Рассказы. Том 4. Фатализм.

Собственные похороны

[название первой главы отсутствует]
Стэнли Колфакс отчаянно забарабанил по крышке гроба. Он напряг все свои силы, но петли едва сдвинулись с места. Тяжело дыша, он откинулся на атласную подкладку ящика и уставился в темноту —душную тьму, могильный мрак. Его губы произносили слова, глухим эхом отдававшиеся от прижатой к лицу крышки гроба.
- Великолепно, - прошептал Стэнли Колфакс. - Лучше и быть не может, ведь я жив и дышу!
Он снова толкнул крышку. На этот раз она открылась со слегка заметным скрипом смазанных петель; Стэнли Колфакс сел в гробу и улыбнулся. Высокий худощавый мужчина с сединой на висках выглядел воплощением сияющего здоровья, когда выбрался из гроба и небрежно отряхнул свой твидовый костюм носовым платком. Колфакс напевал себе под нос, оглядывая комнату, в которой покоился гроб — одну из его личных комнат в особняке Колфакса. Дорогая мебель и роскошные стены едва ли намекали на богатство нефтяного магната Стэнли Колфакса. Возможно, главный признак богатства Колфакса заключался в гробу, который он выбрал для себя – это была бронзово-серебряная конструкция с чеканными ручками из цельной платины. Для Стэнли Колфакса не было ничего лучше; его похоронят с шиком.
- Все отделано, - усмехнулся про себя Колфакс, склонившись над столом в углу.
- Да, все здесь, - задумчиво произнес он. 
Он изучил бумаги, касающиеся его захоронения, и документы, подготовленные для кладбищенских чиновников. Он рассеянно теребил свое разрешение на похороны, перебирая бумаги, пока не нашел то, что искал.
- А, вот оно! – воскликнул он. – Мое свидетельство о смерти!
Он с восхищением поднес бумагу к свету. Это была настоящая красота – подписанная, запечатанная и доставленная по всем правилам.
- В полном порядке, - кивнул он. - Подпись доктора Дароффа - имеется, а вот и причина моей смерти. Что он записал? Коронарный тромбоз? Хорошо! Я всегда хотел умереть стильно, а коронарный тромбоз – отличная смерть для богача.
Стэнли Колфакс подошел к зеркалу и сардонически посмотрел на свое худощавое отражение.
- Похоже, я готов умереть, - сказал он себе. - Никогда в жизни не чувствовал себя лучше.
Внезапно он повернулся к туалетному столику и порылся в верхнем ящике. Его руки, вынырнув из ящика, держали сразу несколько предметов. Краска для волос, очки в роговой оправе, светлые накладные усы, спиртовая жвачка.
- Все здесь, - заключил он. - Думаю, я достаточно потренировался в походке и манерах. Надо перестать курить, когда я надену эту штуку. В шкафу-купе тоже все готово. На моих рубашках и носовых платках вышиты новые инициалы.
Колфакс достал дорожную сумку и запихнул в нее предметы маскировки. Затем подошел к телефону и снял трубку.
- Хеншоу? Все еще на месте? Я думал, у тебя сегодня выходной. - Он нахмурился, затем улыбнулся. - О, уже уходишь? Сможешь подогнать машину к переднему подъезду, прежде чем уйдешь? Я уеду по делам.
Взяв сумку, Колфакс пошел по коридору. 
- А теперь отвезем все это в убежище, - решил он. - Когда я вернусь, Хеншоу уйдет на весь день. Горизонт чист. Я быстро покончу с этим.

 

Хеншоу ждал с подогнанной машиной. Лысый очкастый слуга и мажордом особняка Колфаксов украдкой улыбнулся своему хозяину. Колфакс улыбнулся в ответ. 
«Вряд ли ты думаешь, - усмехнулся он про себя, - что это последний раз, когда ты видишь меня живым. Если бы ты знал, то сломал бы себе челюсть от улыбки, не так ли? Грязный подлец!»
Вслух он просто заметил: 
- Чудесный денек, Хеншоу. Хорошего выходного. 
Колфакс забрался в машину и покатил по дороге. Это и правда был хороший день. Чудесный день для убийства. Отличный день для похорон. Но завтрашний будет чертовски лучше. Завтра он будет лежать в своем гробу, и приедут его родственники – сестра, ее муж, дети. И его глупый дядя, профессор Кроули. Прекрасная свора пиявок и паразитов.
Все они будут присутствовать на похоронах и на оглашении завещания. Столпятся вокруг его адвоката, Джереми Фуллера, ожидая важного момента. Как же ему хотелось увидеть их лица, когда будет оглашено завещание! Два миллиона долларов в совершенно ликвидных активах – последняя воля и завещание Стэнли Колфакса; неженатого, без прямых потомков. Хэншоу ожидал своей доли; Колфакс знал, что за его неизменным раболепием скрывается алчная натура. А его жадная сестра и ее муженек ждут большого наследства. Их скользкое подхалимство не обмануло его, да и дети тоже были маленькими лицемерами, он не сомневался.
Да, они будут внимать словам Джереми Фуллера. И увидят, как входит Руфус Тейт, неизвестный племянник умершего, прибывший прямиком из Калифорнии. Они тайно улыбнутся друг другу, подталкивая друг дружку локтями. Пусть этот чужак даже не надеется урвать кусок пирога! И тогда Фуллер начнет читать завещание. Какой момент! «Настоящим я оставляю все свое состояние моему дорогому племяннику, Руфусу Тейту».
Как бы ему тогда хотелось увидеть их глупые лица! Но он их увидит. Потому что он и будет Руфусом Тейтом! Это была простая схема надувательства. Колфакс злорадно размышлял над этим, пока складывал свою сумку в квартире, которую специально снял. Он думал над этим, возвращаясь домой. Уже много лет его грызли подозрения в отношении своих деловых партнеров, друзей, родственников. Стэнли Колфакс пробился к самой вершине карьеры и окончательно утвердился на пике могущества. Без сомнений, его родственники жаждали его денег. Они кружили вокруг, как стая дружелюбных стервятников, ожидая его смерти. В свои сорок с небольшим лет Колфакс испытывал неприятное чувство восьмидесятилетнего старика, больного раком. Ну, он был сыт этим по горло и не мог этого выносить. Он больше не находил удовольствия в бизнесе; не было смысла накапливать новое состояние. Если бы он только мог уйти, начать жизнь заново и наслаждаться ею. Но миллионер Стэнли Колфакс всегда будет добычей мошенников, куда бы он ни пошел. Он всегда будет легкой добычей, жертвой, целью. Выход только один. Стэнли Колфакс должен умереть. Это одним махом избавит его от деловых обязательств, родственников и проклятой репутации богача. 
Он обретет новую жизнь – как Руфус Тейт.

 

Было легко организовать простые детали схемы. Колфакс цинично улыбнулся, вспомнив, как доктор Дарофф и его адвокат Джереми Фуллер согласились на этот план. Они были похожи на остальных людей — он купил их профессиональную честь за несколько ничтожных долларов. Фуллер был подкуплен, чтобы выполнить план с завещанием. Доктор Дарофф, его личный врач, был слабовольным наркоманом, Колфакс знал это. Он согласился без всяких проблем. Он подделает свидетельство о смерти, и даст Колфаксу простое каталептическое средство.
Так что теперь все было устроено. Колфаксу оставалось только войти в свой пустой дом, выпить препарат – как Джульетта выпила зелье, принесенное ей монахом Лоуренсом – и проснуться в гробу на кладбище. Могильная земля будет рыхлой; он позаботился об этом вместе с Джереми Фуллером. И крышка его гроба не будет прибита гвоздями. Он проснется, встанет из могилы, вернется в свою прежнюю квартиру, наденет маску и появится на оглашении завещания как Руфус Тейт, племянник покойного.
Фуллер выдал ему документы, верительные грамоты, множество удостоверений личности. Там был даже номер социальной страховки и призывная карточка. Фуллер был беспринципен, но скрупулезен. И ни он, ни доктор не посмеют обмануть его. Колфакс улыбнулся, выруливая на подъездную дорожку. Он припарковал машину, вошел в дом, поднялся в спальню и достал из шкафчика препарат.
Этот порошок следовало размешать в стакане воды - он чувствовал возбуждение, восторг, приготовляя препарат.  
- Забавно, - задумчиво произнес он. - Никогда в жизни не чувствовал себя так хорошо — одна мысль о смерти придает жизни ценность.  
Теперь тридцать шесть часов сна без сновидений. Жаль, что он не придет в сознание во время похорон. Ему бы это понравилось: какой-нибудь осел-проповедник произносит над его телом традиционный панегирик по богатому человеку. И компания пришлет букеты цветов. Венки от хладнокровных бизнесменов, которые были рады, что он ушел. Еще один конкурент ушел—скатертью дорога. Остается послать старому стервятнику «цветочную дань» и сообразить, как можно рулить его бизнесом теперь, когда его нет рядом.
Колфакс твердой рукой насыпал порошок в стакан с водой. Белый порошок; он легко растворится, не оставив следов. Не будет ни единой зацепки, ни одного промаха. Пресса сообщит о смерти от коронарного тромбоза и все.
Газеты! Ему придется забрать бумаги после того, как он проснется. Конечно, он хотел бы почитать свои некрологи. Колфакс вспомнил о П. Т. Барнуме и улыбнулся. Старый шоумен стоял одной ногой в могиле, когда было сделано преждевременное сообщение о его кончине. Газеты печатали длинные статьи, восхваляющие его прославленное имя. Барнум читал эти писульки в постели, и прожил еще несколько дней.
Колфакс пожал плечами и посмотрел на часы. Пять часов. В самый раз! Препарат прекратит действовать ровно в то же время послезавтра. Завтра его похоронят – доктор Дарофф обещал все сделать быстро. Он придет, чтобы «обнаружить» его тело в шесть. Потом он позвонит, договорится о разрешении на похороны, и погребение состоятся завтра на закате. Все выверено и эксцентрично. 
- Я должен убедиться, - пробормотал Колфакс.

 

Он набрал номер офиса Дароффа. Доктор снял трубку. Отлично – значит его секретарша ушла. Никто не будет подслушивать.
- Привет, док, - сказал он.
- Да, мистер Колфакс.
- Все готово.
- Хорошо. Я сейчас приду.
- Прекрасно, - усмехнулся Колфакс. — Кстати, я буду лежать на кровати, а не на полу. Не хочу портить стрелки на брюках.
Стэнли Колфакс повесил трубку, потом подошел к зеркалу и посмотрел на свое отражение. Затем он поднес препарат к губам, отсалютовав в ироническом тосте.
- Король умер - да здравствует король.
Он залпом выпил белесую жидкость. Безвкусную, без запаха, безвредную — из углов комнаты пополз туман, протягивая свои влажные и липкие руки, чтобы обнять его. Туман скользнул вверх, чтобы схватить его обнаженный мозг, погладить извилины влажными пальцами, которые прожигали его череп белым огнем. И Стэнли Колфакс скользнул вниз в туман, а его мозг пылал, смешиваясь с туманом, который пронесся над ним. Он все пытался представить себе, что это за туман, откуда он мог взяться. Последняя четкая мысль донесла до него суть этого явления. Теперь Стэнли Колфакс знал, что такое туман. Это было дыхание, ледяное дыхание смерти.
Глава II
Смертельная ошибка
Кто-то дышал Колфаксу в ухо. Кто-то задыхался, и его дыхание отдавало хрипом, с которым некто пытался глотать драгоценный воздух. Кто-то колотил ушибленными и разодранными кулаками по неподвижному барьеру наверху. Кто-то истерически рыдал, задыхаясь и крича. Кто-то слепо уставился в стигийскую тьму, уставился испуганными глазами, пытаясь вырваться из вечной темницы ночи.
И этим кем-то был он, Стэнли Колфакс! Сознание прилетело на крыльях ужаса. Где же он был? Что он делает?
Темнота ответила насмешкой. Он лежал в своем гробу. Что он делает? Пытается выбраться. Но почему он не может дышать? Почему так рыдает и борется? Потому что... он не мог выбраться! Осознание этого поразило его. Он отчаянно боролся, чтобы вскрыть гроб. И гроб был запечатан. Он откинулся на атлас, слыша, как слабый шорох его савана смешивается с его прерывистым дыханием в контрапункте чистого ужаса. Колфакс попытался успокоиться. Здесь было душно, кислород почти закончился. Как долго он пролежал здесь?
Как долго он лежит здесь - вечность? Эта мысль была ужасна по интенсивности мучений. Его окровавленные пальцы потянулись, чтобы поскрести неподвижную крышку гроба, прижавшуюся к его телу поцелуем смерти. Гвозди крепко держали крышку. Их загнали тяжелым молотком, который запечатал гроб, и утвердил его гибель.
- Нет! 
Крик сорвался с его губ, нарушив тишину. Он должен быть спокоен. Нужно расслабиться, подумать. Отныне это был вопрос времени. Каждое мгновение драгоценно. Это вопрос жизни и смерти. Смертельная борьба. Кто-то оказался очень умен. Ему нужно быть умнее. Кто же это сделал? Теперь это уже не имело значения. Проблема состояла в том, чтобы изменить положение дел до того, как оно изменит его самого. Прибитый гвоздями гроб. Его ногти бессильны против стальных гвоздей. Сталь. Сталь против стали. Его ремень!
Потные руки поползли вниз, к талии. Да, он носил пояс, с металлической пряжкой. Но снять его в тесноте гроба было трудно. Эта пытка не шла ни в какое сравнение с агонией, которую испытываешь, выдергивая гвозди стальным поясным языком. Он работал медленно - несмотря на свои отчаянные усилия быть быстрым — расшатывая дерево вокруг гвоздей, щепку за щепкой. Наконец он выдернул гвозди прямо над головой. Теперь можно толкать крышку руками, головой и плечами. Он тяжело вздохнул. Спертый воздух обжег его тело болью. Крышка гроба не сдвинулась с места. Еще один удар. Безрезультатно — но у него закружилась голова, он почувствовал жжение в груди и, задыхаясь, упал на спину. В горле застрял комок. Предсмертный хрип?
Всеми фибрами своего существа Стэнли Колфакс рванулся вверх. Окровавленные пальцы сжались, растянутые запястья напряглись, сведенные судорогой плечи вздрогнули. И крышка гроба поднялась – в гроб посыпалась земля.
Колфакс извивался, как червяк под потоком обломков. Он поперхнулся, почувствовав ужасный запах разложения в ноздрях. Его пальцы тянулись вверх. Влажные рыхлые комья поддавались под руками, и он неистово зарывался вверх. Потом начался кошмарный подъем. Стэнли Колфакс словно стал кладбищенским червем, что ползает в земле под надгробиями. Липкое, гнилое зловоние смерти окружало его, и сырая земля сыпалась на его борющееся тело, когда он пробивался на поверхность.
А потом наружная кромка подалась, он подтянулся к краю зияющего рта могилы, и увидел малиновый мазок рассвета в благословенном небе над головой… и тогда Стэнли Колфакс упал живым, но без сознания, на краю своей могилы. Рассвет больше не был обещанием, он стал полной реальностью, когда Колфакс снова открыл глаза. Он моргнул, вздрогнул, выпрямился и уставился на красивое надгробие.
Да, так оно и было.  
«Стэнли Колфакс – род. 1900, ум. 1943»  
- Да, - пробормотал Колфакс. - Я действительно мертв. Или почти мертв. 
Он задумался над тем, кто же его обманул. Кто вонзил нож в спину?
На какое-то безумное мгновение ему захотелось нацарапать послание на надгробии в изголовье могилы: «Открыл по ошибке».
Затем он нахмурился. 
В ноздри ударил тошнотворно-сладкий аромат цветочных венков. Он уставился на коричневые комья могильной земли. Быстро оглядел пустынное кладбище, освещенное рассветом, затем поспешил вниз по тропинке. Рядом с рощицей деревьев стоял сарай с инструментами для ухода за зеленью. Он попробовал открыть дверь, и та подалась. Он пошарил в темноте и вскоре появился с лопатой в руках. Со вздохом он начал закапывать свою могилу. Кто бы ни подставил его - они никогда не должны заподозрить, что ему удалось воскреснуть. План должен идти по графику; могила будет засыпана.
Тяжело дыша, Колфакс закончил свою работу, вернул лопату на место в сарае и попытался смахнуть грязь с запачканной одежды. Выполнив грязную работу, он был похож на бродягу. И словно бродяга, он теперь украдкой крался с кладбища. Он шел, сгорбившись, как изгой, потому что и правда стал изгоем. Безымянное существо, мертвец—зомби, ходячий призрак.
Теперь он будет призраком, пока не доберется до своего укрытия и не наденет маску Руфуса Тейта. Тогда он снова станет важной фигурой. От призрака до наследника-миллионера за один простой шаг. И все же этот шаг сделать не так-то легко. Это едва не стоило ему жизни. Кто-то спланировал убить его. Доктор Дарофф? Адвокат Фуллер? Что ж, у нас будет много возможностей узнать это при чтении завещания. А теперь иди в квартиру, отдохни, переоденься и явись в резиденцию Колфакса в два часа.

 

Усталые ноги понесли его к тайному убежищу. Колфакс нашел под ковриком ключ, открыл дверь и, пошатываясь, вошел. Он упал на диван и заснул — глубоко и без сновидений. Когда Колфакс проснулся, косые лучи солнца с полуденной яростью ударили в переносицу его орлиного носа. Он моргнул, глядя на циферблат часов.
- Больше часа дня, - пробормотал он. - Надо торопиться! 
Он поспешил. Купание, бритье, облачение в новую одежду и подгонка новой внешности — все было проделано незадолго до двух. А потом Руфус Тейт, светловолосый молодой человек в очках и с тонкими усиками, сбежал вниз по лестнице и вызвал такси. Растягивая слова, Колфакс откинулся на спинку стула и стал рассматривать свое новое отражение в зеркале заднего вида. Неплохо. Он был неузнаваем. Спиртовая жвачка щекотала верхнюю губу, но маскировка щекотала воображение сильнее. Наконец-то он на пути. На пути к ... чему? Во что же он ввязался, когда решил осуществить свой план, продолжить маскарад, как будто ничего не случилось?
Впервые с момента пробуждения Колфакс задумался над ситуацией. Он рисковал появиться на оглашении завещания. Несомненно, тот, кто заколотил его гроб, должен был знать об этом плане. Это не выглядело случайным. Некто уверен, что он действительно мертв. Но больше ничего не оставалось делать, как идти навстречу испытаниям и бороться с ними по мере возникновения. Стэнли Колфакс мрачно улыбнулся своему незнакомому отражению в зеркале кабины. Кто-то очень удивится, увидев его здесь. Но кто? Этот негодяй Фуллер? Или этот конченый наркоман, доктор Дарофф? Возможно, Хэншоу - у него была возможность - за те недели, что разрабатывался план. Если уж на то пошло, другие могли подслушать телефонные разговоры либо с доктором Дароффом, либо с адвокатом Фуллером. Его сестра и ее муж часто бывали дома. Как и его дядя, профессор. Колфакс сжал кулаки. Он все выяснит. Одно его появление спровоцирует предательскую ошибку виновного.
- Виновный, - пробормотал он вслух, когда тронулось такси. - Я думаю, это правильное слово. Он собирался убить меня, а потом переписать завещание. И тогда - в любом случае, какой-нибудь родственник получит деньги. А какая от этого польза Фуллеру? Если, конечно, не было раскола в сговоре после. Что ж, скоро я это выясню.
Такси подъехало к его поместью. Колфакс взглянул на дешевые наручные часы, которые купил для «Руфуса Тейта», и покачал головой. Два пятнадцать. Немного поздно.
- Лучше поздно, чем никогда, - задумчиво произнес он, расплачиваясь с водителем и пройдя по дорожке с ухмылкой под фальшивыми усами. – Да, гораздо лучше поздно, чем никогда!
Когда он подошел к двери, его охватило возбуждение. Теперь надо держать себя в руках. Новая маскировка станет проверкой всех его способностей. Он должен преуспеть в этом на глазах у полудюжины людей, знавших его с детства. И предстоял еще один тест. Один из этих людей пытался прикончить его. Теперь оба, незадачливый убийца и живучая жертва, вступят в смертельную игру. Колфакс поднял руку, чтобы нажать на кнопку звонка, но тут заметил, что дверь приоткрыта. Повинуясь внезапному импульсу, он пинком распахнул ее. Створы открылись, за ними виднелся пустой коридор.
Из двери библиотеки, расположенной слева от входа, слышался слабый разговор. Должно быть, все собрались там, чтобы заслушать завещание. Хорошо. Сейчас он эффектно появится, войдя своей походкой «Руфуса Тейта» и удивит их. Или ... Он заколебался, заметив, что дверь библиотеки приоткрыта. Лучше сначала посмотреть, все ли чисто.
Да, они все были там. Он узнал их лица и затылки. Его сестра, ее муж, дети, собрались вокруг стола. Доктор Дарофф стоит в стороне. Хеншоу на заднем плане. И сидящий во главе стола Джереми Фуллер со своим портфелем. Все на месте. Теперь осталось войти, но стук каблуков по внешнему крыльцу заставил Колфакса внезапно развернуться. Кто-то еще собирался присоединиться к вечеринке! Нежданный гость. Колфакс заметил портьеры рядом с дверями библиотеки и быстро спрятался за ними. Ему лучше увидеть этого новичка, когда тот позвонит в колокольчик. Лучше всего знать все заранее.
Но вновь прибывший не позвонил. Увидев открытую дверь, этот человек вошел прямо в нее короткими, семенящими шагами. Незнакомец без колебаний направился в библиотеку, оказавшись в футе от спрятавшегося Колфакса. Колфакс уставился на него, задыхаясь, хватаясь за портьеры, чтобы не упасть, пока его разум мерцал под ошеломляющим воздействием увиденного.
У этого жеманного незнакомца были светлые волосы, очки и прядь усов, прилипшая к верхней губе. Незнакомец был замаскирован под его двойника – Руфуса Тейта!  
Глава III
Он говорит, убийство
Колфакс вцепился в стену и уставился сквозь портьеры на происходящее в библиотеке. Он увидел, как собравшиеся словно по команде разом повернули головы, и посмотрели на светловолосого незнакомца. Он услышал их удивленные возгласы, точно так же, какими представлял себе, когда появился бы он сам. Это было плохо. Но еще хуже было слышать незнакомца – двойного самозванца, говорящего протяжным голосом, который он лично планировал использовать, выдавая себя за «Руфуса Тейта». 
Это был просто кошмар: мнимый Руфус Тейт говорил в точности так же. Он представился калифорнийским племянником усопшего. Потом достал бумаги и передавал их адвокату Фуллеру. Права. Колфакс мог поклясться, что видел все штампы и подписи.
Обливаясь потом, Колфакс наблюдал, как этот таинственный незнакомец слово в слово ведет весь диалог, который он сам планировал использовать. Он что, с ума сошел? Все — ужасная борьба в могиле, странное нарушение его планов, а теперь еще и появление этого клоуна — могло быть просто галлюцинацией его больного ума. Возможно, он спит и скоро проснется. Где? В этой разлагающейся могиле? Колфакс прижал дрожащие пальцы к крашеным вискам и попытался сдержаться. Он предвидел проблемы, но это было уже слишком. Теперь Джереми Фуллер предлагал всем сесть и послушать завещание, в котором содержалась последняя воля и завещание покойного Стэнли Колфакса. Раньше Колфакс с нетерпением ждал того момента, когда его завещание будет прочитано.
Но теперь позабыл про него. Он лихорадочно осматривал каждое лицо, каждую фигуру в комнате. Он должен найти предательский жест, знак. Его разум метался, как бешеная крыса в костлявой тюрьме черепа. Он анализировал и искал мотивы и подсказки. Его внимание переключилось с одного лица на другое.
Среди прочих была его сестра Регина Бассет. Толстая, вечно ухмыляющаяся женщина с перекрашенными кудрями. Теперь она сидела с траурной вуалью на лице, обремененном тремя подбородками. Какую черную тайну скрывала эта вуаль? Завеса лицемерия…
Рядом с ней находился муж Эндрю Бассет. Неудачник со слабым подбородком. Он всегда был сердечным «хорошим парнем», но Колфакс не доверял его наигранной лести. Возможно, он слишком беспечно отнесся к Эндрю Бассету. Слабый подбородок может скрывать сильные амбиции. Честолюбие, которое не остановится ни перед чем - даже перед убийством. Рядом с родителями сидели дети. Три веские причины, по которым Бассеты могут убить. Колфакс подумал о том, как они обошлись с ним. Его сестра предложила переехать к нему и вести хозяйство. Конечно, просто предлог, чтобы оседлать его со всей семьей. Она всегда жалела его за «одиночество» и настаивала, чтобы он женился. Это его не обмануло. Она охотилась за состоянием. Предположим, она или ее муж раскрыли его план, решили воспользоваться им, наняв собственную «марионетку», готовую сыграть роль племянника из Калифорнии? И все же доктор и Фуллер вряд ли согласились бы на это. И ни его сестра, ни ее муж не могли их заставить. Но, возможно, кто-то из детей мог оказать давление.
Подозрительный взгляд Колфакса упал на младших членов семьи. Белобрысый Билл, двадцати двух лет, инструктор гражданской авиации, но при этом сноб. Охотник за светскими девушками. Два года назад Билл потребовал у Колфакса спортивный родстер. Он точно знал, где находятся деньги. Хватит ли у него смелости добыть их – самым худшим способом? Может быть, это был Томми. Он был старше, двадцати пяти лет, и женат. Молодой адвокат, уже жаждущий попасть стать политиком. Честолюбивый, как и его мать. Практичный. Достаточно упрямый, чтобы спланировать убийство? Синтия. Всего восемнадцать. Девочка, но с безжалостной решимостью матери.
Вся семья должна ненавидеть его за деньги. Одинокий холостяк - почему он имеет так много, когда у них так мало? Надо его убить! Колфакс нахмурился и взглянул на Хеншоу; невозмутимого Хеншоу. Секретарь и мастер на все руки стоял незаметно в тени. Зачем? Чтобы скрыть злорадную, тайную улыбку на своем лице?
Хеншоу всегда улыбался. Десять лет он служил Колфаксу в этом большом доме и всегда улыбался. Какого черта он должен улыбаться? Если только он не скрывал тайну — заветный план. У него была возможность подслушивать телефонные разговоры. Возможно, он случайно услышал о заговоре и решил действовать. Неужели это его холодные костлявые руки вбили гвозди в крышку гроба?
Взгляд Колфакса упал на профессора Кроули. По телу пробежала дрожь. Раньше он не замечал своего пожилого дядю, но ведь никто никогда не обращал внимания на профессора Кроули. Возможно, это было ошибкой - не замечать профессора Кроули. Если подумать, он очень мало знал о своем эксцентричном дяде. Кроули служил бедным профессором химии в местном университете, и всегда был на грани того, чтобы попросить у Колфакса средства для создания частной исследовательской лаборатории. Но согбенный человечек так и не высказал свою просьбу прямо. Он просто сновал туда-сюда с поспешными визитами, почти ничего не говорил, но сидел с кривой усмешкой, попыхивая трубкой, и смотрел на Стенли Колфакса близорукими глазами. Эксцентричный профессор, слуга науки, он был завистливым и жаждал дани для своего божка. Дань крови за великое дело исследований? Почему бы и нет? Возможно, очень возможно.
Колфакс смотрел, как Джереми Фуллер читает завещание. У адвоката был мягкий, мурлыкающий, почти кошачий голос. И он походил на лоснящегося кота с толстым брюшком, гладкими седыми волосами, раскосыми глазами и ухоженными ногтями, длинными, как когти. Отвратительный тип, Джереми Фуллер. Адвокат, который по-кошачьи пробирался через лазейки в юридических заборах. Культурный кот, который мог бы нырнуть в любое мусорное ведро, если добыча богатая, но который так нежно мурлыкал, когда его гладили по шерстке. Фуллер знал план Колфакса. Но хватило ли у него мужества попытаться сделать это?
А вот Дарофф – совсем другое дело. Тощий доктор с гривой густых черных волос сидел, сгорбившись, в своем кресле. Его неестественно яркие глаза блестели под сабельными бровями. Он потянул себя за усы длинными белыми пальцами, израненных от введения подкожных инъекций - и другим, и самому себе. Кокаинист. Наркоша. Блестящий специалист, но совершенно беспринципный. И, возможно, не в своем уме. Его глаза сузились до черных щелочек, когда Колфакс пообещал ему десять тысяч долларов за поддельное свидетельство о смерти. Доктор Дарофф любил деньги. Может быть, он любил настолько, чтобы убить за них. И у него имелась возможность воспользоваться ситуацией, ведь он был посвящен в планы. Он и только он был хозяином положения.
Колфакс внимательно наблюдал за ним сквозь занавески, пока доктор Дарофф слушал мурлыкающий голос Джереми Фуллера. Документ заканчивался. Все головы подались вперед, когда Фуллер начал читать часть завещания, относящуюся к наследству. 
- Завещаю все состояние моему дорогому племяннику, Руфусу Тейту.
Шок! 
Колфакс мог поклясться, что прочел неподдельное изумление на лицах всех присутствующих. Но любой достаточно умный, чтобы спланировать эту ситуацию, имел бы смысл сдерживать естественные эмоции. И была одна неизвестная величина. Фальшивый племянник. Незнакомец.
«Руфус Тейт» сидел спокойно.
- Все это так неожиданно, - сказал он собравшимся. 
Но при этом он не выглядел удивленным или взволнованным. Кто бы он ни был, он знал, что делает — крадет два миллиона долларов у предполагаемого покойника!
- Я не знаю, что сказать, - протянул он. - Ну... дядя Стэнли... я едва знал этого человека.
«Дядя Стэнли» мрачно улыбался за портьерами. Это последнее утверждение, безусловно, было правдой! Когда Джереми Фуллер закончил чтение завещания, Колфакс задумался. Предположим, что истинным зачинщиком заговора был этот самозванец «Руфус Тейт»? Предположим, что он, кем бы он ни был, случайно пронюхал об этом деле и вступил в игру самостоятельно. Тогда удивление всех остальных было искренним. Возможно, доктор Дарофф и Джереми Фуллер думали, что этот человек – действительно переодетый Колфакс. Если так — то кто такой Руфус Тейт?

 

У Колфакса закружилась голова. Вся эта интрига, эта тайна — и ему одному предстоит сыграть роль детектива и найти мужчину, который пытался его убить. Или женщину. Он должен действовать быстро, без промедления. Должен ли он сейчас же войти в библиотеку, осадить самозванца и выпалить всю историю? Сказать им в лицо, что он сделал и почему так поступил?
Вот только ему никто не поверит. Доктор Дарофф подделал свидетельство о смерти. Джереми Фуллер действовал незаконно, читая завещание человека, который, как он знал, был жив. Им придется опровергнуть его рассказ. Поэтому ему придется пройти нелегкий путь. Но какой? Колфакс снова уставился на собрание в библиотеке.
- Я так потрясен, - бормотал новый наследник. - Право, тетя Регина, я не знаю, что сказать.
Регина Бассет и ее муж тоже не знали, что сказать. Они едва могли скрыть свою ненависть. На морщинистом лице профессора Кроули появилось мрачное выражение. Трое детей Бассетов о чем-то перешептывались между собой. Хеншоу отвернулся. Какая тайна скрывалась за его очками?
Доктор Дарофф нервно постукивал пальцами по краю стола, пока Джереми Фуллер возился со своим портфелем. Только «Руфус Тейт», казалось, был невозмутим. Он улыбнулся и похлопал Эндрю Бассета по спине.
- Давайте выпьем, - предложил он. - Я думаю, нам всем это нужно.
В его голосе не было приказа, только предложение, но Хеншоу, казалось, почувствовал присутствие в доме нового хозяина. Он поспешил прочь. Колфакс ждал, обдумывая свой следующий шаг. Хеншоу вернулся с графином и стаканами на подносе, налил. Фуллер помог ему раздать стаканы. Даже трезвенник профессор Кроули взял виски.
Руфус Тейт поднял бокал, улыбнулся и произнес тост: 
- Светлая память дяде Стэнли. 
Все выпили. Стэнли Колфакс напрягся. Настал момент действовать, прекратить этот фарс. Он снимет усы, войдет туда и...
Пустые стаканы упали на пол. В ужасе открылись рты, глаза безумно выпучились. Потому что доктор Дарофф поднялся со стула и стоял, подняв сабельные брови и глядя стеклянными глазами в пустоту. Его длинные пальцы рассеянно поглаживали горло. Дарофф открыл рот, шагнул вперед. Из красной пещеры его горла вырвался не голос – сдавленный хрип.
- Изверги!
Регина Бассет закричала, когда доктор Дарофф упал лицом вниз. На мгновение все застыло в ужасающей картине. Затем Джереми Фуллер тяжело вздохнул. 
- Это, - прошептал он, - убийство.  
Глава IV
Больше убийств — больше радости!
Убийство – это полиция. То есть полицейское расследование. Это простое уравнение и Стэнли Колфакс сразу же решил его. Он выскользнул из дома, не оглядываясь, и помчался по подъездной дорожке так быстро, как только позволяли ноги. Он остановил такси на углу и назвал адрес нового убежища. Нужно было кое-что сделать, и он должен подумать.
Если раньше у Колфакса и были какие-то сомнения в серьезности заговора, то теперь они рассеялись. Один из его подозреваемых был убийцей. Но теперь на одного подозреваемого стало меньше. Доктор не мог быть виновен в заговоре, потому что он был мертв. И почему он был мертв? Потому что он слишком много знал? Лучше решить этот ребус, когда он приедет в квартиру. Одно он знал точно - он не может оставаться в доме, когда приедет полиция. Присутствие двух джентльменов по имени «Руфус Тейт» было бы трудно объяснить. Он и сам не мог этого сделать. Он многое не мог объяснить. Колфакс подумал об этом позже, расхаживая взад и вперед по квартире. Он все еще не знал, кто пытался убить его: его сестра, ее муж, один из детей, Джереми Фуллер, профессор Кроули, Хеншоу или фальшивый племянник.
Он все еще не знал, кто же такой этот фальшивый «племянник». Он до сих пор не знал, кто убил доктора Дароффа и почему. Три загадки! Сначала Колфакс решил взяться за последнюю. Доктор Дарофф. Он участвовал в заговоре. Очевидно, кто-то хотел убрать его, возможно, потому, что тот слишком много знал или контролировал ситуацию. Справедливое предположение. Но кто это сделал?
Напитки, включая отравленное виски принес Хеншоу. Поэтому он-то и был самым очевидным подозреваемым. Но предположим, что это правда и Хеншоу предназначил яд кому-то другому? Это тонкое осложнение. И все же Колфакс был совершенно уверен, что полиция будет рассуждать так же, как и он, и задержит Хеншоу за убийство доктора Дароффа. Это сразу же вывело бы других подозреваемых из тени: Кроули, Фуллера, Регину Бассет, Эндрю Бассета, детей и поддельного «племянника». Не надо даже думать о Стэнли Колфаксе. У них не будет ни малейшей зацепки, чтобы заподозрить, что дело требует дальнейшего расследования.
Так что Колфаксу придется самому найти предполагаемого убийцу. И, конечно же, придется раскрыть личность второго «Руфуса Тейта». Спустя две сигареты Колфакс начал размышлять об этом самозванце. Человек в его маскировке, человек с его удостоверениями, полный дубликат. Человек, который вошел и небрежно унаследовал два миллиона долларов. Кто он такой? В ответе на этот вопрос лежал ключ к разгадке тайны. Как получилось, что этот человек носил точно такую же маскировку, которую Колфакс выбрал для себя?
Очевидно, кто-то предупредил его о заговоре.
И все же, где этот незнакомец мог раздобыть такую маскировку? Колфакс усмехнулся.
- Почему я не подумал об этом раньше? - пробормотал он. - Конечно, есть только одно место, где он мог бы его достать. В том же месте, где я получил свой! Магазин костюмов Рэкера!
Теперь это было очевидно. Чтобы быть уверенным в том, что он скопировал прическу, фальшивые очки и светлые усы, этот человек, должно быть, посещал магазин, в который заходил Колфакс. Он заехал туда около недели назад и купил все необходимое у мистера Рэкера в его захудалом магазинчике в районе трущоб. Он казался безопасным, достаточно безобидным. Но этот незнакомец шел по его следу и дублировал его покупки. Существование Колфакса превратилось в пересадку из одного такси в другое. Он позвонил в такси и торопливо назвал адрес магазина Рэкера.
- Мы делаем успехи, - сказал себе Колфакс. - Мистер Рэкер сможет подсказать мне, кто приходил и просил те же вещи, что и я. Сейчас я оденусь - скажу ему, что сегодня вечером иду на костюмированную вечеринку.
Оправдание будет звучать логично, рассуждал Колфакс. Когда такси подъехало к обочине одной из запутанных улиц, он понял, что наступили сумерки. Красный закат медленно угасал за мрачными стенами убогих многоэтажек, теснившихся вдоль улицы. Колфакс поспешил в сумерках к засиженному мухами окну с вывеской магазина костюмов Рэкера. Он спустился по ступенькам ко входу в подвал и открыл дверь. Бледнолицая блондинка склонилась над грязным прилавком в мрачном маленьком магазинчике. Колфакс подошел к ней.
- Я хотел бы поговорить с джентльменом, который обслуживал меня на прошлой неделе, - начал он. – Это был мистер Рэкер, верно?
- Он вышел, - сказала девушка. - Чем могу помочь?
- Да, есть вопрос. - Колфакс заставил себя улыбнуться. - Вы случайно не знаете какого-нибудь клиента, который за последние семь дней приходил и покупал такие очки в роговой оправе? И накладные усы, как у меня? А краску для волос – пепельно-белую краску?
Девушка взглянула на его маскировку и презрительно пожала плечами. 
- Ну, - проворчала она. - Я ничего не помню. Рэкер может и знает, но его нет. Почему бы вам не приехать завтра?
- Пожалуй, я лучше пойду. 
Колфакс улыбнулся и отвернулся. Водянистые голубые глаза девушки следили за его удаляющимся силуэтом.
- Чокнутый, - пробормотала она.
Колфакс вышел на темнеющую улицу. Такси уже уехало. Надо было сказать водителю подождать. Теперь ему придется идти пешком. И перспектива прогулки по этим пустынным трущобам оказалась удручающей. Завтра он вернется рано утром и поговорит с Рэкером. Жаль, что его не было на месте. Интересно, куда он делся. А потом... Колфакс понял. Догадка сразу поразила его. Он вспомнил Лу Рэкера. Это был высокий человек, примерно его роста, ему было чуть за сорок, так же как и Колфаксу. И Рэкер знал, какую маскировку Колфакс планирует использовать. Рэкер был человек, который мог бы сам использовать такую маскировку!
Поддельным «Руфусом Тейтом» может быть Лу Рэкер!
Колфакс проходил по переулку за магазином костюмов, когда его осенило. Это поразило его с такой ошеломляющей силой, что он не заметил фигуру, крадущуюся позади; фигура следовала за ним с дубинкой, готовой ударить. Так и случилось. Эта мысль поразила его — а затем, из сгущающихся сумерек, его ударила дубинка. Колфакс обернулся и увидел, как скорчившаяся фигура подняла длинную руку, чтобы ударить снова. Он попытался увернуться, но слишком поздно. Орудие описало зловещую дугу, и Колфакс упал. Его последним сознательным видением был гроб на кладбище—гроб, ожидающий Стэнли Колфакса, и теперь, он в конце концов, будет похоронен.
Глава V
Неизвестность убивает
Когда «Руфус Тейт» вернулся в особняк Колфакса, было уже далеко за полночь. Он поправил усы, прежде чем позвонить в колокольчик, и успокаивающе похлопал по выпуклости на заднем кармане. Этот инструмент очень пригодился! Он улыбнулся. На двери не было никаких лент. Хорошо. Повсюду царило волнение. Проведя короткие допросы, полицейские увезли Хеншоу в камеру. Очевидно, что поскольку он подавал напитки, он и подбросил яд.
После этого все могли уйти. Как раз хватило времени, чтобы вернуться в магазин, дождаться появления Колфакса — а он наверняка появится, увидев еще одного «племянника» — и сделать дело. Все сработало. А теперь надо снова вернуться, просто чтобы осмотреться вокруг, немного усыпить подозрения, и выяснить несколько вещей, а также посмотреть, какие остальных настроения, если они все еще болтались вокруг. Так оно и было. «Руфус Тейт» нашел все собрание в гостиной. Конечно, Хеншоу там уже не было. А доктор Дарофф отправился на вскрытие.
«Руфус Тейт» подавил усмешку и поправил очки, входя в гостиную. Он должен был соответствовать траурному духу, витавшему в доме. И дух оказался довольно густым.
- Руфус, ты вернулся! – к нему повернулась Регина Бассет. Толстая женщина плакала, и ее пудра покрылась пятнами туши.
- Да, тетя Регина. - Он тяжело вздохнул.
- Я знаю, что ты чувствуешь, дорогой мальчик. Эта ужасная сцена - прямо после смерти Стэнли! Бедный Стэнли! - Женщина вздохнула. - Я не могу перестать думать о нем. - Она понизила голос. - Боюсь, мы не очень хорошо относились к нему, когда он был жив. Я всегда ворчала на него из-за того, чтобы он женился, или что сама поведу хозяйство. Я не понимала, что бедняга хочет побыть один. Он был интровертом. Неудивительно, что он оставил вам свои деньги — вы были единственным, кто не приставал к нему.
«Руфус Тейт» уставился на Регину Бассет. В ее голосе не было и следа зависти. Очевидно, то, что ее лишили завещания на два миллиона долларов, нисколько ее не беспокоило.
- Как ты себя чувствуешь, Руфус? - Эндрю Бассет, ее муж присоединился к ним в дверях. - Лучше отдохни немного. Это должно быть тяжело. - Его слабый подбородок задрожал. - Стэнли был замечательным человеком. Никогда бы не подумал, что ему может служить такой хитрец, как Хеншоу. 
О завещании Эндрю не сказал ни слова. «Руфус Тейт» удивился. Можно было ожидать, что они возненавидят старика - и его тоже. Но нет. Они ничего не заподозрили.
Он неторопливо подошел к столу, за которым сидели трое детей. Белобрысый Билл, кудрявый Томми и Синтия одарили его грустными улыбками. Их горе казалось искренним, а потому безобидным. Из тени выступил профессор Кроули. 
- Мистер Фуллер ждет вас, - сказал он. - Он наверху, в личном кабинете, просматривает бумаги. Полагаю, он хочет прояснить последние детали.
- Спасибо, - сказал «Руфус Тейт». - Он пристально посмотрел на пожилого ученого. Что эта старая птица думает о происшедшем? Неожиданно пришел ответ. В ладонь ему словно впился птичий коготь.
- Я знаю, что ты чувствуешь, мой мальчик, - прошептал старик. - Твой дядя Стэнли был великим человеком. Мы все скучаем по нему. Но теперь все зависит от тебя, как главы семьи. Удачи.
«Тейт» отвернулся и направился к лестнице. Забавная компания. Очевидно, все они восхищались Стэнли Колфаксом - Бог знает почему. Он ничего не сделал для них и вычеркнул их из своего завещания. Жаль, что он не может пересмотреть свое решение. Но было уже слишком поздно. Слишком.
«Руфус Тейт» улыбнулся, поднимаясь по лестнице. Значит, Джереми Фуллер был в частном кабинете, а? Он просматривал бумаги? Ну что ж - пора и ему принять участие в деле «обустройства поместья». Он бы уладил и другие дела с Фуллером. 
Убрав со лба гладкие седые волосы пальцами с длинными ногтями, Джереми Фуллер посмотрел на посетителя с отстраненным весельем, блеснувшим в раскосых глазах. Его мурлыкающий голос прозвучал как всегда мягко.
- Я ждал вас. Закройте дверь и сядьте. Все сработало?
- Отличная работа, - сказал Руфус Тейт.
- Благодаря мне. - Джереми Фуллер встал. - К счастью, я увидел это отражение в зеркале в прихожей и понял, что старый Колфакс прятался за занавесками сегодня днем, когда читали завещание. Одному Богу известно, что он мог попытаться провернуть. Хотя я до сих пор не знаю, как он выбрался из могилы.
- Он готов к тому, чтобы снова отправиться туда, - усмехнулся Руфус Тейт.
- Чудесно. - Фуллер потер руки. - Вы уверены?
- Истинно, как то, что я жив. Я затащил его в магазин костюмов и связал.
- Вы были очень заняты. Ну и я тоже, - улыбнулся адвокат. - Мне удалось повесить отравление на Хэншоу. Никто ничего не подозревает, и вся семья готова забыть об этом.
- Вы еще не сказали, как избавились от Дароффа, - напомнил «Руфус Тейт», садясь рядом с Фуллером.
- А вы не догадались? Все было просто, - усмехнулся адвокат. - Начнем с того, что я никогда не рассказывал вам о своем первоначальном плане, не так ли? Это было до того, как вы появились на сцене. Колфакс разработал этот план, чтобы замаскироваться под собственного племянника после инсценировки смерти. Конечно, Дарофф и я все планировал для него. Но я подумал, почему бы не дать ему умереть по-настоящему, а потом нанять кого-нибудь в качестве племянника и разделить с ним добычу? Естественно, я подумал о вас и отправил Колфакса в ваш магазин купить маскировку, чтобы вы могли оценить его и посмотреть, сможете ли все провернуть. Я знал, что вы прекрасный актер и такого же телосложения, как Колфакс. Так что…
- Короче, - отрезал «Руфус Тейт» и встал. - Так что там насчет доктора?
- Ну, вы же знаете, как мы это поняли. Доктор Дарофф просто дал бы Колфаксу настоящий яд вместо снотворного. Чтобы быть вдвойне уверенным, я прибил гвоздями крышку его гроба. Что и сделал. Но у Дароффа, должно быть, имелся свой план. В конце концов, он не применил настоящий яд. Конечно, он не знал, что я прибил крышку гроба, но, видимо, это сработало так же. Колфакс каким-то образом выбрался. В то же время Дарофф планировал пойти к нему и сказать, что я хочу надуть его и отравить. Он думал, что Колфакс вознаградит его за разоблачение этой схемы. Но в то утро я нашел здесь, в доме, настоящий яд. Я знал, что он не был использован. Достаточно щепотки этого вещества, которую я держал в кармане.
Увидев отражение Колфакса в коридоре, я понял, что он сейчас ворвется. Дарофф заговорит, и нам крышка. Итак, вы предложили выпить. Хеншоу принес бутылку, но я помог ему передать стаканы. И сделал все, чтобы яд попал в стакан доктора Дароффа. Просто?
- Очень. И умно.
- Спасибо, - Джереми Фуллер улыбнулся своей кошачьей улыбкой. - После этого не возникло проблем. Конечно, я знал, что Колфакс рано или поздно отправится в магазин костюмов, когда уедет отсюда. Поэтому, когда копы ушли, я послал вас за ним. Остальное вы знаете. А теперь поговорим о более приятных вещах. - Джереми Фуллер снова потер свои толстые руки. - С вашими актерскими способностями и моими мозгами мы можем многого достичь. Первый результат – два миллиона долларов! У нас получится отличная команда. 
«Руфус Тейт» возвышался над адвокатом.
- Не так быстро, - прошептал он. - В твоем плане есть один недостаток.
- Какой же? – из голоса Джереми Фуллера исчезла мягкость.
- Угадай, мистер Мозг!
- Я не понимаю ...
- Тогда я тебе скажу. - Голос «Руфуса Тейта» был резок. - Ты мне больше не нужен. Теперь у меня есть деньги по завещанию, и с тобой покончено. Если хочешь сообщить в полицию, валяй. Тогда отправишься в тюрьму за убийство. И ты не сможешь обвинить меня ни в чем, кроме соучастия.
- Ну и что? А как же Колфакс? - дрожащими губами пробормотал Фуллер. 
- Как ты докажешь, что я убил его? Где тело?
Вместо кошачьих повадок в Джереми Фуллере появились тигриные. Он вскочил, но «Руфус Тейт» был начеку. Взмах дубинки, и Фуллер упал на стул, держась за челюсть.
- Так-то, - сказал «Руфус Тейт».
- Что ты хочешь, чтобы я сделал? - прошептал Фуллер.
- Просто запиши все, что рассказал мне. Подпиши небольшое признание.
Глаза Фуллера беспомощно блеснули. Как под гипнозом, он смотрел на размахивающую дубинку. Потом медленно нащупал ручку, вытащил перед собой чистый лист бумаги. И стал писать. 
Помахивая дубинкой «Руфус Тейт» встал над ним. А потом, без предупреждения, за его спиной дверь открылась. Молодой Билл Бассет бросился в атаку, размахивая кулаками.
- Я слышал вас, - проворчал он. Его кулак взметнулся вверх, и «Руфус Тейт» очень вовремя увернулся. 
Джереми Фуллер поспешил схватить его сзади. Но «Руфус Тейт» повернулся и обрушил оружие на череп адвоката. Раздался тошнотворный удар, и толстый адвокат упал. Но Билл Бассет и его брат Томми оказались проворнее.
- Отойди от него, грязная свинья! – хмыкнул Билл.
«Руфус Тейт» уронил дубинку и поднял обе руки.
- Нет, - выдохнул он. - Не надо! Разве ты не видишь — я твой дядя, Стэнли Колфакс!
Глава VI
Есть желание, будет возможность
Полчаса спустя собрание в гостиной значительно оживилось. Джереми Фуллера не было - он ушел в сопровождении одетых в синее фигур, вызванных по телефону. Одетые в синее фигуры также взяли с собой аккуратный документ — признание Фуллера, украшенное дрожащей подписью. Вскоре по этой причине будет освобожден Хэншоу. И вот теперь Стэнли Колфакс, без усов и очков, с намеком на естественную темноту у корней крашеных волос, заканчивал свой рассказ.
- Вы можете видеть, как это произошло, - сказал он. - Заговор Фуллера сработал отлично. Его марионетка, Рэкер, выдававший себя за «Руфуса Тейта», действительно вырубил меня и связал в подсобке магазина костюмов. То есть - начал меня связывать, когда я пришел в сознание. Когда он наклонился надо мной, я достал из кармана дубинку и пустил ее в ход. Когда я вышел из магазина, уже Рэкер был без сознания и связан. Полиция найдет его там, я уверен.
Тогда, естественно, мне пришлось приехать сюда. Я планировал выдать себя за Рэкера, выдающего себя за меня — зная, что зачинщик заговора, кем бы он ни был, выдаст себя. Я уже рассказал вам, как раскрылся Фуллер. Я довел его до того, что он написал признание, не раскрывая своей личности. Потом ворвались ребята. 
- Отличная работа, дядя Стэнли, - усмехнулся Билл. 
Стэнли Колфакс покачал головой.
- Это было не очень приятно, - сказал он. - Мне стыдно говорить все это. Сейчас, когда я оглядываюсь назад, весь мой план был махинацией ничтожного, подозрительного ума. Я думал досадить своим родственникам, своей плоти и крови, с помощью мрачного доктора и хитрого адвоката. Если подумать, это очень низко, не так ли?
Но я выучил свой урок - на горьком опыте. Когда я пришел сюда сегодня вечером как Руфус Тейт, то не нашел ничего, кроме искренней печали в ваших сердцах по поводу моей предполагаемой смерти. Я все время обманывал себя, что вы охотились за моим состоянием. Какой же я был идиот!
Стэнли Колфакс улыбнулся.
- Отныне все будет по-другому, - пообещал он. – Томми…
- Да, дядя Стэнли?
- Томми, ты же адвокат. Я хочу, чтобы ты кое-что для меня сделал.
- Что именно?
- Составь мне новое завещание, - сказал Стэнли Колфакс. - И оставь достаточно места - потому что вы все будете в нем!

 

(It's Your Own Funeral, 1943)
Перевод К. Луковкина
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий