Сетевая война против сербов. Уроки для России

3.3. Сербская Православная Церковь как объект сетевой войны

Сербская Православная Церковь – последний всесербский институт и организация, которая (всё ещё) не находится под сетевой оккупацией. Как последняя неприступная крепость, она стоит на защите сербства во всём его единстве. Несмотря на все прошлые попытки врагов, наша Церковь смогла выстоять, как единственная защитница сербской идеи и сербского единения сейчас и в веках.

Однако в последние десятилетия сербская Церковь стала предметом продуманных, планомерных, подлых, лукавых и абсолютно новых нападений – сетевых атак. Как единственный выстоявший всесербский институт, сербская Церковь, пока она верна себе и едина, представляет непреодолимую преграду на пути окончательного слома сербского национального духа и абсолютного подчинения, раздробления и последующего уничтожения сербской нации.

Американским сетевым операторам абсолютно ясно, что наша Церковь пережила века рабства и раздробленности сербского народа, что за прошедшие века она показала неискоренимую способность вновь и вновь вдохновлять сербский народ на борьбу за свободу и объединение в своей державе. Одним словом, государства появлялись и исчезали, но пока жива Сербская Православная Церковь – будет жив и сербский народ. Если однажды не станет единой Сербской Православной Церкви, то никакая держава или идеология не спасут сербский народ от исчезновения.

В веках рабства, войн, восстаний, революций, завоеваний, объединений и раздробленности, сербская Церковь и сербский народ инстинктивно модифицировали и развили особую сербскую религиозность, получившую название «Православие сербского стиля и опыта – Святосавие». Так что Сербская Православная Церковь не «только» обычный «общественный институт», «сообщество верующих» или одна из «конфессий» в стране Сербии, но и костяк сербской национальной идеи. Как таковая, она является общественным институтом, жизненно важным для сербского народа, неважно в границах какой державы он живёт.

Но мы, сербы, чаще всего забываем, что Сербская Православная Церковь, хотела она того или нет, кроме всего прочего является весьма важным фактором национальной безопасности и геополитики!

Поэтому приоритетной задачей американской геополитики в Сербии и регионе является нарушение единства Сербской Православной Церкви и/или нарушение единства СПЦ и народа. Нападая на СПЦ, американцы нападают не просто на одну из многих конфессий, а на сам фундамент сербства, а тем самым на фундамент боевой готовности к защите государства, на все виды суверенитета Сербии, включая геополитический, на сербов и их суверенитет, как на самый многочисленный славянский народ в регионе (или как это с недавних пор называется на европейско-сербском новоязе, западе юго-востока Европы).

Атаки на СПЦ имеют несколько целей:

– ослабление национальных чувств;

– подрыв обороноспособности Сербии, как государства;

– ослабление Республики Сербской;

– подрыв готовности защищать Республику Сербскую;

– нападение на сербов в Черногории, Хорватии, Македонии, Румынии и Венгрии;

– нападение на сербов в Косово и Метохии;

– слом чувства общности и принадлежности к единому народу у сербов во всём регионе.

В гибридной сетевой войне нападение на единство Церкви, как костяк национального чувства и боевого духа народа, как аморально бы это не звучало, легитимен и служит общей цели. И, к сожалению, агрессор думает так же.

Сербская Православная Церковь, кроме присущих ей земных и небесных свойств, имеет свойства организации и системы.

Поэтому к ней в целости могут быть применены постулаты полковника Джона Ордена из американской военной сетецентрической теории «Неприятель как система», о которых мы говорили выше (с незначительными модификациями). Графически, это можно было бы представить следующим образом:



Сербская Православная церковь как система:

Руководство: Патриарх, Святой Архиерейский Собор;

Ядро системы: Богословия, Патриархия, Епархии, монастыри, экспертное сообщество: богословские факультеты и семинарии, теологи, периодика….

Инфраструктура: Наместничества, приходы.

Популяция: народ (все, кто считает себя православными христианами, невзирая на воцерковленность)

Защитные механизмы: монашество, воцерковленные верующие, богомольцы (аналогично русским «бабушкам»…

Сравнительное изображение разных система по Джону Ордену: живое тело, держава, наркокартель и электросеть. Все неприятели, рассматриваемые как система, в принципе имеют подобные структуры на подобных функциях





Поскольку любая система (живое тело, страна, наркокартель и электросеть) может быть функционально поделена таким образом, логично, что национальная Православная церковь точно так же, в соответствии с методом Джона Уордена, может быть поделена в случае сетецентрической атаки.

Сербская Православная Церковь, как система:





Руководство: Патриарх, Святой Архиерейский собор;





Ядро системы: Богословие, Патриархия, Епархии, монастыри, экспертное сообщество: богословские факультеты и семинарии, теологи, периодика…





Инфраструктура: наместничества, приходы.





Популяция: народ (все, кто считает себя православными христианами, невзирая на воцерковлённость)





Защитные механизмы: монашество, воцер-ковленные верующие (до 2 %), богомольцы (сербский аналог русских «бабушек»)…





В графическом изображении гражданской сетевой войны В. Коровина, это выглядело бы немного иначе, но отличия минимальны:





Сербская Православная Церковь, как система:

Защитные механизмы: монашество, монастыри, воцерковленные верующие, в Сербии – «богомольцы», в России – «бабушки»…

Популяция: народ (все, кто считает себя православными христианами, невзирая на воцерковленность)

Инфраструктура: наместничества, приходы, религиозные журналы.

Сердцевина системы, экспертное сообщество: Богословие, Патрирахия, епархии, монастыри, богословские факультеты и семиарии, теологи…

Элиты: Архиерейский Собор

Глава Церкви: Патриарх

Модель сетевой войны против гражданского общества по В. Коровину и версия частей системы применительно к СПЦ





Если посмотреть на Сербскую Православную Церковь взглядом гибридно-сетевого агрессора, т. е. как на систему, на которую нужно напасть – то всё, что происходит с СПЦ, что мы с недоумением читаем в СМИ в последние годы на эту тему, становится куда яснее!

Не связанные между собой на первый взгляд аферы, скандалы, сенсации, конфликты, нелогичные поступки и ещё более нелогичные объяснения и реакции на эти поступки… вдруг предстают в совсем новом свете!

Никогда раньше, за всё время своего существования, СПЦ не подвергалась подобным атакам.

Это точечные нападения внутри неё самой: отдельные, кажущиеся глупыми и несвязанными между собой, скаредные, бессмысленные или выглядящие непродуманными поступки. Но, если мы посмотрим графическое изображение системы точечных ударов, предложенную Уорденомне для прямых фронтальных атак с целью уничтожения системы, а для точечных ударов в её стыки, с целью нарушить функционирование и вызвать стратегический паралич – всё становится понятнее.

Если бы на СПЦ нападали по старинке, как это веками делали враги и завоеватели (турки, австро-венгры, коммунисты…): фронтальными атаками, убийствами, административным давлением, гонениями, грабежом (т. е. только в физической сфере) – система реагировала бы мобилизацией и смыканием рядов, как и всегда до сих пор. Этот вид нападения хорошо известен Церкви, и она отлично умеет защищаться от него.

Но если нападения асимметричны, нелинейны, с одновременным координированным использованием СМИ, государственных органов, с привлечением бюджетных средств, при поддержке неправительственного сектора или исходящие непосредственно от него, с выдачей дотаций одним пользователям и абсолютным игнорированием других… если нападения идут по системе «из огня в полымя», т. е. определённые части Церкви атакуются, а другие, напротив, получают поддержку и популяризацию… если нападения не ограничиваются физической сферой, переходя в социальнокультурную, информационную и когнитивную – в этом случае система не определяет происходящее как внешнюю агрессию, но воспринимает его как разумную и конструктивную критику с одной стороны, и как заботу государства о Церкви, как части общества, с другой. Эффект такой агрессии разрушителен.

Церковь начинает делиться на прогрессивных и ретроградов, часть Церкви становится «более» мирской, «модернизируется» и «адаптируется к обществу», а другая отчуждается от общества и современности, часть Церкви пытается переосмыслить свою роль и миссию в соответствии с «новой реальностью», становясь частью осетевлённого общества, а другая дистанцируется не только от экуменистов, но и от общества в целом, а зачастую и от реальности, как таковой.

Как видно на иллюстрации, точечные нападения вызывают заранее спланированные опосредованные эффекты, то есть скоординированы во времени, пространстве и освещении в СМИ скандалы вызывают эффекты также в других сферах, или же могут изменить эффекты последующих ударов или поддержки в других сферах.







Как уже упоминалось выше, ОБЭ происходит в области наложения четырёх сфер человеческой деятельности: социально-культурной, информационной, физической и когнитивной. В дальнейшем тексте мы рассмотрим на конкретных примерах сетевые атаки, целевые гранты, скандалы, долговременное влияние путём изменения лейтмотивов, координированно происходящие в разных сферах, имеющие целью достичь перемен в когнитивной сфере и осуществить ОБЭ путём комплексной (взаимозависимой) деятельности.

Нужно обратить внимание на то, что сайбер-сфера (или киберсфера) – только часть инфосферы. Все действия членов церковного клира в Интернете, всё наблюдение за перепиской, СМС сообщениями, телефонными разговорами, действия в интернетовских социальных сетях, финансовые трансакции, пользование платными и кредитными картами… всё, к чему мы привыкли и что проходит алгоритмически/автоматически, при поддержке компьютера с элементами Искусственного Разума (англ. AI) – поставляет данные Разведывательному сообществу США, а особенно Агентству национальной безопасности (англ. NSA), что даёт возможность для составления в случае надобности персональных личностных или групповых профилей, сегментирования церковного клира на разные фокусные группы или целевые подгруппы. Сегодня уже ни для кого не секрет и, уж тем более, не часть мифической теории заговора, что американское Разведывательное сообщество собирает все данные в сайбер области и составляет личные профили примерно миллиарда человек по всему миру (ок. 1/7 населения планеты).

Так что простой расчёт говорит, что в соответствии с своим общественным и государственным значением в Сербии, Черногории, Македонии, Боснии и Герцеговине, Хорватии… (и, частично, в диаспоре) – во всём регионе западной части юго-восточной Европы, который с стратегической и геополитической точек зрения является одним из интереснейших в мире, клир и церковная иерархия имеют как минимум около 1 или 2 тысячи профилей.

Речь не идёт о «рыцаре плаща и кинжала», который где-то в Америке сидит в наушниках и внимательно слушает разговор священника и епископа, посвящённый служению парастасов на Родительскую субботу. Речь идёт о предиктивной аналитике, группировании, сбору огромного объёма данных об определённой персоне с целью создать её психологический профильи найти способ собрать эти профили (т. е. их хозяев) в малые таргет-группы, которыми легко манипулировать.

Всё это уже давно не секрет.

И, что ещё важнее, это не какая-то далёкаясказка об американских выборах.

По большей части речь идёт о мета-данных, которые вообще не защищены законом. Нет никакого сомнения, что если эти технологии уже используются для изучения и профилирования малых социологических групп и последующего манипулирования ими и внутри них в функции голосования на выборах (психологический маркетинговый приём Nudge (от англ «nudge» – подтолкнуть локтем) – «науськивание», «подталкивание»; другими словами, механизм управления поведением,, что мы видели не только на выборах в США, но и в других странах, то сегодня их можно, а вероятно уже и используют для мягкого дозированного влияния на другие интересные с точки зрения оказания влияния малые закрытые общественные группы (что отлично описывает и приблизительно классифицирует, например, 1.000 или 2.000 человек из «верха» СПЦ в сайбер-контексте). Государство Сербия, повторим ещё раз, уже сейчас с точки зрения бюджета, экономики, финансов и нескольких других аспектов, абсолютно «прозрачна» и «ясна» иностранцам, а совсем недавно её Правительство с восторгом объявило народу, что уже недалёк тот день, когда все личные данные жителей и вообще все данные, которые имеет наша страна о себе самой и своих гражданах, будут помещены на серверы (в «облако») частной американской компании ORAKLE!

Чтобы пояснить, о чём идёт речь, процитируем сообщение кабинета Правительства: «…предоставит органам государственного управления возможность объединения, централизации и консолидации баз данных и софтверской продукции, на которых основаны некоторые из важнейших систем учёта и регистрации в Сербии – реестр граждан, общегражданских паспортов, адресов, система объединения и обмена данными между государственными органами… (…) Некоторые назначения Государственной Oracle Cloud системы – создание центральной информационной системы 145 местных налоговых управлений, оптимизация и реформа ИТ системы управлений в составе Министерства финансов – Государственной казны, Налогового управления, Комитета по финансовому мониторингу и Центрального реестра обязательного социального страхования; а также реформа порядка вписания в кадастр недвижимости и кадастр подземных коммуникаций введением еКадастра».

Так что то, что кто-то считает себя скромным слугой Господа, совсем не значит, что где-то не существует электронный файл со всеми его личными данными, переписками, изменениям на счетах, оплатами электронной картой, письмами, фотографиями… То, что кто-то думает, что он незаслуженно обойдён вниманием Патриарха, своего архиерея или наместника, не значит, что на него не обращает заслуженного внимания алгоритм искусственного интеллекта, который по заданным параметрам сортирует и складирует всё, что появляется в сети Интернет, дополняя это со всеми статьями, заметками, лайками и публичными выступлениями объекта своего интереса и создавая на основании всего перечисленного его аналитический психологический профиль. Невзирая на то, что в отношении какого-нибудь игумена или архимандрита, да и для него самого, это может звучать как научная фантастика, подобный сбор информации имеет как разведывательную, так и финансовую логику: такое наблюдение дешево (осуществляется компьютером в автоматическом режиме), а может дать весьма и весьма полезные данные для нападений «гражданского общества» на Церковь.









Посему ОБЭ, т. е. сетевые нападения на СПЦ и попытки отделения народа от Церкви и разрушения самой Церкви изнутри тщательно спланированы и постепенно, не спеша и методически осуществляются уже годами. Конкретные задачи этой ОБЭ следующие:

1) Уменьшение числа верующих путём пропаганды «разных видов духовности», а не только «православного узколобия»;

2) Уменьшение числа воцерковленных верующих путём пропаганды т. н. «домашней» духовности и славских традиций и их противопоставления церковной религиозности, тем самым создание формальных, «современных», нецерковных православных верующих;

3) Уменьшение числа верующих путём отрыва отдельных частей Церкви и её канонических территорий;

4) Попытка отделения народа от Церкви путём клеветы на церковных иерархов, дискредитации церковной организации и противопоставления «отчуждённого богатого клира» бедной пастве;

5) Отделение жизни, интересов… судьбы Церкви от судьбы народа и державы, попытка заставить Церковь «заняться своими проблемами, а не чужими»;

6) И, как конечная цель – раскол единства Церкви и народа и раздробление самой Церкви на меньшие церкви.





Рассматривая ОБЭ против Сербской Православной церкви в последние двадцать лет нужно обратить внимание на то, что ни одна из этих целей не является самодовлеющей, т. е. конечная цель не каждая из них в отдельности, а весь «комплекс мероприятий», долженствующий обеспечить возможность управлять Церковью во имя «высших» долговременных стратегических и геополитических целей; раздробить Церковь, разрушив тем самым сербский духовный стержень, устранить её, как собирающий и объединяющий фактор самосознания сербского народа, аннулировать её влияние на государство, дистанцировать Сербию от России…





Имея в виду эти цели, перечислим сетевые атаки на СПЦ:

А) Атаки извне (к центру):

1) проблема с Румынской Православной Церковью;

2) проблема с Болгарской Православной Церковью;

3) проблема с т. н. Македонской православной церковью;

4) проблема с т. н. Албанско-Косовской православной церковью;

5) проблема с т. н. Хорватской православной церковью.

Б) Атаки изнутри (от центра) (ОБЭ):

1) проблема епископа Тврдошского Григория;

2) проблема т. н. Артемиевской церкви;

3) проблема т. н. Акакиевской церкви;

4) проблема т. н. Мирашевской церкви;

5) бунт защитников монастыря Валевская Грачаница;

6) «новослужащие» против «ортодоксов»;

7) возгордившаяся элитарная богословская профессура и учёные-богословы – православный богословский факультет Университета в Белграде;

8) ненавязчивое непрестанное плетение сети «проправославных» НПО вокруг СПЦ;

9) столь же ненавязчивое плетение сети «женских проправославных» НПО вокруг СПЦ с перспективой генерирования «женской» проблемы в СПЦ;

10) постепенная переориентация миссионерства с неправославными и диалога с неправославными в экуменический диалог;

11) сведение Православия к внешне-этнографическим проявлениям.





Каждая из этих атак, идущих как извне, так и изнутри, проявляет себя во всех четырёх сферах: в социально-культурной, физической, информационной и когнитивной.

Если рассматривать все эти проблемы как целое, а не отдельные явления, первое, что бросится в глаза – то, что атаки на СПЦ извне составляют только часть более объёмной, даже не атаки, а, можно смело сказать, масштабного наступления – сетевой войны. В последние годы стала заметной даже координация по времени, так чтопроблемы «взрываются», начиная где-то с марта, от медийных скандалов с отдельными владыками, переливаются в серии «освещения в СМИ» регулярных майских заседаний Собора СПЦ (со всеми необходимыми сенсациями), чтобы летом завершиться внешними проблемами. Прочие периоды календарного года предназначены для отдельных «случаев» и «скандалов», связанных с СПЦ (которые будут использованы весной) или для «теоретической (арт)подготовки» путём научных конференций, круглых столов, отчётов НПО и работы околоцерковных think tank фондов.

Даже поверхностный сбор информации в Интернете заставляет сделать вывод, что в проблемах между СПЦ и Румынской и Болгарской Церквями отчётливо виден след западных сетевых структур. Темы из этой области исключительно быстро подхватываются в «противостоящем таборе» – на околоцерковных «ортодоксальных» сайтах! Начиная с некоторого времени, каждую весну и лето появляются проблемы, происходят аресты, выходит «объективная аналитика», «ответы на нападения» и «ортодоксальная защита Православия» – и всё это абсолютно случайно!?!

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий