Рассказы. Том 4. Фатализм.

Крошечный мир

[название первой главы отсутствует]
Был Сочельник. Отцы семейств весело жужжали в своих уютных домиках, накладывая последние штрихи на рождественские елки. Деловые люди приветливо хлопали друг друга по спине и поднимали тосты в залах эксклюзивных клубов. Веселые люди толпились на улицах и до отказа переполняли бары. Дети весело колядовали на церковных службах. Матери таинственно улыбались, заворачивая подарки.
А Клайд Хилтон работал как паршивый пес в магазине игрушек Проппера. Самое смешное, что Клайду было все равно. Он был так же счастлив, как и все остальные. Провести двенадцать часов на ногах - перед толпами клиентов, обезумевших от жажды последних покупок - это было уделом Клайда, но он все еще улыбался.
Время от времени рыжеволосый молодой человек улыбался и похлопывал себя по левому карману пиджака. Глубоко внутри лежала маленькая плюшевая коробочка, в ней – обручальное кольцо. Клайд потрогал его и улыбнулся девушке за прилавком через проход. Гвен Томас стоила этой улыбки. Дерзкая, подтянутая, темноволосая девушка с молочно-белой кожей и идеально вылепленными чертами лица – она обладала изяществом фарфоровой куклы. «Изысканный» - несколько вычурное слово, и все же оно точно описывало миниатюрную красоту Гвен. Клайд ждал момента, когда наденет кольцо на ее изящный палец. Это будет Рождество, которое они оба запомнят. В довершение всего, старик Проппер обещал Клайду прибавку к жалованью. Он подмигнул девушке, стоявшей между двумя клерками, и праздничный дух захватил его в свои объятия. 
После закрытия они устроят небольшую вечеринку, а потом Клайд подарит Гвен кольцо, и старик Проппер скажет: «Благословляю вас, дети мои». Как отрывок из Диккенса. Тем временем Клайд яростно строчил в своей книге заказов, боролся с обертками сотен пакетов, запутался в ярдах бечевки и ленты, бил кулаком по кассовому аппарату, пока пальцы не покрылись волдырями, и непрерывно болтал в течение торгового дня. Он только что продал игрушечный поезд толстой даме и ее мужу, когда увидел этого человека.
Продавать дорогие модели игрушек была та еще работа, но Клайд был чем-то вроде эксперта в области поездов, и радовался возможности использовать свои познания. Поэтому он был в приподнятом настроении и ловко завернул покупку. Но он едва не выронил бечевку, когда вошел мужчина. Дверь открылась. Магазин игрушек был переполнен, и обычно входящего покупателя в толпе не было видно, но этот человек был хорошо различим.
Клайд вытаращил глаза.
Мужчина был одет в черное пальто с поднятым воротником, доходившим ему до подбородка. Не прикрытые шляпой его жесткие седые волосы стояли копной на голове. У него был большой крючковатый нос и алый рот. Несмотря на седые волосы, его лицо выглядело абсолютно гладким. Ни одна морщинка не нарушила его первозданную бледность, являвшую отличный фон для пылающих глаз. Если его волосы обозначали возраст, а лицо без морщин — молодость, то в глазах сквозила вечность. Они были черными, но сияющим пронзительным огнем, как два фонтана силы. Клайд увидел эти глаза прежде, чем заметил что-либо еще, и изумленно разинул рот. По какой-то причине ему пришла в голову странная мысль. За свою жизнь, подумалось ему, он, должно быть, видел миллион пар глаз — но никогда до сих пор он не понимал, какой силой могут обладать глаза. Черные, сверкающие фонтаны.
Интерес Клайда к незнакомцу подкреплялся еще и тем, что мужчина был семи футов ростом. Он не был гигантом в обычном смысле этого слова — ни одним из тех высоких, худощавых жилистых чудовищ. Мужчина был достаточно сложен для своего роста. Его плечи охватили дверной проем, а грудь, выпирающая из-под пальто, была массивной. Клайд увидел, как мужчина поднял руку и поправил воротник, а его ладонь была размером с обеденную тарелку.
Клайд смотрел, как массивная фигура пробирается сквозь толпу к его прилавку. И только когда гигантская туша нависла прямо над ним, Клайд понял, что мужчина привел за собой маленького мальчика. Ребенок казался крошкой, в отличие от его огромного спутника. Его взъерошенная голова едва доставала великану до колен, хотя на вид мальчугану можно было дать лет семь.
Клайд оторвал взгляд от грузного незнакомца и сосредоточился на ребенке. Это была разумная психология продаж - опыт учил, что клерк должен изучать ребенка и пытаться предугадать его желания. Клайд испытал еще один шок, когда внимательно посмотрел на мальчика. Это было такое же странное существо, как и великан, только в миниатюре. Во-первых, одежда мальчика выглядела взрослой. Не мальчишеская подделка под «взрослую» одежду, а взрослая по-настоящему. Его маленькое пальто было подлинной копией одежды его огромного спутника. Руки мальчика были глубоко утоплены в карманах, а вышагивал он с поистине взрослой беспечностью.
Его осанка и поведение тоже казались взрослыми. Но лицо мальчика представляло собой самый странный парадокс. Клайд не мог припомнить, чтобы видел ребенка, чье лицо не загорелось сразу же, как только он вошел в магазин игрушек. Даже дети богачей визжали и хихикали, их глаза закатывались, и они жестикулировали с неистовым возбуждением. Этот мальчик держался по-другому. Его взгляд был холодным и бесстрастным. Его бледное лицо было таким же невозмутимым, как и лицо великана рядом с ним. И его глаза были такими же! Глубокие, черные, тревожные глаза; глаза взрослого на лице мальчика. Теперь гигант и малыш стояли у прилавка перед Клайдом. Он быстро справился с любопытством и вернул себе профессиональный вид.
- Добрый вечер, - сказал Клайд. - Чем могу помочь?
- Интересно, - сказал высокий человек. В его голосе угадывалась странная глубина; он звучно отразился в ушах Клайда, который уставился на бледное лицо и сверкающие глаза. Но здоровяк уже повернулся к ребенку.
- Чего бы ты хотел, сынок? - спросил он.
Дитя пожало плечами. Это было странно утонченное пожатие плечами, словно от скуки.
- Здесь нет ничего интересного для меня, - прошепелявил он детским голоском.
Клайд изо всех сил старался скрыть свое раздражение безразличием ребенка. Он улыбнулся сверху вниз.
- Разве ты не хочешь, чтобы Санта Клаус принес тебе что-нибудь? - спросил он.
- Санта Клаус? - сказал мальчик. Он пристально посмотрел на Клайда. А потом рассмеялся. Смех что-то сделал с Клайдом. Возможно, он устал или переутомился, а может разыгралось воображение, но смех вышел взрослым. Сардоническим, даже злым. Злой смешок из уст ребенка…
Нет. Этого не может быть. Клайд знал, что он устал и растерян. Он подавил чувство разочарования.
- А как насчет электрического поезда? - предложил он.
- У меня есть один, спасибо.
- Сани?
- Не-а. 
- Есть несколько замечательных новых химических наборов. 
- Думаю, что нет.
Мальчик и великан с любопытством переглянулись. Мальчик не засмеялся, но его глаза насмешливо блеснули. Клайд стоял с явным недоумением на лице. Гигантский незнакомец, казалось, почувствовал это.
- Пожалуй, нам лучше не задерживать этого молодого человека, Роджер, - сказал он. - Мы сами все осмотрим, сэр. Мы могли бы найти что-то, что нам понравится.
- Очень хорошо.
Клайд двинулся вдоль прилавка. Толпа исчезла, наступило одно из тех временных затиший, которые необъяснимо случаются в любом магазине. Клайд увидел, что Гвен сейчас не занята. Он обошел другую стойку и присоединился к ней. Ее крошечная рука нашла его руку под прилавком, и они стояли вместе, улыбаясь. Затем Гвен указала на любопытную пару на другой стороне магазина. Ее глаза затуманились, и она подавила поспешный вздох.
- Опять они!
- Кто?
- Этот великан... высокий человек.
- Ты видела его раньше?
- Да. Он пришел несколько дней назад, когда ты был на доставке.
- Кто он такой?
- Даже не знаю. Я наблюдала, как мистер Проппер обслуживает его. Он сказал, что ему ничего не нужно — он просто осматривался. А потом уставился на меня.
- Уставился на тебя?
- Да. Ты заметил его глаза? Они ужасны, Клайд. Как глаза статуи. Его веки не моргают, ты видел?
- Может, он принимает наркотики, - усмехнулся Клайд, но не почувствовал никакого веселья. Гвен тоже заметила эти глаза…
- О! Вот он опять - тот самый взгляд.
Обернувшись, Клайд увидел, что высокий мужчина смотрит через комнату. Его взгляд остановился на девушке рядом с Клайдом. Напряженный, пронизывающий, давящий, как осязаемая тяжесть, его взгляд поглотил девушку. И крошечные глаза мальчика тоже вцепились в девушку. Они оба улыбались - гигант и малыш, одинаковыми улыбками, когда смотрели. И теперь великан незаметно наклонил свою массивную голову и слушал, как мальчик что-то шепчет ему. Его короткий палец указал в их сторону. Мужчина улыбнулся и тряхнул седой гривой.
- Клайд, мне не нравится этот человек, - прошептала девушка. 
- Не обращай внимания, дорогая. Он просто чокнутый. Сейчас я от него избавлюсь.
Клайд похлопал Гвен по плечу и быстро обошел стойку. Он подошел и встал лицом к лицу со своими необычными клиентами.
- Вы что-нибудь нашли? - спросил он. 
Трудно было сдержать дрожь в голосе, странно трудно было сдержать отвращение, которое он чувствовал на лице. Высокий человек склонил свою огромную голову и доброжелательно улыбнулся Клайду. То есть, его лицо улыбалось, а глаза просто вспыхнули.
- Только не для Роджера, - сказал он. - Но есть еще один маленький мальчик, для которого я хотел бы выбрать подарок. Думаю, я возьму вон тот трехколесный велосипед.
Палец размером с восковую свечу внезапно ткнулся в сторону трехколесного велосипеда.
- Да, - пропищал Роджер. - Мы возьмем это. 
Лицо ребенка вдруг стало оживленным.
- Хороший. Это будет стоить 10,95 долларов. Мне завернуть его для доставки?
- Если вы не возражаете. Я заметил, что в задней комнате есть все необходимое для упаковки подарков. Вы не против?
- Нисколько.
Клайд схватил трехколесный велосипед и потащил его в комнату за занавесками. Проходя мимо Гвен, он одарил ее улыбкой. Ее ответный взгляд содержал оттенок мольбы. Клайд размышлял над этим, пока заполнял документы на покупку. Долгие часы и изнурительная работа взяли свое. Он дошел до того, что начал фантазировать. Только потому, что у необычно высокого мужчины был скучающий отпрыск, он позволил своей фантазии взбунтоваться. Может быть, старик действительно принимал наркотики. Возможно, ребенок был вундеркиндом или, по крайней мере, не по годам развитым. Что же в этом такого необычного? Много шума из ничего. Ну, через час магазин игрушек закроется, он вручит кольцо Гвен, и они пойдут куда-нибудь, выпьют вместе в честь тихого праздника, и позабудут всю эту чепуху.
Там!
Клайд ловко завершил оборачивать подарок, его рыжие волосы упали на лоб, и он сосредоточенно нахмурился. Откинув назад выбившиеся пряди, он схватил пакет и зашагал обратно в магазин. В магазине снова стало людно. Но когда его взгляд скользнул по лицам покупателей, Клайд понял, что старик и его сын исчезли. Они исчезли!
Странное покалывание пробежало по его спине. Он поспешно заглянул за прилавки по обе стороны магазина игрушек. Где же Гвен? Покалывание перешло в судорожную дрожь. Гвен исчезла! Собравшись с духом, Клайд направился к стойке. Лысая голова старого Проппера блестела, когда он склонился над подносом с игрушечными солдатиками.
- Простите, мистер Проппер, - пробормотал Клайд. - Вы не видели Гвен?
- Гвен? Она была там всего минуту назад. Разговаривала с каким-то здоровяком.
- Но он ушел.
- Я знаю, Клайд. Я видел, как он вышел с маленьким мальчиком.
- Гвен ведь не ушла с ними, правда?
Клайд чувствовал себя глупо, задавая этот вопрос, но не мог сдержаться. Проппер уставился на него. 
- Конечно, нет, - отрезал он. - Она должна быть в задней комнате. А где же еще?
Клайд не ответил. Он знал, что Гвен в задней комнате нет. И все же он снова шагнул за занавески. Комната, из которой он только что вышел, все еще была пуста. А на стене висели вешалки. Вешалки, на которых висела шуба Гвен и веселая маленькая зеленая шляпка. Она не могла выбежать на холод, не надев их. С колотящимся сердцем Клайд вернулся назад. Он быстро оглядел магазин игрушек, попытался вспомнить свои действия. Он вошел, чтобы завернуть трехколесный велосипед, затем оставил великана стоять там, за прилавком. А Гвен была через проход от них. Все очень просто. И какое это имеет значение? Великан не был ни людоедом, ни демоном. Он не мог протащить Гвен сквозь стены. Кроме того, мистер Проппер видел, как высокий мужчина и маленький мальчик вышли из магазина, причем одни. И все же Гвен исчезла. А высокий мужчина и ребенок перешептывались и показывали на нее пальцем . . .
Клайд знал, что ведет себя как дурак, когда обошел угловой прилавок. Здесь была ниша, скрытая от остальной части магазина. Небольшое углубление в стене. Великан стоял недалеко отсюда. Если бы он подозвал Гвен, они бы остались незамеченными. И все же, что толку от этого? Что это значит? Затем левая нога Клайда натолкнулась на мягкое, запутанное препятствие. Он чуть не споткнулся о кучу. Он поспешно опустил глаза. Опустив глаза, он увидел на полу растрепанный сверток. Одежда Гвен! Там было ее черное платье. Да, а под ним ее чулки, все еще в туфлях! А под ними - лифчик, комбинация. Клайд опустился на колени и потрогал одежду. Они были все еще теплыми, все еще хранили в себе теплоту тела Гвен. Одежда Гвен, сваленная в кучу на полу магазина игрушек. И где же сама Гвен?
Пальцы Клайда нащупали маленький твердый предмет, лежащий у стойки. Он схватил спрятанный предмет и поднял его вверх. Огрызок карандаша. Огрызок карандаша из книги заказов Гвен. Он быстро провел правой рукой по полу возле груды одежды. Через мгновение он нашел книгу заказов Гвен и поднял ее. Верхний лист был покрыт размашистыми каракулями—не аккуратными буквами точного почерка Гвен на заказе, а просто неуклюжими каракулями. Но когда Клайд прочитал их, у него закружилась голова. Там просто были написаны имя и адрес. Но так или иначе, Клайд знал, что была связь. Он расшифровал корявую надпись:
«Саймон Маллот. 4954 Арчмор Корт. Клайд»
Только это и ничего больше. «Клайд», было последнее слово. Конец буквы «д» был выведен неровным разрезом поперек страницы, как будто Гвен прервала запись. Как будто она закричала о помощи, когда чья-то рука закрыла ей рот. Рука, похожая на обеденную тарелку. Рука великана!
Глава II
Замок великана
Улицы Манхэттена заполняли праздничные прохожие. Не прошло и десяти минут с тех пор, как Клайд прочел странные каракули в книге заказов Гвен, а быстрые шаги уже несли его далеко в центр города, к Арчмор Корту. Старик Проппер принял его поспешное извинение и отпустил, коротко кивнув лысой головой. Теперь, плотно завернувшись в пальто, как в щит от мелкого снега, Клайд пробирался сквозь толпу, размахивая руками. Найти такси было невозможно, а медлить он не мог. Он ускорил шаг, походка стала размашистой. Странные мысли крутились в голове.
Зазвонили праздничные колокола, и все же Клайд услышал в них только похоронные ноты. Праздничные весельчаки выкрикивали свои приветствия — Клайд прислушивался к голосу внутри себя: голос Гвен, выкрикивающей его имя. Рождество… время чудес! Клайд подумал о старых языческих праздниках. Празднества посвящались не доброму Христу-младенцу, а старшим, темным богам, требующим крови и жертвоприношений. Боги, которые даровали черные послания - и брали ужасную дань. Боги, которым поклонялись бледнолицые люди с неподвижными и пристальными глазами. Глубоко посаженные, фанатичные глаза… как глаза великана Саймона Маллота. Так его звали. Но кто же он на самом деле? И кем же он был?
4054 Арчмор Корт.
Где находится это место, и что там было? Клайд сунул книгу заказов в карман и поспешил дальше. Теперь его путь лежал по более тихим боковым улочкам. Улицы, где в окнах не горели рождественские огни. Улицы, отданные во власть зимнему ветру и полуночной тени. Улицы, которые извивались и скручивали свои снежные поверхности, манили вниз, в более темные глубины. Клайд чувствовал себя пигмеем, бегущим на спине какой-то сказочно огромной змеи. Снежный змей извивался между неясно вырисовывающимися зданиями. Скоро он доберется до змеиной головы, змеиных клыков, сверкающих глаз змеи. 
Горящих глаз.
Клайд увидел перед собой огни. Он сразу понял, что это то самое место. Большой дом стоял в стороне от улицы. Каменная стена охраняла опоясанную деревьями территорию. Но огромное сооружение возвышалось над ним на небольшом возвышении. Через квартал Клайд увидел мерцающие огни в нижних окнах. Как ни странно, самое яркое скопление света исходило от радужной рождественской елки, полностью видимой на фоне широких французских окон на первом этаже. Клайд задержался перед внешними воротами, чтобы прочитать цифры. 4954.
Вот оно!
Он поднялся по ступенькам и встал лицом к входной двери. Тогда и только тогда, сделал он паузу. Как поступить? Клайд знал, как получить допуск. У него была нацарапанная квитанция Гвен с именем Саймона Маллота на ней. И он поспешно завернул небольшой пакет. Таким образом, он явился, чтобы «доставить» покупку. Но после этого Клайд ничего не знал. Обвинит ли он Маллота в убийстве? Похищении? В этом не было никакого смысла. Только отвратительное предчувствие заставляло его упорствовать. Все это может быть истерической фантазией, бредом, но он должен выяснить правду. Он должен был попасть в этот дом и увидеть Маллота. Может быть, там будет ключ – или, с другой стороны, совершенно разумное и очевидное объяснение. Может быть, он окажется в тюрьме за то, что устроил сцену и выдвинул нелепые обвинения.
Нужно рискнуть. Его пальцы, онемевшие от холода, потянулись и нащупали звонок. Большая дубовая дверь была гладкой. Острая боль пронзила кончики пальцев. Боль? Ледяной холод, когда он почувствовал под ладонью круглый предмет. Дверной молоток. Клайд поднял его и уронил. Раздался глухой лязг. Ветер заглушил все звуки приближающихся шагов изнутри. Но вдруг дверь распахнулась, веер света хлынул наружу. Клайд машинально поднял глаза, ожидая увидеть семифутовую тушу гиганта. Но на его зов откликнулся маленький человечек. Невысокий мужчина, одетый в скромный вечерний костюм. Дворецкий.
- Да, сэр?
- Я из магазина игрушек Проппера, - объяснил Клайд. - У меня есть посылка для мистера Маллота. 
Он протянул свою квитанцию и показал коричневый сверток в кармане.
- Отлично. - Дворецкий взял его и приготовился уйти.
- За это не платили, - пробормотал Клайд. - Мне сказали подождать. 
Дворецкий нахмурился. 
- Это довольно необычно, - сказал он. - Мистер Маллот не оставил никаких указаний. - Он закашлялся. – Я позвоню ему.
Дверь начала закрываться. Клайд поспешно шагнул вперед. Его нога втиснулась в дверной проем со всей ловкостью, которую можно было ожидать от парня вроде него.
- Могу я подождать внутри? - спросил он. - Здесь довольно свежо.
Дворецкий поколебался, пожал плечами.
- Что ж, - сказал он. - Вы можете подождать в холле, если хотите.
Клайд вошел в просторный холл. Терзаемый подозрениями, Клайд был готов почти ко всему. Он ожидал увидеть длинный, тускло освещенный коридор, мрачные, обшитые панелями стены, старинные гобелены. Вместо этого он стоял в совершенно современном коридоре, ярко освещенном, что подчеркивало кремовый оттенок стен. Серебряные зеркала добавляли обстановке жизнерадостности. Дворецкий исчез из виду. Клайд стоял, переминаясь и глядя вниз на французский синий ковер. С одной стороны коридора была открыта раздвижная дверь. Еще более яркий свет исходил из комнаты за ней. Клайд шагнул к двери и заглянул в просторную боковую гостиную. Комната была огромной, с высокими стенами, поднимающимися к красивому куполообразному потолку. Только одна сторона была украшена длинными французскими окнами. На фоне окон возвышался ослепительный орнамент огромной рождественской елки. Дерево отбрасывало сияющие блики на комнату. Сверкающие огни были нанизаны на сосновые ветки. Большие шаровидные и подвесные украшения сверкали и сияли на ветвях. Сосульки и мишура украшали каждую веточку.
Было что-то успокаивающее и обнадеживающее в виде этого праздничного дерева. Невысказанные страхи Клайда рассеялись. Наверняка произошла какая-то ошибка. В этом доме не было ничего, кроме Рождества. Как бы в подтверждение этого суждения, остальная часть комнаты безмолвно вторила антуражу. Клайд увидел, что пол был покрыт подарочными пакетами и коробками в веселых обертках. В изобилии лежали игрушки. Конструкторы, оловянные солдатики, роликовые коньки — он узнал знакомые святочные подношения. По всему помещению тянулись рельсы для игрушечного поезда.
Должно быть, это игровая комната Роджера. Типичная игровая комната сына богача. Все отвечало духу Рождества. 
Клайд вздохнул. Здесь какая-то ошибка! Может быть, великан назвал не то имя и адрес? Мог ли он быть достаточно умен, чтобы понять, что Гвен может оставить это как ключ к разгадке? Вероятно, так оно и было. Клайда отправили на охоту за дикими гусями. Он должен начать все заново. Ведь здесь не таилось никакого зла. Он только выставит себя дураком, если останется. Когда к нему спускался незнакомец, чтобы заплатить, он оказывался в ужасном положении. Он может улизнуть прямо сейчас. Никто и не заметит. Возможно, тогда Клайд услышал голос. Это было похоже на голос совести — слабый и далекий. Высокий и пронзительный, звучащий в голове.
«Клайд! - завопил голос. - Клайд. Я здесь. Спаси меня!»

 

Нервы. Он очень устал. Такие галлюцинации надо игнорировать.
«Клайд, я…»
Нет! Голос не был иллюзией. Он действительно слышал его – слабый, будто издалека. Услышал и узнал тонкий писк.
- Клайд, посмотри на меня — я здесь!
Он испуганно обернулся. Его глаза обшарили комнату. Конечно, никого не было видно. Может быть, голос проникает сквозь пол, потолок или стены? Нет. Он не был приглушен. Звук, каким бы слабым он ни был, был четким.
- Я иду сюда!
Голос доносился из-за окон. Клайд подошел поближе к елке. Яркий свет открывал каждый дюйм на высоком рельефе. Он ничего не видел. Клайд тупо уставился на дерево, и голос завывал все выше и выше. 
- Вот я, дорогой. Вот, - умолял голос. - Я на дереве!
Внезапно мир взорвался. Сквозь туман пробилась малиновая вспышка понимания. Клайд уставился на рождественскую елку и увидел. На верхней ветке елки, между украшением и конфетным тростником, висел целлофановый конверт. Он болтался на длинной голубой ленте и раскачивался взад и вперед. В этом конверте, аккуратно завернутом в целлофан, лежала извивающаяся фигура Гвен. 
Гвен – уменьшенной до двух дюймов в высоту!
Глава III
Снова высокий человек
- Клайд, я знала, что ты придешь! Слава богу, ты нашел меня вовремя!
Клайд изо всех сил пытался контролировать свой голос и мимику, когда смотрел на невероятно крошечную фигуру на елке. 
- Что случилось? - хрипло пробормотал он.
- Это был высокий человек, - ответила девушка. 
Ее голос слабо доносился сквозь целлофан. Клайд наклонился ближе и нахмурился.
- Я так и знал, - вздохнул он.
- Он послал тебя в заднюю комнату, чтобы завернуть пакет. Это был трюк. Должно быть, он так и планировал. Потому что он поманил меня к себе. Он и мальчик стояли рядом с нишей в дальнем углу. У него в руках была игрушка, и он спросил меня, сколько она стоит. Все это время он смотрел на меня своими глазами. Эти глаза! Я же говорила тебе, что помню их с того момента, как он пришел сюда раньше. Глубокие, горящие глаза. Держу пари, когда я стояла там, то поняла, что он никогда по-настоящему не смотрел на меня до сих пор. Он пристально взглянул на меня… и через меня… а потом в меня.
Я это чувствовала! Его глаза проникли внутрь меня и вырвали мое сознание. Я знала, что он гипнотизирует меня. Но все это время другая часть меня знала, что он продолжает говорить, улыбаться, вести себя нормально на случай, если кто-нибудь случайно заглянет в нишу. Только его глаза удерживали меня в зловещей ловушке.
Я не могла отвести взгляд. Клянусь – я бы отдала душу, чтобы отвернуться, но не смогла. И как только он посмотрел на меня, моя душа словно выскользнула из тела. Он втягивал ее в свои глаза, в эти глубокие, темные светящиеся озера, когда стоял там с красными губами, улыбающимися на его огромном белом лице... Я чувствовал, как мир плывет вокруг меня…
Его длинные тонкие руки полезли в карман и что-то вытащили. Я не видела, что это было. Мне удалось кое-что выдавить. Я должна была говорить, притворяться, что не знаю того, что знали мы оба — что его глаза так меня удерживали. Я спросил его имя и адрес, а также, хочет ли он, чтобы ему доставили эту игрушку. Он ответил, и моя рука записала это в блокнот. Я знала, что должен предупредить тебя. О чем именно, я не могла догадаться, но эти глаза держали меня, и я знал, что они не отпустят.
Так что я нацарапала адрес, но он только ухмыльнулся, и ребенок тоже. А потом его глаза, казалось, стали больше, как две горящие Луны. Они взлетели к моему лицу, и я знаю, что моя книга заказов выпала из моих рук, а затем он провел своими длинными пальцами по моей руке. Я почувствовала, как что-то ущипнуло меня. Покалывание возле локтя, а потом... я упала в эти две горящие Луны. Они взметнулись вверх и превратились в одно сплошное озеро оранжевого огня, а я — я утонула. Когда я пришла в себя, я уже была здесь — на елке.
Клайд уставился на это крошечное, невероятное тело. Это не могло быть правдой, и все же было ею. Гвен стала дюймовочкой. Завернутая в целлофан, но обнаженная, если не считать голубой ленты на бедрах. Она выглядела точно так же, как Клайд всегда дразнил ее — как кукла. Человеческая, живая кукла! Как это случилось? И почему? Сейчас не время думать об этом. Ибо крошечное личико Гвен сморщилось в полной панике.
- Что же нам делать? – прошептала она. 
Клайд выпрямился. Хмурый взгляд теперь казался неотъемлемой частью его лица.
- Первое, что нужно сделать, это вытащить тебя отсюда, - заявил он. - Быстро, пока Саймон Маллот не вернулся.
Он осторожно протянул левую руку и отстегнул от ветки голубую ленту. Снял целлофановый мешочек с крошечной живой девочкой и бережно опустил его в карман пальто.
- Для тебя достаточно воздуха, - пробормотал он. - Успокойся и не волнуйся. Я вытащу тебя отсюда, а потом — посмотрим.
Клайд повернулся на цыпочках и направился к открытой двери. Он двигался быстро и бесшумно. Что-то более быстрое и бесшумное проскользнуло в дверной проем и перебежало ему дорогу. В комнату влетела черная кошка. Клайд испуганно взглянул в большие зеленые глаза кота. Затем поднял голову и посмотрел в огромные, сияющие глаза Саймона Маллота!
Великан возвышался в дверном проеме. Он стоял тихо и улыбался. Клайд не улыбнулся в ответ, разглядывая гигантскую фигуру высокого человека. Саймон Мэллотт был одет в длинный белый халат, который странно сливался с его бледной кожей. Но его губы ярко блестели, а глаза горели черным огнем, когда он наклонился и обхватил своими длинными пальцами тело кошки. Он посадил черную кошку себе на плечи, но все это время не сводил глаз с Клайда. Кот тоже зловеще уставился на Клайда. И кот, и человек ухмылялись с кошачьей злобой.
- Вы уходите? - спросил великан, и его глубокий голос насмешливо гудел.
- Да, мне нужно вернуться в магазин. - Клайд попытался улыбнуться.
- Надеюсь, не так быстро, - сказал Саймон Маллот. - Не останетесь разделить наш праздничный ужин?
- Извините, но у меня нет времени, - пробормотал Клайд. - Я должен отпраздновать позже.
- Что ж, если вы настаиваете.
К своему удивлению, Клайд увидел, как великан отступил от двери. Огромная рука метнулась вперед в вежливом жесте. Клайд вышел из комнаты. Он сделал это!
- Секундочку.
Голос был ровным, но в нем слышался сардонический оттенок. Клайд обернулся.
- Прежде чем вы уйдете, - мягко сказал Маллот, - вы должны вернуть мне мою собственность.
- Собственность?
- Именно. – Маллот улыбнулся.
- О чем речь?
- Это всего лишь маленькая вещица - простая игрушка - украшение с моей рождественской елки.
Клайд не мог контролировать свой голос, так же, как и бегущие по шее мурашки.
- Я не понимаю, о чем вы говорите, - выдохнул он.
- Ах. Тогда, возможно, это пробудит вашу память.
«Это» оказалось пистолетом, который Маллот вытащил его из кармана своего белого халата. Это был большой «Люгер», но в огромной руке великана он напоминал детскую игрушку. И все же он был достаточно велик для Клайда. И это произвело впечатление — особенно когда Маллот направил дуло ему в сердце. Улыбка Маллота холодила, как оружейная сталь.
- Ты же знаешь, что я убью тебя немедленно, если не подчинишься, - сказал Маллот.
Клайд знал. Больше делать было нечего. Дрожащей рукой он нащупал в кармане пальто целлофановый пакетик - маленький пакетик, который (гротескная мысль!) содержал все, что он любил в мире. Наполненная страхом Гвен уставилась на него. Затем огромная рука протянулась и смахнула целлофан с ладони Клайда. Пальцы толщиной с динамитные шашки сжимали крошечное тело девушки. Она беспомощно извивалась в объятиях великана. Маллот ухмыльнулся, обнажив клыкастые зубы в улыбке, которая источала злорадное веселье.
- Мой маленький мальчик будет очень разочарован, если обнаружит пропажу своей новой игрушки. Его сердце привязано к мисс Томас.
- Игрушке? - Клайд выдавил из себя это слово.
- Да. – «Люгер» небрежно двинулся вперед, заставив Клайда вернуться в большую комнату. Маллот закрыл дверь и повернулся к рождественской елке. Три огромных шага привели его к окну. Осторожно, очень осторожно он повесил целлофановый мешочек с Гвен обратно на ветки. Затем снова повернулся к парню.
- Скоро ты убедишься, что Роджер - очень необычный ребенок. У него довольно эксцентричные вкусы - и мне доставляет удовольствие потакать им. 
Клайд больше не мог сдерживаться. Забыв о "Люгере", об осторожности и дипломатичности, он разразился неистовыми ругательствами.
- Ты чудовище! Я не знаю, как ты это сделал, или что задумал, но тебе это не сойдет с рук!
Маллот рассмеялся. Зазвенели стекла.
- Довольно мелодраматичная речь, - заметил он. - Это могло бы звучать более убедительно, если бы у тебя имелось вот это, чтобы подкрепить слова. - Он многозначительно посмотрел на свой «Люгер». Великан начал приближаться, и Клайд снова увидел торчащее дуло оружия на уровне его сердца.
- Естественно, теперь, когда мы так разоткровенничались, было бы глупо позволить тебе уйти, — вежливо сказал великан. - Так что, может быть, мне лучше...
Огромные глаза сверкнули. Маллот остановился.
- Нет, - промурлыкал он. - Возможно, я просто сентиментальный дурак. Сам понимаешь, праздничный дух и все такое прочее. Но я не убью тебя. Кроме того, если Роджер узнает, это может испортить ему Рождество.
Он уставился на Клайда со злорадной улыбкой.
- У тебя рыжие волосы, - заметил он. - Роджер найдет тебя забавным.- Великан подошел ближе. - Да, - сказал он. - Это тоже будет сюрпризом.
Клайд наблюдал и ждал. Он попытался взглянуть на черного кота, сидящего на плече Маллота. Но краем глаза он следил за приближающимся дулом пистолета. Он был так мал по сравнению с огромной тушей гиганта. Но шанс был. Если бы он мог прыгнуть вперед, схватить пистолет, наставить его на Маллота…
Клайд ждал. Он уставился на сверкающие глаза кота. Пистолет оказался совсем близко. Великан улыбнулся. Клайд стоял наготове. Он напрягся, чтобы прыгнуть быстрее, чем мог уследить глаз, свободная рука метнулась вперед. Клайд потянулся за пистолетом, но тут же почувствовал, как огромная лапа великана коснулась его локтя. Он почувствовал легкое покалывание в руке. Ощущение нарастало, усиливаясь с невероятным ускорением. На мгновение Клайд почувствовал, как его потные ладони сомкнулись вокруг дула «Люгера». На какую-то долю секунды он понял, что пытается вырваться вперед. Потом все закружилось, и на плече Маллота не осталось ничего, кроме кошачьих глаз, которые становились все больше и больше. Большие, зеленые глаза. Клайд падал вперед, падал в эти глаза, тонул в их глубоких изумрудных озерах.
Глава IV
Огромная комната
Трудно пробудиться от кошмара. У тьмы есть щупальца, и чернильные нити глубоко вонзаются в твой мозг, пытаясь оттащить назад — снова потянуть тебя вниз, в кричащие глубины. Клайд боролся со щупальцами, с цепкими нитями страха, пытался прийти в сознание. Он моргнул и полностью открыл глаза. Было утро. Он не мог видеть ясно, но узнал дневной свет вокруг. Он повернул голову, стряхивая с себя замешательство. Теперь его тело снова покалывало. Он почувствовал, как под мышками у него что-то сжималось от напряжения.
Клайд посмотрел вниз. Огромный рулон желтой ткани окутал его тело. Края ткани были затянуты под мышками, и пропущены куда-то за голову. Он висел, подвешенный за рулон ткани. Неудивительно, что ощущалось давление! Да, он был подвешен, но на чем? Клайд посмотрел вниз. И тут он понял. Он висел на рождественской елке - так же, как Гвен висела там прошлой ночью!
С трепетом ужасного узнавания он смотрел вниз - мимо миллиона кружащихся созвездий, мимо ледяных осколков тысячи сосулек, через лес щетинистых копий, на далекий пол огромной комнаты.
За много миль он различил внизу сверкающие участки железной дороги и огромное скопление верфей и терминалов. Колонны солдат маршировали по огромному плато в центре открытой местности, направляясь к возвышающимся башням могучего города. Конечно! Город был сделан из блоков конструктора. Солдаты были из свинца и олова. Железная дорога была от игрушечного поезда, и рельсы у стены находились не в милях, а всего в пятидесяти футах.
Высокое небо оказалось просто куполообразным потолком. Но если это так, то почему солнце слепит глаза? Свет сверкнул с дьявольской интенсивностью, когда Клайд прищурился вдаль. Потом он понял, что свет исходит от огней на рождественской елке, на которой он висит. Кружащиеся созвездия были сверкающими украшениями. Ледяные сосульки оказались просто украшением из фольги. Лес ощетинившихся копий состоял из сосновых иголок на ветвях дерева. Клайд повторил судьбу Гвен. Теперь он стал человечком двух дюймов в высоту. Кукла, висящая на желтой ленте, на рождественской елке.
Клайд обернулся. Лента мягко покачивалась, когда он двигал шеей. Гвен висела почти рядом с ним. Она спала – ее голова свисала в полном изнеможении, когда он смотрел на нее сквозь защитную обертку целлофана.
- Гвен! - прошептал он. Девушка даже не пошевелилась.
Затем он понял, что громкость его тонкого голоса больше не имеет значения.
- Гвен! - закричал он.
Ее голубые глаза открылись. Она уставилась на него и узнала.
- Клайд, дорогой! Я видела, как он сделал это с тобой — у него в руке была игла. Очень маленькая иголка. Он ткнул ее тебе в локоть — ты упал, а потом... 
- Что потом?
Ее слабый голос задрожал, и она отвернулась. Он слышал, как она что-то тихо бормочет.
- О, это было ужасно! Это случилось так внезапно, так быстро! Ты просто съежился под своей одеждой. Только что стоял там, а в следующее мгновение исчез. Твоя одежда просто упала на пол. Носки остались в туфлях, рукава рубашки все еще заправлены в брюки, а пальто все еще прикрывает костюм. Маллот наклонился и вытащил тебя из собственной брючной манжеты! Ты лежал там, как маленькая кукла, а он завернул тебя в желтую ленту и повесил здесь на елке. Он, должно быть, использовал иглу и на мне – после того, как загипнотизировал меня в магазине. Это заняло всего мгновение. Неудивительно, что никто ничего не заметил, и он смог так легко уйти — со мной в кармане! И теперь он сделал это с тобой. О, дорогой, что нам делать? Что?
Клайд с радостью отдал бы свою жизнь за ответ, но его не последовало. И пока он искал слова утешения, его прервали. По дереву пронесся ветер. А затем снизу донесся гул землетрясения, вызвавший вибрацию. Клайду потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, что ветер дует из открывшейся двери, а землетрясение – это глухой стук шагов.
В комнату с грохотом ворвался великан. Великан? Клайд узнал мальчика, Роджера. Прошлой ночью он был маленьким ребенком. Сегодня утром стал огромным существом, массивным, как гора. Он вбежал в комнату, издав мальчишеский вопль, который ударил по крошечным барабанным перепонкам Клайда, словно барабаны смерти.
- Где же он? - закричал он. - А где же сюрприз?
Перед фигурами на дереве маячило лицо, похожее на иллюстрацию рекламного щита. Клайд уставился на огромный горбатый нос, пылающий открытый очаг рта и огромные раздутые шары вращающихся глаз Роджера. Это были огромные белые шары с темными провалами зрачков. Сеть красных вен змеями ползла по молочно-белому глазному яблоку. Клайд уставился в зрачки, как будто рассматривал отражающие зеркала в гигантский телескоп. Уставился на свое собственное изображение.
- Смотри! Они живы! - крикнул Роджер. 
Его гигантские лапы потянулись вперед, рука почти коснулась тела Клайда, но протянулась мимо него, когда мальчик снял Гвен с дерева. Его неуклюжие пальцы сорвали целлофан. Клайд корчился от ярости, когда ее тело извивалось в пухлой ладони мальчика. Затем мир закружился, когда Клайд почувствовал, что его поднимают с дерева за желтую ленту. Он услышал гулкий смех сверху, а затем почувствовал тошноту, когда его тело нырнуло на американских горках в космос. Его положили на пол.
Его босые ноги утонули в ковре. Бахрома поднималась вокруг его лодыжек, как трава. В нескольких футах — на самом деле дюймах — впереди ковыляла Гвен. Кровообращение медленно восстанавливалось в ее онемевших конечностях. Благодарный Клайд двинулся к ней, когда почувствовал, как кровь болезненно приливает к подошвам его ног.
- Гвен, с тобой все в порядке? 
Внезапно что-то красное преградило ему путь. Клайд повернулся, и тяжелый груз ударил его под колени. Он упал. Мальчик подставил ему подножку пальцем. Гулкий смех раздавался из кварталов над ними в пустом воздухе.
- Я построю тебе дом, - прорычал голос Роджера.
Рука наклонилась, схватила их обоих и повела в головокружительную поездку на лифте. Вверх и снова вниз на другую часть ковра. Они вывалились наружу, задыхаясь. Рука опустилась еще раз, оставив за их спинами шестифутовую деревянную стену. Клайд обернулся. Стена? Это был всего лишь двухдюймовый строительный блок с буквой «В» на поверхности.
- Дом, - эхом отозвался голос. 
Перед ними появился еще один блок. И еще один. Через несколько секунд по всем четырем сторонам крошечных фигурок были сложены прочные блоки. Свет погас, и они скорчились во мраке. Второй и третий ярусы блоков задрожали. И Клайд тоже. Если этот сумасшедший парень ошибся и один из блоков не был должным образом сбалансирован — он соскользнет вниз и убьет их обоих!
Какая судьба... быть раздавленным до смерти блоком конструктора!
Над ними прогремел голос с эхом, которое оказалось глубже, чем голос Роджера.
- Завтрак, мастер Роджер. 
Это был голос дворецкого. Клайд узнал его, хотя он был искажен и увеличен в сто раз. Он услышал ворчание Роджера, доносившееся из-за игрушечных стенок.
- Хорошо, - сказал он. - Я уже иду. Как только поставлю крышу над этим домом.
В отверстии над их головами появился блок и плотно прижался к стене, балансируя с трех сторон. На четвертой стороне осталась слабая щель света, которую крыша не перекрывала. Блок крыши задрожал, когда шаги Роджера прогрохотали по комнате. Затем наступила тишина.
- Он ушел, - прошептала Гвен. - И что теперь?
- Следи за мной. - Клайд почти усмехнулся. Это был шанс, и он был готов.
- Ты не сможешь отодвинуть эти тяжелые блоки в сторону, - вздохнула Гвен, ожидая действий Клайда.
- Я и не собираюсь, - ответил он. - Но буквы на этих блоках выступают. Я могу взобраться по ним. Если я доберусь до потолка, то смогу сбросить этот блок крыши. Он лежит довольно свободно.
- Но до вершины двадцать футов – ты упадешь, - возразила Гвен.
- Стоит попробовать, - проворчал Клайд. Рыжеволосый парень огляделся в темноте. Буква «B» маячила слева от него.
- Поехали, - объявил он. 
Руки нашли себе пристанище, пальцы ног – опору, и Клайд, извиваясь, пополз вверх по склону. Следующим шагом была буква «Л», и Клайду удалось взобраться вверх по угловатой шестифутовой букве. Гораздо легче взбираться было по букве «О». Клайд повис на верхней кромке и медленно просунул голову и плечи в щель, открывшуюся в крыше.
- Гвен! – позвал он. - Отойди к стене. Я собираюсь раскачать этот блок своим весом – но он может упасть внутрь. Берегись!
Упершись ногами в верхнюю петлю «О», Клайд ухватился за грубые, расщепленные края блока крыши и потянул. Она заметно подалась. Он раскачивался взад и вперед. Вскоре блок качнулся на расширяющейся дуге. Клайд чувствовал, как блок дрожит, вываливаясь наружу.
- Падает! - крикнул он.
С оглушительным грохотом блок рухнул на ковер внизу. Клайд задрожал. Какой грохот! Затем он понял, что шум был неслышен для нормальных человеческих ушей и усмехнулся.
- Ну вот, дорогая, - крикнул он. - Забирайся по буквам. Я протяну руку и вытащу тебя.
Гвен присоединилась к нему, задыхаясь. Ее прекрасные черные кудри в чарующем беспорядке рассыпались по обнаженным плечам. Клайд втащил ее на вершину стены и взял за руки. На один блаженный миг - и все.
- Теперь вниз по бокам, - скомандовал Клайд. - Скорее! 
Он соскользнул вниз по «С», спустился по «Н», и, наконец, встал на самую верхнюю петлю «Р», помогая Гвен спуститься. Наконец они снова оказались в безопасности. 
- А теперь куда? – спросила девушка. 
Клайд закусил губу. Ее слова лишь подтвердили его собственное замешательство. Они были высвободились из искусственной тюрьмы — но как достичь большей свободы? Огромное зеленое пространство ковра простиралось перед ними до бесконечности. Белая дверь была словно в миле отсюда. И пока они шли, их крошечные ножки глубоко погружались в ворс ковра. Острые концы впивались в пятки.
- Клайд, я не могу идти дальше.
Паника и отчаяние заставили девушку выпалить эти слова. Они же вдохновили Клайда. Его взгляд уловил блеск металла там, где заканчивался ковер. Там покоилось огромное сооружение – металлический роликовый конек на сверкающих колесах, тяжелый, как джаггернаут.
- Эта штука на колесах – роликовый конек! – пробормотал Клайд. - Пошли.
Схватив Гвен за руку, он бросился к краю ковра.
- Забирайся на борт, - приказал он. - Видишь, как пол немного наклонен к двери? Я просто подтолкну эту тележку, залезу сзади, и мы мигом спустимся к двери.
Гвен с трудом взобралась на роликовый конек, и ее голубая лента разорвалась прежде, чем она смогла это сделать. Клайд уже упирался плечом в левое заднее колесо тележки, определив его как наиболее вероятное место для приложения силы. Напрягшись, Клайд толкнул ее. Конек двинулся медленно… но потом набрал скорость и начал скатываться вниз по склону. Клайд рысью вскарабкался на борт и вскочил как раз в тот момент, когда конек разогнался. Они неслись в сторону открытой двери.
- Сейчас проедем, - ликующе сказал Клайд. - Прямо в коридор снаружи!
Пока он говорил, впереди показалась черная фигура. Настоящий саблезуб, двадцати футов ростом, с глазами сверкающими зеленым огнем, слюнявыми челюстями, клацающими в поисках добычи, с желтыми клыками, когтями готовыми разорвать и уничтожить... Это был кот! Одним прыжком он пронесся через дверной проем. Он остановился, зашипел, а затем обрушился на две фигуры, скорчившиеся на движущемся роликовом коньке.
- Быстрее! - крикнул Клайд. - Спрыгивай!
Гвен повиновалась. Клайд не шелохнулся. Тележка покатилась прямо на приближающуюся кошку. Клайд увидел, как она подняла лапу, готовая сбросить его, когда тележка проедет мимо. Он пригнулся, когда лапа опустилась вниз и ощутил, как мохнатое меховое одеяло коснулось его спины и скользнуло в сторону. Кот промахнулся! И вот теперь конек понес его дальше. Он почти доехал до двери. Черный кот резко обернулся. Один прыжок перенес его вперед. Еще один прыжок – и кот обрушится на добычу.
Клайд соскользнул с движущегося конька, лихорадочно оглядывая огромную комнату. Затем всего в трех дюймах от себя он увидел длинное зеленое лезвие с острым концом. Упавшая иголка с елки! Но это было оружие. Клайд схватил его и встал лицом к лицу с нападающим котом. Гигантская голова поднялась над ним, и огромные челюсти распахнулись. Взметнулась лапа. Клайд ткнул острием сосновой иглы вверх и уколол кота в лапу. Кот взвыл и выпустил когти, затем прыгнул. Клайд скорее почувствовал, чем увидел, как кот пролетел над его головой. Ветер трепал его волосы. И вот, в одно мгновение, огромный кот оказался позади. Черная громада его тела надвинулась на Клайда, выпуская когти. Клайд ударил по ним своим оружием. Быстро, как молния, опустилась вторая лапа. Сосновая игла отлетела в сторону, расплескав по руке боль от шока. Клайд наклонился, чтобы поднять иглу. Она оказалась сломана – теперь он безоружен и готов стать добычей, как и Гвен.
Кот бросился в атаку. На этот раз бежать было некуда. Клайд метнулся в сторону, увернулся. Кошка приземлилась на передние лапы в добром футе от него. Но когда он приземлился, его длинный черный хвост изогнулся в хлестком ударе. Клайд почувствовал, как кот ударил его сзади по коленям, как хвост обвился вокруг талии, когда он упал. Пойманный в ловушку, он ждал, пока кошка не повернулась, вытянув лапы, и бросилась к его горлу –на него навалилась чернота, и он почувствовал горячее дыхание разинутой пасти, когда клыки рванулись к его голове.
Глава V
Крушение номер девять
Клыки так и не достигли своей цели. Пока Клайд готовился к последнему удару ослепительной боли, темнота, казалось, отступила от него. Он действительно поднялся — из воздуха появилась рука и схватила черную кошку за загривок.
- Скат! - прогремел голос. 
Клайд лежал и смотрел, как Роджер поднял кошку и вынес ее из комнаты. Роджер закрыл дверь и вернулся.
- Пытался сломать мои игрушки, - пробормотал мальчик и посмотрел на Клайда сверху вниз.
- Но как вы двое выбрались из домика?- спросил он. 
Клайд в ответ пожал своими крошечными плечиками.
- Ты пытался сбежать, не так ли? - обвиняюще спросил Роджер. - Хотел спрятаться от меня! Может быть, мне лучше повесить тебя для сохранности, пока я закончу завтрак.
Роджер подкрепил свои слова действием. Он наклонился, и Клайд оказался на его ладони. Быстрым шагом мальчик подошел к тому месту, где лежала Гвен. Она упала на влажную, скользкую поверхность руки Роджера и прижалась к Клайду, когда они поплыли к елке. Роджер поправил концы голубой и желтой лент. И снова две куклы болтались, как украшения на большой рождественской елке. Клайд мысленно застонал, обнаружив, что вернулся туда, откуда начал. И снова дверь-побег-свобода - все было за много миль отсюда. Роджер улыбнулся, глядя на две висящие фигурки.
- А сейчас тихо, - сказал он. - Я вернусь, как только закончу обед. 
Его шаги прогремели из комнаты. Снова наступила тишина. Клайд повернул голову. Гвен храбро улыбнулась ему. Его сердце сжалось, когда он понял, как она старается казаться веселой. Но внезапно ее напускной оптимизм угас. 
- О, дорогой, - вздохнула она. - Думаю, это безнадежно. Мы останемся здесь навсегда.
Ее изящное маленькое тельце содрогнулось от внезапного приступа рыданий.
- В чем дело, милая? – прошептал Клайд.
- О, это так ужасно! И я вся исцарапана и в синяках, да еще и умираю с голоду.
Клайд заставил себя улыбнуться. 
- Хорошо, что ты осталась без еды, - сказал он ей. - Ты всегда твердила, что хочешь уменьшить расходы. 
- А уменьшилась сама... - по ее кукольным щекам снова потекли слезы. Клайд нахмурился, осознав ироническую жестокость своего замечания. Она действительно уменьшилась! Затем его взгляд упал на огромный предмет, висевший прямо перед ним.
- Выше нос, малышка, - крикнул он. - В любом случае, я думаю, что смогу угостить тебя чем-нибудь.
Он начал раскачиваться вперед и назад. Это движение заставило ленту, на которой он был подвешен, медленно закачаться по дуге. Клайд, находившийся в нижней части этого маятника, качнулся вперед с возрастающей скоростью. Вскоре с каждым взмахом он уже приближался к большому белому предмету. Он висел там, как десятифутовый снежок, прямо на его пути. Его крошечные пальчики вцепились в шершавую рифленую поверхность. 
Ничего не произошло. На следующем замахе он глубоко вцепился в предмет. Раздался треск, и огромный комок белого вещества отломился у него в руках. Он откинулся назад и прекратил свои движения. Он медленно разломил белый комок и протянул часть его Гвен. Она могла просто протянуть руку и схватить его.
- Давай ешь, - сказал ей Клайд. - К счастью для нас, на дереве есть шарик из попкорна.
Попкорн оказался сытным. Клайд никогда бы не подумал, что два человека могут наесться до отвала одним зернышком от шарика попкорна, но этого было достаточно, чтобы утолить голод. Теперь немного сгущенного молока — пока Гвен жевала попкорн, Клайд оставил свои фантазии и сосредоточился на другом. Он качнулся вперед и назад, чтобы дотянуться до шарика попкорна. Потом он остановился. А если он будет продолжать в том же духе? Предположим, он будет раскачиваться по более широким дугам, пока лента на ветке над ним не ослабнет? Он мог упасть и разбиться насмерть на острых сосновых щепках внизу. И все же это был шанс. И это был его единственный шанс.
Радуясь, что Гвен занята только едой, он снова начал осторожно раскачиваться. Вскоре он снова повернулся к шару с попкорном, а затем за ним. Он качался вперед и назад. Голова закружилась, но он почувствовал какое-то движение ленты над головой. Он качался вверх и вниз, вверх и вниз. Теперь Гвен увидела его и закричала, когда он пронесся мимо. У Клайда кружилась голова, он задыхался. Мир закружился вокруг – как и сверкающее созвездие елочных украшений. А потом – лента развязалась!
Задыхаясь, Клайд принял удар на себя. Он падал вниз, в промежутки между щетинистыми ветвями. Далеко внизу он увидел огромную сверкающую громаду хрустального шара. Украшение — он направлялся прямо к нему! В одно мгновение он разобьется, украшение разлетится вдребезги, его зазубренный осколок пронзит его тело и швырнет окровавленным на пол внизу.
Клайд дико замахал руками. Смертоносная полированная поверхность устремилась ему навстречу, и тут его правая рука нашла опору. С резким рывком его спуск прекратился. Клайд отчаянно цеплялся за нитку мишуры, которая поддерживала его вес. Долгое время он мог только тяжело дышать и хрипеть. Он медленно подтянулся и уселся на мишуру.
- Клайд, с тобой все в порядке? - раздался сверху голос Гвен. Она висела примерно на сорок футов выше – на самом же деле, примерно в пятнадцати дюймах над его головой.
- Конечно, - ответил Клайд. - Держись, а я заберусь наверх и освобожу тебя.
Теперь было легко взобраться на ветки, выбирая опоры для ног и цепляясь за блестящие нити и обертки леденцов. Через несколько минут Клайд подполз к нише над головой Гвен и медленно развязал голубую ленту.
- Хватайся за кончик ветки, - приказал он. - Я освобожу тебя через минуту.
Операция прошла быстро.
- И что теперь? – спросила Гвен, когда Клайд присоединился к ней на ветке. - Ты же не заставишь меня спуститься на пол? У меня кружится голова, когда я смотрю вниз.
Клайд покачал головой.
- Нет смысла снова пробовать, - сказал он. - Слишком опасно, и до двери слишком далеко. Кроме того, как только мы окажемся в коридоре, нам придется открыть наружную дверь.
- Смогли бы мы добраться до телефона?
- Вряд ли, - решил Клайд. - Кроме того, как бы мы вообще сняли трубку? Набрать номер было бы инженерной задачей, и я сомневаюсь, что наши голоса будут услышаны. Во всяком случае, слишком велика опасность разоблачения. Нет, не выйдет.
- Тогда что же нам делать?
- Просто успокойся. Смотри, прямо за нами есть французские окна. И я подозреваю, что левое окно от нас немного открыто. Я чувствую легкий ветерок. Если это окно приоткрыто, мы можем проскользнуть прямо наружу. Все, что нам нужно сделать, это обогнуть елку и спуститься на подоконник. Ты можешь ползти?
- Я могу сделать все, что угодно, лишь бы выбраться отсюда, - заявила Гвен. Ее глаза вспыхнули. Клайд улыбнулся ей. У девушки осталось присутствие духа и мужество.
- Отлично. Тогда лучше не тратить время зря. Мальчишка может появиться в любую минуту. Что если мы спустим вниз этот шнурок?
Клайд указал на одну из зеленых нитей, связывавших цепочку елочных огней.
- Просто перемахнем по нему и спустимся вниз, - сказал он. - Но остерегайся света. Лампы очень горячие.
Крошечные фигурки начали свое путешествие. Снова и снова они карабкались по ветвям, чтобы избежать обжигающего свечения лампочек рождественской елки.
- Перемахни через эту мишуру, - проворчал Клайд. – У нас получается. 
Гвен, несмотря на жестокую боль в руках, хихикнула.
- В чем дело? – Клайд повернул голову.
- Я ничего не могу поделать! Ты так мило выглядишь в своей голубой ленте, покачивающейся на ветках. Совсем как Тарзан из племени обезьян.
- А он знает, не так ли?
Голос раздался у них за спиной. Гвен и Клайд быстро повернули головы в сторону комнаты. Перед елкой, на цыпочках стоял Роджер. Мальчик недовольно нахмурился.
- Опять за свое? - сказал он. - Хотите убежать!
Здесь не было ни укрытия, ни спасения. Быстро приблизившись, Роджер протянул руку и снял Гвен с дерева.
- Оставь ее в покое! – крикнул Клайд.
- Ха! - проворчал ребенок. - Мне следовало бы выбросить ее. 
Он сделал жест, как будто хотел швырнуть тело Гвен на землю, и Клайд застонал. Но мальчишка остановился. На огромном лице Роджера появилась улыбка.
- У меня есть идея получше, - сказал он. - Я правда накажу вас обоих.
Он повернулся и быстро понес Гвен через комнату. Клайд вскарабкался на ветку и напряг зрение, пытаясь следить за движениями мальчика. Роджер наклонился в дальнем конце комнаты. Его руки шарили над чем-то, но спина скрывала Гвен из виду. Что он с ней делает? Роджер резко встал. Его тело все еще закрывало вид, он подошел к Клайду с пустыми руками. Клайд не мог увернуться от ищущих пальцев. Его ребра были раздавлены между большим и указательным пальцами, когда Роджер спустил его на пол.
- Заходи, - сказал Роджер. Клайд почувствовал, как его поднимают на железную подставку. Он посмотрел вниз. Роджер посадил его в кабину паровоза своего игрушечного поезда! Локомотив стоял на широкой колее, тянувшейся вдоль всей площади, окаймлявшей комнату вдоль стен. Клайд оказался в железной кабине паровоза. Это была специальная модель Лайонела – «Нью-Йорк Сентрал», если быть точным, с локомотивом. Клайд знал эту модель. Он продавал такие в магазине игрушек. Он посмотрел на сияющую дорожку, протянувшуюся впереди, и на изгиб у стены. Почему Роджер поместил его сюда?
- Я тебя накажу, - сказал мальчик. - Так же, как это делали в старых фильмах.
- Что ты имеешь в виду? - крикнул Клайд.
- Посмотри и увидишь.
Далеко наверху Клайд увидел протянутую через комнату руку ребенка. На полпути вокруг круга, на дорожке прямо напротив, лежало корчащееся тело Гвен. Роджер привязал ее к рельсам.
- Видел, как я это сделал? - спросил не по годам развитый маленький монстр. - Я привязал ее только к одному рельсу. Только ее голова находится над шпалой. Если бы я положил ее прямо поперек, ее бы ударило током, когда я включу трансформатор. Мы сделаем как в кино. Я пущу поезд, и ты ее переедешь.
Роджер рассмеялся. Это был жестокий смех, совсем не мальчишеский. Клайд покачал головой. Как он мог обратиться к этому бессердечному, нечеловеческому существу?
- Но ты же не хочешь ее убить, - пробормотал он. – Девушка беспомощная!
- Вы мои игрушки, - отрезал Роджер. - Я могу играть с вами так, как захочу. 
Внезапно мальчик обернулся. Он присел на корточки в углу, рядом с черным корпусом трансформатора. Раздался жужжащий гул. И вдруг Клайд почувствовал, что колеса поезда повернулись. У него под ногами заработал двигатель! Локомотив медленно набирал скорость. Клайд выглянул из кабины. Он мчался вниз по рельсам, направляясь к повороту. Если применить аналогию, он несся вперед со скоростью около шестидесяти миль в час. Двигатель проедет этот поворот, проедет следующий, спустится по прямой, а посередине — обезглавит Гвен!
Локомотив накренился, со свистом обогнув первый поворот. Клайд напрягся. Он не мог прыгнуть. Впереди замаячила вторая кривая. Локомотив двигался быстро. Еще несколько секунд — и Роджер уже стоял у трансформатора, подавая энергию. Власть! Клайд увидел тело Гвен далеко внизу. Паровоз мчался со смертельной быстротой.
Клайд сглотнул. У него был ключ к разгадке, если еще оставалось время. Он повернулся к панели управления. В тендере стояла миниатюрная кочерга, а рядом с ней – дверца топки. Он оторвал прядь от голубой ленты на поясе и выдернул крошечную кочергу. Он обернул ручку кочерги лентой и дернул за дверцу топки. Выглянув из окна такси, он увидел Гвен, которая была совсем рядом. Поезд грохотал. Задыхаясь, Клайд сунул кочергу в открытую дверь. Конец замкнулся. Его нужно было замкнуть, чтобы установить контакт. Так и случилось.
Клайд знал свои локомотивы. Кочергу закоротило на одной из клемм двигателя. Результат оказался впечатляющим. Локомотив резко остановился всего в нескольких дюймах от крошечной фигуры Гвен. В тот же миг из трансформатора вырвался клуб дыма, и Роджер упал навзничь в облаке едкого дыма.
Глава VI
Из уст младенца
Ушло мгновение на то, чтобы спрыгнуть вниз и освободить Гвен. Клайд развязал бечевку и помог ей подняться на ноги.
- Пошли, - прошептал он. 
В углу утих кашель Роджера, и теперь каскадом хлынули слезы. Мальчик плакал. Внезапный шок от короткого замыкания напугал его. Гвен повернулась и посмотрела на него через всю комнату.
- Гвен, пойдем! - Клайд потянул ее за плечо.
Гвен тряхнула своими черными кудрями. 
- Нет, - ответила она. - Я собираюсь поговорить с Роджером.
- Ты с ума сошла? – вскрикнул рыжий парень. 
Вместо ответа Гвен направилась к нависшей в углу фигуре мальчика.
- Гвен, вернись! 
Она не обернулась и не остановилась. Клайд с изумлением наблюдал, как она подошла к плачущему ребенку и потянула его за рукав. Через мгновение она уже ползла по его руке. Клайд вздрогнул. Она сидела там, взгромоздившись на плечо мальчика! Роджер поднял голову. Внезапно его слезы прекратились. Гвен села на свой странный насест и нежно погладила его по шее крошечной рукой. Роджер уставился на нее. Он улыбнулся.
- Высморкайся, - сказала Гвен.
- Ну и вид у тебя! - Роджер покраснел и порылся в своем кармане.
- Используй другую руку, - приказала девушка.
Роджер повиновался без колебаний.
- Вот так-то лучше, - заметила она. - А теперь, молодой человек, я хотела бы поговорить с тобой. Во-первых, тебе лучше извиниться за то, что ты только что сделал.
Роджер уставился на нее сверху вниз. Он покраснел еще сильнее. Затем отвернулся к стене.
- Ладно, - пробормотал он. - Прости, что пытался убить тебя. Наверное, я не понял, что ты тоже человек.
Гвен покачала головой.
- Разве ты не знаешь ничего лучше? - упрекнула она. - Мне кажется, ты довольно смышленый мальчик. Разве твоя мать никогда не говорила тебе не делать таких вещей?
Роджер уставился на стену еще пристальнее, чем прежде.
- У меня... у меня нет матери.
- Ну, а как насчет твоего отца?
- Мой отец тоже умер. Я сирота.
Гвен нахмурилась. 
- Но тот человек, Саймон Маллот, который привел тебя в магазин игрушек. Разве он не твой отец?
- Нет. Он усыновил меня, когда я был маленький. 
- Когда ты был ребенком?
- Да. После того, как он убил моих родителей. 
Голос Роджера не дрогнул и не изменился, когда он произнес эти слова. Его тон был бесстрастным.
- Саймон Маллот убил их? - в голосе Гвен отразился ужас.
- Да. Он был влюблен в мою маму много лет назад. Она не вышла за него замуж из-за его размеров. Поэтому после моего рождения он убил ее.
Гвен замолчала, но только на мгновение. Клайду показалось, что она к чему-то клонит. Она воспользовалась психологическим преимуществом над мальчиком, и теперь ловко давила на это. Она повела себя по-матерински, собственнически - женщина, занятая вечной проблемой овладения мужчиной.
- Как Маллот убил ее? - спросила Гвен.
Роджерт не колебался с ответом.
- Он сделал это куклами. Он делал кукол и крестил их, а затем втыкал булавки в их сердца. Он обещал показать мне как это делать. Он же волшебник.
- А я и не знала. - Гвен старалась сохранять спокойствие.
- Вот почему он усыновил меня. Он собирается сделать меня своим учеником. Он научит меня всему, что знает о магии. Он говорит, что, поскольку моя внешность нормальна, я могу стать волшебником лучше, чем он, если буду правильно обучен.
Мальчик говорил так, как будто стать учеником колдуна было самым обычным делом. Гвен попыталась подыграть его беззаботности.
- Тебе нравится эта идея? - спросила она. 
Роджер нахмурился. 
- Нет, не совсем, - признался он. - Есть некоторые вещи, которые он хочет, чтобы я делал, вещи, которые вызывают у меня кошмары, и я не буду этого делать. Я люблю играть со своими игрушками здесь, но он всегда заставляет меня брать уроки в своей лаборатории. И когда он наконец позволяет мне играть, он дает мне игрушки, которые мне не нравятся. Я не буду держать их здесь.
- Нет?
- У него есть одна книга… картинки в ней двигаются. Они двигаются, как люди, и делают странные вещи. У тебя голова болит, когда ты смотришь на них, но он хочет, чтобы я их изучал. Иногда играем. Не с конструктором, а с маленькими домиками, лодками и вещами, сделанными из воска. И он заставляет меня читать отрывки на латыни. Иногда у меня внутри все трясется от того, как они звучат. Когда я говорю их правильно, тени на стене меняются, и однажды я увидел, как шевелятся стены. В следующем году он собирается взять меня на встречу. Он называет это шабашем, и я должен встретиться там с кем-то и подписать книгу кровью. Думаешь, будет больно, когда они уколют мне палец и возьмут кровь? Надеюсь, что нет, потому что я все равно не хочу идти. Лучше бы он не заставлял меня делать такие вещи.
Гвен выглядела бледной и потрясенной. Картина, которую она сложила из этих детских откровений, была ужасна по своим последствиям.
- Он не позволяет мне играть с другими детьми, - сказал мальчик. - Он держит меня здесь взаперти. Время от времени, для особого удовольствия, он позволяет мне играть с моими настоящими игрушками в этой комнате. В прошлом месяце я усердно учился, и он обещал сделать мне подарок. Все, что я захочу. А вчера вечером, в магазине игрушек, я попросил тебя. Вот как я тебя достал.
Клайд подошел к ногам Роджера. Теперь заговорил и он.
- Как ты узнал, что Саймон Маллот может... отдать... нас тебе? - спросил он.
- Он может сделать все, что угодно, - серьезно сказал мальчик. - Гораздо больше, чем это. Он колдун. И я тоже буду одним из них. – Мальчик вздохнул. - Но по правде говоря я не хочу им быть. Кроме того, я боюсь, что когда вырасту, тоже стану слишком большой, как и он.
- Как он стал таким большим? - спросила Гвен.
- Он говорит, что это просто железистая аномалия, - ответил мальчик.
Было фантастикой слышать такие слова из уст семилетнего ребенка, но в тот момент все казалось нереальным.
- Он сейчас работает над гормональными экстрактами, - признался Роджер. - Именно поэтому я и знал, что он сможет тебя усмирить. Когда я попросил у Гвен куклу, он понял, что я имею в виду. И он это сделал. Потому что та формула оказалась очень эффективной. 
- Да, - с готовностью согласился Клайд. - Не мог бы ты объяснить чуть больше, Роджер?
- Ну, я не знаю. Он начал много лет назад, пытаясь экспериментировать на чем-то, что можно было бы испытать - что-то, что могло бы привести его к нормальному размеру. Тогда он, должно быть, наткнулся на что-то вне следа с его формулой уменьшения. Потому что препарат, который он усовершенствовал, оказался слишком действенным. Если не соблюдать осторожность, вещи становятся очень маленькими.
Мальчик говорил серьезно, но Клайд ловил каждое слово.
- Наверху в его лаборатории есть много образцов, - сказал Роджер. - Но я думаю, что он никогда не использовал их на людях до прошлой ночи. Я просто умолял его дать мне Гвен в качестве игрушки, и он обещал мне, так что он должен был сделать это. Но мне жаль, что я пытался убить тебя, - заключил он.
Клайд взял инициативу в свои руки. 
- А следовало бы, - проворчал он. - Как ты думаешь, каково это, быть ростом в два дюйма? Как бы тебе это понравилось?
Роджер опустил голову.
- Мы не хотим быть такими всю жизнь, - вздохнула Гвен. - Как же нам отсюда выбраться?
- Вы двое влюблены друг в друга? - глаза Роджера сверкнули. - Ну и дела, похоже на сказку, не так ли? И вы здесь в ловушке и все такое?
- Не стоит так радоваться этому, - с горечью заметил Клайд.
- Но это же захватывающе. И, может быть, я смогу вам помочь.
Это было откровение, которого ждала Гвен. 
- Да, - быстро ответила она. - Конечно. Ты можешь позвонить в полицию.
- Нет ничего хуже! - прервал ее Клайд. - Если Саймон Маллот обнаружит, что звонил мальчик, он спрячет нас и накажет Роджера. Кроме того, мы должны что-то сделать с нашим размером.
- Да, - нетерпеливо ответила девушка. 
- Именно это я и имею в виду. Возможно, я смогу найти противоядие для вас.
- Противоядие? - Клайд ухватился за это слово. - Есть противоядие?
- Да. Своего рода побочный продукт или антитоксин, получаемый, когда перегоняют формулу. Маллот держит бутылку в лаборатории.
- Как ты думаешь, ты бы смог ... смог бы достать его для нас?
Лицо Роджера помрачнело. 
- Возможно. Я не знаю.
- Что ты имеешь в виду? Это вопрос жизни и смерти.
- Я понимаю. Но... честно говоря, я боюсь туда подниматься. Это ужасное место.
Гвен похлопала его по плечу.
- Нет, сейчас. Не бойся. Я пойду вместе с тобой. 
Как ни странно, предложение сработало. Роджер просиял.
- Хорошо, если вы двое пойдете со мной.
- Конечно. Это безопасно, не так ли? - ответил Клайд.
- Да. Сейчас он спит в левом крыле. Я могу достать бутылку. Думаю, всего несколько капель на конце булавки сработают. Но вы пойдете со мной?
- Верно, - Клайд взял инициативу в руки. - Просто засунь нас в свою куртку. Потом иди к лестнице и в лабораторию.
Глава VII
Магазин игрушек дьявола
Вверх по темной лестнице, вниз по длинному коридору и через внешние комнаты — Роджер на цыпочках осторожно вошел в странный мир за дверями лаборатории. Гвен и Клайд вцепились в край кармана его куртки и всмотрелись в царство кошмара. Здесь, в огромной, освещенной комнате, наука и магия встретились и соединились — чтобы создать адскую амальгаму. Сверкающие белые лабораторные столы, соседствовали с множеством жутких предметов прямо из средневековых легенд. Колокольчики, наполненные корнем легендарной мандрагоры; подносы с травами и порошкообразными дистиллятами, перемолотыми из костей животных и трупов; все атрибуты мантического искусства были здесь. Были полки, на которых стояли черные книги, заплесневелые, обтянутые железом тома с крошащимися желтыми страницами, напечатанными готическим шрифтом. Клайд прочел экзотические названия на латыни – «De Vermis Mysteriis» и «Невыразимый Некрономикон Абдула Альхазреда».
Стеклянные шкафы охраняли приборы и лабораторные машины; коммутатор нелепо возвышался рядом с футляром для мумий; рядом с последней моделью рентгеновского аппарата стояла зодиакальная карта, заполненная по-гречески. Бунзеновские горелки и высушенная кровь летучей мыши, сердца жаб в пробирках, иглы для подкожных инъекций и свечи из трупного жира – все это громоздилось перед глазами Гвен и Клайда. Комната была полна атрибутов тауматургии. Часть пола все еще покрывало изображение пятиугольника, нарисованное синим мелом. Куча тлеющих благовоний угрюмо дымилась в закрытой жаровне у дальней стены.
Но все это было ничто по сравнению с тем, что показывал Роджер. Ребенок, неся в себе ужасающую смесь нормального мальчишества и отвратительного знакомства с запретными вещами, не теряя времени, обратил внимание своих крошечных гостей на странное зрелище. Вдоль одного из больших столов стоял ряд стеклянных кабинок. На первый взгляд они казались рядом прямоугольных аквариумов — но внутри не было ни воды, ни рыбы. Тем не менее, стеклянные тюрьмы содержали живые формы.
- Смотрите! - подсказал Роджер, подходя ближе. Два маленьких человечка смотрели вниз на невероятное зрелище. В одном из стеклянных отсеков беспрестанно ходила взад и вперед крыса, ее красные глаза сверкали сквозь прозрачные стены тюрьмы.
- Да ведь это нормальный размер! - воскликнула Гвен. 
Внезапно чья-то рука в ужасе прижалась к ее губам. Ибо крыса была подходящего размера в соответствии с нынешним состоянием девушки. Но на самом деле крыса была уменьшенным существом — размером с муравья! В соседнем отсеке сидела на корточках морская свинка - обычная лабораторная морская свинка, не больше человеческого пальца! Рядом с ней, слева, находился крошечный черный предмет, который жалобно мяукал и царапал стекло, когда они приблизились.
- Черная кошка, - прошептал Клайд. - Черная кошка размером с мышонка.
- Он ввел им восстановительную формулу, - сказал Роджер. - Это были его первые успехи. Эта кошка - мать черного кота внизу. Сначала, когда это был всего лишь котенок, он, казалось, знал, что Маллот это сделал, царапался и плевался в него. Теперь кот вырос и ничего не помнит. Маллот называет его своим «фамильяром». Он говорит, что у всех волшебников есть фамильяры.
Гвен вздрогнула. 
- Мне здесь не нравится, - пробормотала она. - Пошли отсюда. 
Клайд ткнул мальчика в грудь маленьким кулачком. 
- Да, - поддержал он. - Где противоядие? Давай заберем его и уйдем, пока он не проснулся.
- Хорошо. - Роджер быстро повернулся. Маленькие люди упали обратно в карман. - Вот, - сказал он, протягивая руку к шкафу рядом с микроскопом. - Вот где он держит бутылку.
Его рука вынырнула, сжимая пузырек с бесцветной жидкостью, закупоренный пробкой.
- Иглы на подносе, - сказал он. - Я возьму одну, и мы прокрадемся вниз.
- Хорошо, - пробормотал Клайд. - Быстрее, сейчас же!
Роджер быстро двинулся вперед и остановился. Снизу донесся шум. В коридоре раздался грохот, от которого крошечные барабанные перепонки заключенных людей чуть не разорвало.
- Он идет! - ахнул мальчик.
- Спрячь нас! - скомандовал Клайд.
- Но куда?
- Поставь нас на стол.
Роджер освободил их. Они приземлились на один из больших лабораторных столов.
- Куда мы пойдем? - Гвен тяжело дышала.
Клайд огляделся вокруг, быстро прикидывая. Он схватил ее за руку.
- Сюда, - позвал он. - Залезай в этот череп.
Слева от них маячил жуткий предмет — пожелтевший череп, большой, как дом, по сравнению с их нынешними размерами. Огромные пустые глазницы уставились на них своим вечным безглазым взглядом. Обнаженные клыкастые челюсти ухмылялись своей вечной безрадостной ухмылкой.
- В челюсть, - выдохнул Клайд. - Скорее!
Ползти внутрь человеческого черепа было кошмаром. Но это означало бегство от более отвратительной реальности снаружи. В комнату вошел Саймон Маллот. Великан был одет в черное, и его хмурый взгляд сверкал черный блеском пронзительных глаз, когда он заметил присутствие Роджера в комнате.
- Что ты здесь делаешь? - спросил он, хмуро глядя на мальчика.
- Просто играю, - медленно ответил Роджер, с трудом подавив дрожь.
Клайд и Гвен, заглядывая в глазницы черепа, дрожали.
- Играешь, да? - высокий мужчина смотрел на маленького мальчика с доброй улыбкой. - Я думал, тебе не нравится здесь, в лаборатории, - заметил он.
- Я... я думаю, что передумал.
- Это отрадная новость. - Колдун покачал седой гривой. Его лицо без морщин выглядело спокойным. - Но скажи мне, Роджер — как ты оставил своих маленьких друзей внизу?
- Кажется, я повесил их обратно на дерево.
- Ты уверен?
- Да. 
- Это странно. - Саймон Маллот усмехнулся. - Видишь ли, я только что осматривал рождественскую елку. И они, кажется, исчезли.
- Неужели? - выдержке мальчика можно было позавидовать. Он многому научился у своего чудовищного учителя — но недостаточно. Глаза Саймона Маллота неприятно расширились.
- Похоже, ты не очень расстроен их отсутствием, - промурлыкал он. - Возможно, они тебе больше не нравятся. Возможно, ты устал от них.
- Нет-нет, я думаю, что это замечательные подарки. Я хочу сохранить их навсегда.
- И все же, когда я говорю, что они исчезли, ты не выказываешь удивления. Неужели, Роджер, ты не удивлен? Может быть, ты знаешь, где они находятся? Может быть, они здесь, прямо сейчас в этой комнате?
Саймон Маллот возвышался над ребенком, его огромные руки были сжаты в кулаки.
- Конечно, нет, - выдохнул мальчик.
Его руки нервно теребили куртку. Взгляд волшебника привлекла выпуклость в кармане. Одна огромная рука судорожно дернулась вперед. Раздался треск, когда огромные пальцы оторвали часть куртки, карман и все остальное. Саймон Маллот поднял флакон с противоядием от уменьшения.
- Это не игрушка, - пробормотал он, - зачем ты ее взял? 
Роджер молчал. Великан кивнул. 
- Сказать тебе почему? - прошептал он. - Кажется, я знаю. Ты разговаривал со своими игрушками. Они дали тебе плохой совет. Они развратили тебя, Роджер, развратили глупой человеческой болтовней. Разве это не так?
Ребенок не ответил. 
- Они попросили тебя украсть это и вернуть им нормальный размер, не так ли?
Роджер по-прежнему молчал.
- Я разочарован в тебе, - заметил Саймон Маллот. - Разве я тебя не учил? Разве я не учил тебя быть спокойным, бесстрастным, научно отстраненным? Они глупые маленькие пешки, наполненные мелкими человеческими желаниями, Роджер. Не стоит этого замечать. Они пригодны только для того, чтобы быть игрушками. Вот что такое люди, Роджер. Игрушки. Марионетки. Сейчас я даю тебе возможность играть с малышами. Но когда ты повзрослеешь, я покажу, как играть с людьми нормального размера. Я могу превратить всю землю в игрушку для тебя, Роджер. Ты подвел меня, и я должен научить тебя еще раз. Но я готов начать все сначала. Я уберу этот флакон, ты скажешь мне, где спрятаны твои игрушки, и мы просто забудем этот маленький инцидент. Договорились?
Великан благожелательно улыбнулся. И в первый раз мальчик заговорил.
- Нет! - сказал Роджер. - Нет, я тебе не скажу! Ты убьешь их, вот что ты сделаешь. Я не буду тебя слушать — ты чудовище, людоед.
Саймон Маллот рассмеялся, но глаза его сверкнули.
- Понятно, - пробормотал он. - Да, понимаю. Они действительно развратили тебя. Их глупые взгляды уже изменили твое детское мировоззрение. Теперь я чудовище, не так ли? Ты говоришь, как персонаж из сказки. Очень хорошо, Роджер. В будущем от тебя не будет никакой пользы. Я это вижу. Моя работа потрачена впустую. Что ж, если твои сказочные фантазии нуждаются в подтверждении, я готов. Отныне я тот, кем ты меня называешь. Людоед. А ты всего лишь маленький мальчик. Маленький мальчик в замке людоеда. Вспомни свои сказки, Роджер. Ты знаешь, что людоеды делают с маленькими мальчиками?
Его последние слова внезапно оборвались, когда массивные руки обхватили тело ребенка. Роджер вскрикнул один раз, но тут же затих, когда Саймон Маллот понес его к столу и принялся ловко перевязывать полосками марли.
- Я позволю тебе присоединиться к твоим новым друзьям, - прошептал он, наклоняясь к лицу ребенка. - Ты можешь вернуться в миниатюрную вселенную, где обитают мелкие людишки, поскольку не годишься на роль титана ни физически, ни умственно. Может быть, ты чему-нибудь научишься. По крайней мере, - он усмехнулся, - по крайней мере, я могу держать тебя под большим пальцем. Великан отвернулся от связанного мальчика.
- Где иголка? - проворчал он. - Она должна быть рядом с формульным порошком здесь, в лотке.
Клайд мог бы легко ответить на этот вопрос. В середине разговора между высоким мужчиной и ребенком Клайд осторожно проскользнул в левую глазницу своего укрытия и на цыпочках осторожно двинулся вдоль стола. Он незаметно подвинул мензурку, пока не добрался до того места, где лежала банка с желтоватым порошком — банка, на которую Роджер указал как на содержащую восстановительную формулу.
- Всего несколько крупинок порошка на конце иглы, - вспомнил Клайд.
А там, на стеклянном подносе, лежала игла. Когда колдун связал мальчика, Клайд вытащил иглу. В руках он словно держал тяжелое четырехфутовое копье. Но он поднял его и вонзил острие в желтоватый порошок, пока несколько гранул не прилипли к концу. Теперь он был готов. Он шатался под тяжестью тяжелой иглы, переходя от одного предмета к другому. Гвен наблюдала за его продвижением с зачарованным ужасом, но Саймон Маллот не видел его. Он подходил все ближе и ближе — крался к краю стола. Теперь Маллот повернулся и пытался нащупать в лотке свою крошечную иголку.
- Где эта проклятая штука? - прорычал он.
Клайд, застывший за ретортой на краю стола, уставился вверх, на неисчислимую высоту, где маячило бледное белое лицо колдуна. Огромные круглые глаза горели пламенем. Красные губы скривились. И ощупывающий палец прошелся по столу. Клайд собрался с духом, выставил иглу вперед и побежал. Его стремительный прыжок привел его к белому, лопатообразному пальцу колдуна. Клайд бросился на него с копьем — и тут Саймон Маллот увидел невероятно крошечную фигурку, бегущую к его руке с торчащей иглой.
- Вот как! - взревел он.
Его рука метнулась вперед, словно стена плоти, чтобы унести тщедушное тело Клайда в небытие. Но Клайд не дрогнул. Он поднял иглу и почувствовал, как она попала в цель, когда рука опустилась. Затем белый и костлявый ужас руки сомкнулся над ним, чтобы задушить и раздавить, и мир Клайда исчез. . .
Глава VIII
Доведение до абсурда
- Клайд! Проснись, дорогой!
Голос Гвен донесся откуда-то из тумана. Клайд попытался найти его. С усилием ему это удалось, и он моргнул, чтобы прийти в себя. Клайд посмотрел на Гвен, которая положила его голову на колени, склонившись над ним на краю стола.
- С тобой все в порядке? - пробормотала девушка.
- Думаю, да. 
Клайд сел и потер ноющее плечо. Внезапно он напрягся и оттолкнул ее.
- Маллот! - рявкнул он. - Где же он?
- Там. 
Крошечный пальчик Гвен указал на пол далеко внизу.
- Ты уколол его иглой, - сказала она. - Он пытался сбросить тебя со стола, но формула подействовала. Он тут же уменьшился. 
Клайд выглянул из-за края стола. На полу, далеко внизу, лежала спутанная куча одежды Маллота. На полах халата Маллота лежала крошечная белая фигурка, едва достигавшая трех дюймов в длину. Он представлял собой все, что осталось от семифутового гиганта.
- Он все еще без сознания, - сказала Гвен.
- Хорошо. Сначала мы должны освободить Роджера.
Клайд встал и пошел через стол. Гвен последовала за ним. Роджер лежал привязанным к другому столу в нескольких футах — но естественным мостиком между ними тянулась полка.
- Роджер, с тобой все в порядке? - позвал рыжий парень.
- Да, но освободите меня, - сказал мальчик дрожащими губами. - Быстро, пока он не проснулся.
- Он не может причинить тебе вреда, - напомнила Гвен ребенку. - В конце концов, он всего лишь трех дюймов ростом. Просто немного больше, чем мы.
Клайд пересек полку и вскоре опустился на стол рядом со связанным телом Роджера. Он тащил с собой иглу.
- Ты... ты не собираешься ничего мне вколоть? - спросил мальчик.
- Конечно, нет, но это может помочь развязать узлы. Он очень туго обмотал тебя марлей.
В самом деле, тело Роджера было обвязано тканевыми веревками, и узлы требовали изобретательности любого количества двухдюймовых бойскаутов. Тем не менее Клайд и Гвен принялись за работу, оттягивая непокорную ткань и кромсая ее иглой. Это была кропотливая работа. За целых пятнадцать минут усилий им едва удалось перерезать хоть одну нить.
- Может быть, нам лучше сначала использовать средство для роста, - вздохнул Клайд. - Думаю, он оставил бутылку аутитоксина вон там, на столе. Если бы мы могли использовать это и восстановить наш нормальный размер, остальное было бы легко.
Это была хорошая идея, но Клайд был не единственным, кто так думал. В этот момент Гвен отчаянно дернула его за руку.
- Смотри! - ахнула она. - Он пришел в себя!
Саймон Маллот действительно пришел в сознание. Клайд повернулся и уставился на крошечную фигурку — маленькую белокожую мышку, осторожно карабкающуюся по перекладинам стула. Маллот забрался на стол, где лежало противоядие. Пока они смотрели, он добрался до стула, быстро пробежал по нему и начал ползти вверх по плетеной спинке, перебирая руками. Через минуту или около того он доберется до флакона с драгоценной жидкостью, а затем...
- Нет! - крикнул Клайд. 
Повернувшись, он направился обратно через мост полки к другому столу, держа тяжелую иглу как оружие. Гвен осторожно последовала за ним. Клайд грохнулся на полку, опрокинув банку, которая стояла на пути его летящих ног. Он добрался до стола – и колдун тоже. Сморщенное лицо Саймона Маллота не утратило своей злобности. Могучее тело колдуна все еще возвышалось — учитывая нынешние пропорции — над телом Клайда. Быстрыми шагами миниатюрный гигант направился к жизненно важному сосуду. Подняв иглу, как копье, Клайд бросился на него. Маллот поднял глаза и нахмурился от испуга. Он попятился от маленькой бутылочки.
Клайд преследовал его. Если бы он мог пригвоздить этого крошечного монстра к столу, уничтожить зло! Маллот поспешил прочь. Клайд догнал его, готовясь схватить за горло. А потом Маллот резко повернулся влево и ударился о маленький стеклянный стакан. Мензурка покачнулась, накренилась и вдруг упала вперед. Прямо на пути Клайда расплескался поток пузырящейся кислоты, дымящейся и шипящей, когда она устремилась к его лодыжкам. Клайд свернул в сторону, когда смертоносный поток с шипением пронесся по столешнице.
Маллот остановился перед ним и наклонился. Он взял с подноса свою собственную иглу и теперь размахивал ею над головой. Игла в руках Клайда была копьем. Маллот, будучи крупнее, мог использовать ее как меч. С ревом он бросился на парня. Настала очередь Клайда отступить назад и парировать смертельные удары сверкающего клинка. Великан умело размахивал иглой с роковой точностью.
Клайд отступил, поднимая и опуская иглу, чтобы принять удары оружия Маллота. Но Маллот нанес рубящий удар. Игла просвистела мимо левого уха Клайда, затем пронеслась у него под мышкой. И когда Клайд отступил, его ноги уперлись во что-то твердое. Что-то горячее и шипящее ревело позади него. Отчаянно отбиваясь, он обернулся. Маллот прижимал его к пылающему голубому пламени бунзеновской горелки, и колдун рассмеялся, а его меч обрушился вниз. Клайд попытался увернуться от пламени, но Маллот воспользовался своим преимуществом. Игла щелкала, неумолимо, неотвратимо.
Внезапно Маллот поднял свое оружие и опустил его. Клайд почувствовал, как от удара дрожь пробежала по его собственной игле. А потом она выпала из его рук и покатилась в сторону. Он был безоружен!
Маллот бросился на жертву. Клайд присел на корточки у основания бунзеновской горелки и почувствовал обжигающее пламя прямо над своей шеей. Он увернулся и побежал к дальнему краю стола. Там находилась портативная раковина. Он перелетел через пропасть длиной в пять дюймов и приземлился на раковину. Но колдун следовал за ним по пятам. Он подпрыгнул, размахивая иглой. Клайд повернулся, пробежал вдоль края влажной раковины и поскользнулся. Слишком поздно он осознал свою ошибку, когда увидел то, что загремело перед ним в раковине. Слишком поздно услышал он рев могучих вод. Водопад каскадом обрушился у него на пути – а позади его настиг Маллот. Его клинок описал дугу сверкающей смерти, и Клайд прыгнул - прямо в водопад.
Грохочущая лавина потащила его вниз, на дно раковины, в потоке из повернутого водопроводного крана! Смех Маллота зазвучал в ушах, и Клайд ушел под воду. Белая стена воды окутала его. Он сглотнул, поперхнулся, почувствовал, как горят и наполняются его легкие. Он поднялся, пытаясь отдышаться. Вода бурлила вокруг. Клайд снова погрузился вниз. Вода на дне раковины яростно закружилась, увлекая его в свой водоворот, пока его не ударило и не протащило по дну. Он поднялся на колени, нащупывая способ выбраться из-под прямых струй воды, извергаемых краном. Мгновение он стоял неподвижно, потом снова упал. Он снова поднялся на ноги и на этот раз сумел слепо отступить в сторону.
Он стоял по пояс в воде, но был уже далеко от главного потока. Он поднял глаза, ожидая увидеть Маллота с занесенным клинком. Колдун исчез! Клайд не терял времени даром, и стал карабкаться к верхней части неглубокой раковины. Он достиг края, приподнялся, повис на мгновение, напрягаясь, и подтянулся, перебросив тело через скругленный край. Некоторое время он лежал на ободке раковины, тяжело дыша, совершенно измученный. Когда он снова поднял глаза, его охватил трепет ужаса.
Саймон Маллот стоял на соседнем столе. Гвен присела у его ног. Меч колдуна угрожал ей, заставляя отступить назад в зияющую пасть пустой пробирки, которая лежала на боку! Пока Клайд наблюдал, девушка присела и поползла в пробирку. Маллот угрожал ей иглой-мечом, ухмыляясь в адском предвкушении.
Тело Гвен, казавшееся странно вытянутым сквозь стеклянные стенки пробирки, теперь оказалось внутри круглого стекла. Маллот повернулся и наклонился. Клайд понял, что он делает. Он собирался перекатить пробирку через край стола! Гвен упадет на пол - стеклянная тюрьма разобьется и убьет ее. И Клайд бросился вперед, ринувшись в пропасть между раковиной и столом. Он остановился только для того, чтобы достать иголку-копье. Затем с криком он бросился на колдуна. Маллот поднял голову и повернулся. Внезапно он остановился. Трубка качнулась на краю стола и замерла там. Маллот посмотрел на свою иглу, лежащую у его ног. Времени на то, чтобы поднять оружие, у него не было. Клайд почти настиг его. И теперь преследователь превратился в преследуемого, когда Маллот побежал назад по столу к пузырьку с противоядием. Что он собирался сделать—в последний раз встать рядом с бутылкой? Клайд последовал за ним, озадаченный происходящим. Но Маллот остановился только на мгновение. Он наклонился и схватил что-то в руку, затем снова подбежал к краю стола и спустился по спинке стула на пол. Клайд не колебался. Он собирался последовать за ним, но как насчет иглы? Она была слишком тяжела, чтобы нести ее. На мгновение он задумался. Затем бросил ее через край на пол внизу. Возможно, Маллот доберется до иголки первым — но он должен был рискнуть. Клайд добрался до кресла и сполз по спинке. Маллот был под ним. Клайд почти соскользнул на пол, отчаянно пытаясь сократить расстояние между собой и колдуном. Но Клайд все еще стоял на нижней ступеньке, когда Маллот спустился на пол. И тут со своего насеста Клайд увидел, что именно нагнулся поднять крошечный гигант.
Это была нить – простой отрезок белой нити. Саймон Маллот держал его в руке, и Клайд увидел, что моток поднялся над его головой. Другой конец был прикреплен к чему-то на столе. Что это было? Маллот потянул за конец белой нити. И сверху с грохотом упала бутылка, содержащая противоядие от снижения роста, она пролетела мимо головы Клайда и упала с сокрушительным стуком. Но не разбилась. Маллот посмотрел на своего врага, когда Клайд вцепился в перекладину стула. Затем усмехнулся. Он осторожно наклонился и развязал нитку вокруг флакона.
Клайд, тяжело дыша, повернулся, чтобы продолжить спуск. Ему пришлось спуститься на пол и найти иглу, прежде чем Саймон Маллот понял, что она там. Он знал, что у Маллота был другой план, но не осмеливался остановиться и посмотреть. Еще несколько движений, и он достигнет пола. Он забрался наверх, и тут это случилось. Белая петля свернулась, описала дугу вокруг сияющей головы Клайда и упала на шею словно веревка палача.

 

Клайд поднял руки, чтобы разорвать веревку — именно в нее превратилась нить. Отпустив руку, он упал. Колдун потянул за веревку, и Клайд почувствовал, как вокруг него поднимается красная мгла, вместе с удушьем. Беспомощно барахтаясь, Клайд увидел, что Саймон Маллот бежит к нему с торжествующей злобной ухмылкой. В одной мускулистой руке он держал сверкающую иглу. Кажется, Клайду пришел конец. Израненный, избитый, задушенный хитростью колдуна, Клайд смотрел на опускающееся острие иглы. Бледное лицо Саймона Маллота помрачнело. Глаза вспыхнули, красные губы приоткрылись. И серебряная смерть хлестнула Клайда в грудь. Что-то с поразительной быстротой выросло рядом. Глубокий, мурлыкающий стон угрозы заставил колдуна и жертву обернуться. Это был черный кот. Он проскользнул в комнату совершенно незаметно - но скрытность превратилась в молниеносную скорость. В одно мгновение Маллот обернулся, уставился на огромное черное тело перед собой, затем вскрикнул и попытался увернуться. Но острый коготь зацепил жертву, гладкая голова наклонилась вперед. Один ужасный, булькающий крик - один неописуемый звук хруста челюстей - и затем черный зверь выбежал из комнаты.
Клайд уставился вслед коту, потом отвел взгляд. Крошечная ножка безвольно свисала из челюстей черного кота… как лапа белой мыши…
Глава IX
Значительная проблема
Петля исчезла с шеи Клайда. Гвен, потрясенная, но улыбающаяся, присоединилась к нему на полу. Теперь они снова были вместе, и тянули за конец иглы. Ее острие было воткнуто в пробку флакона.
- Еще раз, - настаивал Клайд. - Мы ее выдернем.
Они так и сделали. Пробка поддалась, и драгоценная жидкость потекла по полу. Клайд быстро отпустил иглу.
- Чудесная вещь, - мрачно прокомментировал он. - Оружие, потом штопор, а теперь шприц для подкожных инъекций.
- Клайд. - Глаза Гвен затуманились.
- Да, милая?
- А ты не боишься этим пользоваться? В конце концов, ты не знаешь, будет ли это работать — и игла такая большая.
Клайд улыбнулся и пожал плечами.
- А что еще я могу сделать? - сказал он. - Я должен воспользоваться этим шансом. 
Он опустил острие иглы в лужу из натекшей жидкости на полу.
- О, Клайд!
Она подбежала к нему, и они прижались друг к другу - две гротескные крошечные фигурки, оборванные, покрытые синяками и бесконечными ссадинами. Но в их объятиях была реальность — возможно, последняя реальность в фантастическом мире.
- Хорошо, дорогая, - прошептал Клайд. Он отступил назад. Одной рукой он держал иглу, наклонив острие к себе. Он положил руку на острие и с силой опустил ее вниз. Острие было мокрым. Потекла алая струйка и Клайд застонал. Но даже падая, он почувствовал, что взлетает вверх. На этот раз не было никакого ощущения уменьшения; только удивительное чувство расширения. Как будто он летел вверх, а не падал — как будто он парил, чтобы ощутить комнату вокруг себя.
А потом он снова поднялся на ноги, встал и прислонился к лабораторному столу. Но он снова был жив — жив и полностью вырос до своих естественных размеров! Остальное оказалось легко. С помощью сброшенной одежды колдуна он прикрыл наготу. А потом зажал крошечную фигурку Гвен между пальцами, мягко вдавливая иглу, и через несколько мгновений нормальная девушка лежала в его объятиях. Последовало еще одно объятие. Объятие, на этот раз, радостного воссоединения в мире нормальных размеров.
- Эй, как насчет меня?
Клайд резко обернулся.
- Это Роджер! – усмехнулся он. - Мы почти забыли о нем.
Подойдя к столу, Клайд развязал ребенка. Узелки марли теперь не были проблемой для его пальцев.
- Спасибо, - сказал мальчик.
- Оставь это, - посоветовал Клайд. - Давай заберем наши вещи и уберемся отсюда. Гвен, надень халат Маллота. Моя собственная одежда должна быть внизу.
- А как насчет дворецкого? - спросила Гвен.
- Мэллот отослал его на весь день, - сообщил ей Роджер. - В конце концов, это же Рождество.
- Так оно и есть, - усмехнулся Клайд. - Хотя я бы не сказал, что у нас был большой отпуск.

 

Он повернулся и вывел Гвен из лаборатории. Роджер на мгновение задержался за дверью, а затем присоединился к ним на лестнице. В холле Клайд снова оделся. Гвен завернулась в халат, на ее кукольных щеках играла улыбка. Внезапно ее носик сморщился.
- Кажется, я чувствую запах дыма? - спросила она. Роджер кивнул. 
- Да, - прошептал он. - Я... я устроил пожар в лаборатории наверху. Такие вещи должны быть уничтожены.
Клайд посмотрел на мальчика, но в его глазах была мудрость, превосходящая детские годы. Он кивнул. 
- Да, - согласился он. - Возможно, это и к лучшему.
Он наклонил свою рыжую голову вниз, когда Гвен прошептала ему на ухо. Девушка указала на Роджера и улыбнулась.
- О чем ты шепчешь? - спросил мальчик.
Клайд улыбнулся. 
- Ничего особенного, - заявил он. - Просто мы собираемся пожениться, и Гвен сказала, что хотела бы усыновить тебя. Роджер засветился и зашаркал ногами.
- Хорошо, - согласился он, когда они вышли из дома. 
Гвен вздохнула. 
- Конечно, придется попотеть, чтобы исправить то, что натворил с тобой Маллот. Но мы тебя воспитаем как следует.
- Еще бы, - мрачно сказал Клайд. Он схватил Роджера за руку. - Первый шаг в твоем образовании начинается сейчас, - сказал он мальчику. Он взглянул на дым, поднимающийся с крыши дома позади них.
- Мне придется научить тебя не играть со спичками, - пробормотал он.
- Что ты собираешься делать? - воскликнула Гвен.
Клайд ухмыльнулся и медленно наклонил мальчика вперед нестареющим жестом.
- Совсем ничего, - сказал он. - Совсем ничего. Я просто собираюсь дать ребенку хорошую, старомодную порку!

 

(It's a Small World, 1944)
Перевод К. Луковкина  
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий