Господь гнева

Книга: Господь гнева
Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9

Глава 8

Корова поднималась все выше и выше. Путь лежал по расщелине между скалами. Справа и слева из земли торчали корни высохших деревьев. Тележка двигалась по изгибам пересохшего русла извилистой реки.
Спустя некоторое время у земли заклубился туман. Голштинка запыхалась от подъема и остановилась передохнуть. Тибор ее не тревожил.
Первые капли отравленного дождя прошелестели по листьям бурьяна. Ветер раскачивал мертвые стволы деревьев.
Тибор слегка тронул спину голштинки кнутовищем, и она покорно двинулась вперед.
Тележка покинула пересохшее русло и, перевалив через холм, очутилась на каменистом поле, заросшем подорожником и одуванчиками. Повсюду виднелись высохшие стебли сорняков, впереди — остатки сломанной изгороди.
Тибор вынул замасленную карту и принялся ее изучать. Сомнений нет. Вскорости он повстречает южные племена, а затем…
Голштинка провезла тележку через широкую дыру в изгороди и остановилась у полуразрушенного колодца, наполовину заваленного камнями и землей. Сердце Тибора учащенно забилось от волнения. Что там впереди? Руины здания, торчащие во все стороны деревянные балки, битое стекло, покореженная мебель. А вон обгорелая старая автомобильная шина, изгнивший матрас на ржавых пружинах кровати… По краю поля стояли ряды старых деревьев — теперь сухие безлистные остовы. Все деревья в округе были именно такие — безжизненные черные палки с ветвями, многие из них выворочены из земли непрестанными ветрами.
Тибор направил тележку к бывшему саду. Ветер порывисто дул ему в лицо, принося струи зловонного тумана. Кожа калеки стала влажной и поблескивающей от оседающего на ней тумана.
— Тпру, — сказал Тибор, натягивая поводья.
На протяжении долгого времени он рассматривал старое иссохшее яблоневое дерево. Никак не мог отвести глаза. Вид этого дряхлого дерева — в отличие от остальных деревьев наполовину живого — и притягивал его, и сердил. «Единственное из всех цепляется за жизнь, — подумал он. — Все проиграли битву за жизнь, а оно продолжает прозябать — такое убогое, такое уродливое…»
Дерево действительно выглядело малоприглядно; голые ветви, почерневшая кора. Только кое-где трепещут на ветру одинокие листики да упрямо не желают падать несколько уже высохших, сморщенных яблок. Эти яблоки выглядели позабытыми-позаброшенными сиротами — и ветер-то их лупцует, и дождь-то их мочит, и туман донимает своими холодными щупальцами… Внизу, меж камней, застряли старые полусгнившие листья.
Тибор в задумчивости протянул экстензор, механическими пальцами сорвал листок с яблони и вперился в него взглядом.
«Какого рожна я тут делаю?» — мелькнула внезапная мысль.
Корявое почернелое дерево грозно накренилось от порыва ветра. Узловатые сучья истошно заскрипели. Тибор невольно отпрянул — до того противный звук издал этот древесный старец, цепляющийся за ненужную жизнь.
Близилась ночь. Стремительно темнело. Следующий порыв холодного ветра полуразвернул Тибора в тележке. Он заворочался, завозился, с трудом вернулся в прежнее положение, одергивая манипуляторами свое задравшееся пальтецо. Долина погружалась в густые сумерки. Скоро наступит непроглядная темнота.
В тумане и сумраке яблоневое дерево казалось зловещим, суровым. Ветер сорвал с него еще несколько листов, и те медленно закружились к земле. Один листок пролетел совсем недалеко от головы Тибора — он попытался поймать его, но механические пальцы ухватили пустоту.
И такая тоска его взяла, беспричинная, острая, и такую усталость, смешанную со страхом, он вдруг ощутил, что тут же сказал самому себе: «Надо поскорей убираться отсюда!» — и хлестнул коровенку кнутом.
Но тут его взгляд упал на одно почти живое яблоко на ветви, и он внутренне успокоился — так же внезапно, как до этого ошалел от вдруг поднявшегося из нутра сознания своего сиротства.
Тибор привел в действие рацию, притороченную к тележке в отделении за его спиной.
— Святой отец, — сказал он. — Сил нет продолжать.
Он подождал; ответом было лишь потрескивание. Он стал нетерпеливо крутить ручку настройки, чтобы поймать в эфире хоть чей-нибудь голос.
«Не с моим счастьем. Что ж это за доля такая мне выпала — тащить на плечах все горести мира, этакую неподъемную ношу! Не поднять и не бросить. А сердце ноет и разрывается.»
И еще он подумал: «Ведь ты сам хотел чего-то в этом роде. Ты хотел чего-то нескончаемого — или полной нескончаемой радости или совершенной нескончаемой скорби. Вот и получил — нескончаемую скорбь. Иного на сем пути обрести ты и не мог. Потерялся на закате, в тридцати милях от родного дома. Ну, куда теперь двинешь, дурачина?»
Тибор снова нажал кнопку микрофона и хрипло произнес:
— Отец Хэнди, нет моей мочи терпеть все это. Тут кругом все мертвое. Ничего, кроме тлена и смерти. Вы меня слышите? Вы меня понимаете?
Он перешел на волну, где должен был слышать голос святого отца. Опять помехи. И молчание.
В сумраке то яблоко влажно посверкивало и теперь казалось почти черным. На самом деле оно, конечно, красное. Очевидно, гнилое, только отсюда не видать. Но как оно себя предлагает, как оно хочет быть съеденным, убитым…
Кто знает — быть может, это волшебное дерево. Ему не доводилось прежде видеть волшебных деревьев, а отец Хэнди не единожды рассказывал о них.
«Если я съем это яблочко, произойдет что-то очень хорошее. Христиане — тот же отец Абернати — твердят, что в яблоке — зло, оно есть сатанинский плод, и вонзить зубы в него — значит впустить в мир грех. Но мы-то в это не верим, — сказал он себе. — А коли эта история с яблоком не враки, то приключилась она в незапамятные времена и в другой стране.»
У Тибора целые сутки не было ни крошки во рту. Он изрядно проголодался.
«Сорву-ка я это яблоко. Но есть его не стану».
Он потянулся, сорвал экстензором вожделенный плод и приблизил его к глазам, осветив маленьким шахтерским фонариком, закрепленным на шлеме. И в этот момент…
Да, что-то явственно двигалось на периферии его зрения. Он проворно повел глазами в сторону. К нему приближались двое.
— Добрый вечер, — сказал тот, что был особенно тощий. — Вы не из наших мест, да?
Оба незнакомца подошли вплотную к тележке, и калека направил фонарик на их лица. Две особи мужского пола, высоченные — под два с половиной метра, худые, покрытые ороговевшей голубовато-серой кожей, которая напоминала золу. На руках по шесть-семь пальцев — и по нескольку лишних суставов.
— Здрасть, — выдавил Тибор.
У одного в руке был тесак для рубки сучьев. У второго, одетого в ветхие штаны и изодранную холщовую рубаху, руки были пусты. Оба — кожа и кости. Причем почти буквально кожа и кости, мяса совсем не заметно. Тело из одних острых углов. Глаза большие, полные любопытства. Веки до странности массивные. Можно не сомневаться, что и внутри у них все так же причудливо — иной обмен веществ, иная система пищеварения, возможно, даже иная клеточная структура. А потому кормиться они могут уже совсем другим — к примеру, окрестной глиной с личинками, раскаленной лавой или растворенным металлом.
Два монстра с интересом рассматривали пришельца.
— Гляди-ка, — сказал один. — Никак человекоподобный человек!
— Можно и так выразиться, — отозвался Тибор.
— Меня зовут Джексон, — подхватил тот, что был совсем тощий и выглядел помоложе. — А моего друга зовут Поттер.
Тибор не очень ловко пожал сперва одну тощую руку, покрытую голубовато-серой ороговевшей кожей, потом другую.
— Добро пожаловать, — сказал Поттер, широко открывая свои покрытые чешуйками губы. — Можно взглянуть на вашу повозку? Э-э, да вы к ней привязаны! Никогда не видели подобной штуковины.
«Мутанты, — классифицировал их Тибор про себя. — Ящероподобные мутанты.» Он старательно подавил брезгливое отвращение и навесил улыбку на губы.
— Я бы с радостью показал вам тележку, ребята, — сказал он, — да вот только больно трудно мне из нее выбраться. У меня нет конечностей. Видите, две железные хваталки — вот и все, что у меня есть.
— Ага, — понимающе кивнул Джексон. — Ну и дела. Видим, видим.
Джексон хлопнул голштинку по боку. Она тихо замычала и подняла голову. Во мраке было видно, как коровенка мотает хвостом.
— И быстро она возит вас? — спросил Джексон.
— Более-менее.
Левый экстензор Тибор опустил в карман, где лежал уже перезаряженный пистолет. В случае чего он уложит хотя бы одного из них.
— Я живу милях в тридцати отсюда. Мы свой поселок зовем — Шарлоттсвилль. Слышали о таком?
— А то как же, — сказал Джексон. — И сколько вас там?
— Сто пять человек.
Тибор счел за благо сильно преувеличить размеры населения родного городка. Авось не посмеют убить жителя большого поселения — побоятся, что кто-нибудь из ста пяти шарлоттсвилльцев явится и отомстит.
— Вы как умудрились выжить? — спросил Поттер. — Ведь тогда всю округу сровняли с землей.
— Мы прятались в подземных шахтах, — объяснил Тибор. — Точнее говоря, наши предки прятались. Успели убраться под землю перед самой Катастрофой. У нас в городке жизнь сносная — ничего устроились. Огородничаем в теплицах, есть кой-какая техника, насосы для воды, компрессоры, электрогенераторы. Есть даже токарные станки. И ткацкие.
Он не стал уточнять, что электрогенераторы работали на мышечной силе и только половина теплиц функционировала нормально. Девяносто лет прошло после Катастрофы — металл и пластик поизносились, невзирая на постоянную починку и заботливое отношение. Все в их городке ветшало и приходило в негодность.
— Вишь ты! — покачал головой Поттер. — Дейв Хантер оказался дураком набитым.
— Дейв? Это тот — большой, жирный? — спросил Джексон.
— Дейв говорит, — сказал Поттер, — что за пределами наших мест больше не осталось человекоподобных людей.
Он с любопытством разглядывал тиборовский шлем с фонариком.
— До нашего поселка час езды на вездеходе, — продолжил Поттер. — Мы с Джексоном выехали охотиться на вислоухих зайцев. У них вкусное мясо, но тащить их непросто — каждый весит килограмм десять.
— И как вы на них охотитесь? — спросил Тибор. — Не с тесаком же гоняетесь!
Поттер и Джексон рассмеялись.
— Глядите. — Поттер запустил ручищу в карман и достал длинный медный прут. Карман, видать, был преглубокий — да и рука была некороткой.
Тибор осмотрел прут в свете фонарика. Сделан вручную. Кропотливо обработанная мягкая медь. С одной стороны заостренный наконечник. Словом, что-то вроде дротика.
Из другой штанины Поттер извлек некое подобие небольшого арбалета.
— Вкладываем и стреляем, — пояснил он. — Бьет наповал.
— Занятно, — сказал Тибор нарочито беззаботным тоном. Вглядываясь в неясные очертания голубовато-серых лиц, мало похожих на человеческие, он спросил: — А "человекоподобные люди" есть тут поблизости?
— Хрен тут, а не человекоподобные. Ни одного нету, — ответил Поттер.
— Слушайте, — оживился Джексон, — оставайтесь с нами на время! Мы верим, что такие, как вы, приносят удачу нашему племени. Наш Старик будет очень рад приютить вас: вы первый человекоподобный человек, которого мы видим за последнюю пару лет. Как вам наше предложение? Мы будем о вас заботиться, кормить, приносить всякие растения и животных. Давайте поживите у нас недельку!
— Спасибо, ребята, но не могу, — сказал Тибор. — У меня срочное дело. Но вот на обратном пути…
Он порылся в своем вещевом мешке и вынул фотографию Карлтона Люфтойфеля.
— Поглядите, никогда не видели этого человека?
Поттер и Джексон внимательно изучили лицо на фотографии.
— Человекоподобный человек, — протянул Поттер. — Говоря по совести, вы все для нас на одно лицо.
Возвращая фотографию Тибору, Джексон заметил:
— А вот наш Старик вполне может узнать этого типа. Идемте с нами. Это большая удача — иметь у себя в гостях взаправдашнего человека. Ну, соглашайтесь!
— Нет, — сказал Тибор, решительно мотнув головой. — Мне надо ехать дальше и непременно разыскать этого мужчину.
Джексон видимо огорчился.
— Послушайте, хотя бы на самое короткое время. Хотя бы переночуйте! Мы вам натащим еды — такой, что едят люди вроде вас.
— Вы уверены, что в округе нет человекоподобных людей? — гнул свое Тибор. При этом он тронул бок голштинки кнутовищем.
— Долгое время мы считали, — сказал Поттер, — что их тут совсем нет. Потом стали ходить неясные слухи, будто живут здесь какие-то. Но только слухи.
Джексон показал сперва в одном направлении, потом неопределенно махнул рукой на юг.
— Нет тут настоящих людей. — Неопределенно махнув рукой на запад, Джексон добавил: — Где-то там живет племя роллеров. — Столь же неопределенно указав на юг, он сказал: — А там обитают два племени багсов. Все они мало похожи на стандартных людей. По округе иногда шастают бегуны. А на севере в норах — подземное племя. Живут, как кроты, и слепые, как кроты.
Джексон и Поттер разом передернули плечами при воспоминании об этих подземных жителях.
— Терпеть не могу все их буры и копалки! — воскликнул Джексон. — А впрочем, все не без странностей. Я думаю, мы вам кажемся… ну, по меньшей мере очень странными.
Тибор постарался сменить тему разговора.
— А что это за особенная такая яблоня? Не то ли это дерево, с которым связано иудейско-христианское представление о змие, соблазнившем человека в райском саду?
— По нашим представлениям, рай земной находится на востоке — примерно в ста милях отсюда, — ответил Джексон. — Ведь вы христианин, да?
Тибор кивнул.
— А фотография, что вы нам показали…
— Это христианский святой? — подхватил Поттер.
— Нет. — твердо покачал головой Тибор.
«Просто-таки поразительно, — подумал он, — здешние жители, видно, и слыхом не слыхали про Служителей Гнева, а Шарлоттсвилль знают только по названию. Впрочем, и мы практически ничего не знаем о них.»
Тут к ним приблизился третий полуящер.
— Здравствуйте, стандартный, — промолвил он, приветливо помахав рукой-лапой. — Простите за любопытство, я подошел поглядеть, какой он — нормальный человек.
После внимательного осмотра полуящер заявил:
— Ну, не так уж вы от нас и отличаетесь. Вы можете жить на поверхности земли?
— Еще как можем, — ответил Тибор. — Но я, так сказать, не образцовый человек. Я «неполный», то есть у меня нет всех конечностей. Сами видите. — Тут он и третьему полуящеру показал фотографию Люфтойфеля. — Не видали такого? Только хорошенько напрягите память. Для меня это очень важно.
— Хотите разыскать его? — спросил новоподошедший. — Яснее ясного, что вы совершаете паломничество. Иначе чего ради вы, безрукий-безногий, предприняли бы многотрудное путешествие — да еще и ночью не прекращали двигаться вперед!.. Ну и хитрая у вас тележка! Неужели вы ее сами соорудили — не имея рук! Или ее построил для вас кто-то другой? А если вам сделали такое занятное средство передвижения, значит, вы человек для кого-то ценный.
— Я художник, — простодушно пояснил Тибор.
— А-а, верно я угадал. Вы человек ценный. Послушайте, «неполный», а вы в курсе того, что за вами следят?
— Что? — сразу же поверил и всполошился Тибор. — Кто?
— Другой стандартный человек, — сказал полуящер. — Но он едет за вами на машине с двумя колесами — такая штуковина с цепью и педалями. Не помню, как называется. Весолипед, что ли.
— Велосипед!
— Ну да, он самый.
— Вы можете меня спрятать? — спросил Тибор и только тогда подумал: «Э-э, да они разыгрывают меня, чтобы затащить к себе в поселок, что, согласно их поверью, приносит удачу».
— Конечно! Запросто! С удовольствием! — в три голоса ответили его новые знакомые.
— С другой стороны, — быстро пошел на попятный Тибор, — один человек никогда не убьет другого человека.
Он и сам понял, какую глупость он сморозил. Человеку убить человека — самое плевое дело. По крайней мере так раньше было. «Вон какую бойню развязали», — подумал он, имея в виду Катастрофу.
Полуящеры о чем-то тихо совещались между собой. Затем Джексон обратился к Тибору с подчеркнуто небрежным вопросом:
— Слушайте, а у вас есть металлические деньги?
— Нет, — настороженно ответил Тибор. Разумеется, он лгал. У него был запас пятидесятицентовых монет в потайном ящике тележки.
— Я спрашиваю, — продолжил Джексон, — потому что у нас есть собака на продажу.
— Что? — переспросил Тибор.
— Собака.
Джексон и Поттер тут же скорыми шагами скрылись в темноте. Наблюдая за их уверенной походкой в почти кромешной темноте, Тибор пришел к выводу, что у полуящеров и зрение мутантное и они отлично видят в темноте — как коты.
Оставшийся полуящер занялся разведением костра. Собирая сучья, он спросил Тибора:
— Вы что, никогда собаки не видели?
— Видел, но уж очень давно, — машинально солгал Тибор. Он тянул время, чтобы обдумать ситуацию.
— Собака — ваша преданная собака — сумеет отогнать другого человека, если вы дадите ей соответствующую команду. Разумеется, собак надо прежде дрессировать. На эволюционной лестнице они существа низшего порядка — по сравнению с людьми и с нами. Это не те изысканные собаки, которых люди держали у себя дома до Катастрофы. Это одичавшие собаки, которых нужно опять приручать.
— А сможет собака помочь мне в поисках того, кого я ищу?
— Дайте-ка еще раз взглянуть на его физиономию. Ага. Значит, вот кто вам нужен. А он хороший человек?
— Э-э, трудно сказать, — уклончиво ответил Тибор.
— За него обещана награда?
Тибор на секунду задумался, потом торжественно провозгласил:
— Пятьдесят центов!
— Да ну! — Чешуя на полуящере встала дыбом от возбуждения. — За живого или за мертвого?
— Он бессмертен.
— Бросьте. Все смертны.
— А вот он не умрет.
— Он что, из этих? Сверхъестественный?
— Да, можно и так выразиться, — кивнул Тибор.
— Никогда не видел сверхъестественных существ. Ни разу в жизни.
— Но у вас же есть религия, так?
— Да. Мы поклоняемся рассвету.
— Странно, — произнес Тибор.
— Когда солнце утром встает, — сказал полуящер, — зло удирает из мира. Вы верите, что на солнце есть жизнь?
— Навряд ли. Уж очень там должно быть жарко.
— Но тамошние жители могут быть из алмазов.
— Нет, ничто не выживет при такой температуре.
— А как быстро движется солнце?
— Несколько миллионов миль в час.
— На самом деле оно больше, чем кажется, — сказал полуящер, пытливо глядя на своего собеседника.
— Намного больше. Почти миллиард миль в диаметре.
— Вы там бывали? — простодушно спросил полуящер.
— Да я же говорил: ничто там не выживет. Кроме того, там ничего твердого, все так раскалено, что существует в газообразном состоянии. Так что на солнце и встать-то некуда… Послушайте, кто же может меня преследовать? Разбойник? Тот человек, который идет следом за мной — как он выглядит?
— Молодой.
— Ба! Пит Сэндз! — вдруг осенило Тибора.
В этот момент из темноты вынырнули Поттер и Джексон.
У Поттера на руках было большое рыжее животное, оно скулило и вырывалось. Тибор внимательно изучил животное, направив на него фонарик.
— Собака перестала скулить, обнюхала его — и вдруг завиляла хвостом.
— Э, да вы понравились Тоби! — сказал Джексон.
— Мне бы очень хотелось иметь собаку, — с дрожью в голосе сказал Тибор.
Это было бы здорово — иметь такого же друга, как верный Том-Шустрик Пита Сэндза. Какое-то странное хорошее чувство приятно шевельнулось в глубине тиборовской души, и с самого дна его сознания всплыла надежда, которая, можно сказать, искони покоилась там с камнем на шее.
— Гав-гав! — проговорил он, протягивая манипуляторы и осторожно подхватывая ими небольшого рыжего пса — мохнатое чудо с дружелюбно виляющим хвостом. — Да неужто вы расстанетесь с таким славным песиком!
Джексон, чуждый всякого политеса, произнес:
— Человекоподобных людей следует защищать. Это закон. Нас учат ему чуть ли не с грудного возраста.
— Чтобы они снова могли заселить всю планету, — подхватил Поттер. — Чтобы передали потомству свои неповрежденные гены.
— Что такое гены? — спросил Тибор.
Поттер неопределенно махнул рукой:
— Будто вы сами не знаете. Такие штуковинки, которые есть в мужской сперме.
— А что такое сперма?
Трое его необычных собеседников вполне по-человечьи рассмеялись. Но рассмеялись смущенно и ничего не ответили на прямой вопрос.
Тогда Тибор спросил:
— А что ест эта собака?
— Что попало. Она сама кормится. Так что тут без проблем.
— И сколько она проживет?
— Ха! Кто ж ее знает. Может, двести лет. А может, триста.
— Тогда она меня переживет, — сказал Тибор.
Как ни странно, эта мысль огорчила его — даже настроение разом упало. Снова он ощутил себя слабым и одиноким. «Что это я так легко раскисаю, — с возмущением подумал он. — Еще не получил собаку, а уже разнюнился по поводу предстоящей черт знает когда разлуки. Я ведь человек, а не слизняк какой-то. По крайней мере в глазах этих симпатичных страшилищ я человек высшей пробы. Они почитают меня. Поэтому мне надо испытывать гордость от присущей человеку способности привязываться и любить и любоваться силой своих эмоций, а не предаваться горестным мыслям о том, что всякая дружба кончается за могилой».
Тем временем костер разгорелся. Стало уютней в ночи. Но тут все три полуящера внезапно круто отвернулись от тележки и напряженно уставились в темноту. Что-то они там увидели.
— Что случилось? — встревоженно спросил Тибор. Его манипулятор сжал пистолет в кармане.
— Багсы, — лаконично ответил Поттер.
— Сукины дети! — пробормотал Джексон.
— Багсы! Ужас какой!
Тибору доводилось слышать об этих совсем уж жутких мутантах — человеко-насекомых с многофасеточными глазищами, как у мух, и ярким панцирем. Даже страшно подумать, что такие мерзостные существа могли произойти от млекопитающих — и всего лишь за несколько десятилетий. Да, радиация чудовищно ускорила и исказила эволюцию видов. Еще девяносто лет назад у нас были одинаковые предки. А теперь у этих багсов — жало с ядом! Какое поругание привычного миропорядка! Какое поругание Божьей воли!
— Что вы тут делаете? — прогремел дребезжаще-металлический голос.
Тибор увидел совсем рядом несколько вроде бы человеческих фигур — на двух ногах, прямоходящие. Они сошлись на свет его фонаря.
— Гы-гы, ящеры! — саркастически продребезжал один из багсов. — И, чтоб я сдох, обрубок человека?
Пять багсов обступили костер и стали греть свои…
«Боже мой! — только и мог подумать Тибор, разглядев их хорошенько в свете костра. — Боже мой!»
Итак, багсы стали греть свои до смешного уязвимые тела — достаточно было ударить багса кулаком по мягенькому брюшку, и он складывался пополам от боли. А удар посильнее мог и вовсе вышибить из него душу — Боже мой, и у этих тварей не иначе как есть душа! Хрупкость тела выработала соответствующие нормы поведения у багсов: вся их сила заключалась в языке — в умении складно говорить и добиваться своего с помощью красноречия. Умение багсов кому угодно заморочить голову спасало их в послевоенном жестоком мире. Они были самыми великими лгунами на Земле.
Эти пятеро вроде бы не имели при себе оружия. Так что сгрудившиеся у тележки полуящеры, которые поначалу стушевались, теперь заметно расслабились, страх улетучился. Теперь на их стороне был их исполинский рост и сила шестипалых лап.
— Привет, клопики, — сказал Джексон, вполне дружелюбно кивая людям с естественным панцирем. — Всегда хотел спросить: откуда у вас легкие? Странное дело! У насекомых никаких легких не имеется. Это против природы.
Поттер подхватил его шутливую интонацию:
— Давненько я не ел суп из багсов.
Ошарашенный Тибор тихонько спросил Поттера:
— По-моему, это не шутка. Вы что, в самом деле употребляете багсов в пищу?
— А что тут такого? — так же тихо ответил Поттер, наклоняясь к Тибору. — В самые трудные времена случается… но вкус у них преотвратный!
— Вы бы заткнулись, уроды чешуйчатые! — огрызнулся один из багсов. Похоже, эти пятеро не очень-то испугались воинственных гигантов, потому что спокойно грелись и не помышляли о бегстве.
— Эй, ящеры, где вы свои хвосты потеряли? — сказал другой багc.
— Да нет, — возразил ему третий багc, — у них что-то виднеется за задницей. А, это ж их елда! Вы же знаете, ребята, что у ящеров член находится за спиной.
Багсы хрипло заржали.
— Слышал я про одного ящера, — сказал один из них, — которого муж застал со своей женой за этим самым делом. Ну, любовник, ясное дело, попробовал драпануть, а муж возьми и наступи ему на торчащую сзади елду! Попался, голубчик!
Багсы опять загоготали. Похоже, они от души развлекались тем, что полуящеры языки проглотили от возмущения.
— Ну и что случилось, когда муж наступил на член любовника? — спросил рассказчика другой багc. — Член отвалился?
— Разумеется, отвалился. Так и лежал в грязи до самого заката — никак угомониться не мог, все корчился в агонии. Но что за беда — у них же члены снова отрастают, если оторвать.
Поттер процедил сквозь зубы:
— Самое время поставить на место двуногих блох. Послушать этих заносчивых засранцев, так краше их нет никого на свете.
Он поглядел на багсов исподлобья, потом зашарил глазами в поисках чего-нибудь тяжелого, чтобы запустить в обидчиков. Но не торопился лезть в драку, и багсы казались совершенно спокойными — ни один из них даже не шелохнулся.
И тут Тибор понял, почему они держатся так нагло и самоуверенно. Они явились не одни. За ними следовало два десятка бегунов.
Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий