной гальки.
Посреди одной из улиц пролегали два параллельных металлических рельса. Си’Ран остановилась подле них, где стояла еще дюжина людей. Дейл хотел спросить, зачем они тут встали, но тут раздалось звонкое треньканье, и из-за угла выехала самая причудливая повозка, которую Дейл когда-либо видел.
Больше всего она походила на крытый цыгантийский вагон — но шире и длиннее. Корпус металлический, много застекленных окон. Сквозь переднее стекло Дейл увидел возницу, который держал руки на небольшом колесе и крутил его.
Вагон ехал по рельсам и остановился напротив толпы ждущих людей. Три дверцы сбоку отворились, несколько человек вышли наружу, а все, кто стоял на улице, начали подниматься по маленьким ступенькам.
Си’Ран тоже шагнула к вагончику, увлекая Дейла за собой.
— Что это?!
— Трамо. Не знаю, как перевести, в вашем языке нет подходящего слова. Дай попробую придумать.
Внутри вагона стояли четыре ряда сидений. Си’Ран плюхнулась на одно из них, наморщила лоб.
— Пожалуй, по-ремидейски я назвала бы трамо «поезд»! Садись, нам ехать четверть часа. Пешком мы шли бы столько же и еще час. Наслаждайся видами из окна. Тельяргир очень красивый город. В том числе зимой.
Си’Ран не преувеличивала — Дейл не мог отвести глаз от окон поезда-трамо. С неба густыми хлопьями валил снег, придавая окрестным пейзажам сказочно-нереальный вид.
Они вышли из поезда напротив пятиэтажного особняка, обнесенного сплошной каменной оградой. Си’Ран подошла к тяжелой калитке, коснулась ее. Калитка распахнулась в ту же секунду. А когда они вошли во двор, закрылась сама собой.
Они пересекли двор, взошли по широким каменным ступеням крыльца. Массивные входные двери открылись легким касанием пальца. Переступив порог, Си’Ран и Дейл очутились в высоком и просторном холле. Восемь хрустальных люстр свисали с потолка, сияли ярким желтым светом. Мебель с бархатной обивкой, беломраморные статуи — все дышало роскошью. Кем бы ни был владелец особняка, он был богаче любого ремидейского богатея. Ни один дом в Кофе не мог сравниться с подобной роскошью.
По лестнице с золочеными перилами, устланной густым алым ковром, спускалась девочка лет тринадцати. Так Дейлу показалось, когда он увидел издали маленькую тощую фигурку с короткими, остриженными чуть ниже ушей волосами. В Кофе так стригли девчонок из бедняцких кварталов.
Эта была одета богаче, хотя и не слишком роскошно, не под стать особняку. Когда она подошла ближе, Дейл понял, что это взрослая женщина, на вид не моложе сорока лет.
Серо-голубые глаза впились в него пронизывающе, чтобы не сказать — пожирающе. У женщины был длинный и острый нос и неожиданно мягкие губы. Она не была красивой, хотя уродиной тоже не выглядела, несмотря на легкое сходство со зверьком обезьяной, которых иногда привозили мерканские циркачи.
Си’Ран обняла маленькую женщину с радостной улыбкой. Они обменялись приветствием на чужом языке — Дейл смог разобрать, что это не дормитто, — а затем Си’Ран повернулась к нему.
— Дейл, позволь представить тебе Ветарию А’Джарх, Великого Магистра моего ордена. Наконец мы в безопасности под ее защитой. Здесь до нас не доберутся ни Ранду, ни другие магические ордена.
Ветария А’Джарх протянула Дейлу руку. Он взял узкую ладонь женщины, собираясь поцеловать — как благородной леди в Ремидее, но та с улыбкой перехватила его руку и крепко пожала — как здоровались между собой цеховики.
— Здравствуй, Дейл. Добро пожаловать в резиденцию ордена Ун-Чу-Лай в Тельяргире. Можешь звать меня просто Вета.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий