Сетевая война против сербов. Уроки для России

3.3.3. Атаки на СПЦ изнутри

Все атаки на СПЦ извне в данный момент гораздо менее опасны, чем долговременная, сетевая околоцерковная деятельность НПО, которая постепенно и методически подрывает СПЦ изнутри. Все эти внешние нападения, как и влияние иностранного фактора в цветных революциях – только вспомогательное оружие и логистика на случай успешного разрушения изнутри.

Операция «Гулливер» – длительная подготовительная фаза всех гражданских переворотов и цветных революций до сих пор. Общество – объект нападения – для начала всегда в течение достаточно длительного периода (часто десятилетиями) наводняется разными НПО, финансируемыми из-за границы, оплетается и опутывается тысячами тонких нитей сотрудничества между этими НПО и между НПО и госструктурами.

Идеологическая основа постройки этих сетевых общественных организаций – идеология прав человека. Американский политолог и дипломат Стивен Манн ещё в 1992 году писал в работе «Теория хаоса и стратегическое мышление»: «С этим идеологическим вирусом в функции нашего оружия США могут вести мощную биологическую войну и выбирать, исходя из стратегии национальной безопасности, какие цели-народы нужно заразить идеологиями демократического плюрализма и уважения индивидуальных прав человека. При мощном американском вмешательстве, расширенном доминировании в области коммуникаций и возросшими возможностями глобальных трансферов, вирус будет самостоятельно размножаться и беспорядочно распространяться. Поэтому наша национальная безопасность получит наилучшие гарантии, если мы посвятим наши усилия борьбе за умы стран и культур, отличающихся от нашей».

Во всех странах, где произошли государственные перевороты, т. е. цветные революции, американская технология сетевого невоенного освоения была почти идентичной: с одной стороны СМИ создавали образ «диктатора» и «антидемократического и антинародного режима», а с другой шёл процесс создания НПО и «гражданских структур» с самовоспроизведением вируса прав человека, терпеливо и щедро финансируемый. Во всех случаях борьба начиналась с «открытия общества». Закрытое, консервативное, патриархальное общество в меньшей мере подвержено влиянию «вируса прав человека». Прочная организация социума, базирующаяся на семейных ценностях, роде, клане, племени, иерархии общественных отношений и ценностей… более устойчива к этому вирусу. Поэтому «завоевание свободы» всегда начинается с «открытия общества», с ломки, уничтожения или реформирования этих «устаревших правил» и с «отказа от формы для освобождения сути».

Таким образом, упомянутый вирус инфицировал огромные массы граждан, которые организовали, в каждом случае во имя своего высокого малого идеала (справедливое общество, улучшение здравоохранения или образования, лучшая жизнь, отмена виз, права женщин, затопленный монастырь…) некую малую сетевую организацию, не имея ни малейшего понятия, что тем самым они вступают в американские наднациональные сети, служащие свержению власти в их Отечестве – и набирают рекрутов для тех же сетей чтобы сделать это самое свержение неизбежным.



Цветные революции (победившие и побеждённые)

(Источник: (дата обращения 16.05.2018))





В то же время нападения извне, т. е. нападения международного сообщества на определённое общество были нацелены таким образом, чтобы намеренно ухудшить ситуацию в стране (экономические санкции, визовой режим, исключение из международных институтов) и, таким образом, как можно больше отдалить власть от народа, а с третьей стороны максимально расколоть народ на сторонников разных партий, фракций, коалиций, которые сами сетевые операторы и финансируют и, тем самым, частично или полностью контролируют. Даже с политическими направлениями и партиями, которые были абсолютно против сотрудничества с американскими службами, устанавливалось сотрудничество – опосредованное и прикрытое, через разные нейтральные фонды из третьих стран, зонтичные международные организации, диаспору.

Всё это – технология государственных переворотов и цветных революций, в первый раз испытанная в октябре 2000 года в Сербии (тогдашней СР Югославии).

Какое отношение имеет это к Сербской Православной Церкви?

Где здесь место цветной революции, если Церковь – не государство?

И как вообще можно говорить об инспирированном США перевороте и цветной революции, если в принципе нет ни демократических, ни «не демократических» народных выборов?

Суть в применяемых приёмах – они те же самые. Суть в операции, базирующейся на эффектах. Если мы посмотрим план реализации ОБЭ, которая в определённом обществе (или объекте атаки, которым может быть Православная Церковь, а не всё общество) начинает с нападений извне, ведущих к «открытию общества», демонизации руководства, отделения руководства от народа, появления альтернативных лидеров – одним словом, осуществляет гулливеровское связывание и оплетение объекта тысячью нитей и связей с т. н. «независимыми лицами» (НПО, think tank), до постепенного создания альтернативной элиты и альтернативной идеологической модели. Если мы обобщим всё это и рассмотрим в контексте СПЦ, то увидим, что сетевая ОБЭ идёт, и уже давно!

«Оранжевый» раскол на Украине

Очевидный пример церковной цветной революции или, лучше сказать, церковного цветного раскола сегодня мы видим на Украине. Своеобразный «цветной» раскол, последовавший за цветной революцией. Он развивался по всем правилам организации цветных революций: ранее существовавшие проблемы (с отступниками, раскольниками, расстригами) сначала «приняты» международными сетевыми операторами, затем создана атмосфера раздора и (не идеологической или партийной) конфессиональной дифференциации, где верующие были вынуждены выбирать сторону; затем создана сеть полуцерковных и околоцерковных организаций. В самом конце, с вмешательством американского (международного) фактора ситуация раскалилась до максимума: сначала американские разведывательно-сетевые структуры непосредственно через греческую и украинскую диаспоры в США принудили Вселенский Патриархат к расколу, а затем американская государственная администрация (хотя вроде бы при чем тут она!) поддержала раскол!

Если эта попытка цветного раскола станет успешной, она превратится в матрицу (образец, клише) всех будущих расколов.

В случае же СПЦ каждая из перечисленных сетевых атак извне может превратиться в цветной раскол: и в восточной Сербии – с Румынской ПЦ, и с Болгарской ПЦ, и в Македонии, и в Косово и Метохии, и в Черногории, и в Хорватии (об осетевлённости епархий СПЦ поговорим в другой раз).

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий