Сетевая война против сербов. Уроки для России

1.3. Переплетение сетевой и сетецентрической войн

Однако американские эксперты не ограничились реформированием своих (чужих) вооружённых сил и стратегий ведения военных действий. На основе идеи Операций, базирующихся на эффектах (ОБЭ) для нужд сетецентрической теории, создана концепция ОБЭ для нужд сетевой войны против «неприятелей, нейтральных сил и союзников в ситуациях мира, кризиса и войны» для расширения доминирования на весь мир.



Схема атакуемого общества в «невоенной» сетевой войне.

(Источник: Коровин В. Третья мировая сетевая война. СПб.: Питер, 2014.)





Эта «невоенная» модель неприятеля, как системы (ОБЭ) также имеет круг в центре. Центр круга-национального государства – глава этого государства, вокруг него располагается круг, составленный политическими элитами, а вся эта сердцевина защищена четырьмя кольцами: первое кольцо – экспертное сообщество, второе – медиа и СМИ, третье – народ и, наконец, внешнее кольцо, защищающее государство и общество (должны были бы) составлять вооружённые силы. Кроме ОБЭ, разработан ещё целый ряд принципов, приёмов, процедур, инструментов и практик, некоторые из которых разрабатывались для нужд сетецентрической войны, а позднее нашли применение в сетевой войне и наоборот. Коротко перечислим и охарактеризуем их, а позднее рассмотрим конкретное применение на примере Сербии:

• информационное доминирование;

• намерение командира;

всеобщая (или поделенная) информированность;

• скорость командования;

• самосинхронизация;

• перераспределение сил;

• демассификация;

• активное меньшинство;

• глубокое сенсорное проникновение;

• изменение стартовых условий;

• сетевой код;

• тактика роя;

Каждый из этих способов модифицирован для применения в «гражданской области», так что каждый из них мы рассмотрим с точки зрения предназначения в военных и применения в «гражданских» операциях.

1.3.1. Информационное доминирование

Информационное доминирование в военном сетецентрическом смысле – средство достижения чисто военных целей. Его смысл в том, чтобы:

• искусственно увеличить нужду противника в информации и одновременно ограничить его доступ к последней;

• обеспечить широкий доступ информации для собственных сил путём использования сетевых механизмов и инструментов обратной связи, при высоком уровне защиты от проникновения противника;

• уменьшить собственную нужду в статичной информации путём обеспечения доступа к широкому спектру оперативного и динамичного информирования.

Для нужд ВМС США Пентагон разработал программу FORCEnet, целью которой является достижение полного спектра доминирования и интегрирования с другими родами войск, что даст возможность сформировать «глобальную информационную сеть» (Global Information Grid, GIG). Командование сетевыми военно-морскими операциями дало этой программе старт в феврале 2005 года. Она должна быть реализована до 2015–2020 годов.

О гражданском аспекте этой технологии сетевой войны против суверенных государств нет нужды писать много: стержень сети Интернет составляют несколько (семь) сегментов, и все они в собственности и под полным контролем американцев. Россия и Китай уже годами выдвигают инициативы по организации международного контроля и международной правовой системы, которые бы регулировали Интернет (как это уже сделано в других областях, касающихся всех или многих государств: космос, международные морские и океанские пути, Северный и Южный полюса…), но все эти попытки блокируются США. Международный комитет по доменам с формальноправовой точки зрения стал независимым, но на самом деле находится под полным опосредованным контролем США. Практически, американцы имеют возможность в любой момент по собственному нахождению выключить любой из доменов (как уже однажды попытались выключить домен «.su»). Китай даже был вынужден разработать свою «Великую китайскую интернет-стену» (проект «Золотой щит» (The Golden Shield Project) или, как его чаще называют Great Firewall of China, который начат в 1998 году, а на уровне всей страны стал оперативен в 2003 году).

1.3.2. Намерение командира

В сетевых войнах понятие «намерение командира» (commander’s intent) имеет функцию замены традиционной формы приказов. Приказ – крайне формализованный вид. Выполнение формального приказа значительно ограничивает свободу действий как того или тех, кто его отдал, так и того или тех, кто его выполняет. После отдачи/принятия приказа цепь поступков может быть остановлена только другим, столь же формальным приказом, что в условиях ведения военных действий часто представляет проблему. В технологии сетевой войны эта дилемма решается при помощи намерения командира. Психологическое взаимопонимание внутри военного (или штатского) коллектива (сети) и систематическое выстраивание тончайших отношений взаимопонимания и содействия между командирами и подчинёнными, позволяет командующему избежать строгой и однозначной формализации процесса командования путём отдачи приказов. Вместо этого командир передаёт исполнителям только общее представление о задаче, предоставляя им возможность самостоятельно найти путь для её эффективного решения в зависимости от конкретной ситуации, наступившей в процесс военных действий или разведывательной операции.

Одним из важнейших элементов сетевой структуры является отказ от иерархического способа управления и прямых приказов. Намерение командира – это принцип управления и командования через систему намёков, передающих подчинённым цель и замысел командира. Подчинённые со своей стороны решают тактические задачи, поставленные перед ними, оценивая возможности выполнение и обладая определённой независимостью в принятии решений. Результатом применения этой технологии становится освобождение командира от ответственности за отданные приказания, подчинённых от ответственности за их выполнение, а в целом растёт эффективность проведения всей операции. Намёк становится главным способом управления войной. Эффективность армии, которой управляют при помощи намёков, также в том, что намёки являются «твёрдым орешком» для разведки противника.

В «невоенных» сетевых войнах – в «открытом обществе» постмодерна, сетевая структура НПО, медиа и СМИ, институтов государства… и других сетевых структур не имеет командования, как такового, т. е. никому не подчиняется непосредственно; намерение командира видится как система намёков, инсинуаций, моделей понимания, модных тенденций… которые задаёт и/или заказывает самый авторитетный «член сообщества», самый щедрый грантодатель, «зонтичная организация гражданского общества» или же просто и непосредственно – филиал атлантистских структур (при этом отсутствует непосредственный приказ и секретность, как в случае с военной организацией, а «модель размышления» или «анализ ситуации с предложениями решений» открыто публикуется в СМИ, так что не существует «ответственности» заказчика определённой тенденции или действия за поступки «независимых» акторов).

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий