Сетевая война против сербов. Уроки для России

3.1.7. Экономика – заключение

Встаёт логичный вопрос: что имеет сетевой, а что геополитический контекст в множестве, на первый взгляд, вполне благонамеренных экономических проектов иностранных агентств и в действиях государственной власти, вдохновлённой этими проектами? На первый взгляд, производство и ВНП растут, открываются рабочие места, налицо какой-никакой экономический рост; заводы, фабрики и рабочие места иностранный инвеститор не может завтра положить в карман и унести – они останутся здесь.

Если коротко – ответ на этот вопрос дал сам президент Республики Сербии Александр Вучич: отвечая на вопрос, почему Сербия ОБЯЗАНА присутствовать на официальном Саммите ЕС – Западные Балканы в Софии 17 мая 2018 года, хотя таким образом она фактически признаёт Косово как одну из стран Западных Балкан (цитата из газеты «Блиц»): «…существуют небольшие встречи, на которых не обязательно присутствовать и тем самым можно «настаивать на формальностях», но это невозможно, когда приезжают могущественные европейские лидеры, от которых зависит наша экономика и политическое будущее».

Так что о сетевых и геополитических эффектах экономических реформ можно сказать следующее:

1) Сербская экономика полностью осетевлена и зависима от ЕС и евроатлантического интегрирования (более 65 % экспорта идёт в ЕС, что составляет ок. 10 млрд, евро);

2) Рынок рабочей силы почти полностью зависим от ЕС, евроатлантистских сетей, иностранных инвесторов… Неминуемо падение спроса на менеджеров высшего и среднего звена, на представителей финансовых, дизайнерских, внешнеторговых, изобретательских, инновационных, творческих профессий. Это сказывается уже сейчас, а в будущем неизбежно приведёт не только к эмиграции лучших и самых творческих кадров, но и самым пагубным образом обезглавит политическую и общественную сцены. Политические опции смогут располагать всё меньшим числом независимых неосетевлённых кадров, которые, хотя бы теоретически, могли бы однажды встать во главе независимой и суверенной политической опции и, надеемся, «рассетевления» Сербии. Всего 3–5% популяции имеет лидерские качества, а целевым изменением экономической ситуации и рынка труда у этого потенциального молодого лидерского контингента отнята возможность найти своё рабочее место в неосетевлённой экономике и на неосетевлённой политической сцене. По некоторым социально-психологическим исследованиям, достаточно обеспечить «случайную» эмиграцию1-2% определённой целевой группы молодых, чтобы политическая сцена через десять лет кардинально изменилась (поведенческая война);

3) С осетевлением малых и средних предприятий и предпринимателей сербская политическая сцена полностью лишилась здорового и независимого политического финансирования. Это не случайный или попутный эффект, напротив: это непосредственный и продуманный (но не представленный публике) сетевой эффект вложения иностранных грантов в экономические реформы. Далёкие друг от друга (на первый взгляд) области влияют друг на друга, и изменения в экономике привели к полному изменению политической сцены. Выражение «деньги – это кровь политика» доказано тем, что все политические партии практически стали зависимыми от выборов. Вот почему выборы в последние годы стали очень часты, хотя вроде бы мы каждый раз выбираем что-то очень важное – тем не менее, всё идёт по-прежнему, т. к. без независимых малых и средних предприятий партии всегда будут заинтересованы в проведении выборов, что значит, что и в будущем никого на политической сцене не будет интересовать стабильность и долгосрочные политические программы.

4) Изменения в экономике, осетевление почти всех её субъектов, сгенерировали изменения в области СМИ. Рынок рекламы, разумеется, не избежал сетевой привязки к главным рекламодателям и источникам финансирования. Это привело к установлению политкорректности медийной сцены, не нуждающейся более в административных запретах и ограничениях – что опять же ведёт нас к изменениям на политической сцене. Только политкорректные осетевлённые партии могут получить трибуну в СМИ, подконтрольных осетевлённым рекламодателям и источникам финансирования.

5) Политические партии, во власти они или в оппозиции, понимают они это или нет, невзирая на их политические программы – при полностью осетевлённой экономике, без независимого финансирования и независимых СМИ – в будущем осуждены (до выборов, или, как СПП после прихода к власти в 2012 г.) – идти по пути евроатлантического интегрирования. Это решение больше не в ведении сербских политических партий и сербских избирателей.

3.2. Медийная сетевая война против Сербии

Раньше (в эпоху модерна) под свободой СМИ подразумевалась свобода писать и публиковать материалы без цензуры государственных (церковных, партийных) властей. В случае отсутствия официальной цензуры и институционального давления со стороны власти, СМИ считались свободными. Однако сегодня такую позицию можно с уверенностью считать полностью устаревшей.

Развитие технологии, психологии и общественных наук, как и общества в целом (экономические, правовые, финансовые, организационные общественные отношения), породило совершенно новые СМИ и столь же новые способы публикации информации и контроля СМИ, как и новые назначения самой информации, а тем самым абсолютно новые способы использования и манипулирования СМИ. Появились такие понятия, как «медийная война», «информационная война», «психологическая и/или поведенческая война». Эти новые виды ведения войн, переплетаясь и взаимопроникая, могут быть частью сетевой войны (хотя это не всегда так). Почему это важно?

Потому что путём тщательно продуманного и отвечающего задаче использования СМИ,т. е. медиа, можно психологически манипулировать целыми слоями общества – целевыми группами.

Человек принимает решения в соответствии с информацией, получаемой из внешнего мира. Существуют психологические фильтры, которые эту информацию сортируют. Опыт, понимание добра и зла, мораль, законопослушность, логика – фильтры, которые останавливают и отсеивают неправильную информацию. Эти фильтры можно нейтрализовать несколькими способами, два из которых самые важные.

Первый способ – эмоции. Под влиянием эмоций (сарказм, насмешка, обида, большая радость, аффект, гнев…) человек может воспринять информацию и принять решения, которые не принял бы в нормальных обстоятельствах. Так, вызвав определённую эмоцию, можно преодолеть фильтры, вследствие чего вредная информация окажется участницей процесса принятия решений.

Второй способ преодоления фильтров – опыт и предыдущие знания. Принятие решений и мышление – энергоёмкие процессы. Мозг экономит энергию, узнавая ранее усвоенные понятия и отношения; он легче пропускает их через мысленные фильтры без детальной проверки даже в случае, когда данная информация противоречит всему остальному. Эти два принципа и составляют фундамент 90 % приёмов манипулирования людьми. (Реклама, бренд и бизнес-репутация также один из видов информационной войны.)

Интернет – идеальная среда для ведения такой войны – и одна из причин интенсивных усилий США распространить его на весь мир. Там, где не хватает инфраструктуры, интернет вводится с помощью дронов, аэростатов или спутников. (Это также одна из причин приоритетного статуса дигитализации в программе Правительства Аны Брнабич).

Психологические средства (или, сокращённо, пси-эффекты) информационной войны в СМИ и Интернете:

1. эффект первой любви: автоматически принимается на веру первое знание о предмете;

2. стадное чувство: инстинктивное принимается на веру то, во что верят многие;

3. социальность информации: человек больше верит индивидуумам, чем агентствам или сообщениям;

4. эффект «держи вора»: обвинить первым, чтобы отвести от себя подозрения по принципу «кто оправдывается, тот и виноват»;

5. отрицательный эффект: отрицательная информация легче принимается на веру;

6. визуальный эффект: легче поверить, если сообщение сопровождено визуальным материалом.

Человек в состоянии бодрствования принимает информацию по трём основным каналам: интернет-поисковики, новости и социальные сети. Но есть одно «но»: порядок подачи этих новостей может использоваться для достижения определённого эффекта и впечатления в соответствии с вышеперечисленными средствами информационной войны. Именно по этим источникам информации специализируются бот-сети, тролль-сети и рейтинговые алгоритмы в Интернете. В случае с электронными и печатными СМИ этот порядок называется «агенда новостей» или «ударные новости» (headline news). Большая часть эффектов достигается путём использования следующих основных способов:

1. многоразовое повторение (создаёт впечатление, что «все так думают» и активирует стадный инстинкт);

2. вывод информации в первые строки рейтингов (информация усваивается первой и создаёт эффект «первой любви»; все последующие приёмы ориентируются на неё);

3. создание иллюзии значения информации (люди подсознательно постепенно принимают задуманный для них ментальный строй, т. н. паттерны поведения, и мнения).

Цель такой информационной войны всегда одна и та же: «вручить» объекту (человеку) определённую идею, провести её мимо защитных психологических фильтров, оберегающих его сознание в нормальных обстоятельствах. Чтобы достичь этого, необходимо овладеть СМИ.

И в самом деле, сегодня даже сам президент Сербии открыто заявляет: «Я не обращаю внимания на то, что пишут отечественные, а на самом деле иностранные СМИ…», а председатель Правительства в зарубежных поездках открыто признаёт отсутствие в Сербии объективной журналистики и отчитывается о том, какие СМИ и сколько получают с той или иной «стороны», и чью сторону они держат.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий