Рассказы. Том 4. Фатализм.

Сказка

- В дальнем конце моего сада водятся феи, - сказал парень.
- Что вы несете, черт возьми! - крикнул Тим Букер.
- Нет. Я не сказал «черти», я утверждаю, что в моем саду живут феи.
Тим Букер взорвался и чуть не выронил телефон из рук. Это было последней каплей. В течение пяти лет Букер сидел у телефона в своем офисе арендного агентства, слушая оскорбления от арендаторов. Такой была его работа в агентстве — принимать претензии, записывать их и отсылать к боссу. Его делом было не рассуждать, а слушать и лгать. За прошедшие пять лет Тим Букер гордился тем, что наслушался всего. Он наизусть знал историю протекающего водопровода; в рассказах о шумных радиаторах, отсутствии тепла, капающих кранах и громких соседях для мистера Букера тоже не было ничего нового. Он мог справиться с чем угодно, от вопля о потолке арендной платы до мольбы о ремонте ванной комнаты. Но теперь его нервы сдали.
Когда громкий голос по телефону сказал «в моем саду есть феи»,
Тим Букер просто не мог больше этого выносить. Он вышел из
себя. Кто-то его разыгрывал. Феи в глубине сада?
- И что мне с этим делать? - прорычал мистер Букер. - Вы хотите, чтобы я спустился и помахал им волшебной палочкой? Ты пьяны – освободите линию!
- Я не пьян, - настаивал мягкий голос на другом конце провода. - Я Том Роланд из дома № 711 по улице Жимолости. И если вы сейчас же не приедете сюда, я расскажу о вас Совету по аренде.
Тим Букер почувствовал, как по спине пробежал ледяной холодок.
- Нет, - выдохнул он. — Только не это - ничего, кроме этого! Я приеду сейчас же, мистер Роланд.
Он повесил трубку, дрожа всем телом. Вернулась его естественная покорность. В силу привычки он снова стал слугой агентства по аренде и, как хороший слуга, съежился при одном упоминании о Совете по аренде. Даже с одурманенными феями пьяницами было легче справиться. Тим Букер вздохнул, взял шляпу и вышел из кабинета. Вздрогнув от вибрирующей стрелки на датчике уровня бензина, мистер Букер вывернул машину на проезжую часть и направил ее скрипучее шасси к дому № 711 по улице Жимолости и ждущему его мистеру Томасу Роланду. Дом № 711 оказался весьма внушительным особняком, расположенным на широкой, окаймленной деревьями лужайке. За домом простирался просторный сад, и Томас Роланд растянулся прямо на нем.
По крайней мере, Букер догадался, что это мистер Роланд лежит на лужайке за домом с бутылкой под подбородком. Когда Тим Букер свернул на подъездную дорожку, лежащий джентльмен откатился в сторону и приветливо помахал бутылкой.
- Добро пожаловать на улицу Жимолости, - сказал он, неуверенно поднимаясь на ноги. – Хотите выпить? Садитесь, присаживайтесь, где хотите! Приятель, вы мой настоящий спаситель! - Он остановился и принял мрачный воинственный вид. - Скажите, кто вы такой, черт возьми? 
Тим Букер вылез из машины.
- Я сотрудник агентства. Приехал посмотреть на тех фей в конце вашего сада.
Усмешка мистера Роланда стала еще шире.
- Кто вам сказал? - свирепо спросил он. - Кто сказал это?
- Но вы же это сделали!
- О! - улыбка вернулась на раскрасневшееся лицо Роланда. - Тогда вы мой друг навечно. Теперь я вспомнил.
Тим Букер вздохнул. Он был прав. Маленький мистер Роланд был очень пьян. И это дело было просто еще одной рутиной разборкой.
Мистер Роланд размахивал руками, как дикий гусь, ведя Тима Букера по дорожке к саду за домом. Там действительно был сад – большой и красивый участок с решетками и качелями, а также галечная дорожка, ведущая к Саду камней в задней части дома. В роскошном изобилии распустились цветы. Тим Букер заметил, что трава очень нуждалась в стрижке.
- Вы не подстригаете газон? - спросил он. 
Мистер Роланд обернулся и смущенно заморгал.
- Его косил О'Дрисколл, все время. 
- О'Дрисколл? Кто он такой?
- Эммет О'Дрисколл. Он был моим садовником. Его призвали в прошлом месяце. Сейчас у меня нет времени косить газон.
- Плохо.
- Он привел с собой фей, видите? Они должны были приехать вместе с его семьей, сказал он. А теперь его призвали. Они забрали его и оставили меня наедине с феями. Навсегда в одиночестве.
Роланд всхлипнул.
- Хотел бы я, чтобы армия тоже вовремя их призывала. То, что происходит со мной, даже Гитлеру не пожелаешь!
Он ткнул Тима Букера в грудь дрожащим пальцем.
- Вы когда-нибудь видели змей? - спросил он. - Розовых слонов?
- Нет, - признался Букер.
- Ну а я видел, брат. Все время вижу такие вещи. Они не очень красивые. Но я, черт побери, предпочел бы видеть их в зоопарке. Да еще и феи! Боже, все время феи! 
Внезапно он пришел в себя и вздохнул. 
- Хотите знать, почему я пьян? - печально спросил он.
Мистер Букер не хотел этого знать, но ничего не мог с собой поделать и слабо кивнул.
- Ну ладно, если вам так уж любопытно, - торжествующе сказал Роланд. - Я скажу, почему я пьян и вообще не просыхаю. 
Это поразительное объяснение задержало бы Тима Букера лишь на некоторое время, но мистер Роланд настаивал на продолжении.
- Так почему я все время пью? Да потому что каждый раз вижу этих проклятых фей. Вот почему я пью! Господи, как бы я хотел сейчас напиться! - воскликнул Мистер Роланд, падая. 
Тим Букер, гадая, как он закончит этот сентиментальный сеанс и доберется до особняка, помог маленькому мистеру Роланду подняться на ноги.
- Почему бы вам не пойти в дом и не прилечь ненадолго? - предложил он.
- Потому что я хочу сначала показать вам этих фей, - пробормотал Роланд. - Тогда мы оба пойдем в дом и ляжем.
- Очень хорошо, - сказал Тим Букер. - Где эти феи?
Мистер Роланд, пошатываясь, побрел по усыпанной галькой дорожке к Саду камней. Он остановился перед грудой камней, и его покрасневшие глаза медленно вращались, пока он осматривал кусты.
- Вот, - воскликнул он. – Вот они, маленькие вонючки!
Надменно улыбаясь, Тим Букер присоединился к мистеру Роланду и посмотрел вниз на кустарник.
- Я не вижу никакого ... - начал он, но тут закричал, отскакивая назад через дорогу. – Святые угодники! Что это такое?
- Феи, - терпеливо повторил мистер Роланд. – Все время феи!
Существа и правда были феями.

 

Букер уставился на группу крошечных лиц, нагло смотревших из кустов у его ног. Удивительно, невероятно крошечные лица – с безошибочно человеческими чертами – и всего в шести дюймах роста! Светлые глаза-бусинки блестели на морщинистых мордашках. Тим Букер мельком заметил их рваную одежду, из которой словно крендельки торчали ручки и ножки. На одно невероятное мгновение он увидел кулачки не больше кукурузного семечка, упиравшиеся в лист.
Раздался звон пронзительного смеха, маленький переполох, фигурки и лица исчезли. Феи исчезли. Тим Букер моргнул.
- Я... я не могу в это поверить, - прошептал он.
- Почему бы не написать об этом? - предложил мистер Роланд, поспешно отхлебнув из почти пустой бутылки. - Что касается меня, то я уезжаю отсюда.
- Что?
- Я уезжаю, - сказал мистер Роланд, ковыляя обратно по тропинке. – Хватит с меня этих фей. 
- Но это означает, что вы нарушаете договор аренды, - выдохнул Тим Букер.
- Мне все равно, даже если моя аренда разобьется вдребезги, - ответил Роланд.
- Вы не можете так поступить! - закричал Тим Букер, ужаснувшись такому смелому поступку.
- Хорошо, тогда я обращусь в суд. Или Совет по контролю за арендой. Вы хотите, чтобы я рассказал этим ребятам о том, как вы проводите время с феями в саду?
- Нет, - прошептал Букер. - Нет, не хочу.
Торжествующий мистер Роланд на одной ноге завернул за угол дома и исчез. Тим Букер устало забрался в машину и стал возиться с ключами и сцеплением. Внезапно из глубины сада донесся пронзительный, насмешливый смех. Букер на большой скорости пронесся по подъездной аллее, но смех преследовал его до самой улицы, и в ту ночь ему снились сны.

 

Тим Букер с радостью забыл бы о феях в доме № 711 по улице Жимолости, но Десмонд Гуджер ему не позволил. Десмонд Гуджер был боссом Тима Букера - с большой буквы «Б». Он был из тех работодателей, о которых всегда будут думать с большой буквы «Б», хотя это самое «Б» не обязательно означает «босс».
Это его босс устроил все неприятности.
- А что это за дом № 711 по улице Жимолости? - резко спросил он, остановившись на следующее утро у стола Тима Букера. - Вы отпустили арендатора, не удержав с него арендную плату?
- Его призвали в армию, - солгал Букер, нервно наблюдая, как телефон дрожит на рычаге, когда раздается голос босса.
- Тогда поторопись и арендуй эту свалку, - приказал Десмонд Гуджер. - Учитывая нехватку жилья, у тебя должен быть клиент, готовый переехать туда завтра.
Но у Тима Букера не было клиента ни на следующий день, ни на другой. Он надеялся, что никогда этого не сделает, ведь объяснение происходящего наличием фей будет стоить ему работы. На третий день босс вышел из своего кабинета и стал жевать сигару прямо у Тима Букера над ухом.
- Что с тобой, Букер? - прорычал он. - У тебя что, еще нет арендатора дома № 711?
- Я так не думаю... видите ли, это…
- Послушай, Букер, - проворчал Десмонд Гуджер. - Я хочу поделиться с тобой своими мыслями.
«Не понимаю, как вы обходитесь без них», чуть не сказал Тим Букер. На самом деле он съежился и прислушался. В течение пяти минут босс раздавал бесплатно свои умозаключения. Хоть выступление и было мастерским, но Тим Букер не оценил его.
- К завтрашнему дню ты, черт побери, сдашь этот дом в аренду, - закончил босс и, в последний раз прикусив потрепанную сигару, зашагал прочь. Тим Букер долго сидел за своим столом. Дважды его рука тянулась к пачке заявок на аренду жилья. Было бы так легко выбрать имя из списка и позвонить, но он даже не пытался.
Это было бесполезно. Он не мог. Вдруг Тим Букер выпрямился. Решение проблемы полыхнуло в его глазах. Он встал, схватил шляпу, вышел из офиса, сел в машину и поехал на улицу Жимолости, к дому № 711. В натиске решимости все эти действия казались частью одного решительного жеста. Тим Букер понял, что на самом деле собирается сделать, только когда он уже шел по усыпанной галькой дорожке пустынного заднего двора. Он, Тим Букер, полностью (хотя и небрежно) одетый и в своем (хотя и слегка колеблющемся) уме — он, Тим Букер, действительно собирался поговорить с феями!
Букер нервно оглянулся через плечо. Вокруг никого не было. Сад сверкал в лучах послеполуденного солнца. Он выглядел мирным, безмятежным. Длинная, нестриженая трава шелестела на легком ветерке у самых ног. Все было так, как и должно быть. Нормально. В саду не было никаких фей. Все это было ошибкой. Их не было…
- Ой! Он наступил на меня, негодник!
Тим Букер подпрыгнул, как кенгуру. Из-под его загнутых носков выглядывала невероятная маленькая фигурка. Он в смятении отдернул ботинки. Крошечный человечек уставился на него, прищурившись, словно пытаясь сфокусировать взгляд на чем-то далеком.
- О, это опять ты, - раздраженно сказал человечек.
- А почему бы и нет? - Тим Букер немного пришел в себя. 
В конце концов, нет ничего страшного в существе ростом в шесть дюймов. Он наклонился, присел на колени и внимательно осмотрел крошечное существо перед собой. Конечно, фея была не выше шести дюймов ростом, и все же в ее идеально сложенном маленьком теле не было ничего карликового или уродливого. Крошечные, тугие коричневые локоны покрывали голову размером с абрикос. Лицо размером чуть больше орешка серьезно смотрело на Тима Букера, в то время как Букер зачарованно разглядывал тоненькие конечности, покрытые крошечными точками веснушек. Фея, за исключением своего рода фартука вокруг талии, была обнажена. Букер не знал, почему шерстяной фартук феи привлек его внимание, но в нем было что-то знакомое.
- И на что это ты уставился своими круглыми глазами? - спросила фея пронзительным, раздраженным тоном. - Если место прикрывающее наготу, тогда это всего лишь старый носок Эммета Дрисколла. Этот прекрасный джентльмен связал его специально для меня. Что касается дырки в на месте пальца ноги, то она полностью зашита, так что ветер не свистит мне в спину.
Тим Букер вспомнил историю о садовнике, из-за которого в саду появились феи. Он начал формулировать аргумент.
- Я слышал, О'Дрисколл был довольно милым парнем, - заметил он.
Человечек кивнул. 
- Конечно, так оно и было. Это О'Дрисколл построил нам Сад камней. Он был добр и понимал нужды маленького народа. Он же прогнал проклятых собак и кошек. Он всегда следил за тем, чтобы мы получали свежую росу с лужайки. Он смастерил для нас защиту от сырости. Что же касается Роланда, и пусть его имя навсегда останется проклятым, он никогда не заботился о саде, когда здесь был Эммет О'Дрисколл.
Да, О'Дрисколл хорошо нам служил — а почему бы и нет, я спрашиваю? Разве крохотный народец не служил О'Дрисколлам в течение многих поколений на старом Дерне? Конечно, ведь я еще помню Рори О'Дрисколла, его дедушку и прекрасного крепкого парня…
Тим Букер пресек этот поток ирландского красноречия.
- Есть только одна вещь, которую я не понимаю, - сказал он наивно. - Почему ваш народец не последовал за О'Дрисколлом, когда его призвали?
Фея рассмеялась со свистящим звуком.
- Ну конечно, и что бы мы делали в армии, я спрашиваю? Мы бы вечно носились под звуки горна . . . спали на плацу, где нет росы, и разъезжают огромные танки! Нет, мы останемся здесь, пока О'Дрисколл не вернется с войны.
Букер решил зайти с другого конца.
- Но разве вам не повредит быть здесь совсем одним? Кто теперь будет шить вам одежду? И что насчет этого Роланда?
- Ох! - Фея на мгновение помрачнела. - Один только Роланд - совсем другое дело! После того как О'Дрисколл ушел, он отправился в сад, чтобы отоспаться от своих буйств. Он растоптал цветы и загубил их.
- Так может, вам лучше уйти? - предложил Букер.
- С чего это? Теперь его нет совсем, - прощебетала фея, слегка поклонившись. - Мы можем остаться здесь и ждать, пока О'Дрисколл расправится с врагами и вернется к нам. Это то место, где мы сейчас находимся.
- В том-то и дело, - раздраженно сказал Тим Букер.
Фея не обратила на него никакого внимания. Она повернулась и махнула рукой в сторону кустарника.
- Выходите, - позвала она. - Выходите и познакомьтесь с прекрасным, величественным джентльменом, к доброте которого мы взываем.
С витиеватыми жестами он вывел вперед еще пять крошечных фигурок. Кланяясь и приседая в реверансе, феи явили свои ухмыляющиеся мордашки Тиму Букеру.
- Я Нуббин, - сказал первый эльф, прежде чем представить своих спутников. - А это Сиб, сэр. 
По мнению Тима Букера, Сиб была довольно пожилой для феи - маленькая сморщенная обезьянья фигурка с седыми волосами и морщинистым лицом напоминающим чернослив.
- И Слип.
Слип, благодаря рваной косынке, скроенной наподобие платья, оказалась дамой. Ее возраст, очевидно, был равен возрасту Сиб, и она приветствовала Тима Букера писклявым голосом. 
- Конечно, нам очень приятно ваше поклонение, так оно и есть.
Нуббин представил остальных.
- А вот и Гэнди, сэр.
Гэнди был курносым юнцом с дерзкой ухмылкой. Букер, глядя на него, вспомнил миниатюрного Микки Руни.
- Как делишки? - спросил Ганди на удивление спокойным голосом с легким акцентом.
- Что там жужжит, кузен? – протяжно словно флейта пропищал новый голос. Тим Букер уставился на дерзкое девичье лицо. У женщины-феи были рыжие волосы. С ужасом он понял, что услужливый Эммет О'Дрисколл сшил ей импровизированные брючки.
- Это Данни, - сказал Нуббин. - И она дикая.
Пять фей столпились у колен Букера, с нескрываемым любопытством разглядывая его лицо и конечности и перешептываясь за своими похожими на лепестки руками.
- Вы забыли меня, - проскрипел тоненький голосок из кустов. 
Появилась шестая фея.
- О, Томакин! - воскликнул Нуббин. - Я правда забыл.
- Истинное удовольствие видеть ваше величественное и славное лицо, - сказал толстый маленький Томакин. Он поспешил вперед, с напыщенным достоинством облаченный в тогу из носового платка, остановился рядом с Букером и поднял руку.
Тим Букер с такой же серьезностью попытался пожать ему руку. Он едва чувствовал крошечную ладошку, затерянную в необъятности его собственной огромной ладони.
- Мы очень благодарны вам, - сказал Томакин, - за то, что вы предоставили нам этот большой, величественный дом.
Букер закусил губу.
- Рад это слышать. - Он заколебался, потом продолжил. - Но именно это я и хотел вам сказать, ребята. У вас не может быть этого большого, величественного дома.
- Что?
- Конечно, я бы хотел, чтобы он у вас был. Если бы он был моим, я бы отдал его вам. Но он не мой, разве не видно? Он принадлежит моему боссу, Десмонду Гуджеру. И прямо сейчас я собираюсь сдать его в аренду новому арендатору. Босс послал меня сюда, чтобы сказать вам освободить помещение.
- Освободить помещение?
- Убраться с участка?
- Уйти?
Тим Букер кивнул. Данни повернулась к нему, встряхивая морковными кудрями. 
- А что, если мы не хотим уйти? - насмешливо спросила она. - Что же тогда?
- Тогда мы подадим на вас в суд, - слабо сказал Букер, поняв, насколько бессмысленной была угроза, как только произнес ее.
- Очень хорошо, - сказал Ганди, неожиданно обнаглев. - Будь проклят йез, говорю я.
- Мы не уйдем, и точка, - добавила Данни.
Именно тогда отчаявшийся Тим Букер принял непредвиденное решение. Он поднялся на ноги и нахмурился.
- Значит, не уйдете? - пробормотал он. - Ладно, черт с вами! Я сам перееду в это место!
Три дня спустя Тим Букер и его жена Милдред переехали в дом № 711 по улице Жимолости. У Тима не было затруднений с Милдред, когда она услышала эту новость. Одно упоминание о загородной недвижимости более чем убедило ее в том, что дом должен быть идеальным. Ее мимолетный визит был излишним - она даже не потрудилась как следует взглянуть на это место. Тим не показал ей сад, и она не стала искать его сама. Милдред была слишком занята тем, что визжала, как всегда визжат женщины, столкнувшись с чем-то дорогим.
- О, это чудесно, Тимми, дорогой, - приговаривала она.
Тим Букер даже не нахмурился, услышав свое прозвище, когда оно слетело с ее губ. Он был слишком счастлив. Теперь Десмонд Гуджер не будет доставать его из-за аренды этого места. Милдред не будет ворчать на него, что хочет получить лучшую недвижимость. Какой бы ни была финансовая жертва, Тим Букер хотел, чтобы его босс и его жена были счастливы. Только когда они были счастливы, они замолкали. Тим Букер нуждался в тишине после пережитого. Он надеялся только, что Милдред не узнает о феях в саду. В течение первых трех дней она была полностью поглощена распаковкой домашних вещей и размещением их в неправильных местах. На четвертый день она все переставила, а на пятый снова поменяла переставленную мебель. Тим Букер погрузился в работу в агентстве недвижимости и ждал.
Милдред удосужилась выйти на задний двор только к выходным. Тим Букер неохотно повел ее вниз по тропинке, настороженно следя за резкими движениями в высокой траве. Ничего не произошло. Феи благоразумно удалились в свои гроты в Саду камней. Осмелев, Букер повел Милдред к самому Саду камней и просиял, когда его жена задохнулась в экстазе, который женщины могут вызвать по желанию.
- Как замечательно, Тимми! - проворковала она. - Сад камней! Все это место очаровательно. Мы должны немедленно купить несколько шезлонгов и зонтики!
- Тимми, - простонал он про себя.
- И ты должен немедленно постричь газон, - сказала Милдред, склонив голову набок и критически оглядывая высокую траву. - Тогда все будет готово.
- Готово для чего?
- Это сюрприз, - радостно сказала Милдред. - А теперь почему бы тебе просто не сбегать за газонокосилкой и не начать стричь траву прямо сейчас?
Тим Букер, у которого было по меньшей мере восемь веских причин не косить газон в этот день, послушно вошел в дом, взял газонокосилку и начал стричь траву. Милдред довольно долго смотрела на него, весело напевая. Тим вспотел и стал искать фей. Ни одна не появилась. Вероятно, они прятались от его жены—и в каком-то смысле он им завидовал. На какое-то мгновение у него родилась дикая надежда, что, возможно, крошечный народец все-таки исчез.
Эта надежда рассеялась на следующее утро, сменившись унынием.
Выйдя на заднее крыльцо за воскресной газетой и сливками, Тим Букер обнаружил, что молоко у него свернулось. Он ничего не сказал. Позже тем же утром он побежал в магазин и купил свежего молока. Но в понедельник утром Милдред достала молоко и открыла бутылку за завтраком.
- Тимми, это молоко прокисло! - объявила она.
- Скисло? - Тим Букер прикинулся дурачком.
- Я поговорю об этом с молочником, - объявила Милдред.
У Тима Букера были другие идеи. В то утро он на цыпочках спустился по тропинке и остановился у Сада камней.
- Эй, там! - позвал он громким театральным шепотом. – Эй, ребята!
Толстый маленький Томакин выглянул из-за скалы.
- Доброе утро, йез, - сказал он. - Что мы можем сделать в твою честь этим утром?
- Черт побери, вы можете не трогать мое молоко, - бестактно сказал Тим Букер.
Томакин нахмурился.
- О, и тебя беспокоит простокваша? - прокомментировал он.
- Это вы сделали, не так ли? – обвинительно спросил Тим Букер.
- Конечно, мы это сделали, - ответил Томакин. - И прошу прощения, сэр, мы будем делать это снова, если только вы не прислушаетесь к предостережению.
- Какому предостережению?
- Не пользуйтесь газонокосилкой, - сказал фей.
- Газонокосилкой? - эхом отозвался Тим Букер.
- Ни в коем случае! Маленький народ ненавидит присутствие живого железа.
- О, - Букеры вспомнились обрывки древних легенд. - Вы ведь не любите железо, правда? Я полагаю, вот настоящая причина, по которой вы не стали бы торчать в армейском лагере.
- Совершенно верно, - сказал Томакин. 
Он изучал лицо Тима Букера, нависшее высоко над ним, и проницательный блеск появился в острых глазах фея.
- И конечно же я читаю ваши мысли, - объявил Томакин. - И лучше вам эти глупые мысли отбросить. Если йез думает прогнать нас отсюда железом, то сильно ошибается. Ибо мы свернем ваше молоко, скиснем ваши варенья и сотнями способов будем мучить вас.
- Никаких газонокосилок? - вздохнул Тим Букер. - Я должен позволить траве разрастись?
- Вот именно, - ответил фей.
Букер пожал плечами и пошел обратно по тропинке. Он ничего не сказал Милдред и надеялся, что она не поднимет эту тему.
В тот вечер, когда он вернулся из конторы, Милдред встретила его в дверях.
- Тимми, дорогой, - хихикнула она. - Сегодня был такой жаркий день! Мне бы очень хотелось, чтобы ты полил лужайку перед тем, как войти в дом. 
Тиму Букеру было не до прогнозов погоды. Он провел душный день на работе, и сейчас ему больше всего хотелось принять прохладный душ.
Вместо этого он послушно отправился поливать лужайку. Он вытащил из подвала шланг, подсоединил его и вышел на задний двор. Мрачно бормоча что-то себе под нос, он сердито дернул насадку шланга и выпустил струю брызг. Затем включил воду на полную мощность и забрызгал дорожку, траву, а затем и камни. Когда струя из шланга добралась до Сада камней, внимание Тима Букера привлек испуганный визг.
- Уууиии! - пропищал голос. 
Тим Букер посмотрел вниз как раз вовремя, чтобы увидеть, как Нуббин бежит по тропинке, тщетно пытаясь увернуться от струи из шланга.
- Выключи его, эй! - завопила Нуббин. – Я насквозь промокну, да!
Впервые за этот день Тим Букер воспрянул духом. Теперь он специально направил струю на Нуббина. Маленькую фею буквально сбило с ног напором воды.
- Так вы не уберетесь отсюда? - усмехнулся Букер. - Тогда оставайтесь и получайте.
Шланг безжалостно преследовал убегающую Нуббин, настигая ее даже среди камней. Тим Букер потерял всякое чувство собственного достоинства и порядочности. Он покажет этим феям! Достаточно жены и босса, помыкающих им, но когда фантастическая мелюзга шести дюймов высотой пытается проделать тот же трюк…
- Что за...
Букер посмотрел вниз. Вода внезапно перестала течь из шланга. Несколько капель упало на мокрую землю. Он быстро обернулся и увидел ужасное зрелище. В конце тропинки над резиновым шлангом склонились пять крошечных фигурок. Он узнал пятерых других фей. Они наклонились к шлангу, прижимаясь к нему лицами, и...
- Клянусь небом! - закричал Тим Букер, - вы разорвали мой шланг пополам! 
Он яростно бросился на крошечный народец. Они убежали с насмешливым уханьем и направились к высокой траве вдоль забора.
- Разве вы не знаете, что у нас нехватка резины? - закричал Букер. Когда феи достигли укрытия, самая задняя фигура повернулась. Это была Гэнди. Тим Букер недоверчиво остановился и уставился на Гэнди, которая остановилась и демонстративно показала ему нос.
Это было объявление войны. Тим Букер узнал об этом, когда вернулся домой на следующий вечер. В дверях его встретила рассерженная Милдред.
- Кто-то вломился в дом и украл мои консервы! - пробормотала она. - Тимми, по соседству бродят какие-то вандалы. Исчезли пять банок моей лучшей клюквы. Я хочу, чтобы ты немедленно позвонил в полицию.
Тим Букер поморщился.
- Подожди минутку, - поспешно сказал он.
- И еще одно, - взвизгнула Милдред. – Подойди-ка сюда. Я хочу, чтобы вы взглянули на это!
Она повела Букера по дорожке на задний двор.
- Посмотри на эти клумбы! - воскликнула она. - Все растоптано. Говорю тебе, здесь поработали какие-то хулиганы.
Букер кивнул. Он точно знал, что она имела в виду, даже если она этого не знала. 
- Ты не кажешься расстроенным, - заявила Милдред. - Можно было бы подумать, что так и будет, после того как эти негодяи набрались наглости написать о тебе.
- Написать обо мне?
- Смотри туда.
Букер проследил за пальцем жены, указывавшим в сторону дощатого забора, и недоверчиво вытаращил глаза. На заборе были каракули, нацарапанные мелом, дрожащие буквы у самой земли. Тим Букер прочел надписи и покраснел.
«ТИМ БУКЕР - ЛЖИВЫЙ НЕГОДЯЙ»
«БУКЕР БЬЕТ СВОЮ ЖЕНУ»
«МЕРЗКОЕ УБИЙСТВО ТИМА БУКЕРА И ЕМУ ПОДОБНЫХ»
«ПОЩЕЧИНА БУКЕРУ»
«У БУКЕРА ДЫРКИ В НОСКАХ, И МЫ ИХ ВИДИМ»
«У БУКЕРА ПЛОСКОСТОПИЕ»
- Что за черт! - воскликнул Тим Букер, подпрыгивая от волнения. - У меня нет плоскостопия или дырок в носках! Почему это…
Милдред хихикнула.
- По-моему, они довольно забавные, - призналась она. - Не понимаю, почему ты злишься из-за такой мелочи, когда какие-то бандиты совершают нечто действительно ужасное и воруют мои консервы.
Букер уставился на нее с открытым ртом.
- Просто возьми тряпку и сотри надписи, - приказала она. - Они не должны быть там завтра днем.
- А почему нет?
- Из-за вечеринки в саду, тупица.
- Вечеринка в саду? - простонал Букер.
- Конечно. Я хотела сделать тебе сюрприз, но теперь ты можешь знать. Я заказала несколько красивых садовых стульев и столов, несколько пляжных зонтиков, и наборы игр, и все такое. Будут специальные развлечения и куча гостей…
- Вечеринка в саду, - тупо сказал Букер.
- И знаешь что, Тимми? О, я так взволнована! Я даже уговорила приехать мистера и миссис Гуджер. И некоторых из их прекрасных друзей! Это наш большой шанс, Тимми. Они уже приняли приглашения, и, поскольку завтра суббота, мы начнем в полдень. Это так замечательно!
- Вечеринка в саду, - прошептал Тим Букер. – Этого еще не хватало!
- Я сейчас пойду и позвоню редактору светской хроники, - радостно выпалила Милдред и побежала вверх по тропинке.
Букер стоял, засунув руки в карманы. С глухим стоном он подошел к Саду камней и наклонился, чтобы прошептать в пустоту:
- Выходите. Я хочу поговорить с вами. 
Ответа не последовало.
- Вы должны выслушать меня, - взмолился он. - Пожалуйста... пожалуйста... что бы вы ни делали, ведите себя завтра днем хорошо! Я должен провести вечеринку в саду на заднем дворе. Ради бога, ничего не начинайте!
Из пустых сумерек не последовало ответа.
- Я сделаю все, что вы захотите, если поможете мне, - тяжело дыша, сказал Букер. - Все, что угодно. Я никогда больше не буду косить газон или поливать траву. Я даже продам свою машину, чтобы выхлопные газы не беспокоили вас. Я построю вам бассейн, вот что я сделаю! В любом случае, просто держитесь подальше, пока мои гости будут здесь. Пожалуйста, пожалуйста!
В сумерках его мольбы были встречены молчанием. И только когда он двинулся обратно по тропинке, Тим Букер услышал едва различимый в сумеречном воздухе слабый, таинственный звук эльфийского улюлюкания.

 

Вечеринка в саду была в самом разгаре. Столы и стулья стояли по всей лужайке, а разноцветные полосатые навесы с болезненным ворчанием были подняты Тимом Букером рано утром. Ему потребовалось время до полудня, чтобы все расставить по местам, и это послужило оправданием для того, чтобы не стричь траву — хотя Милдред и дала ему хорошую трепку по этому маленькому поводу. Теперь, обливаясь потом в своем новом габардиновом спортивном костюме, Тим Букер бродил вокруг и наблюдал, как Дина смешивает напитки за столом, накрытым рядом с Садом камней. Дина была очень большой, очень черной и очень занятой. Милдред наняла ее для этого дела, и она с удовольствием приступила к своим обязанностям, особенно когда дело дошло до смешивания напитков с джином.
Букер как раз собирался схватить стакан, когда подошла Милдред и дернула его за руку.
- Пошли, Тимми, - весело скомандовала она, оттесняя его от выпивки. - Я хочу познакомить тебя с некоторыми гостями.
А под нос пробормотала:
- Перестань пить и, ради бога, улыбнись!
Так что Тим Букер улыбнулся, когда Милдред потащила его за локоть и представила своим новым аристократическим соседям – а если спросить мнение Букера, первоклассной кучке вонючек. Но его никто не спрашивал.
- Оооо! - пропищала Милдред мгновение спустя. – Приехали Гуджеры!
И действительно, Десмонд Гуджер и его жена Мими — толстая, пышущая здоровьем женщина с крашеными волосами — ковыляли по усыпанной галькой дорожке. Мистер Гуджер шел с неизменной изгрызенной сигарой во рту, а миссис Гуджер — к ужасу Тима Букера — заявилась со своим пуделем. Этот пудель был ужасный маленький зверек; круглый и толстый, с вьющейся шерстью, над которой поработали специально. Тим Букер не сомневался, что миссис Гуджер использовала собственные щипцы для завивки волос. Они представились друг другу, и миссис Гуджер, жеманно улыбаясь, представила пуделя. 
- А это Пушок, - сказала она, хихикая.
Тим Букер заставил себя улыбнуться. 
- Привет, Пушок, - сказал он, наклоняясь, чтобы погладить зверя. 
Псина оскалилась, сморщила нос и укусила его за лодыжку. Букер отскочил на фут назад и сел, потирая ногу, а Пушок истерически тявкал между толстых икр миссис Гуджер.
- Игривая, правда? - проскрежетал Тим Букер с жуткой ухмылкой. 
Интересно, можно ли начинить динамитом собачьи галеты? Милдред взяла ситуацию под контроль.
- Вставай и перестань паясничать, Тимми, дорогой, - проворковала она. - Давайте все сядем за стол. Сейчас Дина подойдет с напитками.
Дина принесла напитки. Букеру не терпелось схватить свой хайбол – он нуждался в этом. Пока мистер и миссис Гуджер потягивали вино, Букер нервно оглядывал сад. Он искал фей. До сих пор они держались вне поля зрения. Тим Букер очень надеялся, что они будут продолжать в том же духе. Справиться с гостями будет достаточно трудно. Букер видел, как они сидели за другими столиками, пили и болтали. Мужчины, по большей части, казались порядочными людьми — они ограничивались выпивкой. Но их жены проводили время, критикуя стулья, цветные навесы, сад в целом и садовое платье Милдред.
- У вас тут очень мило, - Гуджер ткнул Букеру в лицо тлеющей сигарой.
- О да, нам тоже очень нравится, - ответил Букер.
- Не понимаю, как ты можешь позволить себе это на свое жалованье, - сказал Десмонд Гуджер. 
Милдред тут же толкнула Букера локтем. Она хотела, чтобы он попросил прибавку к заработной плате — он знал это. Тим Букер сглотнул и послушно открыл рот, но Гуджер опередил его.
- Нет, я не понимаю, как тебе это удается, - улыбнулся он. - И будет еще труднее, когда я урежу тебе зарплату в следующем месяце, как и планировал.
Тим Букер снова сглотнул.
- Я так и думал, что скажу тебе, - усмехнулся Гуджер. - Мы должны сократить расходы — время военное, сам понимаешь.
- Но, мистер Гуджер…
- Ииик!
Этот звук исходил от миссис Гуджер.
- В чем дело, дорогая? - рявкнул Десмонд Гуджер.
- О, ничего. - Миссис Гуджер замолчала, неловко поеживаясь.
- Насчет зарплаты... - начал Тим Букер.
- Йооуууу! 
На этот раз Мими Гуджер вскочила со стула. Покраснев, она повернулась к Букеру.
- Ты меня ущипнул! – воскликнула она.
- Я — что? - ахнул Тим Букер.
- Вы нарочно ущипнули меня, - сказала миссис Гуджер. - Сначала я думала, что вы просто заигрываете, но это уже слишком.
- Но вы, должно быть, ошибаетесь, - пробормотал Букер. - Я не позволяю своим рукам такие вольности.
Милдред и мистер Гуджер уставились на него. Несчастный Букер бросил умоляющий взгляд на своего обвинителя. 
- Где вас ущипнули? - спросил он.
- Какие вопросы вы задаете леди! - воскликнула миссис Гуджер. - Но если вам так уж необходимо знать, то это было между второй и третьей перекладинами кресла.
Тим Букер бросил быстрый взгляд под кресло леди - как раз вовремя, чтобы заметить, как крошечная фигурка Нуббин исчезает в шелестящей траве. Феи снова принялись за работу! Пробормотав: «Простите, я все объясню позже», Тим Букер встал и убежал. Было бесполезно пытаться преследовать злую мелюзгу. Он собирался выпить. За столиком с выпивкой Дина удивленно замахала руками, похожими на окорока.
- Пропажа, миста Букер, - сказала она. - Кто-то украл целую кварту ирландского виски со стола.
- О боже! - сказал Тим Букер, хватая ближайшую бутылку и делая большой глоток огненной жидкости.
Со слезами на глазах он повернулся лицом к странному зрелищу. Мускулистый мужчина в леопардовой шкуре и худая, серьезная на вид блондинка в саване стояли на краю лужайки. Милдред разговаривала с ними, когда Букер чуть не поперхнулся.
- Что это за шоу уродов? - спросил он.
Милдред бросила на него презрительный взгляд. 
- Это Леди-пинчер, - усмехнулась она.
- Неважно… кто эти люди?
- Разве ты никогда не слышал о Валуре и Кристис, знаменитых греческих танцорах? - спросила она его.
- Это что, вопрос с подвохом? - ответил Букер. - Я полагаю, ты пытаешься сказать мне, что эти двое, Валур и Кристис, знаменитости, кем бы они ни были. Я хочу знать, что они делают на нашей лужайке?
- Они собираются танцевать, тупица! - сказала Милдред. - Греки всегда танцевали на лугах.
- Только не на моей лужайке.
- Но это мой самый большой сюрприз, Тимми. Мими Гуджер просто помешана на художественных вещах. Она покровительница танцев.
Тим Букер посмотрел на мускулистого мужчину и его долговязую партнершу с плохо скрываемым отвращением.
- Значит, они будут топтаться здесь босиком?
Музыка из портативного граммофона на заднем крыльце решила этот вопрос. Дина поставила пластинку, и теперь Милдред вышла на середину лужайки, хлопая в ладоши. Она поспешно представила двух прославленных приверженцев Терпсихоры, и великан с леопардовой шкурой и его проворный напарник поспешили к центру лужайки. Беспомощно пожав плечами, Тим Букер вернулся к столу и присоединился к Гуджерам. Они смотрели танец двух греков, которые скакали в полуадажио по лужайке.
Десмонд Гуджер рассеянно потянулся за стаканом и сигарой, которую положил на край стола. Затем ткнул пальцем в Тима Букера.
- Ты украл мой напиток, Букер? - спросил он громовым шепотом.
- Конечно, нет, - ответил Букер. - У меня есть свой. 
Но когда он посмотрел на свой стакан, он тоже исчез.
- Но у меня было, - запротестовал он. – Просто…
- Тише! - рявкнула Милдред, ткнув его под ребра.
Букер бросил быстрый взгляд на траву у себя под ногами. И действительно, по лужайке, явно двигаясь по собственной воле, подпрыгивал стакан с виски. За ним последовал высокий хайбол. Сзади, словно миниатюрный факел, тянулась запачканная сигара Гуджера.
- Проклятые феи, - пробормотал Тим Букер. - Они украли виски, чтобы напиться! Пьяницы!
- Кто пьяница? - крикнул Десмонд Гуджер. - Я говорю тебе, что ты украл мой стакан, а ты обвиняешь меня в пьянстве. Слушай сюда, Букер…
Букер не слушал. Он с восторгом и ужасом смотрел на танцующих на лужайке. Что-то в их номере пошло не так. Что-то было очень не так. Два танцора хихикали и поднимали ноги в неловкой спешке. У их ног колыхалась трава. Только Букер видел крошечные бегающие фигурки, скрытые высокими травинками, которые щекотали босые ноги танцоров.
И только Букер мог различить несколько громких слов среди общего гомона.
- Топчут траву… это мы их исправляем…
Танцоры быстро исправлялись, но планы фей шли гораздо дальше. Тим Букер вдруг почувствовал, что у него под ногами что-то шевелится. Пудель Пушок прыгал вокруг, истерически тявкая. Тим Букер бросил взгляд под стол, как раз вовремя, чтобы увидеть, как Данни с пылающими рыжими волосами поднимается с травы и втыкает пушистую булавку Миссис Гуджер в открытый бок. Затем Данни исчезла.
Пудель с пронзительным визгом бросился через лужайку. Подстрекаемый болью и негодованием, Пушок рвался вперед, тявкая прямо на танцоров. Парень в леопардовой шкуре удерживал свою напарницу на спине в тот самый момент, когда Пушок столкнулся с ними. Все трое исчезли в кружащемся шаре, который ударился о землю. Это было великолепное зрелище, но никто даже не заметил его. Потому что в этот момент полосатый зонтик, нависший над столом, внезапно рухнул прямо на Десмонда Гуджера, его жену Милдред и Тима Букера. 
Барахтаясь, задыхаясь и ругаясь под навесом, Тим Букер пробивался на свободу. Дважды кто-то укусил его, когда он наклонялся, пытаясь подняться на ноги. Тогда он подумал, что это, вероятно, миссис Гуджер, но решил об этом не думать. Достаточно было столкнуться с ней и ее разгневанным мужем, когда тент наконец был отброшен в сторону. Милдред спасла положение. Весело рассмеявшись, она улыбнулась ошеломленной толпе.
- Просто небольшой несчастный случай, - хихикнула она. - Разве не так, Тимми?
Тимми потер голени и подавил испуганную улыбку.
- Давайте все выпьем, - предложила Милдред. - У меня есть еще кое-что в программе.
На этот раз она высказала верное предложение. Букер заметил, что она дипломатично добавляла двойную порцию виски в каждый напиток, который смешивала. В течение нескольких минут напитки были распределены, и восстановлен мир. К этому времени алкоголь уже фактически овладел толпой. Спокойное настроение нарушило внезапное веселье. Все начали смеяться, слишком громко и пронзительно. Милдред, довольная переменой обстановки, быстро подала еще один бокал прохладительных напитков. Букер выпил оба бокала. Обжигающая теплота - вот и все, что могло его укрепить. Он продолжал оглядываться вокруг, ожидая следующего шага от своих крошечных мучителей.
Даже не взглянув на обгрызенные веревки, он понял, кто несет ответственность за упавший зонт. Он смотрел на траву, но не видел никаких движений. Может быть, к этому времени все феи были настолько пьяны, что забрались в Сад камней, чтобы отоспаться. Букеру захотелось залезть к ним в дом, но у него не было ни единого шанса. Потому что в этот самый момент Милдред объявила: «Теперь будем играть в крокет».
Дина уже спускалась с крыльца с охапкой молотков, мячей и проволочных арок. Она установила их по торопливо изученной карте, которую держала в руке. Тем временем Милдред со смехом набрала помощников, чтобы отодвинуть столы и стулья с дороги.
- Крокет! - пробормотал Тим Букер, яростно опрокидывая очередной стакан. Что творится!
Все расплылось. Беда была в том, что так оно и будет. Букер был в полном сознании, когда жена схватила его за одну руку, сунула в другую крокетный молоток и жеманно улыбнулась: 
- Сыграем против Гуджеров, дорогой. 
- На этой лужайке? - простонал Букер. - А мы должны? 
Он беспомощно огляделся, увидев, что собираются другие пары. Феи не хотели бы, чтобы их лужайку вытоптали — они бы не одобрили все эти арки и колышки. И они должны были что-то с этим сделать.
- Давай сначала выпьем еще, - предложил Букер, пытаясь выиграть время.
- С тебя хватит, - отрезала Милдред. - Бери свой молоток и пойдем играть.
Затем для мистера Букера все снова стало милостиво размытым. Он видел, как его жена и Гуджеры что-то делали молотками и большими деревянными шарами, которые катились через проволочные арки. Но он увидел и еще кое-что. Трава на краю лужайки зашевелилась. Он увидел маленькие головы, которые качались в пьяной ярости и подпрыгивали над концами травинок. Сквозь щелканье молотков и визг гостей, настроенные на алкоголь уши Букера услышали высокий, пронзительный шепот.
- Они оскорбляют наш газон своими железными скобами.
- И нам лучше взять дело в свои руки.
- Данни, дорогая, а ты принесла виски?
- Накажем их! Накажем!  
Букер знал, что он пьян. Он попытался представить себе, что у него галлюцинации, но это ему не очень-то удалось. Он знал этих фей! Слип, Сиб, Ганди и Данни, Томакин и Нуббин сидели на корточках в траве.
- Смотрите-ка! 
У него в ушах прогремел зычный голос Десмонда Гуджера. Краснолицый мужчина зажал сигару между коренными зубами, шагнул вперед и замахнулся молотком.
- Раньше я был чемпионом в таких делах, - заявил Гуджер. – Когда-то я играл в поло.
- Кто на тебе ездил? - пропищал голосок.
- Что еще такое? - заорал Гуджер, свирепо глядя на Тима Букера. 
Но тот не сказал ни слова. Голос раздался откуда-то из-за его колен. Он обернулся, но фея уже исчезла.
- Ха! - Гуджер схватил свой молоток и наклонился, чтобы ударить по мячу. Вдруг он подскочил, как ужаленный.
- В чем дело, дорогой? - с недоумением спросила миссис Гуджер. 
Гуджер покраснел еще больше, но ничего не сказал. Он переступил с ноги на ногу и приготовился замахнуться.
- Что за чертовщина? - Гуджер выпрямился, сердито глядя вокруг.
- В чем дело? - допытывалась Мими Гуджер. 
Мистер Гуджер выглядел очень смущенным.
- Мне не хотелось бы это говорить, - выпалил он, - но кто-то, кажется, тянет меня за ноги.
- Не смотрите на меня, - поспешно сказал Тим Букер. - Зачем мне стягивать с вас носки?
- Чтобы обеспечить мне инсульт, - ответил Гуджер.
- Я бы так не сказала. Надеюсь, это будет сразу апоплексический удар.
- Что? - взревел Гуджер.
Букер снова повернулся – он хранил молчание. Пронзительный голос донесся хоть и с его стороны, но с земли.
- Тимми, это не смешно, - захныкала Милдред, ухмыляясь Десмонду Гуджеру. - Продолжайте, Мистер Гуджер.
Босс поставил ногу на мяч для жесткой позиции. Затем начал раскачиваться.
- Ооооо! - ахнула его жена. - Что-то укусило меня за лодыжку.
- Комары, - сказал Тим Букер.
- Проклятье! - крикнул Десмонд Гуджер. - Ты опять меня толкаешь!
Он отчаянно замахнулся, и деревянный шар покатился к арке. Все наблюдали за ударом.
- Отлично, - сказала Милдред.
Но в последнюю секунду что-то произошло. Мяч не проскочил сквозь густую траву, но арка, казалось, внезапно отскочила в сторону. Разинув рты, все увидели, что мяч летит дальше, а арка повернулась на одном конце и отклонилась от своего пути.
- Как же так?
Вопрос Гуджера так и не получил ответа. Со всех сторон раздались одновременно вздохи, проклятия и испуганные крики. Тим Букер сквозь слезы видел, что остальные гости испытывают те же странные трудности. По всей лужайке двигались и поворачивались арки. Мужчины и женщины натягивали носки и чулки. К ужасу Букера, какой-то толстяк вдруг споткнулся об арку и растянулся на траве, хотя минуту назад на его пути ничего не было.
- Что за цирк? - воскликнул Гуджер. - У меня украли выпивку, мою жену ущипнули, упал зонт, и теперь игра в крокет пошла наперекосяк. Черт побери, я еще не побежден. Не знаю, как тебе удается меня обмануть, Букер, но я тебе покажу.
Он бешено замахнулся на мяч, и его молоток опустился с резким щелчком. В последнюю секунду молоток отклонился в сторону и ударил Гуджера по лодыжке.
- Ой! - прогремел Десмонд Гуджер. 
Из-за его спины, словно из ниоткуда, в воздух взмыл новый крокетный мяч. Букер видел, как он поднялся и заехал Гуджеру по затылку.
- Уфффф! - ахнул Гуджер. 
Букер уставился на Гэнди, лежащую в траве позади него. Фея бросила крокетный мяч. Букер все еще смотрел на Десмонда Гуджера, который с бычьим ревом бросился на него.
- Будь ты проклят, Букер! - закричал сбитый с толку босс. - Ты бросил в меня мячом!
- Я тоже это видела! - бойко добавила Мими Гуджер.
- Скотина! – рыдала Милдред.

 

Расплывчатое пятно исчезло из головы Букера. Внезапно он увидел во всех них своих смертельных врагов. Он присел на корточки, ожидая прыжка Гуджера, и сжал молоток в руке.
- Я тебя ударил, да? – крикнул он. - Хорошо, я сделаю это снова! 
Подняв молоток, он взмахнул им. Десмонд Гуджер врезался животом прямо в Букера. Начался хаос. Мими взяла крокетный мяч и ударила Милдред. Милдред подставила Мими подножку. Мужчина упал на ноги Мими и тут же набросился на своего соседа. И Тим Букер, крича, как ирландская баньши, бросился на толпу, размахивая молотком. 
- Вон из моего сада! - завизжал он. - Вон отсюда, все вы! Никчемная, трусливая кучка дураков, играющих в крокет! Я бы предпочел иметь в друзьях сотню фей, чем такую шайку смертных, как вы!
Позади него раздался высокий, скрипучий боевой клич крошечного народа. Из травы вылетел дождь из крокетных шаров, чтобы забросать бегущих гостей. Из ниоткуда поднимались арки для крокета, и сбивали людей с ног. Чудесным образом из травы выскакивали молотки и с глухим стуком ударялись по задам. С проклятиями, криками и оружием наперевес Тим Букер прогнал из своего сада всех гостей. Они бежали к своим машинам, спасая свои жизни, причем Милдред и Гуджеры во главе.
Только когда с подъездной дорожки отъехала последняя машина с последней группой перепуганных гостей и Милдред, Тим Букер сдержал свой гнев. Сгорбившись, он стоял в сумерках, больной от осознания того, что он сделал. Он потерял свою репутацию, работу и жену – все одним махом. Его охватила паника.
- Я должен выбраться отсюда, - пробормотал он. 
Не оглядываясь, он повернулся и побежал к дому, чтобы упаковать чемодан. Вся паника исчезла из души Тима Букера, когда он бросил свои ручки и чемодан на кровать в хостеле. На лице Букера не было хмурого выражения. Как ни странно, он весело улыбался, садясь на стул и снимая ботинки. В конце концов, это была жизнь. Впервые он понял, что не потерял ничего по-настоящему важного. Он заговорил вслух, приводя в порядок свои беспорядочные мысли.
- Думаю, мы с Милдред уже давно расстались. Я просто не смел признаться в этом самому себе, вот и все. Теперь я свободен, и она может найти кого-нибудь другого, чтобы пилить его всласть. И больше у меня на шее нет старого тирана Гуджера. Я сейчас же найду работу получше. 
Он открыл чемоданы, напевая себе под нос.
- Похоже, я все-таки в долгу перед этими феями. Хорошие маленькие люди, эти феи. Надеюсь, что они наслаждаются там домом и лужайкой. 
Он отстегнул чемодан и нащупал ключ.
- Если подумать, - выдохнул он, - я тоже от них избавился. Не то чтобы я не ценю то, что они для меня сделали. Но провести всю свою жизнь с этой командой лепреконов было бы довольно утомительно. Я рад, что это приключение закончилось.
Он открыл чемодан и начал доставать одежду. Затем отступил назад, напрягшись. Ящики сундука медленно выдвигались наружу. Букер вытаращил глаза. Из каждого ящика на него с эльфийской ухмылкой смотрело крошечное личико.
- Вы! - прошептал Букер. - Здесь!
- Вот именно, - весело пропищал комочек. - Вот мы и пришли, наш прекрасный сэр! После того, как ты так хорошо защитил нас от этих гостей, неужели ты хоть на минуту сомневался, что мы бросим тебя? Ах нет, дорогой, мы поменялись местами. С этого момента мы больше не маленький народец Эммета О'Дрисколла — мы проехали «зайцами» в твоем чемодане—и теперь принадлежим тебе.
- Вы принадлежите мне, - глухо сказал Букер.
- На всю жизнь! - ответила Нуббин. 
Букер обхватил голову руками, наблюдая, как шесть фей выскочили из сундука и заплясали по его кровати. Это был конец. Теперь он обречен жить с феями до конца своих дней. Как он мог начать все сначала? Как он мог надеяться осуществить свои планы - получить работу на авиазаводе, например. Авиационный завод! Внезапно Тим Букер сел и усмехнулся.
- Вы мои на всю жизнь, - сказал он. - Вы будете служить мне верой и правдой?
Шесть крошечных голов кивнули.
- Тогда слушайте сюда, - сказал Букер. - У меня есть несколько приказов.
В течение десяти минут крошечные люди толпились вокруг Тима Букера, забираясь к нему на колени и кивая, пока он говорил. Только однажды его прервали.
- Но железо… - начал Томакин.
- Это для твоей страны! – одернул его Тим Букер. - Помните это. Мы все чем-то жертвуем. И вам придется иметь дело с железом по такой же причине.
Они снова кивнули. Поэтому Тим Букер, счастливо улыбаясь, подошел к телефону и позвонил в Вашингтон. Он дождался ответа, назвал свое имя и адрес, и изложил суть дела. Это был долгий разговор, но Букер все рассказал.
- Так я и думал, сэр, - сказал он. - Я читал, что вы использовали карликов, чтобы заползти внутрь и сварить крошечные детали самолетов. Но думаю, что у меня есть несколько работников, которые сделают это для вас еще лучше.
Он радостно посмотрел на фей на кровати.
- Нет, сэр, - ответил Тим Букер. - Они не совсем лилипуты. Но вам все равно лучше нанять их. Я могу сказать вам одну вещь - я бы предпочел, чтобы они сражались за меня, а не против меня. И это не сказка.

 

(Fairy Tale, 1943)
Перевод К. Луковкина
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий