Похищенная, или Заложница игры

Глава 2
ПОХИТИТЕЛЬ

Мириэль очнулась в темноте. Острое зрение феи тут же приспособилось к мраку. Девушка рассмотрела балдахин над небольшой кроватью. Кресло у изголовья, а в нем… цыгантийка Шавра.
Она сидела неподвижно, закрыв глаза и прислонив затылок к высокой спинке кресла. Будто спала. Но стоило Мириэль посмотреть на нее, как женщина открыла глаза и встретила взгляд феи.
Теперь Мириэль видела: никакая она не цыгантийка. Ей бы колпак на голову — натуральная ведьма. Но какой расы?
В родном городе фея не видела никого подобного. Такой расы в Ремидее не было. Кто она? Что за язык, на котором говорили она и мужчина, прежде чем Мири потеряла сознание?
— Наша раса называется шареххи, — прозвучал низкий хриплый голос Шавры. — Ты права, в Ремидее ее нет. Ты на Меркане.
— Но как?!
Как Мириэль попала в Меркану? Как Шавра услышала вопросы, которые фея не задавала вслух? Девушку потрясло и то и другое.
Ведьма-шареххи проигнорировала изумленное восклицание.
— Кстати, мое имя Оршава. Я маг и потому умею слышать твои мысли. Насколько я знаю, ремидейские маги тоже умеют это.
Маг. Теперь понятно. Значит, настоящая ведьма. И уж точно злая.
Последнюю мысль Мириэль подумала особенно четко — чтобы Шавра-Оршава наверняка услышала! Та хмыкнула:
— Жизнь у нас тут злая, фея. Приходится приспосабливаться. Скоро поймешь.
— А зачем ты притащила меня сюда?! И как?
— Магия портала. Мой Великий Магистр открыл портал между этим замком и цирковым шатром, где мы встретились. А я провела тебя через этот портал.
— Портал? Великий Магистр?
— Сейчас ты его увидишь. Он уже идет сюда. Впрочем, ты уже видела его вчера. Сегодня вам предстоит… познакомиться поближе.
На этих словах она усмехнулась. Усмешка сделала ее лицо еще неприятнее, еще зловещее. И злее.
— Где Дейл?! Что вы с ним сделали?
— Это мы у тебя хотим спросить. Куда твой паренек мог исчезнуть за несколько минут? Бесследно. Так, что я не могла учуять его… ауру.
В сердце Мириэль вспыхнуло облегчение. Дейл спасся! Они не поймали его!
Оршава злобно оскалилась.
— Не спеши радоваться, фея. Мы его найдем. С твоей помощью.
Беса лысого она им поможет! Не дождутся! Оршава вновь противно ухмыльнулась. Неужели от нее невозможно утаить ни одной мысли?!
Ведьма открыла рот — наверно, собралась в очередной раз ответить на невысказанный вопрос. Но не успела. Дверь распахнулась. Вспыхнул яркий свет. Мириэль зажмурилась от неожиданности. А когда вновь открыла глаза, у ее постели стоял мужчина. Высокий, широкоплечий, с короткими волосами, темными как смоль.
Мириэль бросился в глаза непривычный покрой его рубахи. В Ремидее мужчины носили одежду с длинными и просторными рукавами. А у ее похитителя рукав доходил лишь до предплечья. Плотная ткань облегала рельефные мускулы. Ниже локтя было видно, как толстые волоски — такие же густые и смолянистые, как шевелюра мужчины, — покрывают обнаженную смуглую кожу.
Она перевела взгляд выше, на его лицо. Широкий лоб, крупный нос с горбинкой, волевой подбородок. Тонкие губы сжаты решительно и властно. Из-под густых, кустистых бровей смотрели абсолютно черные глаза, а в этих глазах — нескрываемый мужской интерес, хорошо знакомый Мириэль.
Она уже ощущала его на себе сегодня. Этот взгляд вонзался в нее из-под алмазного шлема в каменном зале, куда девушку перенес проклятый портал.
Мириэль сидела на кровати, завернувшись в одеяло. Мужчина нависал над ней, словно дуб над тростинкой. Если бы она умела бояться, сейчас ей стало бы страшно. Но Мириэль была феей. Вместо страха в ней всколыхнулась ярость.
По какому праву этот человек смотрит на нее, как на свою собственность? Каждая черточка в его лице прямо-таки вопила, что он тут — абсолютный хозяин всего. Привык распоряжаться и командовать. И не терпит, когда кто-то идет поперек его воли.
Но Мириэль — не вещь. Он спеленал ее магией, будто волчонка, насильно перетянул на другой конец света. Он, не Оршава. Та просто послушалась его. Как служанка господина. И вот теперь он запер ее в этой комнате. Надзирательницу приставил. Смотрит так, будто хочет сожрать.
Да пусть смотрит, пока глазищи на лоб не выпрыгнут. Красивые глазищи, к слову сказать. Черные, глубокопосаженные. Вот только жесткие и холодные, как и усмешка на тонких губах.
Мириэль смело ответила на его взгляд. Жадный, из-под густых бровей вразлет. Пусть таращится часами. Сделать ничего не сможет. Черта не позволит ему и пальцем к ней прикоснуться против ее воли.
— Что тебе от меня надо? Зачем ты меня похитил?
Оршава тут же что-то проговорила на непонятном языке, копируя интонации феи. Перевела? Похититель не знает общеремидейского наречия…
Он бросил короткую отрывистую фразу и указал ведьме на дверь. Та заговорила протестующе, но мужчина властно поднял руку, пресекая протест. Оршава вскочила с кресла. Бросив неприязненный взгляд на Мириэль, вышла из комнаты.
Главный похититель развернулся обратно к фее. И та вдруг ощутила холодок внутри головы. Будто кто-то прокрался внутрь, распахнув форточку. Ощущение странно будоражило и… не было неприятным.
А потом Мириэль услышала беззвучный голос:
«Меня зовут Арелато. А тебя?»
— Мириэль, — ответила фея, не успев спохватиться.
— Мириэль… — повторил он вслух. — Мириэль…
И следом голос в голове:
«Красиво. Что означает твое имя?»
— Не твое дело, — буркнула девушка.
Больше она не утратит бдительность. Не будет любезничать с тем, кто похитил ее. Кто умеет пробираться в чужую голову и разговаривать без слов.
— Что тебе надо от меня?
«Ничего. Кроме тебя самой».
Мириэль опешила. Такой прямоты она не ожидала. Да, он не таил желания во взгляде. А Мириэль не была наивна и простодушна. Она хорошо знала подобные взгляды мужчин. Робко-восхищенные или откровенно похотливые, они выражали одно — желание заполучить ее тело, обладать феей и наслаждаться. Но ни один мужчина в Ремидее не смел говорить такое фее в лицо.
Феи пользовались почетом и уважением. Оскорблять их — недостойная низость. Можно и леща схлопотать как от самой феи, так и от других мужчин, пожелавших наказать наглеца.
Мириэль привыкла к жадным взглядам, но не к бесстыжим речам.
— У тебя ничего не выйдет.
«Не выйдет что?»
— Ты не получишь меня против моей воли. Меня оберегает Черта.
«Ты не так меня поняла. Я не собираюсь тебя… изнасиловать. Я хочу изучить тебя. В Меркане нет фей. Ты представляешь для меня интерес. Научный».
Мириэль удивленно наклонила голову.
— Научный? Как это?
«Я хочу понять твою природу. Чем ты отличаешься от людей. Что в тебе особенного. Что ты из себя представляешь».
— Для этого ты меня похитил?! От родителей, от жениха?
«У тебя есть жених… Кто он, какой? Что за человек? Он дорог тебе?»
Вопросы без слов подняли бурю в душе Мириэль. Дейл… Какой он… Дорог ли ей… Да как смеет этот негодяй задавать ей такие вопросы?! Зачем это ему? О Дейле она не скажет ему ни слова!
Арелато пристально смотрел на девушку. И она будто видела его глазами образы Дейла внутри себя. Его простое, доброе лицо. Мягкие, шелковистые волосы. Пружинистую походку. Улыбчивые теплые глаза. Не то что у этого Арелато — холодные, цепкие, будто сверлят нутро.
«Где он живет? Где работает? Где любит гулять? В какие таверны ходит?»
Вопросы продолжали холодить сознание Мириэль. И на каждый вопрос перед глазами вставал образ места. Дом Дейла; цех, где он служил подмастерьем; его любимая забегаловка… Улицы Кофа и тропинка, ведущая от южных городских ворот. Сколько раз они убегали по ней в сторону заснеженных вершин Гвиратского нагорья.
Арелато не сводил с нее взгляда. Мириэль вдруг поняла, что он видит вместе с ней все эти картинки. Да не просто видит — заставляет показывать их ему! Это магический допрос!
— Уйди из моей головы! — закричала она. — Я ничего не скажу тебе о Дейле! Что ты хочешь с ним сделать?
Мужчина равнодушно пожал плечами.
«Ничего. Просто интересно, чем он привлек тебя. Что в нем особенного, почему из всех мужчин ты выбрала женихом его. Ты могла бы выбрать влиятельного лорда. Может, князя, принца или самого короля. Или могущественного мага. Но предпочла мальчишку-подмастерье. За что?»
— Фея выбирает сердцем! Ей нет дела до могущества и влияния. Моя мама выбрала простого ремесленника, потому что полюбила его. А я полюбила Дейла.
«Полюбила, но не сделала своим избранником? Ты до сих пор девственна».
Мириэль залилась румянцем. Этого еще не хватало — слышать такие вещи от мужчины!
— Да как ты смеешь… Откуда ты знаешь?!
«Оршава проверила, пока ты спала».
Что?! Эта ведьма… проверила? Трогала ее ночью, бесчувственную?
Арелато усмехнулся.
«Магией, не руками. Не переживай».
— Не буду переживать, когда ты отпустишь меня домой!
«Отпущу, если будешь хорошо себя вести. Отвечать на вопросы честно. Не сопротивляться и не увиливать. У меня нет времени возиться с твоим возмущением, успокаивать тебя. К тому же ментальный разговор отнимает много сил. А силы нужны мне для другого. Тебя научат нашему языку, чтобы мы могли беседовать вслух, без магии. И мне проще, и ты будешь спокойна за свои мысли».
— Учить языку? Сколько же ты собираешься продержать меня тут?! Когда отпустишь?
«Это решать мне, а не тебе. А тебе советую умерить пыл. Чем более спокойной и собранной ты будешь, тем скорее освоишь кордильскую речь и поможешь мне».
Глаза Мириэль полыхнули яростью. Но она заставила себя сдержаться и не выплюнуть в ответ гневные слова. Арелато с усмешкой наблюдал, как фея борется со злостью.
«Верное решение. Что ж, фея Мириэль, вынужден покинуть тебя. В твоем городе глубокая ночь, ты привыкла спать в это время. У нас разница во времени — десять часов. Здесь еще только середина дня. Но ты сможешь отдохнуть. Набирайся сил, фея Мириэль. Они тебе понадобятся».
Арелато вышел, не дожидаясь ответа девушки. Мириэль оцепенело смотрела ему в спину, а затем на дверь, закрывшуюся за похитителем. Во что она вляпалась?! Что с ней теперь будет?
Она нисколько не боялась — только злилась. Человеку страх помогает выжить. Человек чувствует страх и бежит, прячется. А когда иначе нельзя — превозмогает страх и дерется с противником за жизнь. Так устроен мир людей. Сражения, борьба за выживание, в которой надо либо драться, либо бежать.
У фей все иначе. Им не нужно выживать. Законы человеческого мира над ними не властны. Они принадлежали другому миру. Отправляясь из своего мира в человеческий, они получали могучую, нерушимую защиту. Черта Элезеума, заповедные чары — так прозвали ее ремидейские маги.
Черта не походила ни на одно заклятие человеческой магии. Не была заклятием в том смысле, который люди вкладывали в это слово. Черта не работала как энергетический барьер или силовое поле. Она формировала обстоятельства.
Когда Дейл попытался поцеловать Мириэль без ее согласия, парочка подвыпивших гуляк свалила их в сугроб. Так случалось всегда, если кто-то пытался причинить фее вред или овладеть ею против воли.
Злоумышленник мог поскользнуться на ровном месте. У него зачесался бы глаз или случился сердечный приступ. Появилась бы стража, или кто-то другой вмешался бы. Или на голову упал бы кирпич.
Так что Мириэль понимала, что Арелато не сможет ни убить ее, ни изнасиловать. Всерьез ей ничего не грозило. Но каково Дейлу искать ее повсюду в шатре — и не найти? Что чувствуют родители, бесследно потеряв дочь?
Проклятый Арелато! Чтоб ему бесы ноги отгрызли! Ну как можно взять и выдернуть вот так из привычной жизни, от родных и близких?! Разлучить с женихом, сломать планы?!
Он источал ледяное спокойствие, когда Мириэль бушевала изнутри, как пожар. Вот бы вмазать по этой морде! Она представила, как заносит кулак… Удар — и невозмутимость сползает с холеной физиономии. А под черным глазом, чей взгляд пронизывал до костей, расплывается огромный фингал.
Но тут вспомнилось, как вчера у черной дыры портала ее спутало по рукам и ногам, потянуло прочь. Мерзавец Арелато спеленает ее прежде, чем она замахнется. Прочитает ее намерение в голове и тут же обездвижит магией.
А следом Мириэль вспомнила холодок в голове от его магического проникновения. Как она ни ярилась, все равно не могла забыть странное ощущение… волнующее и почти приятное.
Как так могло быть? Она злилась на похитителя. Мечтала стукнуть его по лицу. Ненавидела за то, что он читает ее мысли. Но касание его магии вызывало ощущения, которые приятно вспоминать… Которые хотелось пережить снова… Как такое возможно?!
Мириэль почувствовала, что не может больше совладать с собой. Напряжение, накал злости и возмущения, непонимание происходящего, самой себя… Событий и переживаний оказалось слишком много даже для феи. А тут еще разница во времени, оказывается, десять часов…
В Кофе — ночь, а здесь — середина дня. Такой пустяк по сравнению с похищением. Но он стал соломинкой, переломившей спину вьючного мерина. Если она продолжит думать и чувствовать дальше, голова разлетится на мелкие черепки. Мириэль плюхнулась на постель, зарылась головой под подушку и отключилась.

 

Оставив фею одну, Марк направился в зал Алмазного доспеха. Оршава ждала его там, как он и приказал. Упрямая ученица пыталась навязать себя в переводчики при фее, но Арелато решил беседовать с пленницей наедине.
Он знал, что в голове и душе старшего магистра творились странные и причудливые вещи. Она получала удовольствие, лично приводя ему женщин. Укладывала в его постель других, раз уж не могла оказаться там сама. Как будто оказывалась сопричастной, если он принимал ее выбор.
Марк не осуждал Оршаву, не подавлял ее извращенные инициативы — до тех пор, пока от них была польза его интересам и желаниям. Жаловаться ему было не на что. До сих пор вкус Оршавы не подводил.
Это она нашла для него восхитительно-сладкую рыбачку Тессо. А теперь привела эту зеленоглазую тигрицу Мириэль. Великий Магистр невольно улыбнулся, вспомнив нежный голосок, звеневший яростью: «Уйди из моей головы!»
Она выглядела так трогательно и в то же время забавно — беспомощная, сердитая, непонимающая. И желанная — с первого взгляда. Так действуют чары фей?
Арелато вошел в зал. Оршава напряженно вскочила навстречу. Ожидала нагоняя за назойливость в спальне феи. Арелато не собирался ни воспитывать ученицу, ни наказывать за неповиновение. Ей предстояла срочная работа.
— Открой сознание, — скомандовал Арелато на ходу. — Передам тебе образы мальчишки, которые сейчас вырвал у феи.
Оршава замерла, подчиняясь магии учителя. Не замедляя шага, Марк влил в нее картины и энергетические слепки. Затем подошел к Алмазному доспеху, вдел руки и ноги в блистающие латы, которые будто вросли в скалу.
— Открываю портал. Десять секунд до перехода. Девять… восемь…
Когда Арелато досчитал до нуля, за спиной Оршавы раскрылась черная зияющая пустота, так напугавшая Мириэль вчера. Женщина прыгнула. Чернота поглотила ее, дыра затянулась. Портал закрылся.
Марк выбрался из Алмазного доспеха. Только могущественный артефакт позволял ему открыть портал на другой материк через океан. Ни один чародей Мерканы, даже Великий Магистр, не мог сотворить такое заклятие собственными силами. Но Алмазный доспех увеличивал силу мага в десятки раз, позволяя творить настоящие чудеса.
Арелато хотел верить, что Оршава вернется с мальчишкой. Тогда он не потеряет время с феей. Не надо будет искать способ уложить ее в постель, преодолев Черту. Жизнь и здоровье жениха — весомая причина уступить домогательствам Марка.
Вот только интуиция Великого Магистра подсказывала, что так легко все не сложится. Рыбка не прыгнет в рот сама. Оршава могла привести мальчишку еще вчера вместе с феей. Если она не сделала этого — значит, кто-то вмешался.
Сейчас Арелато больше надеялся, что ученица отыщет следы тех, кто увел мальчишку у нее из-под носа. Их ждет жестокая расплата.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий