Сетевая война против сербов. Уроки для России

3.1. Экономика

Почти двадцать лет назад, после цветной революции 2000 года, Сербия вошла в процесс транзиции (перестройки), кроме того, с момента отмены санкций пошёл процесс интернационализации экономики страны.

Этот процесс должен был пойти в направлении приватизации, реституции, развития отечественного производства и роста экспорта (уменьшения внешнеторгового дефицита). Логичной последовательностью этих процессов было бы: сначала реституция (возвращение реквизированного имущества), а сразу затем или параллельно с тем – приватизация (ведь невозможно приватизировать или продать то, что нужно вернуть, что в целости или частично уже имеет владельца, который определённое время не имел возможности пользоваться своим имуществом). Вместо этого, сразу с началом «демократических» перемен, по совету иностранных экспертов начат процесс, сегодня называемый интернационализацией экономики – по сути совокупное применение приемов сетевой войны в экономике.

3.1.1. Финансовый сектор

Закрываются все крупные отечественные банки (которые даже не были банкротами; им просто в административном порядке запретили работу и начали процесс банкротства и ликвидации, который и сегодня, по прошествии 17 лет, всё ещё не окончен), а банковский и финансовый рынок по большей части отдан иностранным банкам, которые нисколько не заинтересованы в развитии отечественного производства и решении проблем отечественной экономики, а просто ведут себя в соответствии с законами рынка, как рыночные представители своих центральных офисов, т. е. вытягивают прибыль из Сербии до тех пор, пока это будет возможно и выгодно.



Сетевая архитектура мировых финансовых организаций

(Источник: )





Таким образом, банковский и финансовый сектора на практике быстро и эффективно стали частью сети международного деперсонализированного капитала, а Сербия практически потеряла возможность проводить самостоятельную и суверенную политику.Всё то же самое относится к рынку страхования.

3.1.2. Политкорректная и функциональная приватизация

Крупные предприятия в общественной и государственной собственности, часто работавшие с огромными убытками, вместо того, чтобы объявить банкротами или ревитализировать правительственными мерами, введены в бесконечный процесс реструктурирования, что практически значит, что их имущество, договоры и лучшие кадры постепенно перетекают в другие экономические субъекты, а сами они становятся отличным инструментом экономического сетевого манипулирования: годами и десятилетиями кадры, назначенные по политической линии для управления процессом банкротства, манипулируют долгами, выплатами, тендерами и закупками, посредством чего управляют большим числом малых фирм-поставщиков (во всем времена окружающих любой крупный производственный субъект) чем, по сути, сознательно создают сетиподобныхэкономических субъектов.

К великому удивлению, «случайно», предприятиям в собственности иностранцев или там, где интересы иностранного каптала защищены на уровне посольств и сетей НПО, чаще всего вовремя оплачивают все долги, а в противном случае государственные органы и судебная система работают чётко и слаженно. В то же время малый и средний сербский бизнес годами не может взыскать долги или закончить судебное разбирательство. Все это объясняют «отставанием в области реформ» судебной системы, платной системы и системы государственного управления. Но аргумент коррупции, взяточничества и инертности госаппарата не объясняет, почему иностранцы и «рукопожатные» (осетевлённые) сербские (государственные и частные олигархические) предприятия не имеют проблем, характерных для всех остальных сербских экономических субъектов? Кроме того, часть приватизаций разыгрывается практически из «вторых рук»: сначала их дёшево приватизируют сербские олигархи, а затем, уже совсем за бесценок, продают их дальше, объясняя это собственной «переинвестированностью».

3.1.3. Инклюзивностъ экономики

Ещё одна классическая сетевая технология. В противовес классической либеральной экономической теории, гласящей, что все экономические субъекты равны, сегодня Запад пропагандирует идею (очевидный пример намерения командира) того, что «слабые категории имеют преимущество» (первые среди равных?). Итак, хотя официально все бизнесы и бизнесмены равны перед лицом банков, государственных органов, налоговых органов и проверяющих, но женщины, представители национальных меньшинств и инвалиды теперь «первые среди равных» и заслуживают особого отношения. Следует обратить особое внимание на национальные меньшинства (с недавних пор также на популяцию ЛГБТ), как на инклюзивную категорию в экономике. Это сетевое намерение командира принято не только банками и государственными органами; мы наблюдаем огромное количество НПО и НКО, занимающихся именно этими целевыми группами и лоббирующими именно их коммерческую деятельность – что, безусловно, является примером операции сетевой войны. Эти НПО и НКО сначала финансировались исключительно иностранными грантам, но позднее была введена т. н. «Бюджетная линия 481 – финансирование НПО», по которой часть финансирования взяли на себя бюджеты Республики Сербии, Автономных краёв и органов местного самоуправления. Таким образом, путём очевидного использования сетевых технологий, меняется структура собственности, деловой климат и, что не менее важно, потоки денег и капитала. На разрушенную санкциями и бомбардировками сербскую экономику «повесили» ещё и инклюзивность. Перефразируя Патрика Бьюкейена, который говорит, что в Америке «самая бесправная категория населения – белый гетеросексуальный мужчина средних лет», в сербской экономике самая нежелательная персона – здоровый мужчина предприниматель средних лет, серб по национальности. Такому предпринимателю не стоит ждать от государственных органов, банков, некоммерческих организаций (правовая помощь, защита) ни помощи, ни милости. Подобно тому, как в Америке представители категории «белый гетеросексуальный мужчина» «бегут» в другие социальные группы, в Сербии постепенно и едва заметно гетеросексуальные предприниматели средних лет мужского пола – представители титульной нации «бегут» в разные другие группы (ЛГБТ, национальные меньшинства, устройство на «выгодные рабочие места в госаппарате») или, что ещё чаще, – в инвестиции за границей, т. е. перемещение деловой деятельности и/или вывоз капитала из Сербии или включение иностранцев и «чужих» в собственническую структуру предприятия, с его одновременным осетевлением.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий