Похищенная, или Заложница игры

Глава 4
ПОРТАЛ

Замок Ранду, Северная Меркана

 

С каждым весенним днем Марк все глубже и глубже погрязал в беспросветной тоске. Воспоминания о Мири больше не утешали. Наоборот, рвали душу на части, напоминая об утраченном. Все чаще в голову лезли раздумья: как он это допустил? Как случилось так, что Мири пожелала убежать?
Он был невнимательным. Нечутким. Если бы он держал в голове, что Мири не может причинять вред живому. Если бы лучше слушал ее объяснения. Помнил, что она даже мясо не ест…
Тогда он не стал бы радоваться при ней победе над Дорамон. Не стал бы объяснять ее роль в магическом сражении, рассказывать про отдачу. Он слишком обрадовался успеху, расслабился — вот и результат. Победа обернулась поражением. Стоило утаить от Мири правду — и он не потерял бы ее.
А в глубине души шевелились крамольные мысли: может, это не уберегло бы Мири? Может, она все равно нашла бы путь к бегству? Если бы он солгал Мири о происходящем — смог бы ее удержать? Может, лучший способ — единственный! — быть с ней честным с самого начала? И предоставить свободу выбора, ни к чему не принуждать, отпустить, если бы она сказала «нет»?
Марк давил эти мысли в зародыше. Как бы то ни было, Мири уже связана с ним. Они оба связаны друг с другом. Свободной воли не осталось ни у кого из них. Он не вернет ей то, что успел отнять. Но сможет ли изменить в будущем что-то между ними, чтобы она больше не хотела сбежать? И есть ли оно вообще, их будущее?
Ветария усердно работала над порталом. Раз в неделю, иногда чаще, он приводил ей очередного подопытного Дорамон. А’Джарх и ее любовник Валд’Оро запускали портал. Подопытный неизменно погибал, и Ветария продолжала работу.
На исходе весны во время очередной сессии с Алмазным доспехом она вдруг воскликнула:
— Есть! Он прошел через портал невредимым!
Сапфирное копье дрогнуло в руках Марка. Он по-прежнему не выпускал его, наблюдая за работой Ветарии. Постоянная настороженность изматывала, но по-другому нельзя. Ставки слишком высоки.
— Портал работает?
— Пока сложно сказать. Мне нужно проанализировать все, что привело к такому результату. Сейчас я не знаю причину успешного исхода. А еще нужно выстроить его в обратную сторону. Ты же не собираешься оставаться в том мире, когда найдешь свою фею.
— Анализируй и выстраивай. Что тебе нужно для этого?
— Тишина и покой. Желательно при отсутствии одного Великого Магистра со взведенным смертельно опасным оружием. Который еще и сам на взводе притом. Но я понимаю, что на это ты не пойдешь.
— Не пойду. Но могу стать тише воды ниже травы. Ты и не заметишь меня, если не решишь схитрить.
Он отошел чуть поодаль, чтобы не маячить перед глазами Ветарии. Женщина вздохнула и сосредоточила взгляд в одной точке. Ее помощник и любовник стоял рядом с доспехом. Его и Ветарию соединял энергетический канал. По нему Валд’Оро подпитывал энергией своего Великого Магистра, сам при этом видел все, что видела она.
От Марка не укрылось: чем дольше шла работа над порталом, тем грустнее становилась эта парочка. Первоначальный энтузиазм Ветарии уступал место некоторой напряженности и печали. Как будто работа расстраивала их. Хотя женщина неизменно докладывала ему об успехах.
Это противоречие усиливало недоверие Марка. Он всерьез настраивал себя на то, что однажды ему понадобится применить копье… Как угрозу — или неизбежность.
Началось лето, а в душе Марка по-прежнему свирепствовали морозы. Он был на грани отчаяния. Когда ему уже казалось, что он вот-вот лишится рассудка от свербящего одиночества, подопытный Дорамон вернулся через портал назад живым и невредимым.
Они с Ветарией подробно допросили его. Затем повторили эксперимент с другим подопытным. И тот не вернулся. Ветария с невеселой ухмылкой констатировала, что мерзавец попросту сбежал. Тогда они повторили отправку предыдущего пленника. А’Джарх вынудила Марка отправить с ним послушника Ранду в качестве конвоира. Собственным адептом рисковать не захотела.
Оба послушника благополучно вернулись назад. Выжившего Дорамон Ветария забрала в Ярун’Але, приставила к подсобным работам под строгим надзором. Кроме него, в темнице Ранду томился лишь еще один узник. Ему пришлось пройти через портал для контрольной проверки, а потом он присоединился к своему товарищу.
Мартышка оказалась не такой кровожадной, какой показывала себя орденам-соперникам. Впрочем, Марк не знал ее планов на выживших Дорамон. В мир Земля попали трое Дорамон. Вместе с ними от мести орденов спаслись пятеро кровопийц.

 

Когда Ветария сообщила о двустороннем портале, тоска Марка приутихла. Надежда все же найти Мири, воссоединиться с ней воскресила в нем желание жить. Она прошла через него первой. Пробыла в мире Земля несколько часов и вернулась с физиономией сытой кошки. Марк почти забыл, как выглядит ее довольная ухмылка. Мартышка обожала новизну, а что могло быть новее иного мира?
Марк едва не рванул в портал без оглядки. Ветария остановила его:
— Куда ты пойдешь? Где будешь искать фею? Тот мир так же велик, как наш. В нем шесть материков. Я проложила портал на материк под названием Северная Америка. Она лежит в Западном полушарии — как и Северная Меркана. Феи там нет. Сначала ее нужно найти.
Арелато едва совладал с желанием придушить мартышку. Иногда его терзало подозрение, что она намеренно тянет резину, чтобы подольше иметь доступ к доспеху. А он не видел и не понимал ничего из того, что она делала в нем.
Прошла еще пара недель, прежде чем Ветария нашла Мири.
— Материк в Восточном полушарии, — доложила она. — Регион с названием Алтай. Она в безопасности и комфорте.
Марк с облегчением перевел дыхание. Мири не пострадала, ей хорошо. Бог с ней, с вязью. Лишь бы Мириэль была невредима.
Ветария хитро прищурилась.
— Предлагаю наметить твой переход на послезавтра. У людей, с которыми она живет, будет любопытный праздник. У них вообще забавные традиции. Например, в ту ночь — они называют ее ночью Ивана Купалы — девушки будут плести венки и бросать в реку. А парни — нырять за венками тех, на ком хотят жениться. Не прелесть ли?
Марк пропускал мимо ушей этнографические восторги Великого Магистра Ун-Чу-Лай. Его не интересовал ни тот мир, ни его традиции. Все, что он хотел, — забрать оттуда Мири. Вновь быть с ней вместе. И конечно, благополучно вернуться в Меркану без подвохов от мартышки.
В вечер перехода он собрал в зале Алмазного доспеха всех старших магистров Ранду — восемнадцать человек. Передал Пеширро Сапфирное копье. Оршава нервничала сильнее всех.
— Марк, лучше бы мне перейти на Землю. Я привела тебе фею один раз, справлюсь и еще. Нам нельзя рисковать.
— Я пойду за Мири сам, — отрезал он. — Это не обсуждается.
Не хватало еще, чтобы Оршава приволокла его любимую за волосы, как она сделала это перед атакой Дорамон… В последний раз, когда Марк видел Мири.
И вот наконец он прошел через портал в чужой мир. Поначалу разницы и не почувствовал. Воздух нового мира ничем не отличался от привычного ему. Он вспомнил, что Мири угодила в горный регион. Запахи, конечно, иные. И деревья и звезды…
Но самую сильную разницу он уловил, когда начал применять магию. Ментальное поле этого мира оказалось вязким, тягучим. Густым до такой степени, что сопротивлялось магическим импульсам.
Марк вспомнил объяснения Ветарии об этом мире: «Он очень плотный и твердый. Намного тверже нашего. Видимо, поэтому в нем нет магии в привычном нам виде. Наша магия там работает, но через сопротивление. Ткань того мира не привыкла к таким колебаниям поля, как у нас. Тем не менее она узнает магические импульсы и откликается на них… неохотно, нерешительно. Полагаю, когда-то магия свободно существовала и там… А потом мир начал уплотняться, и магия ушла. Таковы законы мироздания — чем тверже материя, тем неподатливее она к волшебству».
Он только просканировал сознание людей поблизости — а чувствовал себя изнемогшим. Мири среди них не было, и ему пришлось сканировать дальше — большой трехэтажный дом, лесную опушку и сам лес.
И тут он наткнулся на нее. Совсем близко к месту, куда Марка вывел портал! Он просто начал сканировать не в той стороне. Она бежала к реке вместе с другой девушкой.
Марк тоже побежал к реке. До него донеслись отголоски мыслей и разговоров. Девушки собирались бросать венки, которые только что сплели из цветов. И ждали, что их будут ловить местные парни.
Марк вспомнил рассказ Ветарии про ночь Ивана Купалы и ее традиции. Его вдруг охватил азарт.
Он еще раз прочесал окрестности ментальным сканированием. И заметил на берегу двух парней, которые и впрямь караулили девичьи венки. Он наслал на них тревогу. Парни вдруг призадумались: может, они забыли закрыть газовый баллон в доме?
Марк не стал копаться в их сознании, уточняя, что это такое. Его устроило, что оба разом подорвались и убежали с берега, собираясь вернуться позже. Вот только никакого «позже» им не достанется. Марк злорадно ухмыльнулся.
Не подозревая о коварном пришельце, девушки бросили венки в реку. Тут-то Марк и раскрыл себя. Он сбросил рубаху, вошел в воду и поплыл. Венок Мири было несложно определить по энергетическому отпечатку. Марк захватил его одной рукой и погреб к берегу.
Потрясение Мири он чувствовал на расстоянии. Но самым острым, самым сильным было чувство долгожданного обретения. Она снова была рядом, он чувствовал ее. Сердце пело и подпрыгивало в груди. Тьма, в которой он жил несколько месяцев, отступила. Недалеко — Марк знал, что совсем она уйдет, когда он наконец дотронется до Мири… Наконец сожмет в объятиях, приникнет к губам, как измученный жаждой путник к прохладному роднику… Мири, его Мири. Так близко…
— Я знаю, что ты здесь, Мири, — позвал он. — Выходи.
Она сопротивлялась, он схватил ее на руки и понес прочь от берега. Его душа ликовала. Опьяненный блаженством встречи, он крепко стискивал Мириэль в объятиях, окутывал ее невидимым коконом, парализующим силу феи. Тщетно она отталкивала его, вырывалась. Все как раньше. Словно и не было долгих, бесконечных месяцев разлуки. Словно они ничего не изменили.
С Мири на руках он вошел в портал. Сначала она притихла, озираясь в тумане. Даже ухватилась за него, растерявшись в подвешенной пустоте междумирья. А потом начался ад.
Белый туман окрасился багрянцем. За спиной разносился гулкий рокот, нарастал и приближался. Марк бросился бежать. Но туман не заканчивался, впереди не было видно просвета. А’Джарх предала, понял он. Заперла его в портале, из которого нет выхода.
Мартышка спланировала все это, чтобы избавиться от Великого Магистра Ранду. Отправить его за феей в иной мир, а потом заблокировать путь назад. Он поплатился за глупость. А вместе с ним — орден.
Марк помнил холодный голос Ветарии: «Уничтожить всех. Безусых юнцов и безгрудых девчонок». Теперь эта участь ждет его адептов. Его учеников и друзей.
Сможет ли Пеширро противостоять ей?.. Поймет ли, что ведьма обвела их вокруг пальца? Успеет ли нанести удар копьем — обезглавить Ун-Чу-Лай, как она обезглавила Ранду?
Эти мысли пронеслись в его сознании за долю секунды. Отчаяние затопило его изнутри, как прорвавшая плотину река. Но Марк не замедлился, не запнулся, продолжал бежать вперед. Пусть надежды не было. Пусть смерть неизбежна. Пока может, он будет идти вперед. И сжимать в объятиях Мири последние мгновения между обретением и новой утратой…
Хотя бы одно хорошо — она не пострадает от коварства А’Джарх. Черта защитит ее. В миг смертельной опасности ее заберет Элезеум. А ему остается только удерживать ее столько, сколько позволит смертельная ловушка.
Когда портал свернется, уничтожая его, как жертву в капкане, Мири станет свободной… Будет ли она оплакивать его хотя бы недолго? Марк понимал, что вряд ли. И поделом ему. Он и правда сломал ее судьбу. Разлучил с мужчиной, которого она выбрала сама. Втянул в игру орденов, взвалил на хрупкие девичьи плечи бремя отдачи…
А теперь он умрет, и она останется навек одинокой. Так и не познает любви — не безумия вязи, а настоящей любви… Фея не сможет быть с другим мужчиной после смерти избранника. Никогда не родит дитя. Что же он натворил?
— Что я сотворил с тобой, Мири… — пробормотал он вслух.
— Что ты сотворил? — отозвалась она.
Не вторила упрек, а спрашивала. Искренне недоумевала. И вот тут Марк замедлился. Направил магический импульс, чтобы прочитать ее сознание. Она действительно не понимала, что он натворил. Искренне хотела знать. Она не помнила. Забыла все, что было между ними. Лишь память сердца осталась. И память тела — зов вязи.
— Ты не помнишь! — воскликнул он.
И в этот момент впереди блеснула кристаллическая вспышка. Выход! Забыв все мысли и сомнения, Марк рванул прямо в ослепительную белизну. В следующую секунду они с Мири грохнулись на каменный пол зала Алмазного доспеха.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий