Похищенная, или Заложница игры

Глава 6
ЗАЩИТНИК

Распахнув глаза, Мири смотрела на фигуру, будто сотканную из чистого света. От нее веяло чем-то… родным. Когда мужчина по имени Марк-Мрак привел ее сюда, она сразу поняла, что это — мир, в котором она родилась. Не тот, чужой, где жили Лютовзор, Рада, Яронега, Светомысл и остальные… Но сейчас, глядя на сияющего защитника, она понимала, что и этот мир ей чужд. Ее дом — там, откуда он явился. Там, где нет ни времени, ни пространства. Ни материи, ни законов тяготения.
Мужчина и женщина, стоявшие справа и слева от девушки, опустились на колени.
— Светлый господин, прими благодарность за наше спасение, — промолвила женщина.
Мири поморщилась, слыша ее голос. Отчего-то она вызывала у нее непреодолимое раздражение. Ее маленькая худая фигура, непропорциональное лицо с длинным носом, мелким подбородком и острым серо-голубым взглядом отталкивали. Хотя в другом мире, в Горно-Алтайске, Мири видела куда более уродливых, по-настоящему искалеченных людей. Они вызывали сострадание, а эта женщина — желание оказаться подальше от нее. Мири точно знала, что никогда не видела женщину раньше… Но почему-то знала ее — не земным знанием, иным.
Защитник ответил ясным звонким голосом на языке, на котором здесь говорили все и который не был Мири родным, как и язык Земли:
— Я давно никому не господин, сестра. Можешь называть меня Светлый. Или брат — как я зову тебя сестрой.
Сестрой?! Прекрасный защитник называет эту женщину сестрой? Мири сама ощущала его как родного брата, неужели с той они тоже родные?
— Для меня честь, что ты зовешь меня так… Светлый. Могу ли спросить почему?
По прозрачным устам пробежала легкая усмешка.
— Конечно, можешь. Для того я и остался, чтобы дать ответы на ваши вопросы. Простые люди испытывают в присутствии таких, как я, страх. Реже — благоговение, если их души обращены к вере в запредельное. Но вы, маги, горите любопытством. Вы хотите знать. Потому я дам вам то знание, которое попросите.
— Спасибо… брат. Это самый щедрый дар.
Усмешка защитника потеплела. Теперь он и впрямь улыбался как заботливый старший брат.
— Знаю. Итак, почему я зову тебя сестрой.
Маленькая женщина чуть наклонила голову, будто боялась упустить слово из речи пришельца. Он продолжал:
— Однажды ты уже получила знание о том, что ваш мир состоит из осколков двух запредельных сущностей. Вы называете их — Облако и Кристалл. Мы — Вдохновитель и Творец. Все сущее в мире несет в себе частицы обеих сущностей. В чем-то больше Облака, в чем-то Кристалла. Ты родилась почти абсолютным Кристаллом. Как она, — защитник указал на Мири, — почти абсолютным Облаком.
Мири встрепенулась. Что-то внутри зазвенело, отзываясь на слова защитника. Все так, чувствовала она. Он прикасается к ее сокровенному знанию… сейчас закрытому от нее самой.
— Когда Вдохновитель и Творец разложили себя на мелкие осколки и создали из них Вселенную, они задали себе и друг другу Великую Игру. Искать себе подобных, сближаться с ними. Объединять маленькое в большое, укрупнять осколки. Такова первая задача Игры. А вторая — искать противоположных. Уподоблять их себе. Задача Кристалла — кристаллизировать облачные частицы. Уплотнять и затвердевать их. Задача Облака — развоплощать кристальные осколки, делать их более подвижными и летучими. Игра движет Вселенной. Но она не может завершиться. Как только один из полюсов полностью возобладает над вторым — Вселенная прекратит существование. В абсолютной плотности и твердости нет жизни. Как нет ее и в абсолютной подвижности и несвязанности. Вселенная живет, пока сохраняется баланс между плотным и подвижным. Между свободным и связанным.
Люди, собравшиеся в зале, затаили дыхание. Слова защитника стали для них откровением. Даже для маленькой женщины, которая явно знала часть этой истины прежде.
— Для того чтобы сохранять баланс, Творец и Вдохновитель иногда посылают во Вселенную своих Игроков. Как я уже сказал тебе, сестра, ты родилась Игроком Кристалла. Твоя задача — объединять подобных себе. Тех, в ком преобладает кристальная сущность. Объединять, гармонизировать и направлять в Игре. Ибо если частицы негармоничны, они начинают причинять вред живому. Ваш мир знает много историй о магах, которые в поисках могущества пытали и мучили живых существ. Таковы проявления избыточной кристаллизации. Твоя задача — собирать тех, кто может зайти за грань. Удерживать их перед гранью, создавать разумные правила жизни и взаимодействия с живым. Проявлять свою кристальность без вреда для других. Прими мои поздравления, сестра. Уже много лет ты успешно исполняешь свою задачу.
— А избыточная облачность? — подала голос Мири. — На что она похожа?
Улыбка защитника обратилась к девушке.
— На наших с тобой воздушных сестренок. Ты пока не помнишь их. Но это ненадолго. Скоро память вернется к тебе. Ты вспомнишь и себя, и себе подобных. Ты всегда задавалась вопросом, почему феи воздуха никогда не избирают мужчин, не создают семьи и почему от них веет сквозняком, будто в их сердце открыта форточка. Потому что они — абсолютное Облако. Облако и есть воздух. Феи других стихий несут в себе хотя бы маленькую частичку Кристалла. В воздушных феях ее нет. Им не нужны близкие. Они не способны любить и привязываться. Они полностью самодостаточны и не нуждаются ни в чем и ни в ком живом. Так нужно для их задачи в Игре. О ней я тебе сказать не могу. Ты узнаешь это там, куда стремилась всю жизнь. В Элезеуме. Точнее, это люди называют Элезеум местом. Но это не место. Это дух — Игрок Облака, который точно так же собирает и гармонизирует частицы Облака, чтобы они не уходили за грань облачности. Не тонули в отделенности, самодостаточности и индивидуализме. Когда ты придешь к нему, воссоединишься с ним, тебе откроется истина об Игре Облака и Кристалла в той форме, которая предназначена для Облака. Я не могу дать ее тебе правильно, сестренка.
Вот теперь Мири спросила:
— Почему? Кто ты такой? Почему называешь сестрой и меня и ее? — Она указала на маленькую женщину, Игрока Кристалла.
— Потому что я несу в себе обе сущности. Облако и Кристалл воплощены во мне поровну. Тысячелетия назад наша раса добилась баланса внутри себя и вовне. И тогда мы ушли из мира — на другой уровень Игры. Оставили здесь игрушки, которыми некогда дорожили.
Ал’Танти коснулся призрачным пальцем кристаллических лат.
— Эта была нашей любимой. Забавно наблюдать, как сейчас вы пытаетесь раскрыть ее секреты. Мы узнаем в вас себя юных, невоплощенных, когда мы только стремились к объединению сущностей. Как мы горели, как цвел и благоухал наш дух в погоне за целью. Это прекрасное состояние, ведомое лишь смертным… Наслаждайтесь им, пока оно вам дано.
Прозвучал мужской голос:
— Значит, не стоит спрашивать тебя о секретах и возможностях доспеха, Светлый?
Мири оглянулась. Говорил высокий мужчина с длинными седыми волосами. В руках он держал короткое копье — прозрачное и голубое, словно выточенное из огромного сапфира. Марк звал этого мужчину Пеширро, вспомнила девушка.
Ал'Танти покачал головой.
— Не стану лишать вас удовольствия. Но я открыт к другим вопросам.
— Зачем ты забросил Мири в мир, где ее караулил демон? — гневно воскликнул Марк.
Улыбка Светлого стала печальной и сострадательной.
— Потому что она попросила об этом. Она хотела уйти от тебя. И я не мог не откликнуться. Тому, кто становится заложником Игры Облака и Кристалла против собственной воли, всегда нелегко. В тот момент ей стало невмоготу. И я не смог отказать, ибо она просила всем сердцем.
— Но почему именно в тот мир?
Теперь Ал'Танти вздохнул.
— Я решил подарить тому миру немного облачности феи. Тот мир… Земля… он зашел за грань кристальности. Баланс в нем сильно сдвинут. Облако постоянно посылает в него своих Игроков. Они исполняют задачи подчас ценой собственных жизней. Но работы слишком много, и она слишком тяжела. Я хотел помочь. Присутствие феи подарило бы тому миру еще немного облачности. Чуть-чуть облегчило бы его твердость и тяжесть. Но тот мир не запечатан для сущностей Огня и Грязи.
Голос защитника помрачнел, когда он выговорил последние слова. Мири поежилась, будто вновь видела перед собой черного «балрога», изрыгавшего слово «Рогн».
— Кроме пары Облако-Кристалл есть и другие сущности. Они тоже создавали Вселенные из своих частиц. Сущности не привязаны к Вселенным и способны проникать из одной в другую, оставлять там свои следы и осколки. Одна из самых агрессивных и воинственных пар называется Огонь-Грязь. Они засылают своих Игроков в разные Вселенные. В том числе в нашу. Когда Ал’Танти ушли из этого мира, то запечатали его от чужих Игроков. Мы хотели сохранить этот мир чистым. Мы слишком любили его. Но не в нашей власти изолировать мир от других миров. И очистить его полностью от следов иных сущностей. Игны, которые ушли еще раньше нас, успели пропитать мир энергией Огня и Грязи. Ты не удержался от искушения силой. Обратился к этой энергии. Сделал себя открытым для сущностей, создавших ее. Когда ты пришел на Землю, Игрок Огня учуял открытого ему пришельца из мира Облака и Кристалла. Он проследил, как ты вошел в портал, и проник следом. Мы запечатали наш мир от свободного проникновения чужаков. Но они по-прежнему способны пройти через рукотворные порталы, открытые людьми. И он оказался так силен, что я не сумел одолеть его в одиночку. Братья пришли на помощь. Вместе мы раздробили Рогна на осколки и разбросали их в разные концы Вселенной. Но осколки будут воплощаться в рожденных людях и стремиться к объединению. И однажды в нашей Вселенной вновь возродится посланник Огня и Грязи.
Мири снова поежилась. Не хотелось бы ей вновь увидеть этого «балрога». А если он возродится, наверняка станет еще озлобленнее? Захочет мстить тем, кто убил его?
Люди тоже молчали, предвкушая невеселую перспективу. Однажды им придется снова сражаться с Рогном.
— И как его одолеть, когда он возродится вновь? — спросил Пеширро.
— Снова раздробить на частицы. Или изгнать в родную Вселенную. А можно попытаться гармонизировать. Даже у этих сущностей есть грань, за которой они перестают вредить и уничтожать. Можно найти способ вывести его на эту грань.
Маги переглянулись друг с другом. Пеширро и Марк, худая Игрок Кристалла и мужчина по другую руку Мири. Затем Марк спросил:
— Откуда взялось проклятие отдачи? Оно сильнее всего, когда я использую Алмазный доспех. Это ваше наказание за то, что я практиковал магию игнов?
Ал’Танти покачал головой.
— Не наше. Мы никого и ни за что не наказываем. Наоборот — магия игнов карает тебя за соприкосновение с Алмазным доспехом. Огонь и Грязь ненавидят нас за то, что мы запечатали от них мир Облака и Кристалла. Они стараются мстить нам как могут. Потому при работе с доспехом ты страдаешь сильнее всего. Но и всякое чародейство есть кристаллизация. За нее отдача игнов карает тебя. Ты возложил на себя непосильное бремя, когда сочетал их магию и свою — кристаллическую.
— И чтобы не страдать от отдачи, мне лучше вообще отказаться от магии? — горько спросил Марк.
— Это один из вариантов. Ты нашел и другой. — Палец защитника указал на фею. — Точнее, тебе его подсказали. — Он лукаво взглянул на маленькую женщину. — Не пора ли раскрыть карты, сестра?
Игрок Кристалла вздохнула.
— Марк, это я придумала идею использовать фею как резервуар отдачи. Я хотела уничтожить Дорамон. А для этого надо было нанести им критические повреждения. Я велела Ке’Лисо навести Оршаву на эту идею. Подбросила в библиотеку Ранду перевод книги Эртана о феях, но с вымаранной главой о вязи. Чтобы последствия не отпугнули тебя.
— Я знал, что ты последняя сука и тварь, — сквозь зубы процедил Марк.
— А еще я хотела с помощью феи и доспеха приманить Ал’Танти в наш мир. Вот только бой с демоном не планировала для этого…
— Что ж, я перед тобой, — молвил ясным голосом Ал’Танти. — Ты добилась своего. Но ты исполняла еще одну задачу. Задачу Игрока — сближать Облако и Кристалл. Пусть ты сама не осознавала ее, ты следовала своей роли. Ты, — облачный палец указал на Марка, — приближался к грани избыточной кристаллизации. И вел туда свой орден. Фея появилась, чтобы отодвинуть тебя от опасного рубежа. Но ты повел себя с ней так, как привык обращаться со всем в своей жизни. Приказывал, брал, принуждал. Привычная тактика Кристалла. Попробуй изменить ее. Это станет твоим первым шагом от грани.
Марк посмотрел в глаза Мири. Девушка почувствовала, как ее заливает мглой, подобной мгле Рогна. Столько алчности, тоски, боли было в его взгляде. Будто мужчина стоял перед источником воды, но не мог напиться, потому что с его тела в воду стекала грязь… И он стоял перед выбором — припасть к источнику, пить из него вперемешку с грязью, оскверняя и загрязняя… Или отойти и умереть от жажды, но оставить воду незамутненной.
Ал’Танти посмотрел на Марка с пониманием и состраданием.
— Всегда есть выход, брат. Ищи его. Открой разум и сердце.
Затем повернулся ко всем и промолвил:
— Я готов дать вам ответы. Спрашивайте.
Пока люди переминались с ноги на ногу, Мири спросила:
— Почему я понимаю оба языка — и русский и тот, на котором говорят здесь? Если я родилась в этом мире и никогда не учила русского языка?
— Доспех наделил тебя пониманием, отправляя в другой мир. Заговорить на нем ты смогла только через месяц, когда он уложился в твоем сознании. Но пониманием наша магия одарила тебя сразу.
Мириэль помялась, не зная, как спросить о своем отвращении к маленькой женщине. Говорить об этом при ней бестактно.
Ал’Танти рассмеялся.
— Это естественно для тебя, Мириэль. Всем феям неприятно присутствие Игроков Кристалла. В вас слишком много Облака, и обилие противоположной субстанции действует как два полюса магнита — отталкивает. И только фей воздуха, наоборот, притягивает. В них только Облако. Кристаллические сущности манят их как нечто неизведанное и непостигнутое. Но в тебе хранится знание того, каким может быть Кристалл далеко за гранью баланса. И это знание отвращает тебя от Игроков — ведь они подчиняют и контролируют крайние проявления кристальности.
Мири примолкла. Ал’Танти обвел взглядом остальных.
— Что ж, я ответил тем, кто нуждался в ответах. Если однажды вновь понадоблюсь вам — вы знаете, как меня позвать. Но не злоупотребляйте этим. Мое присутствие дорого обходится вашему миру.
— Постой! — окликнул защитника мужчина, который все время обменивался взглядами с маленькой женщиной. — Почему ты? Из всех Ал’Танти? И где вы сейчас обитаете, когда ушли из нашего мира? Как вы существуете?
Защитник опять заискрился улыбкой.
— Брат Валд’Оро… Ты ведь сам готовишься постичь существование вне материи, времени и пространства. Однажды ты сам окажешься там, где пребываем мы. Гораздо скорее, чем любой из вас. Почему я… Нет разницы, кто из нас откликнулся бы на ваш зов. Мы не слились в единую сущность, по-прежнему каждый из нас обладает отдельным бытием. Но наши индивидуальности стерлись. Сегодня на зов ответил я. В следующий раз явится другой, но такой же. Он будет знать то же, что знаю я, сделает то же, что сделал бы я. Мы в едином. До встречи там, брат Валд’Оро.
Защитник поднял руку в жесте — одновременно прощальном и приветственном — и растаял в воздухе.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий