Похищенная, или Заложница игры

Глава 16
ПОИСК

После истребления Дорамон Марк был напрочь опустошен. Он не успел выплеснуть отдачу после нападения врагов. Когда явилась А’Джарх с предложением добить кровопийц, он был не в силах применять магию.
Если бы не Сапфирное копье, Арелато не смог бы сражаться. Оно действовало иначе, чем Алмазный доспех. Тот усиливал мощь мага в десятки раз. А копье обладало собственной силой. Ему не нужно было затрачивать магию, управляясь с артефактом. Хватало ловкости и сноровки в обращении с оружием. И сонастройки с дийургани. Чудесный скакун сам по себе источал магию и помогал седоку.
Так Марк участвовал в бою, почти не применяя собственной магии — не артефактной. Но даже та толика, что он потратил, активируя копье, истощила его и подогрела отдачу. Если бы А’Джарх сейчас захотела продолжить расправу — теперь уже над Ранду, — Великий Магистр, беспомощный как котенок, не сумел бы помешать.
«Ни один не должен уйти живым», — звучал в ушах жесткий скрипучий голос. Она не знает пощады. Как любой Великий Магистр.
Но Ун-Чу-Лай не проявляли агрессии. Их целители трудилась бок о бок с целителями Ранду, не делая разницы между своими и чужими адептами. Сама Ветария, разделавшись с верхушкой Дорамон, подошла к нему и сказала спокойно и почти дружелюбно:
— Поздравляю со свободой, Ранду. Наконец мы добились своих целей, ты и я. Свободы и возмездия.
Марк, не выпуская наружу опасений, склонил голову в знак признательности.
— Благодарю, что предложила союз.
А’Джарх коротко поклонилась в ответ.
— Благодарю, что поддержал союз. Восемьдесят лет я вынашивала план извести Дорамон. Без Ранду наш орден не совладал бы с ними.
— Рад, что ты не делаешь меня должником.
— Это ни к чему — мы оба знаем, что наши интересы сошлись. Никто никому не должен. Но я буду признательна, если ты позволишь мне пообщаться с феей. Без магических посредников. Вблизи.
Вот оно. Унчулайская мартышка не могла обойтись без подвоха. Подозрения оказались не напрасны.
— Для чего?
— Я давно интересуюсь ремидейскими феями. Не настолько, чтобы последовать твоему примеру и похитить одну из них. Не люблю нарушать естественный порядок вещей. Ремидейское создание должно жить в Ремидее. Но раз уж оно похищено кем-то другим, почему бы не улучить момент. Я хочу посмотреть на фею, поговорить с ней.
— Нет.
— Почему?
— Потому что я так решил. Придется тебе вмешаться в порядок вещей и самой похитить фею, если хочешь с ней пообщаться.
Ветария опасно прищурилась.
— Ты ведь понимаешь, что я могу сделать это прямо сейчас. Прямо из твоего замка. Ты бессилен противостоять мне, а твой орден — моему.
Арелато свел брови на переносице.
— Хочешь проверить? Твои чада тоже не в лучшей форме после битвы. А ты и сама по себе не слишком сильна, чтобы тягаться со мной.
— Не блефуй, Арелато. Мы оба знаем, что сейчас ты не одолеешь и захудалого послушника. Исполни мою просьбу. Она ничем не опасна тебе. Разговор Мириэль со мной не нарушит вязь между вами.
— Откуда ты знаешь про вязь? Она не упоминается в книге Эртана.
— С чего ты взял? Упоминается. По крайней мере, в ремидейском оригинале.
Марк не подал виду, что удивился.
— Ты этого добивалась, когда предлагала свой союз? Ослабить меня и поставить ультиматум?
— Не говори чушь. Я добивалась истребления Дорамон. Но твоя пленница вызывает у меня любопытство, и я желаю удовлетворить его. Не отказывай союзнику в пустячной просьбе. Сохраним наш союз крепким.
Арелато скрипнул зубами. Мартышка намекала слишком прозрачно. Она твердо вознамерилась получить то, что ей нужно, даже ценой обретения нового врага взамен Дорамон. Теперь у нее не было семьи, которую надо поберечь.
— Ты не сможешь поговорить с Мириэль. Как и я. Ее нет в Ранду. И я не знаю, где она.
— Поясни.
— Я использовал отдачу, что она накопила, чтобы нанести удар по Дорамон. Она не простила. Феи трепетно относятся ко всему живому — даже к тому, что само несет гибель. Она воззвала к Ал'Танти. Просила забрать ее. И они, похоже, услышали.
Удивление на лице Ветарии сменилось оживлением, чуть ли не энтузиазмом.
— Они явились?
— Нет. Мириэль исчезла.
— Куда?
— Откуда мне знать? Просто исчезла из Алмазного доспеха. Будто невидимкой стала.
— Алмазного доспеха? Она была в нем?
Марк не счел нужным отвечать. Ветария на минуту замолчала, потерла подбородок.
— Я могу попробовать проследить ее путь.
— Как?
— С помощью доспеха.
Вспыхнувшая надежда затухла. Ну конечно, ради чего еще ей предлагать помощь. Женщина промолвила мягко, насколько позволял ее сухой и резкий тембр:
— Марк… Это не подвох. Одна из моих наиболее сильных способностей — видеть скрытое. Я не боевой маг, как ты. Мой талант лежит в иных сферах. Алмазный доспех расширит горизонты, за которые я могу заглянуть. Кроме того, если ты не использовал его после исчезновения Мириэль, я попытаюсь взять ее след через доспех.
Надежда вновь забрезжила тусклым фитилем. Ветария не обманула, когда обещала не причинять вреда Ранду после сражения с Дорамон. Она помогла Марку, преследуя собственную цель. Может, она поступит так же с поиском Мириэль? Если она хочет увидеть фею… Если даже стремится получить доступ к Алмазному доспеху… Если это поможет вернуть Мириэль, не плюнуть ли на все страхи и тревоги? Пусть творит, что пожелает, лишь бы Мири снова была с ним!
Доверить Ветарии Алмазный доспех означало рискнуть Ранду. Ни один магический орден Мерканы не доверял свои сокровища чужаку — тем более чужому Великому Магистру.
Риск и недоверие — на одной чаше весов. На другой — шанс найти Мириэль. Сам Арелато никак не сможет этого сделать. Он понятия не имел, как можно взять ее след через доспех. И не обладал способностью видеть скрытое — он вообще понятия не имел о такой способности.
Возможно, А’Джарх сочиняла на ходу, чтобы он подпустил ее к доспеху. А возможно, предлагала выход, который он никогда не найдет сам. Как поступить? Рискнуть и довериться? Или не подставлять орден, самому искать Мири неведомо где, неведомо как…
Сколько времени отнимут поиски? Месяцы, годы… Все это время — без нее. И каким будет результат? Найдет ли он ее вообще?
Ветария молчала, даже взгляд отвела в сторону. Демонстрировала, что не мешает ему принимать решение. Марк не питал иллюзий, с кем имеет дело. С самой хитрой и коварной мартышкой обеих Меркан — да и всего мира. Доверять ей мог лишь безумец, одураченный ее чарами. Либо отчаявшийся — как он. У кого просто нет иного выхода.
Марк наконец вымолвил:
— Я пущу тебя к доспеху, Ветария. Лишь тебя одну — больше никто из твоего ордена не попадет в замок. Сам встану рядом — с активированным копьем в руках. Если ты попытаешься совершить что-то, кроме поиска Мириэль, клянусь, я уничтожу доспех копьем. Ранду обходились без доспеха двести лет, смогут обходиться и дальше. Обойдутся ли Ун-Чу-Лай без Великого Магистра — судить тебе.
А’Джарх усмехнулась.
— Договорились, Ранду. Осторожнее с копьем — не стой близко. Вдруг заискрит.

 

Через полчаса Арелато, его старшие магистры и Ветария стояли в зале Алмазного доспеха. Пеширро помогал Ун-Чу-Лай облачиться. Марк, как и обещал, стоял в нескольких локтях с искрящимся копьем наперевес.
Казалось, Ветария не обращала на него внимания. Ее глаза возбужденно просияли, когда она разместилась в доспехе. Словно она наконец обрела то, что давно вожделела…
Этот лихорадочный блеск серых глаз заставил Марка плотнее сжать копье. Он не блефовал — был готов при малейшем подозрении угрозы ордену уничтожить бесценный артефакт вместе с А’Джарх. Вот только достанет ли сил?
Ветария прикрыла глаза. По лицу блуждала улыбка — отстраненная, будто женщина предавалась наркотическим грезам и видениям. Сейчас она меньше всего походила на Великого Магистра, готового сразить конкурентный орден и завладеть их сокровищем.
Шли минуты. Марк заставлял себя не терять бдительности — не поддаваться расслабленному виду Ветарии. Старшие магистры тоже оставались настороже. Наконец она открыла глаза.
— Я нашла ее.
Сердце пропустило удар, но Марк сдержался и сухо спросил:
— Значит, можешь покинуть доспех?
— Позволь насладиться его прикосновением чуть дольше, Ранду.
— Не глупи, Ун-Чу-Лай. Вылезай.
Ветария с усмешкой пожала плечами и освободилась от облачения. Вздохнула с искренним сожалением.
— Так хорошо я не чувствовала себя даже в материнской утробе. Точнее, я точно там себя так не чувствовала, раз у нее дважды чуть не случился выкидыш. Хорошо бы, если мы с тобой пришли бы к соглашению, чтобы я могла время от времени повторять этот чудесный опыт.
— Хватит болтать. Где Мири?
— В мире ином, Арелато.
— Что ты городишь? Она не могла умереть!
— И не умерла. Доспех открыл ей портал в иной мир. Я знаю его. Доводилось однажды наблюдать за ним. Но не так четко, как через доспех. Ты даже не представляешь, каким сокровищем обладаешь, Ранду.
— Говори по существу! Что за мир? Откуда ты его знаешь?
— Я же говорила — умею видеть скрытое. Но вот как туда попасть вслед за твоей феей — непонятно даже мне.
— Что это значит?
— То, что я не владею искусством ходить между мирами. Как и ты. Как любой чародей нашего мира, рискну предположить.
Марк шумно выдохнул. Другой мир. Увидит ли он когда-нибудь Мириэль? Что с ней станет в другом мире? Действует ли там Черта? Если нет, то…
Он представил себе фею, лишенную защиты. Она не чувствовала холода, почти не ощущала голода. Ее нельзя было убить, ранить, изнасиловать — пока Черта оберегает ее. Но работает ли защита Элезеума в ином мире? Какой он? Куда угодила Мири, какие опасности подстерегают ее там?
От этих мыслей Марк заледенел внутри. Ал’Танти думали, что облагодетельствовали ее, когда забрали у него и переместили в неведомое место? Или коварные полубоги не сжалились над ее мольбой, а вели собственную игру? И фея стала заложницей еще и в ней?
— Но ваш доспех может перемещать между мирами, — вкрадчиво молвила Ветария. — Он перенес Мириэль, а значит, перенесет и другого мага. Если раскрыть, как он это делает.
— Раскрыть?
— Да. Найти заклятие перемещения между мирами. Ты никогда не пробовал отыскать его?
— Нет… Мне было незачем.
— Теперь есть зачем. Ты можешь ускорить процесс, если допустишь меня и Валд’Оро к разработкам.
— Ты спятила?
— Мы, в отличие от тебя, пытались найти способ перемещаться между мирами. Если объединить наш опыт, мощь доспеха и твои знания о нем, вместе мы можем достичь результата намного скорее. Каждая сторона получит в этой работе то, в чем нуждается. Ты — путь к своей фее. Я — навык прокладывать путь в иной мир. Соглашайся, Арелато.
Оршава не удержалась и фыркнула, нарушив субординацию. Ветария и не посмотрела в ее сторону.
— Я понимаю. Ты привык, что нельзя полагаться на чужой орден. Нельзя доверять его Великому Магистру. Нельзя доверять никому — даже собственным адептам лишь отчасти. Но мир меняется, Марк. Время одиночек, готовых вцепиться друг другу в глотки, проходит. Скоро мы вступим в новую эру — не грызни, не конкуренции. Кооперации. Успех будет зависеть не от того, насколько ты силен. От того, насколько ты умеешь сотрудничать и договариваться. Насколько способен соподчинить, скоординировать личный интерес и интерес тех, кто в одной упряжи с тобой. Насколько ты слушаешь и слышишь других людей.
Марк встретил ее взгляд. Он был подавлен сражением, отдачей и тоской по Мири. Но не смог не отметить, как изменилось лицо Ветарии, пока она говорила. Час назад он видел Великого Магистра магического ордена, который отдал бессердечный приказ истребить всех до единого адептов Дорамон, от подростков до седых стариков.
Сейчас на него смотрела вдохновенная женщина с горящими глазами. И она даже показалась ему красивой своеобразной красотой, несмотря на легкое сходство с мартышкой. Ветария сочетала в себе жесткость и беспощадность — без которых на Меркане было не выжить — с мудростью и глубиной.
Марк был вынужден признать, как Великий Магистр она превосходила и его, и всех предводителей орденов. Если мир и верно вступает в новую эру, Ун-Чу-Лай войдут туда первыми.
Так, может, стоит к ним присоединиться на благо Ранду? Чтобы не остаться на обочине истории… и вернуть Мириэль. К тому же фея сама говорила ему о сотрудничестве и взаимопомощи.
— Ты убедила меня, Ун-Чу-Лай. Давай попробуем сотрудничать. Ты и твой старший магистр получите доступ в лабораторию Пеширро. Но будете подчиняться ему беспрекословно и докладывать обо всем, что обнаружите в работе.
— По рукам!
Ветария довольно ухмыльнулась, и теперь ее физиономия напоминала прожженного дельца, заключившего сделку всей жизни. Марк пробормотал:
— Дай мне Бог не пожалеть, что я связался с тобой, Ун-Чу-Лай… И храни он тебя, если я не смогу вернуть Мириэль.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий