Одинокая

Глава 12. Сердце женщины

…Эн открыла глаза, содрогаясь в слезе, прошептала:

– Опять это был всего лишь сон. Последнее время утро ей все меньше и меньше приносило радость. Как только она открывала глаза, мужской силуэт убегал, не сказав «прости-прощай»…

 

Его стирала серая дымка нового дня.

Немного отойдя от наваждений, сварив крепкий кофе, попыталась в который раз проанализировать события, что навалились на неё и как-то осмыслить чего от неё хотел тот или иной сон, явно дающийся ей неспроста, определённо, как свыше знак.

Об этом она часто слышала от людей, да и с экранов в сериалах частенько акцентировали на этом мысль, заставляя искать подсказку в сюжете.

Эн любила сериалы о любви, но там была кем-то выдуманная история, а ей приходилось проживать свою. Мысль о любви расслаивалась, так как желание любить и быть любимой сбивали с толку. Каких чувств в ней больше? Эн пока ещё не знала.

Она искренне принимала в себе созревшую любовь, которая её укрепила, сделала чуточку сильней. Это любовь ради спасения, вызволению Алекса из плена. О другом посыле чувств Эн думала реже всего. Самопожертвенность, возможно и есть самое благое чувство, которое мы все называем – любовью.

На сегодня Эн не настолько желала бы близости, как видеть его рядом – живым и здоровым. Она от этого наверняка испытала бы со слезой на глазах женское счастье. Желание пойти на все ради его спасения в ней крепло с каждым днём.

Незаметно для себя Эн уже периодически изменяла своим привычкам. Её мозг работал думая о нем, определяя помехи на пути в решении проблем, пытаясь устранить их по максимуму. Она как никогда готова бороться за такую любовь, отдать всю себя, чтобы та не погибла в ней. Любовь ей была необходима, как воздух, без неё Эн просто не могла дышать.

Стоя у окна отпивая глотками, горячий кофе Эн наблюдала за прохожими, что мельтешили туда-сюда по заснеженному тротуару. Они жили суетой, каждый наверняка, считая, что это то, что они ждали от жизни.

Она невольно содрогнулась от мысли, что уже давно не живёт своей привычной жизнью, забросив свои дела, думая лишь о нем. С любопытством глядя на лица за окном, даже сквозь падающий снег можно было различить счастливые влюблённые, те даже издалека сияли «солнышком».

Она давно не улыбалась, в данный момент Эн примерила на себя одиночество, которое с грустью носила на своих плечах. А как бы хотелось объятий и поцелуев. Это она поняла только, что глядя в окно, наблюдая за парочкой, которая исчезала, вдали обнимаясь наверняка воркуя о любви.

По щеке Эн сбежала предательская слеза. Она по-человечески им завидовала. Перед глазами мелькали кадры из недавнего прошлого, где она и он были счастливы минутами ожидания встреч и уединения.

Эн боялась вслух подумать, что всего этого больше не может быть, что нить любви вот-вот оборвётся, ей стало страшно. Тут же в голове промелькнуло: как он там?.. Неужели не будет продолжения в их романе?

Все эти вопросы не давали ей покоя, терзая душу, разрывая на клочки трепещущееся в непокое сердце, что ныло тянуло за живое доставляя боль и страдание.

Невольно вспомнился их первый день знакомства. Его докучливое внимание. Тогда оно чуточку разозлило, хотелось послать куда подальше. Она не любила спонтанных знакомств. На тот момент в её сердце не было свободного места, как – никак она была помолвлена с Ником.

Помнится, Алекс сказал:

– Можно попробовать с вами познакомиться?

На что она с сарказмом парировала:

– Попробуйте, вижу вы не из робких…

Тот промурлыкал:

– А если поближе?

Эн тут же и на это парировала:

– Неуверенна, что вот это вам удастся. Я помолвлена.

Так, слово за слово, они и познакомились, найдя между собой много общего. Несколько часов счастья, как допинг дающий желанье жить и радоваться жизни во всех её проявлениях. Вмиг мир стал, раскрашен в яркие цвета…

 

…А теперь этот мир померк, потонув в грязно-серых тонах. Было очень страшно. Поставив чашку на подоконник, стала размазывать по щекам бегущие по щекам слезы, бьющие градом обид и боли.

Показалось, она не плакала так целую вечность. Эн не сдерживала слезы, считая, что и её душе иногда можно выплакаться, спасая раненое сердце, омывая слезой любви.

В момент счастья Эн не могла и подумать, что что-то, кто-то встанет между ними, по живому нанеся удар судьбы, раня их сердца и душу. Она задыхалась от мысли, что больше никогда его не увидит.

Эн вспомнила поездку в Будапешт. Как им было хорошо. Тогда кутаясь в объятья, они гуляли по городу, мечтая о совместном будущем, видя в нем себя, Гражину. Она уже привыкала к мысли, что у неё будет достаточно взрослая дочь. Вспоминая расплакалась, в душе ощущался холод от пережитого страха, той нависшей безысходности, что заставляла уповать на милость свыше и судьбу.

Взяв чашку, отглотнув ещё тёплый кофе, глядя за окно, тихо прошептала:

– Я тебя вырву из лап судьбы, отвоюю, отберу, потому что люблю… – глотая слезу, – найду, только потерпи, дождись. Моя любовь спасёт тебя, верь… – приняв это как вызов судьбе, поспешила в ванную, чтобы привести себя в порядок.

Оказавшись в ванной, открыв воду, наполняя ванну, пробуя рукой струю горячей воды, Эн неожиданно ощутила дыхание в затылок.

Её пробрала дрожь. Она поняла, что это его фантом, Алекс практически поминутно присутствовал в её жизни.

Не спеша она стала раздеваться, чувствуя на себе его взгляд. На вопрос:

– Алекс это ты? – ответа не последовало.

Неожиданно Эн ощутила влажность на своих губах, касаясь кончиком языка, слизывая влагу, прошептала:

– Возьми меня!..

Освободив груди от тесного ажурного бюстгальтера, стала их массировать двумя руками, заводясь в экстазе.

Ей показалось, что острие мужского языка коснулось её живота.

Она вздрогнула, млея, желая его дальнейших ласк. Тело Эн трепетало от прикосновений нежных длинных пальцев.

Вновь ощутив влажность на губах, облизала их языком.

Стиснув зубы, в предвкушение блаженства прошептала:

– Возьми меня, я очень хочу тебя… – погружаясь в воду.

Ощутив на себе пристальный взгляд, поддаваясь порыву страсти постанывая, Эн возбуждалась. Ей казалось, что он ласкал её грудь, она ощущала пальцы рук между ног, те массировали промежность.

Испытывая оргазм, она закричала:

– Я люблю тебя!.. – приходя в себя.

Осмотревшись по сторонам, Эн испугалась. Рядом никого не было. Спустив воду в ванне, не оглядываясь назад, она опустошённо вышла из ванной комнаты как из ловушки своих иллюзий, наглухо закрывая за собой дверь, перекрывая путь безумию.

Вывел из оцепенения звонок мобильного, это звонил Лев Арнольдович, говоря, что дело «Алекса» кажется, сдвинулось с мёртвой точки. Адвокат попросился передать, что Алекс проходил в каких-то военных сводках, он на территории зоны конфликта.

Адвокат пообещал предпринять все возможное, сказав, что постарается выехать на место, чтобы обговорить условия освобождения, возможно, удастся решить вопрос путём обмена пленных.

Эта новость буквально окрылила Эн. Она ощутила внутри себя полет бабочек, которым было тесно, они вырывались наружу с лёгкостью вздохнув, выпустила их на свободу. Ей было легко от сознания того, что жизнь дала знак, что все плохое скоро закончится, он и она встретятся.

Она слышала шелест крыльев, порхающих повсюду бабочек, голова кружилась от счастья, губы шептали:

– Слава Богу! Слава Богу! Он будет спасён! – смахивая с ресниц набежавшую слезу.

 

Эн тут же перезвонила Карине, та была в курсе, говоря, что уже на радости перезвонила Оксане с Гражиной. Оксана с Ласло пообещали взять на себя СМИ, если будет необходима их поддержка. Они готовы бороться за освобождение Алекса до конца.

Эн было приятно слышать, что она уже не одинока, у неё есть близкие и друзья, а это дорого стоило; недавно ей пришлось расстаться с Лолитой. Невольно она вспомнила их последний телефонный разговор…

 

…Это было днём, Эн стояла у мольберта, вглядываясь в мужское лицо. Она уже хотела оттенить взгляд, как вздрогнула от назойливого телефонного звонка. Звонила Лолита, что была на подпитии. Ей явно хотелось кому-то вынести мозг, жертвой предстала Эн.

 

Лолита укоряла подругу в том, что та мешала им жить с Ником. Тот постоянно где-то шлялся, говоря, что постоянно загружен работой, что Эн не даёт ему свободно вздохнуть, свалив все рабочие моменты на него. Назвав подругу «собакой на сене» пустила слезу.

Навзрыд рыдая, Лолита призналась, как на духу, что она устала от таких взаимоотношений, её бесило все, что связывало ту с Ником, слёзно умоляла его уволить, выговаривая, что из-за того, что они вместе работают, он не может её забыть. Лолита призналась, что тот уже и в сексе охладел, к тому же до последнего, её как идиот называл «Эн». Не с того не с сего, та начала кричать, проклиная подругу до третьего поколения, говоря, что теперь может забыть о её существование.

Эн надоело слушать её пьяный бред, поэтому приняла решение покончить со всем этим, сказав:

– Да, это твоё решение. Я его принимаю. Больше не звони… – прекращая разговор.

 

Ей было больно.

Она пошла на кухню, выпив 40 гр. коньяка, вытирая предательские слезы, с горечью констатировала:

– Это всё равно рано или поздно должно было произойти… – всхлипывая, – она с детства меня предавала.

 

Скрестив руки, уже спокойно прошептала:

– Все! Баста! Больше её в моей жизни нет. Стена… – выходя из кухни.

 

Подойдя к портрету, с мягкой улыбкой произнесла:

 

– Круг друзей сужается. – С нежностью проводя рукой по полотну, гладя волосы, – ты меня не предашь, я это точно знаю… – касаясь рукой области сердца, – сердце не обманешь…

 

…Отойдя к окну, Эн стала смотреть на портрет издалека, анализируя, чего в нем не хватало.

Казалось бы, все, дописан?! Ан нет, рука вновь тянется сделать мазок, прорисовывая, подчёркивая – нежность, мужественность, блеск глаз или их томность, а порой удрученность.

Как – то неожиданно мозг переключил её внимание на Ника. Эн задумалась, сознавая, что между ними были какие-то отношения, раз она хотела выйти за него замуж. Скорее всего, их связывали годы совместной работы, их друзья, интересы и увлечения. Жизнь в те дни была окрашена в свои эмоциональные окраски, может не такие яркие, которые должны были быть, но все же серости не было, что-то в нем волновало, трогало душу.

Наверно они перешагнули дружескую грань, став любовниками. Эн посмотрев в окно заметив мужской заснеженный силуэт, отпрянула, издалека тот был похож на очертания Ника.

 

Невольно подумала:

– Вот только этого не хватало…

А у того был повод прийти и в очередной раз выяснить отношения. Ей где-то как-то было жаль его как человека. Тот наверняка затаил на неё обиду, однако встречи с ним она боялась.

– Не дай бог!.. – вслух подумала Эн, отвернувшись от окна.

Она просто напросто не знала, как с ним себя вести. Разумеется, Эн не была обиженной женщиной, но неприязнь после последней встречи присутствовала. И это понятно тот столько лет был тайно влюблён в неё, вот из него и вышла вся боль их разрыва. Его можно понять, наверняка ему было обидно, что она с ним так себя повела. И это в преддверии их свадьбы, как-никак они были помолвлены. Эн просто не дала Нику шанс принять удар судьбы и оправиться от него. Она безжалостно поступила с ним, оставив его на обочине своей жизни. Ещё и Лолка подлила масла в огонь. Та любила вставлять спицы в колеса. Та ещё провокаторша, лишь бы выделиться, обратить на себя красивую внимание того, кто раньше обращал внимание на неё, Эн.

При любом раскладе как завистница та была бы не против мужчины своей подруги. Надо не надо ей, она всегда будет примерять его, как «пиджак» на себя, считая, что лучше его «хозяйки».

Эн было обидно, принимая как факт потерю друзей. Ни друга, ни подруги у неё теперь точно нет. А нужны ли они вообще ей? Если те предали её.

Может когда-то, и помирятся, смогут смотреть в глаза друг друга, на это надо время. Конечно, хотелось бы сохранить тёплые дружеские отношения, но от сегодняшних отношений в воздухе веяло холодом. По телу пробежала дрожь. Эн невольно потёрла плечи, содрогаясь от мысли, что одинока.

Броский взгляд на портрет и её глаза приобрели тёплый оттенок, она, улыбнувшись, сказала:

– Все второстепенно, кроме тебя, мой милый любимый человек…

Дотрагиваясь кончиками пальцев до губ любимого образа, заверила:

– Я люблю тебя Алекс…

Возвращаясь к мысли о Нике, подумала, что он её маленькая ошибка, секс с ним был просто недопустим, но, однако был…

 

…Секс был как интрижка, познать, насколько глубоки его чувства к ней. Ей хотелось повзрослеть в его объятиях, стать женщиной. Ник был её первым мужчиной. К тому же, у него не было причин обвинять её во лжи. Она искренне желала в дальнейшем его полюбить, по крайней мере, надеялась на это. Эн даже возбуждалась от его ласк и пылких поцелуев.

Как-то после секса он спросил:

– Тебе понравилось? Может, повторим? – наклонившись к уху, прошептал, – я хочу тебя… – теребя мочку уха влажными горячими губами.

Эн в который раз оказалась в его объятьях, терзаемая нежными мужскими руками, лежащая на лепестках роз, что были повсюду вразброс на холодной шёлковой простыне. Где-то в глубине души она понимала, что, скорее всего, они не будут вместе, но плоть желала быть удовлетворённой, ей хотелось почувствовать блаженство, о котором столько пишут в книгах. Жажда познаний её влекло к нему.

Невольно вспомнилось, как они занимались сексом стоя у окна. Это было с такой страстью, что показалось, что в ней зарождалась любовь, та буквально на глазах шла в рост.

Она чувствовала его напряжение, желание обладать ею. Он хотел её, и это было его искреннее желание. Мужская плоть не могла лгать, сгорая в нетерпении. Перейдя на постель, они отдавались со страстью, как настоящие любовники. Тогда он казался божеством в бронзе.

Некоторое время они были неразлучными, всегда везде вместе. Работа, деловые встречи, корпоративы. Казалось, что они были как одно целое. Он и она даже строили планы на будущее, где им отводилось совместное место.

Ей стало немножко грустно, ведь то время было ими неплохо проведено. Они лучше узнали друг друга.

Теперь она поняла, что лгала и ему, и себе по-детски играя чувствами, совсем непохожими на любовь. Скорее это было любопытство и с её, и с его стороны, ведь они столько лет были рядом. Соблазн познать поближе привёл к постельным отношениям. Однако и это необъяснимое желание иссякло. Возможно и к лучшему, не оставляя места лжи. Эн провела параллель между Ником и Алексом.

Усмехнувшись, вслух призналась:

– Как небо и земля!..

 

Встречи с Алексом ждало трепещущееся сердце. С Ником же не хотелось встречаться даже по работе. Невольно она задумалась: как быть? Как ей с ним работать? Какая-то жизненная дурацкая ситуация, которая не давала покоя. Она боялась относиться к нему с некой неприязнью или отчасти с жалостью; как-никак, а придётся сталкиваться по рабочим моментам, решая те или иные вопросы. Мелькнувшую идею о его увольнение она тут же разбила в пух и прах. Ей казалось, что это ниже её достоинства сводить какие-либо счёты. Это было бы более чем низко, как, впрочем, и глупо. Он очень хороший управляющий, менеджер. Если что, пусть это он сделает сам, решившись на увольнение. Что-что, а вот удерживать она точно его не станет, даже если ей самой это будет не выгодно.

 

Если подумать, работать с бывшим претендентом на руку и сердце не так уж трудно. Обида? На обиженных воду возят. По-большому счету это его любимая работа, как и у неё. А на «чёрную кошку» раздора можно и глаза закрыть.

Эн считала, что просто надо придерживаться субординации, не более того. Когда-то ещё совсем недавно та существовала между ними, и никто из них не был против такому раскладу в их отношениях. Нет ничего проще, как свести к минимуму их общение, оставив решение рабочих моментов.

Эн считала, что сама по себе не настолько зависима от него, да к тому же Ник не мстителен. По крайней мере, она этого за ним никогда не замечала. Ей тоже не хотелось скатываться до каких-то там придирок, предвзятостей или до мщения. Это выглядело бы убого, а вот таковой она никогда не хотела предстать как в посторонних, так и своих глазах. Понимая, что никто из них не ангел, но и демонизировать себя до смешного тоже не хотелось, удовлетворения в этом не найти, это уж точно.

Поэтому просчитав все в уме, решила придерживаться этики, свести отношение в рамки корректности и вежливости. Не ссорясь не с ним не с собой. Ничего личного только по делу. А пока, суть да дело, она переключится на поиск Алекса и его освобождение из плена.

Приняв такое решение, ей стало легче.

Мысленно переключившись на Алекса, всматриваясь в мужское лицо на портрете, с уверенностью произнесла:

– Главное в моей жизни это ты! И я тебя найду и спасу!.. – улыбнувшись, послав воздушный поцелуй, выбежала на кухню.

За окном был в разгаре день, валил снег, забеливая серость дня. Поставив кофе, она вдумчиво следила за пламенем огня, те ласково обхватывали кофеварку; на душе вдруг стало тепло. Неожиданный звонок отвлёк. Это был Ник, она нехотя ответила.

Тот с мольбой в голосе просил простить за назойливость, говоря:

– Эн, прости, вёл себя, как дурак. Я понимаю, что в твоей жизни появился другой мужчина… – вспыльчиво, – наверно он лучше меня. Я уйду из твоей жизни. Мы с Лолитой едем на Крит. За месяц мы с тобой отвыкнем друг от друга, и надеюсь, что ты меня не уволишь. Ты же знаешь, как я люблю свою работу.

Эн прошептала:

– Знаю. Прости, я не знаю, что тебе сказать. У меня сейчас голова забита совсем иным.

Тот поспешил спросить:

– У тебя что-то случилось?

Та тихо призналась, всхлипывая:

– Мой любимый человек находится в плену в зоне конфликта в Украине.

Тот, немного подумав, сказал:

– Да, это то, что никому не пожелаешь… – потом вдруг, радостно выпалил, – а ты знаешь, у меня есть друг, ещё со школьных времён. Он живёт недалеко от Мариуполя… – заверяя, – я тебе перезвоню позже. Для начала узнаю у него, как решить эту проблему там у них на месте, думаю, что все будет хорошо… – обрывая разговор.

Эн пожимая плечами, с горькой улыбкой сказала:

– Твои слова да богу в уши… – вытирая слезу.

Налив кофе, пошла в комнату.

Всматриваясь в портрет, с детской обидой прошептала:

– Зачем ты вообще туда поехал? – надувая губы, – оставил меня одну.

Ей показалось, что его губы разомкнулись и прошептали:

– Прости, «Малыш» – это мой профессиональный долг. Кто если не я?..

Она ещё не успела допить кофе, как ей перезвонил Ник и сообщил, что все в порядке, каналы по освобождению найдены. Его друг Борис Шумейко как раз занимается двусторонней передачей пленных, тут же говоря, если она хочет, то может выезжать в Мариуполь. Быстро продиктовав координаты Бориса, попрощался.

Эн прыгая от радости, порхая на крыльях любви и счастья, на ходу собирала в чемодан вещи. Она перезвонила Карине, Оксане и адвокату сообщив о новости. Те приняли эту новость с лёгким сердцем.

Перезвонив Борису, сказала, что завтра будет в Мариуполе. Он сказал, что её встретит. Целый день Эн думала об Алексе, мысленно заверяя того в том, что скоро они встретятся. В 16. 25 она выехала с Курского вокзала…

 

…Эн давался шанс, который она обязана по максимуму использовать. Ожидание встречи с Алексом давало ей надежду, что тот жив и здоров. Главное, чтобы только был жив, а здоровье можно и поправить.

Эмоции в ней просто зашкаливали, понять их можно, а вот объяснить не хватало слов радости, словно ими кто-то свыше манипулировал.

Эн, казалось, что некие силы её вели к месту встречи с ним. Желание, увидеть Алекса, было настолько велико, что не смела этому противостоять. Неожиданно приняв дозу любви, ощутив себя невесомой, почувствовала головокружение. Ей казалось, что она на пути к блаженству быть рядом с ним, ещё недавно познав, что это такое, хотела до краёв наполнить им свою душу.

Погружаясь внутрь себя, Эн читала себя как книгу о своей любви, желая прочувствовать на себе каждое слово, написанное в ней. Хотя описать то, что всё-таки она чувствовала невозможно, просто трудно не хватило бы слов; возможно, только прочувствовать, сыграв прелюдию любви на струнах души.

Это как принять дозу наркотика и войти в нирвану, отрешиться от всего земного, витая в облаках знакомиться с вечными ценностями.

Одна из них – любовь. За нее многие не жалели отдать жизни и нажитое богатство.

Любовь превыше земной меркантильности. Это факт.

Ничего не нужно, когда с тобой рядом нет любимого человека. Ты думаешь часами, а забываешь о нем на доли секунды. Любовь необходима как адреналин, чтобы она жгла твою плоть, топя на сердце лёд напоминая о второй половинке, заставляя искать с ней встреч.

Без встреч с любимым человеком ты сохнешь, чахнешь, не можешь дышать полной грудью.

Его образ как тень ходит за тобой по пятам; чувствуя полное опустошение, понимаешь, как прекрасно быть рядом, совокупляться, получая плотское наслаждение, даря друг другу любовь, страсть и не гнать, а приближать непреодолимое, желание тонуть в глазах напротив, ведь они как магнит манят тайной любви.

Эн купалась в иллюзии любви счастья и блаженства, представляя себя в объятиях Алекса.

Она до сих пор помнила тепло мужских рук пылкость и ненасытность губ, и его взгляд, испепеляющий её насквозь.

Эн постоянно мысленно рисовала его образ, корректируя мужские черты лица, что были ей так дороги.

Может поэтому, казалось бы, дописав портрет…

 

…Она вновь добавляла новые краски, внося оттенки – мужества, нежности, влюблённости, страдания, боли, порой страсти переходящей в неистовство. Как трудоголик портретист изучая его внутренний мир, который ей открывала её душа, Эн продолжала писать и писать… И так нескончаемо. Это был путь к их встрече.

 

Может она, таким образом, все больше и больше узнавала о нем, читая свою душу, что открывала тайны о суженном, любимом.

Невольно подумала: Не знаю где ты, но знай я рядом, помни имя моё, еду тебя спасать…

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий