Похищенная, или Заложница игры

Глава 7
ЗНАКОМСТВО ЗАНОВО

Со дня открытия портала, возвращения Мири с Земли, сражения Рогна и Ал’Танти прошло двое суток. Все это время Марк не покидал своей спальни. Спал на полу — кровать он сжег во время приступа отдачи. Заклятие, брошенное в Рогна, и попытка обезболить Оршаву дорого ему обошлись. Великий Магистр Ранду сейчас был беспомощен, как слепой котенок.
Административные функции по управлению орденом принял на себя Пеширро. Когда он заходил, Марк чуял невысказанный вопрос: фея вернулась, почему бы не пойти к ней и не выплеснуть отдачу?
Будь жива Оршава, не преминула бы спросить Марка в лоб. Но скромный, деликатный Пеширро не лез в личную жизнь главы ордена. Арелато недоставало грубой прямолинейности Оршавы. Он вспоминал, как раздражала ее навязчивая забота, постоянное вмешательство в его дела и решения… которое всегда оборачивалось благом и удерживало его от критических ошибок и проколов.
Больше никто не потревожит его чрезмерной назойливостью. Прочие старшие магистры не нарушали субординацию. Если бы только она выжила, Марк больше ни разу не ответил бы ей грубо, не пресек назойливую заботу о нем.
Конечно, сейчас она заставляла бы его идти к Мири. А он все равно остался бы в своей комнате, не подошел к девушке. Голос Ал’Танти звенел в сознании:
«Приказывал, брал, принуждал. Привычная тактика Кристалла. Попробуй изменить ее. Это станет твоим первым шагом от грани».
Чем ему заменить эту тактику? Как приблизиться к Мири, не приказывая и не принуждая? Что он может предложить фее сейчас, обессиленный, жаждущий одного, — сбросить отдачу? Тем привычным способом, к которому прибегал четырнадцать лет.
Теперь к пытке отдачей добавилась вязь. Мири так близко… Горячая ниточка натянулась между ними, между их сердцами. И ведь фея чувствует сейчас то же самое. Но гонит его.
Все, что Марку оставалось, — прислушиваться к неуловимой вибрации, связавшей обоих… И, стиснув зубы, терпеть муки отдачи. Но не осквернять Мири вновь. Сколько он так продержится еще? Как сможет оставаться Великим Магистром Ранду, да и вообще магом?
Марк не находил ответов, да и не искал. Рациональные мысли и решения сейчас не могли удержаться в его истерзанном сознании. Он знал лишь одно — к Мири он не притронется против ее воли. Ни отдача, ни вязь не заставят его. Больше никакого принуждения.
На исходе дня дверь в спальню бесшумно отворилась. Марк вскинул голову, ожидая увидеть… Оршаву или Мири. Еще вопрос, кого из двух нереальнее. Пеширро или другие магистры не посмели бы войти без стука.
На пороге спальни стояла Ветария А’Джарх.
Увидев Оршаву, Марк был бы потрясен меньше. И уж точно больше бы обрадовался.
— Кто тебя впустил?
— Все. Твои адепты не хотят видеть тебя гниющим заживо в бесплодных терзаниях.
— И прислали тебя поднять мой дух? Мне остается только покинуть орден. Не под силу смириться с истиной, что я столько лет возглавлял глупцов.
Ветария вздохнула.
— Прими мое сочувствие, Арелато. Я знаю, что отдача скверно сказывается на твоем характере. Поэтому не стану запоминать оскорбления.
— Неужели? Как мило с твоей стороны. Ты решила улучшить мой характер, подбросив Оршаве идею похитить фею?
— Я решила ослабить Дорамон ударом твоей отдачи.
— Твоя цель достигнута. Ты победила. А я, как слепец, стал пешкой в твоей игре. Чего тебе надо теперь?
— Помочь. То, что я использовала тебя, не означает, что я желаю тебе вреда.
Марк расхохотался.
— Милосердная Ун-Чу-Лай! И что же ты сделаешь? Как поможешь мне? Помнится, ты обещала сделать это, когда просила допустить тебя к доспеху. Ты собиралась избавить меня от проклятия игнов. Давай, я жду.
— Мириэль — твое избавление от проклятия. Мое обещание означало, что я найду ее для тебя и помогу вернуть.
Арелато оказался на ногах за долю секунды. В следующий миг он был возле Ветарии. Схватил маленькую женщину за глотку и встряхнул так, что она захрипела. Через секунду его отшвырнуло обратно на пол магическим импульсом. Но на шее А’Джарх остались посиневшие следы его пальцев.
— Будь ты проклята. Это ты подсунула мне Мириэль. Ты связала нас. Ты сделала так, что я ничего не знал о вязи. Теперь я должен причинять ей страдания — ей, кто стала для меня дороже всего живого на свете! Так ты собралась избавить меня от проклятия? Ты манипулировала мной в своей игре! Из-за тебя я причинил Мири вред!
Ветария невозмутимо подвинула к себе стул и уселась напротив Арелато.
— Удобно сделать козлом отпущения злую манипуляторшу А’Джарх, не так ли? Я лишила тебя воли и власти над орденом? Я околдовала тебя, заставила отправить Оршаву в Ремидею? Я отправила тебя в спальню к фее? Все это ты сделал по собственной воле. Так что не передергивай, Арелато. Все, что я тебе подсунула, — перевод книги Эртана. Ах, ну и юношу Дейла. Решения ты принимал сам. По собственной воле.
Казалось, бездонная тьма в глазах Марка сейчас обрушится на Ветарию, будто черное тело Рогна. А в следующий миг он сник.
— Все так. Я все делал по собственной воле. Я один виноват в том, что стало с Мири. Я просто… слишком хотел ее. И хочу сейчас. Но больше не буду ни к чему ее принуждать.
— Марк… — молвила Ветария с неожиданной мягкостью. — Не принуждать не значит избегать. Мириэль и правда может помочь тебе справиться с отдачей. Без принуждения. И даже без секса. Одно присутствие феи целебно для тебя. Она напитывает тебя облачностью. Делает более легким и подвижным. Не стоит отказываться от общения с ней.
— Но она ненавидит меня! Не хочет общаться!
— Она связана с тобой, как и ты с ней. Вы оба никуда не денетесь друг от друга. Ты делаешь ей больно сейчас, избегая ее. Даже если она толком не понимает.
— И что ты предлагаешь? Пойти к ней как ни в чем не бывало? Снова заставить терпеть меня?
— А тебе не приходило в голову просто поговорить? Не заставляя и не принуждая. Ведь она сейчас в незнакомом мире. Память по-прежнему не вернулась к ней. Ты мог бы просто помочь ей сориентироваться. Почему не ты?
Марк ошеломленно моргнул. Такая простая мысль совершенно не приходила ему в голову. Ветария хмыкнула:
— Вижу, тебе надо это обмозговать. Не буду мешать. Помни, Марк, «избегать» не равно «давать свободу».
Ветария повернулась к нему спиной и вышла. Он выругался сквозь зубы в адрес слишком умных мартышек. Минуту смотрел в одну точку, а затем встал и направился в комнату Мириэль.
Фея встретила его взглядом, к которому он совсем не привык. Обычно в ее глазах при виде его вспыхивала злость… маскирующая желание и притяжение. Сейчас Мириэль не пыталась спрятать от себя собственные чувства. Она хотела понять их. Взгляд, обращенный на Марка, был задумчивым незаинтересованным.
— Мириэль… Как же я рад тебя видеть…
— Почему? Что я значу для тебя? Что нас связывает? Никто из тех, с кем я пыталась говорить, не может ответить. Или не хочет.
— Я расскажу, — поспешно заверил ее Марк. — Отвечу на все твои вопросы. Готова выслушать меня?
Фея кивнула. Совсем без злости, лишь с любопытством. Два дня на новом месте, которое она не помнила, но где все ее знали, заставили любопытство превозмочь раздражение и протест, которыми она встретила Марка на Земле. Теперь больше всего на свете она хотела знать и понимать. Кто она, кто он, что их связывает.
Марк рассказал все без утайки. Про осаду Дорамон, проклятие игнов, выход, который подсказала Оршава. Про похищение Мири и принудительное избрание.
На лице феи сменялась гамма чувств — от сострадания до отвращения. Но когда он договорил, остались лишь отрешенность и погруженность в себя. Мириэль пыталась принять и осмыслить его рассказ. Историю их непростых и тяжелых отношений.
Марк ждал, что она скажет. Как осужденный приговора. Она наконец подняла глаза.
— Чего ты сейчас ждешь от меня?
— Чего угодно, Мири. Вплоть до пощечины. Я знаю, что заслужил. Однажды ты ударила меня за пустяк… С тех пор я сделал с тобой много вещей куда хуже. Поэтому если ты захочешь наказать меня, я даже не применю магию, чтобы помешать тебе.
— Пощечина? Ты думаешь, такие поступки можно исправить пощечиной?
— Нет… Не думаю, Мири. Просто если ты захочешь выплеснуть эмоции… Но это конечно же не исправит моих поступков…
— У меня нет эмоций… Марк.
Он вздрогнул, когда она проговорила его имя. Мириэль почти никогда не обращалась к нему по имени. А сейчас оно прозвучало так же отрешенно, безэмоционально, каким было ее лицо.
— Я не помню ничего, о чем ты рассказываешь. Просто знаю, что так поступать нельзя. Но не чувствую обиды. Когда ты подошел ко мне на берегу реки, схватил, потащил за собой… тогда я злилась. А сейчас ты сидишь передо мной… и просто разговариваешь. С печалью и сожалением. Я не понимаю, как человек, которого я сейчас вижу, мог делать все эти вещи.
Арелато нахмурил брови.
— Мири… Ты в самом деле ничего не чувствуешь? И вязи? Тебя не тянет ко мне?
Фея внимательно посмотрела на него. Как будто искала вязь. Вот теперь ее лицо стало растерянным, недоумевающим.
— Я не… странно. Я чувствовала… ниточку. Горящую, жгучую. Она тянулась к тебе. И странное чувство пустоты. Как будто мне чего-то не хватает. А сейчас ты пришел. И этой опустошенности нет. Спокойнее стало. Но я… Просто я не доверяю тебе.
Марк слушал ее запинающийся голос. Видел растерянность в глазах. И горячо желал стиснуть фею в объятиях… Покрыть поцелуями, сорвать одежду, приникнуть к телу — такому вожделенному… Утолить жажду, которая за долгие месяцы лишила его рассудка.
И осквернить чистый источник — пришла мысль, которая впервые явилась ему в зале при Ал’Танти. Для этого он похитил Мири — чтобы она забирала себе его скверну от магии игнов. Несла его личное бремя.
Хватит. Пусть дальше решает сама. Марк даже отсел подальше, чтобы не поддаться искушению. Если Мири захочет вернуться в Ремидею, уйти в Элезеум, он не воспрепятствует. Пусть наконец выберет, что ей делать со своей жизнью.
А он… Если без нее под удушающей силой вязи окончательно утратит разум… еще хватит сил на последнее заклятие. Быстрой и безболезненной смерти. Оршаве повезло меньше под ударом Рогна. Марк уйдет чисто и бесшумно.
Он бросил быстрый взгляд на Мири. Будто испугался, что она прочитает его мысли, как он читал ее. Она и правда подозрительно прищурилась. Не иначе, почуяла неладное по его лицу.
А затем сказала такое, чего он совсем от нее не ждал:
— Может, мы будем разговаривать чаще? Если мне становится спокойнее, когда ты рядом, наверно, и тебе тоже? Вязь ведь действует в обе стороны.
Спокойнее?! Последнее слово, которым Марк мог описать то, что происходит с ним подле Мириэль. Предложение феи было столь же жестоким, сколь щедрым.
Она снова поняла по его лицу, что не все в порядке.
— Я не права? Тебе тяжело разговаривать со мной? Из-за… отдачи?
— Ты права, Мири. И не права в то же время. Не знаю, как объяснить тебе. Но я буду рад разговаривать с тобой чаще. Может, ты привыкнешь ко мне.
Как бы только ему выдержать то время, что она будет привыкать…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий