Рассказы. Том 4. Фатализм.

Смерть это вампир

1. Не зайдете в мою гостиную?
Ручка ворот была ржавой. Я не хотел прикасаться к ней, но это был единственный способ попасть внутрь, кроме как взобраться на высокую ограду и оставить клочки брюк на железных шипах, торчащих сверху. Я взялся за ручку, распахнул калитку и пошел по мощеной дорожке к дому. Если бы я был ботаником, то заинтересовался бы сорняками, растущими вдоль этой тропы. А так они были просто чем-то, о что можно споткнуться. Я позабыл про них и уставился на особняк впереди.
Дом Петрова казался не больше замка, и не старше Ноева Ковчега. Скорее он походил на место, которое Призрак Оперы выбрал бы для летней резиденции. Насколько я мог судить, дом явно напрашивался на снос. Но это было не мое дело. Мое дело было пробраться внутрь и уговорить старого Петрова дать мне интервью о его сокровищах. В воскресном приложении газеты требовался интересный сюжет. 
Я подошел к большому крыльцу, поднялся по лестнице и дернул старомодную дверную ручку. Ничего не произошло, поэтому я сделал это снова. Тот же результат. Похоже, Союз дворецких отозвал своего человека с этой работы. Просто ради забавы я повернул дверную ручку и когда сделал это, заметил гирлянду, свисающую с металлического выступа, имевшего форму венка. Не похоронный венок - просто листья. Да какая разница? Меня лишь интересовало, была ли дверь открыта.
Дверь оказалась не заперта, и я вошел. Почему бы и нет? Когда Ленехан дал мне это задание, он предупредил, что оно будет трудным. Он разговаривал со старым Петровым по телефону, и тот отказался встречаться с прессой и распространяться по поводу своих сокровищ. Я ожидал, что у дверей меня встретит вышибала с дробовиком. Но нет, ничего подобного. Конечно, влезать в чужой дом невежливо, но газетные репортажи – в принципе не самая тактичная работа. Дверь за мной захлопнулась, и я очутился в длинном коридоре. В полуденных сумерках трудно было разглядеть что-то конкретное, но я уловил затхлый запах нафталина, старости и разложения.
Это заставило меня закашляться. Я кашлянул еще громче, надеясь разбудить хозяина. Никакого результата. Я пошел по коридору, все еще кашляя время от времени. Открытая дверь вела в пустую библиотеку. Я прошел мимо, миновал лестницу и двинулся дальше. За лестницей была еще одна дверь. Я остановился там, потому что из-под нее пробивался слабый свет. Я нащупал ручку и снова закашлялся, причем по-настоящему – на дверной ручке висела очередная гирлянда из этих листьев. Внутри стоял ужасный запах, как на пикнике богемы. Внезапно я узнал его. Чеснок. Если верить слухам, то старина Петров был немного не в себе. Но не может быть, чтобы он превратил дом в лавку деликатесов. Был только один способ узнать это. Я открыл дверь и вошел в гостиную, где горела лампа.
Внутри было тихо - достаточно, чтобы услышать, как падает булавка. На самом деле, можно было даже сказать с точностью, какой конец булавки ударится об пол первым: головка или острие. Но никакая булавка на пол не упала. В комнате сидел Петров. Он выглядел так же, как на фото. Этот человек был высоким, худым, с черными завивающимися волосами, и проседью на висках. Нос клювом и толстые губы выдавались вперед на этом лице. Петров лежал на полу, нацелившись носом в потолок. Я поспешно подошел к нему, и пол заскрипел, когда я наклонился. Но это не имело значения – шум его не беспокоил. Игоря Петрова больше ничто не беспокоило.
Его рука была ледяной, а лицо белым как бумага. Я огляделся в поисках зеркала, но ничего не увидел. Тогда я вытащил портсигар и приложил его к его губам Петрова.
Блестящий металл слегка затуманился. Во всяком случае, Петров все еще дышал. Возможно, у него был инсульт. Я поднял его голову и заглянул в бескровное лицо. Воротник был расстегнут; я нащупал пульс на его шее, затем быстро убрал руку. Я глянул на его горло и увидел два крошечных прокола на шее, покачал головой и снова пригляделся.
Отверстия были похожи на следы человеческих зубов!
Не было смысла спрашивать, есть ли в доме врач. Я встал и выбежал в коридор, чтобы найти телефон. Я добрался до него и тряс трубку почти минуту, прежде чем заметил свисающий с пола шнур. Тот, кто укусил Петрова, также прокусил провод.
Для меня этого было достаточно. Я проделал до города две мили примерно за десять минут и пятьсот вздохов. Я все еще задыхался, когда вбежал в кабинет шерифа Лютера Ши в Сентервилле и сбил его ноги со стола.
- Несчастный случай в доме Петрова! – прохрипел я. - Пришлите врача, быстро!
Шериф Лютер Ши был маленьким лысым толстяком, которому, казалось, нравилось держать ноги на столе. Он положил их обратно и хмуро посмотрел на меня поверх своего жетона.
- Что за спешка? И вообще, кто вы такой?
Кажется, я столкнулся с еще одним ведущим викторин, но желания выиграть шестьдесят четыре доллара в этот раз не имел.
- Вы что, не слышите? - закричал я. - Вызовите врача! Господин Петров ранен.
- В этом городе нет врача, - сказал мне шериф. - А теперь изложите свое дело, приятель.
Я все сказал. Шериф слушал, не убирая ноги со стола, пока я не показал свое журналистское задание. Вот и все. 
- Нет смысла искать врача - ближайший есть в Лос-Анджелесе, - решил он. - Я сам неплохо оказываю первую помощь. Я возьму машину, и мы поедем и заберем его.
Шериф Ши захлопнул за собой дверь кабинета, и я схватил телефон. Я сразу же связался с Кэллоуэем, и он пообещал прислать «скорую» в Сентервилл. Так или иначе, после внимательного осмотра Петрова, у меня не было уверенности в необходимости «первой помощи» от шерифа Ши. Потом я перезвонил в редакцию.
Ленехан зарычал на меня, и я залаял в ответ.
- Кто-то укусил его в горло? Скажи, Кирби, ты пьян?
Я выдохнул в трубку. 
- Понюхай, - сказал я. - Совершенно трезв. Я нашел его лежащим на полу с двумя дырками в шее. И сдается мне, что он не был мертв.
- Ну так выясни это. Занимайся этой историей и дай мне все, что у тебя есть. Мы можем подождать еще три часа до утреннего выпуска. Похоже на убийство, говоришь?
- Я ни слова не сказал об убийстве! - крикнул я.
- Ну же, хватит тянуть время! - огрызнулся Ленехан. - Сам ты думаешь по этому поводу?
Я понизил голос до шепота. 
- По секрету, - сказал я, - моя теория заключается в том, что старина Петров укусил себя за горло только ради рекламы.
Ленехан, очевидно, не поверил мне, потому что принялся обсуждать мою родословную. Когда шериф Ши появился в дверях, я бросил трубку. На Ши была черная шляпа стетсон как у владельца ранчо и наплечная кобура, смотревшиеся так себе.
- Пошли, приятель, - сказал он.
Мы взгромоздились на его колымагу, выкатили на единственную улицу Сентервилла и запыхтели по шоссе.
- Ты из лос-анджелесской газеты? – хмыкнул он. - Что ты делал у Петрова?
- Мой редактор дал мне задание написать очерк о художественных сокровищах поместья Петрова Ирен Колби. Вам что-нибудь о них известно?
- Ничего не знаю, приятель. Когда старик Колби был жив, они с женой иногда приезжали в город и немного торговали. Потом он умер, и она вышла замуж за этого иностранного жиголо, Петрова, и больше мы их в городе не видели. Потом она умерла, и с тех пор это место пошло коту под хвост. Это меня нисколько не удивляет. Я слыхал какие-то очень смешные сплетни о том, что происходит у Петрова дома. Все там отгорожено и заперто крепче барабана. Спроси меня, так я скажу: он что-то скрывает.
- Я вошел туда без всяких проблем.
- А как же охранники? А собаки? А как насчет замков на воротах? 
- Ни охраны, ни собак, ни замков не было, - сказал я шерифу. - Петров лежал на полу с дырками в горле. 
Мы обогнули поворот шоссе и приблизились к стенам особняка Петрова. Заходящее солнце сверкало на зубчатых шипах, возвышающихся над стенами. И тут луч сверкнул на чем-то другом. 
- А это кто? - крикнул я, хватая шерифа Ши за руку. 
- Не делай так! – хмыкнул он. - Чуть не сбил меня с дороги.
- Смотрите! – не унимался я. - По стене карабкается человек. 
Шериф Ши посмотрел через дорогу и увидел фигуру на вершине стены. Машина остановилась. Ши потянул за наплечную кобуру. 
- Стой или буду стрелять! - заорал он.
Человек на стене обдумал это предложение и отверг его. Он повернулся и прыгнул. Высота была не менее десяти футов, но он приземлился и уже бежал через дорогу, когда мы достигли основания стены. 
- За ним! - крикнул Ши.
Человек побежал по другой стороне дороги, направляясь к группе деревьев впереди. Я помчался следом. Беглец добрался до рощи в нескольких шагах впереди меня, и я решил применить футбольный приемчик. Рывок получился неточным, но сбил его с ног. Мы покатились по земле, и на мгновение беглец оказался сверху. 
Он не терял времени даром. Я почувствовал, как сильные пальцы впились мне в горло. Я вцепился ему в запястья. Он зарычал и вывернул шею. Я почувствовал, как его губы коснулись моей щеки. Он пытался укусить меня!
Я освободил его руки и попытался ударить по подбородку, но он пригнулся и прижал большие пальцы к моим глазам. Это было больно. Я прицелился еще раз, но ничего не вышло. К этому времени его руки снова обвились вокруг моей шеи, и все вокруг начало краснеть. Краснота стала черной. Я слышал, как он утробно рычит и хрипит, и его пальцы сжимались все сильнее и сильнее. Время галантности прошло: я пнул его в живот. С удивленным ворчанием он откинулся назад, схватившись за солнечное сплетение.
2. Они летают по ночам
Подбежал охрипший от одышки шериф Ши; вместе мы схватили нашего пленника и подняли его на ноги. Тип оказался бродягой. На нем был цельный комбинезон, испещренный дырами, в которых виднелись участки голой и очень грязной кожи, давно нуждающейся в ванне. Его желтые волосы спутались и свисали на глаза, что было очень кстати. Глаза были синими, как у куклы, и такими же пустыми. Его губы безвольно обвисли, с них свисали слюни. Картину дополнял ярко выраженный зоб.
- Да это же Томми! - сказал шериф. - Он немного того, - прошептал он, - но безобидный.
Шерифу не нужно было говорить мне, что с этим парнем не так. В это я легко мог поверить. Но в «безобидности» Томми я что-то сомневался. Я потер свои ноющие глаза и шею, в то время как шериф похлопал Томми по спине.
- Что ты делал на стене, Томми? - спросил он.
Томми поднял угрюмое лицо. 
- Я смотрел на летучих мышей.
- Каких еще летучих мышей?
- Летучих мышей, которые летают в сумерках. Они вылетают из окон, и слышно, как они скрипят друг на друга.
Я взглянул на шерифа Ши. Тот пожал плечами.
- Здесь нет никаких летучих мышей, кроме тех, что на колокольне Томми.
Я взял инициативу в свои руки.  
- На что еще ты смотрел, Томми? - спросил я. 
Он отвернулся. 
- Ты мне не нравишься. Ты пытался причинить мне боль. Может быть, ты один из них! Один из плохих людей.
- Плохих людей?
- Да. Они приходят сюда ночью. Иногда они приходят как люди, одетые в черные плащи. Иногда они летают - это когда они летучие мыши. Они приходят только ночью, потому что спят днем.
Томми заплакал во весь голос. Я не пытался его остановить.
- Я все об этом знаю, - прошептал он. - Они меня не подозревают и убьют, если решат, что я знаю. Ну, я знаю. Знаю, почему у Петрова нет зеркал на стенах. Я слышал, как Чарли Оуэнс, мясник, рассказывал о печени, которую посылает ему каждый день - сырая печень, фунтами. Я знаю, что летает по ночам.
- Довольно, - сказал шериф Ши. - Все, что ты знаешь, ты можешь рассказать нам внутри.
- Внутри? Вы ведь не пойдете туда, правда? Вы не можете взять меня туда! Я не позволю! Вы хотите отдать меня ему. Позволите ему убить меня!
И снова Ши прервал парнишку: схватив его за руку, он повел полоумного через дорогу. Я пошел за ними. Мы направились прямо к воротам особняка. Ши остановился. 
- Открой ворота, - сказал я.
- Они заперты.
Я присмотрелся. На ржавой ручке висел блестящий новый замок.
- Ворота были открыты полчаса назад, - сказал я. 
- Он всегда держит их запертыми, - сказал мне Ши. - Обычно здесь есть охранник. И собаки в конуре за домом. - Шериф подозрительно посмотрел на меня. - Вы уверены, что были здесь, мистер Кирби?
- Послушайте, - сказал я ему. - Я был здесь чуть больше получаса назад. Ворота были открыты. Я вошел и обнаружил Петрова на полу. У него было две дырки в горле, и я не уверен, дышал ли он еще или нет. Я все объясню позже, но давайте зайдем внутрь, немедленно. Он может быть уже мертв.
Ши пожал плечами, отступил назад и вытащил револьвер. Раздался выстрел, замок разлетелся вдребезги. Я крепко обнял Томми и втолкнул его в ворота. После этого я взял на себя инициативу и повел всех через дверь, в конец коридора. В сгущающихся сумерках все двигались медленно. Мы подошли к комнате за лестницей. 
- Вот, - сказал я. - Здесь я его и нашел.
Я открыл дверь. Свет все еще горел. Я указал на пол. 
- Вот, - сказал я. 
- Вот как? - проворчал Ши. - Где же он?
Комната была пуста. На полу по-прежнему лежал ковер, но Петрова там не было. Я уставилась туда, и комната начала кружиться. Я глубоко вдохнул и выдохнул свежий воздух, что попал сюда из открытых французских окон в конце комнаты. Конечно! Окна были открыты. Я совершил какую-то ошибку. Петров уже дышал. Наверно, он потерял сознание или что-то в этом роде, а после моего ухода пришел в себя, вышел прогуляться на крыльцо за открытыми окнами и запер ворота. А раны в его горле, может быть, от того, что он порезался во время бритья.
Я сглупил. Насмешливый взгляд шерифа Ши подтвердил это подозрение. Но Томми не улыбался.
- Ты был здесь раньше, - пробормотал он. - Ты видел, как он лежал здесь с дырками в горле.
- Я... я совершил ошибку, - пробормотал я.
- Нет. Когда ты был здесь, было еще светло. Сейчас уже сумерки. Когда ты нашел его, он еще спал. Но ночью он просыпается.
- Что ты имеешь в виду? Кто просыпается ночью?
- Вампир, - прошептал Томми. - Он оживает ночью и летает. Смотрите! 
Томми указал на сумерки за открытыми окнами. Мы уставились в ночь и увидели черную тень летучей мыши, скользящую в темноте и издававшую насмешливый писк. Через некоторое время дом наполнился людьми. Наконец приехала «скорая помощь», за которой я посылал, и Ши пришлось отослать их под надуманным предлогом обморока. Потом Ши захотелось поиграть в детектива и пройтись по дому. Лично я думаю, что он умирал от желания проверить это место только для того, чтобы собрать материал для сплетен.
Я не буду утруждать себя воспоминаниями о лежавшем теле. В конце концов, теперь моя история звучала довольно фальшиво. Томми был единственным, кто мне поверил, но от его поддержки было мало толку. Комментарии полоумного о вампирах не принимают всерьез.
Пока Ши возился с медиками, Томми продолжал говорить.
- Посмотри на чесночные венки на дверях, - сказал он. - Должно быть, он старался не подпускать их к себе. Они не выносят чеснок.
- Я тоже, - ответил я. - Но я не вампир.
- Посмотри на книги, - воскликнул Томми. - Магические.
Я подошел к книжным полкам. На этот раз Томми действительно заметил что-то любопытное. На полках стояли ряды томов в черных переплетах; заплесневелые, рассыпающиеся трактаты на латыни и немецком. Я прочел названия. Это действительно была библиотека демонологии. Без дыма огня не бывает. Но что это доказывает? Оккультизм - не редкое увлечение в этой части страны. Я знал полсотни психов, принадлежавших к «тайным культам».
В лагуне неподалеку жила целая их колония. Тем не менее, я пробежал глазами и пальцами по корешкам книг. Одна из книг на нижней полке выступала чуть дальше, чем следовало. Это оскорбило мое чувство опрятности. Когда я протянул руку, чтобы задвинуть ее, между пожелтевшими страницами выскользнула карточка. Я взял ее и обернулся как раз в тот момент, когда шериф Ши вернулся в комнату. 
- Пошли, - вздохнул он. - Давайте выбираться отсюда.
Когда мы возвращались в город с Томми, втиснутым между нами на переднем сиденье, Ши еще раз попробовал меня прижать.
- Я не понимаю всей этой возни, - заявил он. – Я вообще не знаю, что вы делали в том доме. По крайней мере, я могу задержать вас по подозрению в незаконном проникновении. Что касается Томми, то его могут арестовать по тем же обвинениям. Я поговорю с его родителями по этому поводу. Но вот что я хочу знать – где Петров?
- Похоже я его застрелил. – усмехнулся я. - Но летучие мыши улетели вместе с его телом.
- Очень смешно, - огрызнулся Ши. – Лучше таким как вы, пронырливым репортерам, не соваться в здешние порядки. Я бы привлек к делу окружного прокурора, но пока нет прямых улик. Может быть, после того, как я задержу вас на несколько дней по подозрению, вы будете готовы говорить. Мне также интересно, как вы перерезали эти телефонные провода. 
- А теперь слушайте, - сказал я. - Мне нужно работать. Я готов помочь исправить ситуацию. Если Игорь Петров исчез, и я последний человек, который видел его живым - или мертвым - это тоже важно для меня. Газете нужна эта история. Но я здесь по заданию, и мне нужно работать.
- Кажется я еще не упоминал об этом, но вы арестованы, мистер Кирби.
- Это, - вздохнул я, - все, что я хотел знать.
Я осторожно и быстро открыл дверцу машины. Мы ехали на тридцати километрах в час, но я рискнул и выскочил на дорогу. Шериф выругался и остановил дребезжащую колымагу, но к этому времени я убегал по канаве на другой стороне дороги. Ши завопил, размахивая револьвером, но не мог меня заметить в наступившей темноте. Затем он развернул машину и помчался обратно по дороге. Я рванул в поле. Через несколько минут дорога осталась далеко позади, и я направился к дальней стороне поля и грунтовой дороге, идущей параллельно.
Здесь я нашел грузовик, который отвез меня обратно в Лос-Анджелес. Я выскочил на первой же остановке, нашел аптеку и позвонил Ленехану в офис. 
- Где ты, черт возьми? – заорал он вместо приветствия. - Только что звонил этот деревенский шериф. Он кричит, что ты скрываешься от правосудия. И что это за история с пропавшим телом? Выкладывай!
Я все рассказал. 
- Придержи тираж, - взмолился я. - У меня есть одна идея насчет происходящего.
- Подержать? - крикнул Ленехан. - Я тебя сейчас порву! Ты и твой исчезающий Дракула! Когда ты нашел Петрова, тот валялся пьяным на полу, а ты стоял пьяным на ногах. Ему хватило порядочности уйти и протрезветь, но видно не тебе!
Я повесил трубку. Затем порылся в кармане и вытащил карточку, которую выхватил из книги в библиотеке Петрова.
На ней было красиво выгравировано:
 ХАММОНД КИНГ
адвокат
Я перевернул визитку. На обороте виднелись рукописные каракули:
СМЕРТЬ ЭТО ВАМПИР
Возможно, вас заинтересует этот том о вампиризме.
Х.К.
Дело принимало все более крутой оборот. Хаммонд Кинг? Я знал это имя. Парень из центра города, богатый адвокат. Какая тут связь?
Я позвонил Мэйзи в офис. 
- Хаммонд Кинг, - назвал я имя. - Проверь морги.
Мэйзи снабдила меня информацией. Я слушал, пока она не дошла до сообщения о том, что Хаммонд Кинг является адвокатом Айрин Колби Петровой. Я остановил ее и повесил трубку.
Было уже восемь часов. Маловероятно, что Хаммонд Кинг все еще будет в своем офисе, но это был шанс, которым стоило воспользоваться. В телефонной книге нашелся номер, и я бросил в автомат третью монетку. В трубке долго слышались гудки, затем раздался низкий голос: 
- Говорит Хаммонд Кинг.
- Мистер Кинг, это Дэйв Кирби из газеты «Лидер». Я бы хотел встретиться и поговорить с вами.
- Извините, молодой человек. Если вы позвоните мне в офис завтра для назначения встречи…
- Я подумал, что мы могли бы немного поболтать о вампирах.
- О.
Это его остановило. 
- Я сейчас приду, - сказал я. - Пока.
Он не ответил. Я вылетел из телефонной будки, заказал бутерброд с ветчиной и солодовое молоко, выпил их и взял такси до центра города. Ночной лифт доставил меня в кабинет Хаммонда Кинга. Дверь была открыта, и я вошел в одно из тех роскошных помещений, которые характерны для богатых адвокатов и безденежных агентов по бронированию. Мимо внешнего офиса я прямиком направился к большой двери с надписью «Личный кабинет».
Кинг с притворным безразличием рассматривал бутылку шотландского виски. Мое безразличие было таким же фальшивым, позволяя рассмотреть адвоката. Это был невысокий коренастый мужчина лет пятидесяти пяти. Седые волосы и усы в тон. Глаза косились за необычайно толстыми бифокальными стеклами. На нем был дорогой серый костюм, и я оценил его вкус в выборе галстука. Он выглядел как сотня других парней, с той разницей, что посылал книги о вампиризме своим друзьям. Люди полны сюрпризов.
- Мистер Кирби? - спросил он, вставая и протягивая руку. - Чему я обязан этим удовольствием?
- Я же говорил вам по телефону, - сказал я. – Хотелось бы немного поболтать о вампирах.
- О-о.
Фальшивая беспечность исчезла, и рука упала на бок.
- Я бы побеседовал об этом с мистером Петровым, - продолжал я. - Вообще-то, я заходил к нему сегодня днем, но его там не оказалось. То есть, он был там, а потом исчез. Вы же знаете, как вампиры оживают в сумерках.
- Что вы имеете в виду?
- Вы прекрасно знаете, что, Кинг, - сказал я. - Я просто хотел предупредить вас на случай, если кто-то попытается укусить вас в горло, это может быть ваш старый клиент, Игорь Петров. 
- Как вы узнали, что он мой клиент?
- Я знаю много вещей, - сказала я ему, выдавая желаемое за действительное. - А то что не знаю, вам лучше рассказать мне, и быстро. Если, конечно, вы не хотите, чтобы это было размазано по всей первой полосе «Лидера».
- Давайте будем благоразумны, - взмолился Хаммонд Кинг. - Я рад помочь вам, чем смогу. Что касается моего клиента…
Зазвонил телефон. Кинг потянулся к трубке, но тут же отдернул руку.
- Простите меня, пожалуйста, - сказал он. 
Потом встал, вышел в приемную и закрыл за собой дверь.
3. Поцелуй летучей мыши
Я бы отдал левую руку, чтобы узнать, с кем говорит Кинг. Но мне не пришлось этого делать. Достаточно было протянуть руку и осторожно поднять трубку. Называйте это подслушиванием, если хотите. По работе приходится делать много чего.
- Мистер Кинг? - в трубке раздался женский голос. - Это Лорна Колби. Я в отеле «Истмор», номер девять-девятнадцать… Нет, Игорь послал за мной. Он хотел поговорить о завещании.
- Вы не видели Петрова? - рявкнул Хаммонд Кинг в трубку на том конце провода.
- Нет, еще нет.
- Ну, я буду здесь утром, в десять. Мы должны действовать быстро, понимаете? Что-то происходит, и мне это не нравится.
- В чем дело? - спросила Лорна Колби.
- Я не могу сейчас говорить. Увидимся завтра. Спокойной ночи.
Он повесил трубку. Я тоже. Когда он вошел, настала моя очередь рассматривать бутылку виски. 
- На чем мы остановились? - спросил он.
- Вы как раз собирались все рассказать, - напомнил я. 
Хаммонд Кинг улыбнулся. 
- В самом деле? Мне повезло, что меня вызвали. Боюсь, что сейчас я не могу обсудить с вами этот вопрос. Это был звонок от клиента из Пасадены. Я должен сегодня вечером сесть на поезд.
Я встал. Один из ящиков стола был наполовину выдвинут. Я протянул руку и зачерпнул горсть чесночных листьев. 
- Полагаю, это осталось у вас после украшения дома Петрова, - сказал я ему. - Жаль, что вы не догадались повесить их на французские окна.
Я сунул ему в руку чесночный венок и вышел из комнаты. Он стоял с открытым ртом, словно дрянная пародия на чучело лося. Я спустился вниз, завернул за угол и пересек квартал, направляясь к отелю «Истмор». Я не стал предупреждать о своем появлении, а лично поднялся на девятый этаж. Девятьсот девятнадцатый номер был в конце коридора слева от меня. Я подошел к двери и постучал в дверь Лорны Колби. Ответа не последовало – только внезапный, оглушительный крик. Я дернул дверную ручку. Дверь открылась, и передо мной предстала картина застывшего ужаса. Блондинка лежала, распластавшись на кровати, а над ней склонилась призрачная фигура из ночного кошмара. Голова монстра склонилась к ее шее. Я видел, как тощие, вытянутые пальцы вцепились в женскую плоть, увидел, как смыкаются клыки - затем тень выпрямилась, повернулась, пронеслась через комнату и вылетела в открытое окно.
Лорна Колби лежала, схватившись за горло, и смотрела широко раскрытыми от ужаса глазами вслед злодею. Им оказался Игорь Петров. Когда я подошел к окну, пожарная лестница снаружи была пуста. Возможно, по ней никто не спускался и следовало поискать что-нибудь летающее в небе.
Я оглянулся. Лорна Колби сидела на кровати. В ее карих глазах все еще был страх, когда она посмотрела на меня. 
- Кто вы такой? - спросила она. 
Я представился. 
- Дэйв Кирби из «Лидера». Вы, конечно, Лорна Колби?
Она кивнула. 
- Да. Но как вы узнали? И что заставило вас прийти сюда?
- Меня прислал Хаммонд Кинг, - солгал я. 
Это было логичное предположение.
- Тогда, может быть, вы скажете мне, - сказала она, - что случилось с моим дядей? Он прислал телеграмму, чтобы я приехала и поговорила с ним о поместье. Я ждала от него вестей сегодня вечером. Мне захотелось спать, и я легла на кровать. Когда я снова открыла глаза, он был в комнате.
- Петров?
- Да. Вы тоже его узнали?
Я молча кивнул.
- Должно быть, он каким-то образом проник в комнату через окно. Он просто склонился надо мной, но с его лицом было что-то не так. Оно было таким белым, глаза сверкали, и я не могла отвести взгляд. Потом я почувствовала, как его руки опустились к моей шее, и я закричала, а потом...
Я аккуратно встряхнул ее.
- Прекратите это! - рявкнул я. – Расслабьтесь. 
Она немного поплакала, потом села и принялась рыться в карманах в поисках макияжа. Я воспользовался заминкой, чтобы получше рассмотреть ее. Лорна Колби была высокой блондинкой лет двадцати двух, со смазливым лицом и приятной фигурой. В общем, такая девушка, за которой стоит увиться. И, кажется она меня задела, хотя и не заметила этого. Через некоторое время она откинула волосы и улыбнулась.
- Ваш дядя... болен, - сказал я. - Хаммонд Кинг просил меня передать это. Мы стараемся держать все в тайне, пока не сможем забрать его на отдых.
- Вы хотите сказать, что он сумасшедший?
Я пожал плечами.
- Я всегда так думала, - заявила Лорна. - Даже когда тетя Айрин была жива, я знала, что с ним что-то не так. Он вел себя с ней скверно. 
Она замолчала, прикусила нижнюю губу и продолжила.
- После ее смерти ему стало еще хуже. Он завел в доме собак для охраны. Сказал, что хочет охранять ее могилу. Я не виделась с ним почти год. Никто не видел его с того дня, как она умерла. У нее случился сердечный приступ. Он похоронил ее в личных склепах поместья и даже не позволил мне проститься с ней или прийти на похороны. Я знала, что он меня ненавидит, и удивилась, когда вчера получила его телеграмму с просьбой приехать из Фриско и поговорить о завещании. Это тоже не имело смысла. В конце концов, тетя Ирен оставила ему все поместье, хотя он уже год не может добраться до денег.
У меня в голове что-то щелкнуло. Я решил ухватиться за эту деталь.
- Кстати, кто был врачом вашей тети? - спросил я.
- Доктор Келринг.
- Я бы хотел поговорить с ним, - сказал я ей. - Это очень важно.
- Вы думаете, он может знать, что случилось с дядей Игорем?
- Именно. - Я кивнул. - Он должен знать.
Я поискал его в телефонной книге: «доктор Роджер Келринг». Я позвонил в его офис в центре города, впрочем без особой надежды. И все вся их банда работала допоздна - Хаммонд Кинг сидел на работе, а Игорь Петров вел ночную жизнь хищника. Или это был он? 
«Они летают по ночам». 
Телефон разразился короткими гудками. Занято. Для меня этого было достаточно. 
- Пойдемте, Мисс Колби, - сказал я. - Мы отправимся в кабинет доктора Келринга.
- Но вы с ним не разговаривали, - возразила она.
- Телефон занят, - объяснил я. - Если подумать, я бы предпочел ничего не говорить ему заранее.
- Что вы имеете в виду? Думаете, он замешан во всем этом?
- Конечно, - заверил я ее. - Я бы нисколько не удивился, если бы ваш дядя сейчас был там с доктором.
Лорна надела пальто, и мы спустились вниз. В вестибюле она нерешительно остановилась.
- Подождите минутку, Мистер Кирби. Разве мы не сообщим, что видели дядю Игоря в моей комнате? В конце концов, если он болен, кто-то должен за ним присматривать. Он может быть…
- …опасен? Возможно. Но давайте не будем начинать то, что не можем закончить. Я подозреваю, что он в кабинете доктора Келринга. Не спрашивайте меня, почему, но у меня есть причины. Кроме того, вам же не хочется участвовать во множестве перекрестных допросов, не так ли?
Она согласилась. Я почувствовал облегчение. Что я могу сделать, если мы вмешаем в дело законников? Скажем им, что подозреваемый – вампир, нападающий на девушек в гостиничных номерах? Кроме того, я не думал, что Игорь Петров ходит по земле. Учитывая его сущность, он может летать. Или работать по четкому плану, а доктор Келринг должен знать этот план. Мы взяли такси до офиса Келринга, расположенного в здании на Першинг-сквер.
- А как выглядит доктор? - спросил я Лорну.
- Он высококлассный врач, - сказала она мне. - Ну, знаете - гладкий, тихий, добродушный. По-моему, ему около пятидесяти. Он лысый, с небольшой козлиной бородкой. Я видела его только один раз, у тети Ирэн, за несколько месяцев до ее смерти. Он производил приятное впечатление, но лично мне не нравился.
Голос Лорны выдал ее внутреннее напряжение. Я все понял. Не каждую ночь на девушку нападает вампир, даже если он член семьи. Отчасти по этой причине, отчасти ради личного удовольствия, я взял ее за руку, пока мы поднимались на лифте в кабинет Келринга. За внешней дверью горел свет. Я открыл ее и шагнул внутрь. У меня не было пистолета, но если что-то произойдет, то я рассчитывал на элемент неожиданности. 
За столом в приемной сидел мужчина лет пятидесяти, лысый, с небольшой козлиной бородкой. Его рука лежала на телефоне, как будто он собирался снять трубку и сделать еще один звонок. Но доктор Келринг никогда больше не позвонит. Он сидел, уставившись в пространство, и когда я коснулся его плеча, его шея качнулась под таким углом, что козлиная бородка почти коснулась места между лопатками.
Роджер Келринг был совершенно, определенно, безошибочно мертв.
Я похлопывал Лорну по плечу и успокаивал ее, когда зазвонил телефон. Резкий звон аппарата прорезал воздух, и я подпрыгнул. На мгновение я уставился на доктора Келринга, удивляясь, почему его мертвая рука не подняла трубку и не поднесла ее к уху. Затем я быстро обошел стол и оторвал его холодные пальцы от трубки. 
- Лорна, - сказал я, - в какой манере он говорил?
- Вы имеете в виду доктора Келринга? – вздрогнула девушка.
- Да.
- О, я не помню... Да, я думаю, что знаю. У него был мягкий голос. Очень мягкий.
- Хорошо.
Я выхватил носовой платок и прикрыл трубку. Просто импровизация.
- Привет, - сказал я, поднимая трубку. 
- Привет. Это ты, Келринг?
Я вздрогнул, узнав этот голос. Хаммонд Кинг!
- В чем дело? - тихо сказал я.
- Келринг, я должен поговорить с тобой, - голос звучал испуганно. Слишком испуганно, чтобы заподозрить мой. 
- Продолжай. Что ты задумал?
- Ты когда-нибудь читал «Падение дома Ашеров»?
- Что?
- Ты знаешь, о чем я говорю, Келринг. Она жива. Я знаю это!
- Кто еще жив?
- Миссис Петрова. Не тяни, Келринг. Я в отчаянии.
- Почему ты так думаешь, дружище?
- Это случилось два месяца назад. Я был там, в доме, с Петровым, спорил о завещании. Ты же знаешь, что он пытался заставить меня передать поместье раньше оговоренного срока. Не буду вдаваться в подробности, но я услышал шум. Из-за стены донесся женский голос. Он доносился с секретной лестницы за книжными полками - той, что вела к семейным склепам на склоне холма.
- Ближе к делу, Кинг, - сказал я. 
- Он пытался удержать меня, но я заставил его отвезти меня туда. Не знаю, как сказать, но за железной решеткой входа, в подвалах, я мельком увидел Ирен Колби Петрову. Живой.
- Но я объявил, что она умерла от сердечной недостаточности, - сказал я, вспомнив, что мне говорили. 
- Говорю тебе, она была жива! Она вбежала в один из коридоров, но я узнал ее лицо. Я попытался заставить Петрова открыть решетку и войти, но он потащил меня обратно наверх. Потом он рассказал мне эту историю.
- Какую историю?
- Ладно, Келринг. Вот почему я не звонил раньше. Я хотел разобраться с этим сам, но теперь мне нужна твоя помощь.
- Тогда лучше расскажи мне все, что знаешь.
- Я знаю, что она - вампир.
Я затаил дыхание. Кинг продолжал.
- Петров не выдержал и признался. Сказал, что он это знает, и ты тоже в курсе. Она была замешана в каком-то культе черной магии в Европе, когда он встретил ее. И когда она умерла, на самом деле она не умерла. После захода солнца она продолжала жить как вампир.
- Нелепо!
- Тогда я и сам не был уверен. Хотел позвонить в полицию. Но Петров умолял меня. Сказал, что у него есть охрана и собаки, и он не пускает в дом людей. Он запер ее там, кормил сырой печенью. Он попросил еще немного времени, потому что ты пытался работать над лекарством. И он все объяснил. Дал мне почитать книги по демонологии. Я не знал, чему верить, но обещал подождать. Потом, три дня назад, он позвонил мне и сказал, что она пыталась напасть на него. Он попросил меня прийти сегодня днем и все обсудить. Я ходил туда сегодня около четырех. Может быть, я был дураком, но я взял с собой немного чеснока. В книгах говорится, что чеснок отгоняет их. Когда я приехал, то нашел Петрова лежащим на полу. В его горле было две дырки – следы зубов вампира. Так что теперь и он стал вампиром! Я испугался и убежал. Я знал, что он послал за своей племянницей Лорной. Колби. Я хотел поговорить с ней, прежде чем что-то делать. А сегодня вечером ко мне зашел парень, сказал, что из газеты и тоже кое-что знает. Келринг, я решил действовать. Я не буду звонить в полицию, не могу. Они посмеются надо мной. Но сегодня ночью на свободе гуляет монстр, и я не могу оставаться в стороне. Сейчас я иду в дом Петрова.
- Подожди! - сказал я. 
Его голос был пронзительным, когда он ответил: 
- Знаешь, чем я занимаюсь, Келринг? Я сидел здесь и лепил серебряные пули. Серебряные пули для моего пистолета. А теперь я ухожу. Я иду туда, чтобы убить его!
- Не будь дураком! – закричал я своим нормальным голосом, но он уже повесил трубку.
- Пошли, - рявкнул я Лорне. - Я сейчас же позвоню в полицию и доложу о Келринге. Но мы уедем до того, как они придут.
- Куда мы поедем?
- В дом Петрова, - ответил я.
Она кивнула. Я обошел вокруг стола и увидел что-то на полу. Это был футляр для очков. Я поднял его и перевернул. Футляр выглядел как дорогая вещь, с выгравированным серебром именем. Подпись гласила:
 Хаммонд Кинг
4. Клыки вампира
Пока таксист ворчал по поводу долгой дороги, я рассказал Лорне то, что посчитал уместным. Я был слишком слаб, чтобы ясно мыслить. Ленехан думал, что я пьян и удрал из-под ареста, подслушивал, выдал себя за убийцу и все испортил. И завтра предстоит еще более напряженный день, если я не смогу распутать этот клубок сегодня вечером.
Думаю, это мое единственное оправдание. Я поступил очень глупо, когда привел Лорну в этот дом, руководствуясь только безумным предчувствием, и вооруженный только подозрениями.
Но я сделал это. Мы подкатили к черным, неприступным воротам дома Петрова. Поднялись на крыльцо особняка, и такси остановилось на подъездной дорожке. Я не заметил машины Хаммонда Кинга и был рад, что мы приехали первыми. Он ошибался, подумал я. Петрова здесь не было. А если так, то мы могли бы найти эту лестницу, заглянуть в склепы и посмотреть сами, вампирша ли Айрин Колби Петрова или спит вечным сном. 
В скрипучем коридоре нас задушил чесночный запах. Он затопил гостиную, когда я зажег лампу, постучал по книжным шкафам и нашел кнопку, открывающую часть стены. Лорна вздрогнула. Механизм напоминал что-то вроде «кошки и канарейки».
Я продолжал прислушиваться к звукам. Все был спокойно. В свете, струящемся из гостиной позади нас, мы быстро спустились по потайной лестнице. Внизу имелась еще одна панель в стене. Я включил свет и пошел по длинному, сырому коридору. Кинг сказал, что личные склепы семьи находятся под холмом. Мы завернули за угол и подошли к железной решетке, перекрывающей коридор. За ней горел свет. Я попробовал открыть дверь. Она скрипнула от первого толчка и подалась.
В крике потонул писк. Я обернулся.
Из-за угла коридора выскочило что-то черное и обрушилось на Лорну, окутав ее темным облаком. Я заметил горящие глаза и красные губы - Игорь Петров был здесь!
Я бросился к ним. Петров не увернулся, поджидал меня, и когда я подскочил, его рука метнулась вперед. Удар застал меня врасплох, и когда я пошатнулся, последовал второй удар. Что-то сверкнуло, и я упал. Удары, крики и возня смешались в единый шум. Петров протащил Лорну через решетку в подвал. Я вскочил на ноги, когда из-за поворота показалась еще одна фигура. «Еще этого не хватало», ошеломленно подумала я. Это был Хаммонд Кинг.
Он меня не видел. Адвокат смотрел остекленевшими глазами в темноту коридора. В руках у него был пистолет, заряженный серебряными пулями. 
Я бросился за ним. Когда мы миновали еще на один лестничный пролет, я посмотрел через его плечо на семейные склепы.
Лорна стояла в углу, прислонившись к стене. Фигура Игоря Петрова в плаще скользнула к ней, и я подумал о Дракуле, о детских страхах и кошмарах, о которых до сих пор шепчутся люди. Хаммонд Кинг не стал мешкать. В безумной ярости он начал стрелять из пистолета.
Петров повернулся и пошел на него. А потом улыбнулся. Он не упал, а с ухмылкой побежал к Хаммонду Кингу, раскинув руки. Адвокат издал сдавленное бульканье и упал.
На этот раз, когда Петров покончил с адвокатом, я не потерял равновесия. Я отвесил ему прямой удар прямо в челюсть. Он хмыкнул, его руки взметнулись вверх, и я почувствовал холодную хватку, когда он вцепился в меня. Я стукнул его по ребрам, но ударил словно в камень. «Трупное окоченение», подумал я. От Петрова несло сыростью, плесенью и старой землей. Его руки были сильными, и сжимали меня. Я упал на пол, и вампир потянулся к моему горлу. Он хмыкнул, а затем издал горлом звериный рык. Это было голодное рычание хищника, почуявшего кровь. Он схватил меня за шею, и я, протянув руку, отчаянно заскреб по полу, пока не почувствовал холодную сталь пистолета, который выронил Хаммонд Кинг.
Петров схватил мою руку, пытаясь вырвать пистолет из моих пальцев. Я хотел отбиться от него, но вторая рука вампира сжимала мою шею. Я почувствовал, что падаю назад, высвободил руку и приставил дуло пистолета к его голове.
Выстрел, другой, третий! 
Игорь Петров пошатнулся, как полуразвалившаяся механическая кукла, и с глухим стуком упал.
Я встал и отвесил Лорне пощечину. Она с плачем вышла из транса.
Затем я подошел к Хаммонду Кингу и тоже отвесил ему оплеуху, во спасение. 
- Вы двое идите наверх, - сказал я. - Таксист ждет снаружи. Скажите ему, чтобы поехал в Сентервилл и привез шерифа Ши. Встретимся через минуту.
Они ушли. Я прошел через склеп, пока не нашел то, что хотел. По окончании своей инспекции я отправился наверх. Лорна и Хаммонд Кинг ждали в гостиной. Она снова уложила волосы, а адвокат выглядел достаточно хорошо, чтобы выкурить сигарету.
- Полиция будет здесь через пять минут, - сказал Кинг.
- Хорошо.
- Пожалуй, мне лучше выглянуть наружу, - сказал Кинг. - Я жду доктора Келринга.
- Келринг не придет, - сказала я. - Он мертв.
- Но я говорил с ним по телефону.
Я сказал ему, с кем он разговаривал. А потом рассказал ему еще кое-что.
- Вам следовало обратиться в полицию в ту ночь, когда вы увидели миссис Петрову, - сказал я. - Тогда всего этого не случилось бы.
- Но я видел ее. Она была жива. 
- Верно. Но она не была вампиром. Жаль, что вы поверили в эту безумную историю. У Петрова сдали нервы. Когда вы обнаружили его жену, он должен был что-то придумать, и просто сочинил историю с вампиризмом. После того, как вы наполовину проглотили это, он спланировал остальное. Он должен был убедить вас полностью, и все сработало.
- Что вы имеете в виду?
- Думаю, все началось, когда Петров и доктор Келринг решили инсценировать смерть миссис Петровой. Они действовали заодно, чтобы прибрать к рукам наследство. Но у них не хватило духу убить ее сразу, и поэтому они накачали ее наркотиками, устроили фиктивные похороны и подделали свидетельство о смерти. После этого Петров держал ее здесь, в склепах, в плену. Вот почему у него были собаки и охранник. Она была жива, по крайней мере около трех дней назад.
- Откуда вы знаете?
- Я только что нашел внизу ее тело, - объяснил я. - И нашел комнату, где она жила. Теперь она мертва, и я бы сказал, что она умерла от голода.
- Я не понимаю, - вздохнула Лорна.
- Все просто. Когда ее фальшивая смерть состоялась, Петров и доктор Келринг были готовы разделить добычу. Но согласно условиям ее завещания никакого наследования не полагалось - по крайней мере, в течение года. Они не рассчитывали на это. Итак, Петров пытался выманить сюда Кинга, чтобы получить аванс под залог наследства.
Кинг, будучи умным адвокатом, не стал бы этого делать. Но после того, как он увидел миссис Петрову живой и услышал эту вампирскую байку, стал сомневаться. Петров воспользовался этим, показав ему книги по демонологии и рассказывая дикие истории о тайных культах. 
Хаммонд Кинг печально кивнул. 
- Он доставал меня, - признался он. - Но я бы не стал переводить никаких денег. Я не мог по закону.
Я продолжал: 
- А потом, три дня назад, миссис Петрова действительно умерла. Возможно, он намеренно морил ее голодом, а может, и нет. В любом случае, она была мертва, и его вымогательство и фальшивая смерть теперь фактически стали убийством. Он хотел получить эти деньги немедленно, отчаянно нуждался в них.
Итак, он позвонил вам, Кинг, и попросил прийти сегодня, планируя показать себя лежащим на полу в качестве жертвы нападения вампира. Он полагал, что вы будете слишком шокированы, чтобы сразу позвонить в полицию. Затем, когда стемнеет, он явится к вам как предполагаемый вампир, пригрозит укусом и заставит внести личные средства в залог наследства. 
Кинг выглядел озадаченным.
- Но я бы никогда этого не сделал, - запротестовал он. - Он, должно быть, сошел с ума!
- Он тоже был в отчаянии, - усмехнулся я. - Вот тут-то я Дэйв Кирби, мальчик-репортер, вступил в игру. Я приехал сюда сегодня сразу после того, как вы уехали днем. Я ввалился в дом прежде, чем Петров успел убежать, поэтому он лежал на полу, надеясь одурачить меня. Когда я отправился к шерифу, он исчез.
Теперь все было готово, но Петров решил довести план до конца. Если он будет работать быстро, то все еще может преуспеть. Он позвонил Лорне и попросил ее приехать в город. У него была только одна идея - предстать перед ней в образе предполагаемого вампира и таким образом еще больше подкрепить свою историю, когда он увидит Кинга и потребует денег.
Это он и делал, когда я вошел в комнату Лорны. Он сбежал и предпринял следующий шаг в своем плане - убийство доктора Келринга.
- Но зачем ему убивать Келринга? - спросил Кинг.
Я пожал плечами. 
- Причин было несколько. Первая – та, что привела меня на место преступления. Вы помните, я приехал в дом для интервью по поводу художественных сокровищ поместья Петровых, для интервью, которое Петров уже отказался дать.
- Ну и что?
- У меня была причина приехать несмотря на отказ. Видите ли, мой редактор получил наводку, что несколько ценных ваз, признанных частью коллекции Петрова, были выставлены на продажу на частном аукционе. Понятно? Петров уже собирал деньги, незаконно распоряжаясь художественными сокровищами, принадлежащими имению. Келринг, должно быть, только что обнаружил это и потребовал свою долю. В противном случае, он бы раструбил о поддельном свидетельстве о смерти. Поэтому Петров должен был убить его. В качестве дополнительного штриха он оставил небольшой сувенир после того, как задушил его в своем кабинете.
Я протянул Кингу футляр для очков.
- Вы почти заслужили похвалу за эту работу, - сказал я. - Я уверен, что он пригрозил бы сдать вас, если бы вы отказали ему в деньгах, когда он потребовал их сегодня вечером. Так что мне повезло, что я разговаривал с вами по телефону и смогу подтвердить ваше алиби.
Кинг заморгал.
- После убийства доктора Келринга он сбежал сюда, чтобы дождаться вас. Он знал, что вы приедете убедиться, но не рассчитал, что здесь окажемся мы с Лорной, хотя, когда мы появились первыми, он был готов. После этого вы ворвались внутрь, устроили пальбу серебряными пулями и отключились. Кинг, стрелок вы не очень хороший. Ни одна пуля не попала в Петрова. Но это не имело бы большого значения, ведь под плащом у него был бронежилет. Я почувствовал это, когда попытался ударить его.
Лорна посмотрела на меня.
- Ты дрался с ним, - прошептала она. - Это было чудесно. Даже если он мог быть вампиром, ты рискнул.
- Но он не был вампиром. Я знал это. 
- Разве вы не нашли его с дырками в горле?
- Верно, но он сделал их сам. Без сомнения, это мелкие порезы ножом для бумаги. Видите ли, укус вампира высасывает всю кровь. И не было никакой крови. Я и сам кое-что знаю о суевериях, Лорна…
Мои слова оборвали сирены. Сюда наконец-то явился Закон. Внезапно я почувствовал себя очень усталым и довольным. В конце концов, Ленехан получит сюжет, а я бы немного поспал. Лорна поцеловала меня.
- Это еще зачем? - спросил я.
- За твою храбрость. Мне все равно, что ты скажешь, он мог быть и вампиром.
- Ни в коем случае, – усмехнулся я. - Я знал это с самого начала. Когда я осмотрел его сегодня днем на полу, его рот был открыт. И там скрывалась ключевая деталь. 
- Что ты имеешь в виду?
- Он не мог быть вампиром, потому что не смог бы никого укусить. В конце концов, дорогая, кто когда-нибудь слышал о большом, плохом вампире с вставными зубами?

 

(Death Is a Vampire, 1944)
Перевод К. Луковкина

notes

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий