Похищенная, или Заложница игры

Глава 7
НЕСГОВОРЧИВАЯ

Когда Мириэль вынырнула из воды, открыла глаза и увидела Арелато в трех шагах от ванны, она закричала от неожиданности и стыда. Как он посмел войти?! Почему не дал покоя и уединения хотя бы на те полчаса, что сам ей отвел?
«Не прячься, девочка… Ты не передумала?» Как она может передумать, когда он грозит убить Дейла? Зачем так издевается над ней, шепчет бархатно-завораживающе? Ей и так некуда деться.
Он может сделать с ней все, что захочет, — и сделает! — но для чего вести себя так, будто все еще пытается соблазнить, добиться добровольного согласия? Пытается унизить, подчеркнуть, что она вся в его власти.
Он трогал ее лицо, шею, грудь… Мягко и вкрадчиво подобрался к соскам, не давая увернуться. От его бесстыжих касаний внизу живота разливалось тепло и другое ощущение — незнакомое, непонятное Мири.
Он приказал ей встать, развернул лицом к себе. Смотреть ему в лицо было невыносимо. В черных глазах горел огонь вожделения, сжигая Мириэль. А за ним, в глубине, вспыхивало понимание…
Мири ощутила, что не только ее тело обнажено перед Арелато. Ее душа такая же нагая и беззащитная. Он знает каждую ее мысль, каждый импульс. Видит, что внутри она расколота надвое.
Одна часть ее хотела вырваться и убежать, прекратить это непотребство. А другая, такая ненавистная сейчас, хотела, чтобы он не останавливался. Продолжал терзать и тело и душу.
Он подхватил ее на руки и понес в спальню… То жгучее ощущение внизу живота разгоралось, захватывало ее целиком. Мириэль начала дрожать. А когда он уложил ее на кровать и начал играть ее телом, словно послушным музыкальным инструментом, заводить ту мелодию, которая была нужна ему самому… Этого Мири не снесла.
Прикосновения стали дерзкими и деликатными одновременно. Лаская тело, он прокрадывался в душу. Она таяла и растекалась перед ним. Но каждую секунду помнила, какой дорожкой он прокрался, какую цену она должна заплатить за его похоть.
Жизнь Дейла. И Арелато почти заставил ее забыть об этом, унестись вслед за ним на волнах плотского желания. За это она ненавидела его едва ли не больше, чем за шантаж. Этого она не могла простить ни ему, ни себе.
«Отпусти меня, пожалуйста! — умоляла она. — Просто возьми, что тебе нужно, и уйди!»
Но он не отпускал. Он и так брал свое, но ему нужно было больше, чем просто лишить ее девственности и закрепить избрание, сделать его необратимым. Он желал овладеть ею — до конца. Подчинить, вызвав ответное вожделение.
Она сопротивлялась, билась под ним, проклинала. Все было напрасно. Он обездвижил ее магией и… Случилось то, чего она до последнего надеялась избежать. Арелато заставил ее тело предать разум и душу.
Ненавидя, она чувствовала, как он заполняет ее внутри. И лоно радуется его вторжению. Арелато умел быть сначала мягким и плавным, а потом резким и жестким. Он дал ей сначала разомлеть от нежности, а потом неумолимо довел до экстаза, которого она не знала в своей жизни. Она сжималась и трепетала в конвульсиях, а потом будто взорвалась. Такое сладкое напряжение — и блаженная разрядка…
Арелато прижался к ней губами в поцелуе. Шептал: «Девочка моя… навсегда». Мириэль пробрал холодок, тоже неведомый ей ранее. Его. Навсегда. Не просто красивые слова. Реальность, с которой ей теперь жить.
Отныне этот мужчина станет центром ее существования. Для него — навсегда. Для нее — на долгие века его жизни. Как они будут вместе? Она никогда не простит ему Дейла — не позволит себе простить.
Медленно и осторожно он вышел из нее. Капли крови вытекли на постель. Арелато смотрел туда, как завороженный. Что он пялится? Мало ему унижения, что он уже причинил?
— Значит, у фей все как у простых девушек… — проговорил негромко. Провел рукой над пятном крови — и оно исчезло. Влага, накапавшая после ванны, тоже высохла под его магией.
— Хотя… может, стоило оставить так, — продолжал он. — Хранить память о дне, когда ты стала моей женщиной. Но я и так никогда не забуду… Мириэль.
Он коснулся ее лица тыльной стороной ладони, провел вдоль всего тела… Волна жара прокатывалась там, где касалась его рука…
Что он делает с ней? Как заставляет тело отзываться, подпевать его мелодии?.. Может, это вязь уже случилась между ними? Нет, слишком рано. Мама рассказывала — вязи нужно время. Ее нельзя почувствовать сразу после избрания, во время первого слияния… Тогда что? И что это меняет?
— Перестань думать, Мириэль. Перестань сопротивляться. Ты ведь борешься не со мной — с собой.
Вкрадчивый бархат шелестел прямо в ухо. Мириэль дернулась в сторону, перекатилась на другой край кровати.
— Пожалуйста, уйди. Ты получил, что хотел. Оставь меня в покое!
— Но, Мириэль… Давай поговорим. О нас с тобой, как нам быть теперь друг с другом. Ты ведь думаешь об этом. Давай подумаем вдвоем. Меня тоже заботит, что теперь будет между нами…
— Будет только то, что ты сможешь взять силой! И больше ничего.
— Разве? А эта загадочная вязь? Как она действует, Мири? Расскажи о ней. Эртан почему-то не написал ни слова, а ведь это важный феномен… судя по твоим мыслям.
— Я ничего тебе не скажу. Не хочу с тобой разговаривать. Каждое твое слово — ложь. Ты говорил, что отпустишь меня, когда узнаешь все про фей. Говорил, что Дейл ушел из Кофа с женщиной.
— Он действительно ушел с женщиной.
— Ты играл словами! Он ушел выручать меня!
— Прости, Мириэль. Моя цель оправдывает меня. Я слишком хотел обладать тобой.
— Катись к бесам со своей целью! Я хочу видеть, как ты отпустишь Дейла! Немедленно!
— Только что ты хотела остаться одна… Феи, как и человеческие женщины, переменчивы!
В его словах не было ехидцы. Арелато улыбался благодушно и расслабленно. От этого Мириэль еще сильнее хотелось его ударить. Ложью и принуждением он добился своего, и теперь смотрел на нее, как сытый кот на добычу. Полумертвую, которая уже не убежит от него.
— Да чтоб тебя ваш дьявол утащил в свой ад! Хватит играть со мной! Отпусти Дейла!
Вздохнув, он поднялся с кровати. Одежда похитителя была сухой — он и на нее применил магию. Зачем тут вообще нужна Мефало, если Ранду могут все делать магией?
Мириэль тоже встала, чувствуя влагу и тяжесть между ног. Словно Арелато все еще был там… Даже если она прогонит его, останется наконец одна и запрет дверь, эта тяжесть не даст забыть его ни на секунду.
— Пойдем, Мириэль. Отправим твоего… друга назад.
Мири не стала обращать внимания на ехидство, с которым он произнес «друга». Сделав перед этим паузу, будто подбирал, как назвать того, чье место в жизни феи занял. Арелато может язвить сколько душе угодно. Лишь бы благополучно вернул Дейла домой — сдержал хоть одно обещание, данное ей.
Она подошла к стулу, где оставила платье перед тем, как принять ванну. Арелато жадно следил за ее движениями. Мириэль подавила неловкость. Пусть пялится. Такой пустяк по сравнению с тем, что он делал только что.
Платье было темно-малинового оттенка, до щиколоток, с длинными рукавами и воротником под горло. Цвет не шел ей, но она специально попросила Даршелу сделать ей такое с помощью магии.
В свое время Арелато согласился, когда она попросила дать ей менее откровенную одежду. Но все равно норовил подсунуть что-нибудь с вырезами, глубоким декольте, полупрозрачными вставками и другими деталями, обнажавшими женское тело.
Мириэль злилась, а потом узнала от Шел, что вся одежда в замке, оказывается, наколдованная. И другие вещи тоже. Маги называли это «псевдореальность» — уплотненная иллюзия, которая могла некоторое время существовать в настоящей реальности.
Поскольку Ранду постоянно колдовали в своем замке, он пропитался их магией и поддерживал псевдореальность дольше обычного. Одежда, мебель, разные предметы обихода благополучно существовали, выполняли свои функции и не растворялись в руках хозяина. А вот покидать замок в иллюзорной одежде было рискованно.
Мири попросила Шел наколдовать ей несколько нарядов, в которых она не выглядела бы распутной женщиной. Их и носила, забросив творения Арелато подальше в гардероб.
Сейчас она натянула малиновое платье под недовольным взглядом Арелато. Он видел его и раньше, но, наверно, не обращал внимания. А тут заметил.
— Откуда у тебя это убожество? Я не мог дать его тебе.
— Не твое дело. И никакое не убожество. Мне нравится, и это главное.
— Мириэль, я — твой избранный. Все, что связано с тобой, — мое дело.
Он откинул гобелен, скрывавший гардероб. Вытащил оттуда одно из откровенных платьев и положил на кровать перед Мири.
— Ты наденешь это.
— Что?! С чего ты взял, что можешь командовать? Избранный — не господин феи! Тем более когда принудил избрать себя силой и обманом! Не тебе решать, что мне носить!
— Тебе лучше не спорить, Мириэль. Порадуй меня, чтобы я в ответ порадовал тебя.
— Катись к бесам!
Она схватила платье и швырнула ему в лицо. В ответ ждала знакомого всполоха ярости в черных глазах. Но Арелато лишь пожал плечами, стащив платье с головы.
— Как хочешь. Я собирался организовать подарок для тебя, но раз так, не буду беспокоиться.
— Мне не нужны подарки от тебя!
— Ты ведь даже не спросила какой. Но уже не важно. Пойдем.
Он вышел быстрым размашистым шагом. Ей пришлось почти бежать за ним, чтобы поспевать. Они спустились на два этажа — куда-то вглубь горы. Коридор-туннель тут был совсем узким и тесным. И ни одной двери по бокам. Лишь в самом конце — низкая железная.
Арелато вынул ключ из кармана брюк, отпер массивный замок.
— Это магически изолированная тюрьма, — пояснил он, проворачивая ключ. — В этой части замка магия не работает, так что приходится все делать вручную.
Мириэль не сводила глаз с ключа. Знала бы, могла попробовать вытащить его, пока Арелато с ней развлекался. Освободить Дейла самой, не полагаться на коварного похитителя. Только куда ему потом идти, когда вокруг Дорамон, а открывать порталы она не умеет?
Она покосилась на Арелато, ожидая привычно-ироничных комментариев к своим мыслям. Но тот и не взглянул в ее сторону, сосредоточенно возился с замком. Он не слышит, что у нее в голове, сообразила Мири. Магия не работает.
Арелато с натугой потянул дверь на себя. Она отворилась со скрипом, и Мири увидела крошечное помещение с охапкой соломы на полу. На этой охапке сидел Дейл. Она бросилась к нему, крепко обняла.
— Мири… Он и тебя сюда посадил?
— Нет, милый, мы за тобой! Сейчас ты отправишься домой!
— А ты?
Мириэль со вздохом отстранилась. Заглянула в глаза Дейлу, покачала головой. Милый друг. Тревожится сначала о ней, потом о себе. Каким бы он был верным, надежным мужем… Не то что скользкий змей Арелато…
— Он не выпустит тебя… Надеется, что ты изберешь его?
— Не надеется, Дейл. Он уже избран. Я ведь говорила тебе, что люблю его.
— Мири… Зачем? Ты сделала это прямо сейчас, чтобы спасти меня?
— Нет, Дейл, раньше. Ты ни при чем. Я только упросила его отпустить тебя. Пойдем, прошу тебя. Сейчас ты вернешься в Коф!
Дейл сжал кулаки.
— Зачем ты мне лжешь, Мири? Он заставил тебя угрозами!
Терпение Мириэль закончилось. Она хотела сделать все, чтобы ему было легче. Но Дейл был еще упрямее ее самой. Она рявкнула:
— Хватит, Дейл! Да, заставил! Да, я лгу тебе, что люблю его. Какая, к бесам, разница? Что сделано, то сделано! Я принадлежу ему, он — мой избранный. Которого я ненавижу. Для тебя это ничего не меняет. Мы уже не будем вместе. Избрание необратимо. Возвращайся в Коф, живи своей жизнью, найди девушку и забудь меня.
Дейл сник.
— Ты не должна была…
— Не важно, что я была должна. Пойдем. Хватит бессмысленных пререканий.
Все это время Арелато стоял у двери, наблюдая за их перепалкой и не вмешиваясь. Черные глаза смотрели на бывшего соперника спокойно и снисходительно. Развернувшись к двери, Мириэль встретилась с его взглядом. Гнев подкатил к горлу.
— Почему ты держал Дейла на соломе? — крикнула она по-кордильски. — Здесь холодно, он может простудиться!
— Здесь не работает магия, Мириэль, — напомнил он. — Вещи, созданные в псевдореальности, не могут здесь находиться. А тратиться на предателей и шпионов — расточительство. Другие сюда не попадают.
— Дейл не предатель и не шпион! Он ничего плохого тебе не сделал.
— Ты права. Он заложник. Но заложники бывают здесь редко. Следуйте за мной.
Он вышел из камеры, а Мири с трудом подавила желание врезать ему как следует. Сшибить на пол и поколотить. Она ведь могла сейчас сделать это — он не сможет применить против нее магию. Не сильно — Черта не даст. Но выместить злость и обиду на его поступки ей хватит… Вот только кто потом заплатит за это — Дейл?
Так что она молча пошла вслед за ним, стараясь не смотреть на ненавистную широкоплечую фигуру. Слишком много бурных чувств она вызывала. Почти все — отрицательные. А некоторые — постыдные…
Дейл плелся позади и почему-то тоже вызывал у Мири злость. Из-за чего? Он пошел за ней на край света, чтобы выручить. Как обещал в ночь семгейна, когда Оршава похитила ее.
Не его вина, что Ун-Чу-Лай обманули его. Он не знал, кто они, чего от них ждать. Он не виноват, что Арелато использовал его, чтобы надавить на Мири. Вся вина на нем, проклятом магистре Ранду… Но все же… Если бы не Дейл, Арелато ничего не смог бы с ней сделать. Она осталась бы свободной.
Мириэль думала, что они придут в зал Алмазного доспеха. Ведь только с его помощью можно открыть портал в Ремидею. Но Арелато завел их в небольшой кабинет. Мири это не понравилось.
Она хотела спросить, как он собирается отправить Дейла в Коф без помощи доспеха. Но похититель пристально смотрел на ее друга. Сам Дейл зло прищурился, будто слушал что-то неприятное. А потом издал крепкое ругательство на ремидейском.
Они же разговаривают ментально — поняла Мири. Магия здесь работает, Арелато снова может слышать и передавать мысли напрямую без речи. И сейчас он что-то сказал Дейлу. Что-то недоброе.
— Ты права, Мириэль, — тут же откликнулся похититель. — Хочешь знать, что я сказал? Что он должен поблагодарить меня. Если бы ты избрала его, то угробила бы как мужчину. Ты трясешься над ним, словно мамочка над младенцем. Переживаешь, что он простудится. Лжешь, чтобы ему было легче принять ваше расставание. Ведешь себя с ним так, будто он слабее тебя и нуждается в опеке. Мужчина не будет счастлив в таких отношениях.
— Ты ничего не понимаешь! — взвилась Мири. — Я огненная фея! У меня такой характер! А избранник никогда не будет несчастен с феей.
— Последнее обнадеживает, — ухмыльнулся Арелато. — Значит, нас с тобой ждет счастье. Я скоро приду к тебе, чтобы сделать нас счастливыми.
— Катись к бесам!!!
— С тобой — куда угодно, моя пламенная девочка. Но позже. Сейчас закончим с твоим приятелем.
Он взмахнул рукой. В середине кабинета заклубился черный туман. Арелато снова взглянул на Дейла, тот сжал челюсти.
— Мири… — прошептал ей. — Не позволяй ему сломать тебя.
— Дейл, куда он… — начала фея, но договорить не успела.
Дейла будто толкнуло невидимым кулаком, и он рухнул головой в туман. Плечи, туловище, ноги затянуло в черную дыру, и черная мгла растворилась. Портал закрылся.
— Как ты сумел отправить его в Ремидею без Алмазного доспеха? — спросила Мириэль.
Арелато пожал плечами:
— Никак. Я не отправлял его в Ремидею. Я открыл портал в Тельяргир. Туда, откуда он пришел. А из Ремидеи его притащили наши друзья Ун-Чу-Лай. Пусть они же и отправят его обратно.
— Что?! Но ты обещал!
— Я обещал сохранить ему жизнь и услать из резиденции Ранду. Это и сделал.
Мириэль так опешила, что даже злиться не могла. Эта выходка Арелато перекрыла все. У нее просто не осталось сил отреагировать на нее.
— Это все из-за меня? — прошептала она. — Из-за платья?
Он нахмурился.
— Какого платья?
— Потому что я не надела то платье, какое ты хотел? За это ты мне мстишь?
Он молчал секунду, вспоминая, а потом расхохотался.
— Ах, платья! О нет, Мириэль. Это месть не тебе, а мартышке А’Джарх. Пусть теперь мучается головной болью, как отправить его в Ремидею.
— Что? А если она просто убьет его? Или оставит в Меркане?
Арелато хмыкнул:
— Значит, он останется в Меркане. Убить не убьет, не беспокойся. Я ведь говорил, что Ун-Чу-Лай — жулики, а не убийцы. Они любят проворачивать замысловатые махинации. Но всегда стараются обойтись малой кровью. И никогда не убивают тех, кого используют в своих играх. Ветария на удивление милосердна к пешкам. Поэтому твоему другу ничего не грозит… помимо более тесного общения с орденом Жуликов. Или орденом Игроков — как они любят себя называть.
— Ты сам — жулик! Тебе ни в чем нельзя верить!
Очередная усмешка пробежала по смуглому лицу.
— Кое в чем можно. Когда я рядом с тобой, я не в состоянии скрыть, что хочу тебя…
Мириэль вспыхнула. Нет, стоило врезать ему в том подземелье без магии…
— Не стоило. Ты все же в моей власти. У меня много способов сделать твою жизнь приятной… или не очень. Тебе интересно, что за подарок тебя ждал, если бы ты надела то платье?
— Какая разница.
— Не лги, Мириэль. Мы не в изолированной тюрьме, твои мысли открыты мне. Ты любопытная девочка. И очень любишь сюрпризы и подарки. Так вот, если бы ты вела себя послушно, я организовал бы тебе беседу с Даршелой. Думаю, мартышка А’Джарх не стала бы возражать. Она балует адептов. Наверняка ей захотелось бы порадовать своего шпиона и сделать что-нибудь для его подружки. Но, увы, — ты не захотела. Теперь вы с девчонкой не сможете поплакаться друг дружке на злых Великих Магистров.
— Какой же ты… — У Мириэль не хватало слов.
— Каким бы я ни был, ты со мной связана. Не хочешь попытаться ужиться, вместо того чтобы все время ругаться?
— Катись к бесам, Арелато! — повторила Мири в двадцатый раз, выскочила за дверь и помчалась по каменным коридорам в свою спальню-тюрьму.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий