Сетевая война против сербов. Уроки для России

2.2. Сетевая идеология

В новом – сетевом – обществе постмодерна, идеология тоже становится сетевой. Старые идеологии имели иерархическую, можно сказать, платформоцентричную организационную структуру: существовала центральная идея, которую идеологический центр разрабатывал, определяя в дальнейшем идеологическую матрицу или, как это сегодня называется, лейтмотив; затем в форме «линии партии» это лейтмотив спускался по иерархической лестнице «в массы». Идеи генерировались в одном месте (платформе), стратегия и планирование последовательности реализации и приоритетов определялась ступенькой ниже, а впоследствии каждому следующем органу ниже по иерархической лестнице его часть задания сообщалась в форме приказа. Эту модель идеологической организации мы наблюдаем и у коммунизма, и у фашизма, и у либерализма.

Сегодняшний американский неолиберализм структурирован совсем по-другому. Эта новая идеология не строится и не распространяется иерархически, от платформы к платформе, как это происходило ранее с другими тоталитарными идеологиями.

Неолиберализм метастазирует.

Эти метастазы плетут глобальную сеть.

Как это выглядит на практике?

Экспертное сообщество (идеологическая сеть), состоящее из университетов, институтов, think tank центров, формальных и неформальных лобби-групп и центров силы, советов по внешним связям, того, что в США называется «Разведывательным сообществом», мультинациональных компаний и картелей, Трехсторонней комиссии’ «Моста Восток-Запад» (причём, как самих этих структур, так и индивидуумов с ними связанных)… и сотен и тысяч других структур генерируют определённые идеологические лейтмотивы. Идеология с самого начала создаётся не как единая и продуманная система идей, как это было с её предшественницами. Новые идеи рождаются в разных местах (узлах идеологической сети) или открыто предлагаются в качестве возможного, нужного или полезного лейтмотива.

На следующем этапе определённая идея фильтруется и модифицируется в этих идеологических кругах, у неё появляются лоббисты, которые идею принимают и начинают её распространять и открыто лоббировать. При необходимости идея модифицируется, чтобы быть более привлекательной, т. е. дающей возможность включить в круг своих сторонников возможно большее число заинтересованных лиц или субъектов. Конечно, идея форматируется так, чтобы вписаться в идеологический климат и не впасть в противоречие с общей идеологической концепцией.

В этой фазе некоторые идеи не получают одобрения и просто умирают «естественной смертью», некоторые не получают одобрения, но оцениваются как «преждевременные» и остаются в стороне до лучших времён, а некоторые начинают свой путь по идеологическим сетям.

Когда определённая идея получает достаточную поддержки в среде экспертного сообщества, она предлагается государственным органам США и международным организациям в виде «приоритетов» и «тенденций»

Здесь мы подступаем к главному отличию по сравнению с политикой прошлых лет: когда определённая идея принята на уровне государственной политики США и наднациональных и международных организацией, за этим не следует её платформоцентричная командная реализация, не создаются соответствующие управления или агентства с перспективой создания собственной иерархии подчинённых органов, необходимых для её осуществления. Вместо всего это идею просто рекламируют!

Идея становится рекламным продуктом, который представляется путём сетевого маркетинга и внедряется по типу любого другого продукта на рынке. Намерение командира, объявленное громко и открыто, даёт неопределённому числу исполнителей сигнал, что определённый лейтмотив стал актуальной тенденцией.

Затем открываются линии грантов, которые пригласят действующих лиц неправительственного сектора и гражданского общества создавать и развивать НПО, которые, в свою очередь, будут получать эти самые средства, предназначенные для пропаганды и дальнейшей популяризации идеи. Настоятельно советуется создание интернациональной сети для популяризации определённой идеи на глобальном уровне. Новое «идейное предложение» практически выводится на рынок по всем правилам рыночного и сетевого маркетинга в области рекламы и брендирования нового продукта.

Во всех четырёх сферах деятельности: социально-культурной, когнитивной, физической и информационной создаются новые сети или же существующие сети расширяют свою деятельность (как в бизнесе) на новый продукт.

Этот абсолютно новый способ идеологической борьбы на первый взгляд кажется более дорогостоящим, чем партийные структуры прошлого со своими иерархически организованными комитетами и органами на местах. Причина этого в том, что в сетях функции иногда дублируются и/или накладываются. Однако, в долговременной перспективе сетевые структуры намного более гибки и эффективны, легче приспосабливаются и, что самое важное, не склонны к косности и менее склонны к коррупции и непотизму. Кроме того, этот сетецентрический метод идеологической борьбы значительно улучшил решение кадрового вопроса и вопроса карьерного роста, чем практически аннулировал проблему неуспешных завистников и недовольных, диссидентов и бунтовщиков внутри системы. Кадры идейного фронта – сетевые воины – рекрутируются «на проект», от гранта до гранта, так что их самоотдачу и преданность идее каждый год ясно и недвусмысленно обусловливает и проверяет рынок.

Сетецентрическая модель предложила решения в области партийно-идеологического контроля, намного превосходящие предыдущие: оценка работы и эффективности каждого узла сети и каждой сети в целом становится предметом аутсорсинга, т. е. выводится из центрального (идеологического) аппарата и переносится на резервуары идей (think tank), зонтичные организации, сообщества заинтересованных, лоббирующие группы…. которые в каждом следующем отчёте и предложении практических политик неукоснительно оценивают работу и эффективность друг друга. Стукачество и анонимки, характерные для прошлых идеологических систем (сталинские чистки в СССР, маккартизм в США) теперь подняты на уровень общедоступных документов, которые финансируются открытыми грантами на проектной основе! Бывшие самые проблемные функции партийной (платформоцентричной) системы: ответная информация с мест, мобилизация партийных кадров, удаление из организации неэффективных и разочарованных членов, поддержание функциональности системы, сегодня эффективно решены с помощью сетецентрической формулы и введения военных понятий и приёмов в идеологическую борьбу: «глубокое сенсорное проникновение», «всеобщая (поделенная) информированность», «самосинхронизация», «намерение командира» и «сетевой код».

Сетевые центры (сетевые операторы), таким образом, сохранили за собой только функцию определения стратегических целей и тонкую регулировку работы сетей путём дачи грант-операторам направлений по приоритетам финансирования.

В таком осетевлённом окружении с подобными рыночно-сетевыми рычагами, американские центры (Госдепартамент, Пентагон, Разведывательное сообщество) могут заниматься Операциями, базирующимися на достижении эффектов (ОБДЭ).

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий