Рассказы. Том 4. Фатализм.

Бесстрашные люди

Уэйвелл Дарк поднес тяжелую винтовку к плечу. Его серые глаза выискивали цель. У подножия склона под бревенчатым домом, на берегу реки, группа туземцев готовила факелы, чтобы осветить каноэ на обратном пути. Через мрачный поток реки, на расстоянии добрых трехсот ярдов, на песчаной отмели лежали три толстых бревна. Дарк прицелился. Нахмурившись, он снял винтовку с плеча и посмотрел на заходящее солнце. 
- Свет плохой, - пробормотал Мозер, поняв его взгляд. 
Мозер сидел на ступеньках. Он был биологом, причем хорошим. При весе около двухсот пятидесяти фунтов он обладал добродушием, обычно свойственным толстякам. Сейчас он был не в духе. Он раздраженно пришлепнул комара, и крошечная камера, висевшая на кожаном шнурке у него на шее, подпрыгнула от этого движения. 
- Надвигаются сумерки, - сказал он. – Свет плохой. И ты стреляешь вниз. 
Дарк снова посмотрел на бревна. Он очень любил этого толстого биолога и был склонен понимать раздражение Мозера. 
- Я попробую среднее, - сказал он и снова поднял винтовку. 
Мускулы его широких предплечий напряглись. Смуглая щека мягко прижалась к прикладу. Ствол поднялся медленно, плавно, на мгновение застыл. Мозер заткнул уши пальцами. Винтовка взревела.
За рекой два бревна, замершие на песчаной отмели, ожили. Поднявшись на короткие передние лапы, они бросились в воду. Среднее бревно тоже поднялось и закружилось дюжиной фантастических кувырков. Затем, цепляясь передними лапами за песок, оно поползло в реку. На поверхности воды взорвался фонтан пены. «Бревно» перестало ползти. Его подхватило течение, и оно поплыло вместе с потоком желтоватым брюхом кверху. 
- Это был хороший выстрел, - признался Мозер. - Если даже крокодил не смог двигаться после того, как в него попала тяжелая пуля, то это выстрел что надо. Пушка, которую тебе прислали из Штатов, весьма хороша. Но почему винтовка для слонов, Дарк? Зачем она тебе в этой стране?
Он махнул рукой в сторону джунглей, растянувшихся в теплой дымке под заходящим солнцем. Мозер только что прибыл с верховьев реки. Он совершал регулярные поездки в эту страну, собирая образцы для какого-то музея в Соединенных Штатах. Каждый раз, поднимаясь или спускаясь по реке, он останавливался у каучуковой плантации Дарка. 
Дарк затих. Он был невысокого роста и не страдал избыточным весом, весь состоял из костей и твердых мышц. Он прибил несколько комаров, закурил сигарету и сквозь облако дыма произнес: 
- У меня проблемы.
Мозер ждал продолжения. Когда его не последовало, биолог виновато замахал руками. 
- Слушай, Дарк, я не пытаюсь совать нос не в свое дело. Твой бизнес – это твой бизнес. Но я не совсем новичок в этих джунглях, и, если ты в беде, я мог бы помочь. Правда я не пойму, как винтовка для охоты на слонов может помочь тебе решить проблемы. 
- Животные, - сказал Дарк. – Животное. 
- Чепуха! - Взорвался Мозер. - Животные! Это чепуха. Это Амазония. Здесь водятся ягуар, тапир... - он стал загибать пальцы. – Здесь есть обезьяны, большие и маленькие. Но во всей Южной Америке нет ни одного животного, на которое охотились бы со слоновьей винтовкой. Ни носорогов, ни бегемотов, ни больших буйволов, ни слонов. Их просто здесь нет, мой друг. 
- Да, - ответил Дарк. – Я знаю. Привет, Мерто. Что скажешь?

 

Бесшумный как ягуар, Мерто вышел из-за угла дома. Он был туземцем, но в его босых ногах умещалось добрых шесть футов два дюйма, и он был настоящим мужчиной. 
- Барабаны, хозяин, - сказал он. 
Дарк прислушался. Вдалеке, почти теряясь в тропической тишине, раздавался грохот говорящих барабанов. 
- Что они говорят? – спросил Дарк. Он провел много лет в этих джунглях, но ни он, ни кто-либо из белых людей никогда не понимали значения барабанов. 
- Они говорят о Клипуре, - ответил Мерто, не выказав никакого страха, хотя и немного выпрямился. 
По лицу Дарка пробежала тень, но мгновенно исчезла. 
- Как они говорят – о Клипуре?
- Говорят, идет Клипура. 
- Это все, что они говорят?
- Они говорят, что боятся. Руки барабанщиков дрожат от страха. 
Тень снова омрачила лицо Дарка. Он восседал в грубом кресле на веранде, положив ноги на перила. Его пальцы крепче сжали винтовку для охоты на слонов, лежавшую на ногах. Мерто наблюдал за ним. Когда хозяин не пожелал задавать дальнейшие вопросы, туземец повернулся и исчез за домом так же бесшумно, как и появился. Мозер хлопнул ладонями.
- Черт побери, Дарк, этот твой человек – лучший образец мужественности, который я когда-либо видел. В этих джунглях нет никого похожего на него. Я бы отдал свой правый глаз, чтобы узнать его генеалогию. 
- Он чистокровный туземец, - ответил Дарк, тень все еще лежала на его лице. - Он из племени, которое собирает мой каучук. Ты их видел. 
Мозер энергично кивнул.
- Он происходит от расы, люди которой ростом в среднем четыре с половиной фута и самые здоровые весят сто фунтов – когда времена хорошие и у них есть достаточно еды. Они чертовски напоминают пигмеев, твои сборщики каучука. Но Мерто – настоящий великан. Как случилось, что раса пигмеев породила гиганта?
- Тебе самому придется ответить на свой вопрос. Ты же биолог. 
Мозер снова кивнул. 
- Я могу ответить на него. Он урод и мутант. Природа, кажется, никогда не прекращает экспериментировать. Она всегда пытается улучшить виды. Мы знаем, как она это делает. Природа использует космические лучи, излучение радия и, возможно, дюжину других сил, о которых мы пока ничего не знаем, чтобы произвести изменения в зародышевой плазме, которая в свою очередь вызывает мутации и уродства. Обычно такие уроды – монстры, но иногда – и Мерто один из подобных случаев – они оказываются совершенными физическими образцами. Вот как работает эволюция в большом масштабе, в лаборатории природы. То же самое происходит и с растениями. Это твое новое каучуковое дерево, за которым ты так тщательно ухаживаешь, тоже мутация. 
Биолог знал предмет досконально. Это была работа всей его жизни, и при малейшей возможности он говорил об этом без умолку. Он продолжал говорить. Дарк не слушал. Вдалеке ему слышался шепот барабанов. В доме он услышал, как человек по имени Клейтон, единственный помощник Дарка, собирает свои вещи. Внизу, на берегу реки, туземцы закончили готовить факелы и стали выжидающе смотреть на дом. 
Испуганный чем-то скрывающимся в джунглях, тукан с верещанием перелетел через тропинку, которая вела от дома вниз к берегу реки. Глаза Дарка следили за полетом птицы. Его мысли блуждали где-то далеко.

 

Хлопнула дверь. Клейтон вышел, держа по сумке в каждой руке. Он был худой и желтоватый, с клочковатыми усами и песочными волосами. Здесь, в джунглях, он работал помощником Дарка три года. Клейтон поставил сумки и подошел к Дарку, чтобы пожать ему руку. Мозер наблюдал за ним. 
- Извините, мистер Дарк, - сказал Клейтон. 
- Забудь об этом. Ты делаешь то, что считаешь нужным. Я тебя не виню. 
Клейтон, казалось, почувствовал облегчение. 
- Очень мило, что вы так к этому отнеслись. Я действительно не хотел этого делать, но мне очень нужно уехать отсюда на полгода. Я вернусь после того, как отдохну, но, если останусь здесь еще на месяц – даже на неделю – я сломаюсь. 
Его голос звучал хрипло в сгущающихся сумерках. 
- Если бы я его не видел, - произнес голос, и слова прозвучали слегка порывисто. - Если бы я его не видел, то смог бы остаться. Но я видел это…
- Забудь, - сказал Дарк, хлопнув его по плечу. - Возвращайся к цивилизации и отдохни. С тобой все будет в порядке, как только ты выберешься из джунглей. 
Он снова хлопнул своего бывшего помощника по плечу. Все еще извиняясь, Клейтон взял сумки и пошел по тропинке, ведущей к реке. Двое мужчин наблюдали за ним. Он исчез в тени на каноэ. 
- Что с ним? - неожиданно спросил Мозер. 
- Он видел это, - ответил Дарк. 
- Какого черта ты говоришь?
- Клипура, - бесцветным голосом произнес Дарк. – Это. Клипура. Туземцы думают, что это демон джунглей. 
- Демон джунглей! Что за ерунда? Ты сошел с ума, Дарк?
- Я его не видел. Но мои рабочие в это верят. 
- Черт, они верят во что угодно! - взорвался биолог. – В каждом племени, в каждой деревне есть демон джунглей. Это же обычное суеверие. Результат попыток первобытного ума объяснить силы природы в терминах, понятных туземцам. Когда случается буря, они говорят, что ее вызвал демон. Если крокодил уносит одного из их детей, они утверждают, что его забрал речной демон. Если ты начнешь слушать туземцев, они заставят тебя поверить, что за каждым деревом скрывается демон. Ты же не хочешь сказать, что ты ... скажи, поэтому ты принес сюда винтовку для слонов?
Дарк колебался. 
- Ну да.
 На мгновение воцарилась тишина. Затем биолог заговорил успокаивающе: 
- Друг мой, тебе лучше самому вернуться к цивилизации и отдохнуть. Найди какого-нибудь хорошего врача и пройди тщательное обследование. Иногда эти тропические лихорадки убивают человека прежде, чем он осознает это. 
- Клейтон видел его, - сказал Дарк словно оправдываясь. 
- Клейтон достаточно умен, чтобы знать, когда надо показаться врачам.
- Он сказал, что оно было около семи футов ростом и все покрыто серой шерстью. Он сказал, что оно ходило на двух ногах и несло дубину. Оно было большое, так сказал Клейтон. Большое. Так что я достал винтовку для слонов, - закончил Дарк. 
- Лихорадка, - поставил диагноз Мозер. - В этой стране не водится животных, отвечающих такому описанию. Ни в какой другой стране. Я знаю, как специалист. 
- Возможно, речь не о животном. Возможно это демон. 
- Хватит! Что за пустяки! Чепуха! 
Слева в джунглях что-то хрюкнуло с низким сильным звуком. Темнота уже сгустилась. На лестнице в ночи вспыхнули факелы туземцев. Аборигены разговаривали, и их голоса поднимались вверх, как нежный шепот, звук, который внезапно затих. 

 

С оружием в руке Дарк поднялся на ноги. Он сделал шаг, рывком распахнул дверь и прыгнул в дом. Мозер встал, сам не зная почему. 
- Зачем ты ворвался? – спросил он. 
Дверь снова захлопнулась. 
- Я не врывался, - сказал Дарк. – Вот. Смотри. 
Он сунул длинный фонарик в руки биолога. 
- Клейтон! - резко крикнул он. – Клейтон. Берегись! 
На тропинке кто-то пронзительно закричал. Один раз. Затем крик прервал звук тяжелого удара. Раздалось дикое, грубое бормотание, утробное хрюканье. Человек снова закричал, и этот звук отразил всю глубину ужаса, передав пронзительную дрожь невыразимой боли. 
- Свет! – потребовал Дарк. 
Но биолог уже использовал вспышку, метнув луч яркого сияния вниз по тропе. Что-то замаячило в пронзительном луче света. Выше любого мужчины, и шире трех. Неповоротливое, тяжелое, в одной руке оно держало дубину, в другой – человеческую руку. 
Оно посмотрело вверх склона, выискивая источник света. Крошечные глазки блеснули в свете лампы. 
- Стреляй! - прошептал Мозер. 
- Не могу. Не вижу Клейтона. Туземцы внизу на линии огня, - ответил Дарк. 
Он побежал по тропинке, держа в руках тяжелую винтовку. Мозер последовал за ним. Тварь видела, как они приближаются. Легко, словно ягуар, она спрыгнула с тропинки в густые заросли джунглей. Грянула винтовка Дарка. Это был поспешный выстрел, навскидку. Тяжелая пуля ударилась в дерево. Массивная туша рвалась сквозь кусты, сотрясая их. Дарк выстрелил из другого ствола, не найдя цели. Он стрелял вслепую. 
Сквозь подлесок будто неслось торнадо. Пока Дарк заряжал новые патроны в винтовку, тварь ушла. Мозер держал фонарь, водя им по зеленому подлеску. Дарк поднял оружие, ища цель. Грохот, раздавшийся в подлеске, затих вдали. 
Клейтон лежал на тропе. Он не пошевелился. Двое мужчин опустились на колени рядом с ним. 
- Боже! – прошептал Мозер. - У него была рука на перевязи. Боже…
У Клейтона больше не было левой руки. Очевидно, сперва его ударили тяжелой дубиной. А потом схватили. Он закричал, а чудовище оторвало его левую руку по плечо. Кровь постепенно вытекала из ужасной раны, все медленнее и медленнее, пока кровотечение не остановилось совсем. 
На пристани туземцы быстро спустили каноэ в воду и бешено поплыли вниз по течению. 
- Клипура! – кричали они. - Клипура!

 

Барабаны начали бить с восходом солнца. Дарк, осторожно протирая винтовку чистой тряпицей, услышал звук тонкого скрежета, доносящийся сквозь рассвет. Он вынул тряпку из ружья, осмотрел стволы, захлопнул затвор и вопросительно посмотрел на Мерто. 
Туземец натягивал лук, одной ногой упираясь в древко. Мускулы его загорелой спины напряглись, и веревка скользнула в выемку. Мерто провел большим пальцем по струне. Та зажужжала. Он взглянул на Дарка. 
- Они твердят о Клипуре, - сказал он. 
- Больше ничего?
Метро прищурился, повернув ухо к небу. 
- Они боятся, - сказал он. - У них руки трясутся. Барабаны говорят глупо, потому что руки барабанщиков дрожат. Трудно понять, что это за глупые слова. 
- Слушай внимательно. 
Открыв рот, Мерто прислушался к частой дроби, пробегающей по утреннему небу. 
- Они могут все вместе. Они хотят говорить-говорить. 
- Они не говорят об уходе?
- Нет, хозяин. Ничего не говорится об уходе. Они могут все вместе и хотят говорить-говорить. 
Дарк вздохнул с облегчением. Туземцы только напугались, но еще не убрались из страны. У него еще оставалось немного времени. Чтобы заполучить Клипуру, убить демона джунглей. Туземцы нервничали и были напуганы. Им нравился белый человек, но они боялись Клипуры. Как они его боялись! Ничто не могло заставить их остаться в этом месте надолго. Если они уйдут…
Он задумался об этом. Без помощи туземцев джунгли заполонили бы его новую плантацию каучуковых деревьев. Восемь лет он провел с этими новыми деревьями, работая с ними, нянчась с ними. Потом и кровью. Все будет впустую. Восемь лет впустую, если туземцы уйдут. Впустую, потому что джунгли породили зверя, который отпугнул его помощников. Новых работников он тоже получить не сможет, ведь разговоры о барабанах будут передаваться на сотни миль. Ни одно новое племя не придет сюда и не будет работать на плантации, оскверненной демоном. 
- Проклятый Клипура! – бормотал он себе под нос. 
Дверь дома открылась. На пороге стоял Мозер. Толстый биолог был одет в шорты цвета хаки. На нем был пробковый шлем. На кожаном ремешке у него на шее висел фотоаппарат. Оружия при нем не было.  
- Боже, какая штука! - сказал он, увидев оружие Мерто. 
- Да, это что-то хорошее, - сказал Дарк. Он резко сменил тему. – Мы должны вернуться к ночи. А пока чувствуй себя здесь как дома. 
Мозер покачал головой.
- Кладовка забита под завязку, - сказал Дарк. - Извини, что ушел и оставил тебя в таком состоянии, но мне нужно кое-что сделать. 
- Но ты же не уйдешь и не оставишь меня вот так, - ответил Мозер. – Я пойду с тобой.
- Нет.
- Конечно, да. Неужели ты думаешь, что я упущу такую возможность? Я тоже интересуюсь этим вашим демоном, но чисто из научного любопытства. 
Дарк усмехнулся. Он решил, что ему действительно нравится этот биолог. 
- Ну, если ты хочешь пойти со мной, я согласен. Но мы можем столкнуться с небольшой опасностью. 
- Ну и что, дружище? Опасность подстерегает меня и здесь. Я могу подхватить лихорадку или еще какую-нибудь дрянь. Нет. Решительно, ты не оставишь меня. 
Он спустился по ступенькам. 
- Ладно, - сказал Дарк. – Где твое оружие?
Мозер укоризненно посмотрел на него. 
- Когда у тебя есть винтовка для слонов, а у твоего парня шестифутовый лук, зачем мне оружие? Нет. Я буду охотиться с этим. – Он указал на камеру. 
- Жаль, что у меня нет таких людей, как ты, чтобы они могли работать на моей каучуковой плантации, - одобрительно сказал Дарк. – Пойдем. 
Мерто шел впереди. Начав с того места, где умер Клейтон, он углубился в джунгли. На тропинке виднелись следы – огромные бесформенные пятна. Они вели в зеленый подлесок. Мерто направился туда. Оборванные лианы, смятые растения отмечали тропу. Тяжелый монстр в спешке прошел этим путем. Пока Клипура спешил, Мерто не испытывал никаких затруднений. Но Клипура спустя какое-то расстояние оправился от испуга. Мерто шел все медленнее и медленнее, но всегда вперед. Дарк последовал за ним, держа винтовку наготове. Биолог замыкал шествие. Они прошли мимо места, где джунгли поредели. Здесь росли стройные, отстоящие друг от друга на равные промежутки деревья. 
- Каучук, - гордо сказал Дарк. - Начало того, что когда-нибудь станет огромной плантацией. 
Мозер огляделся по сторонам. 
- Где твои работники? – с сомнением спросил он. 
- Испугались, - ответил Дарк. Прислушавшись, он понял, что барабаны смолкли. 
- Клипура пошел сюда, - сказал Мерто, ведя дальше.
Тропа выводила к деревне, где жили рабочие. В темноте тишина молчавших барабанов казалась зловещей. 
- Мы остановимся на некоторое время в деревне, - сказал он. 
Туземцы были здесь. Они встретили белых людей угрюмым молчанием. 
- Кучка напуганных человечков, - прокомментировал Мозер. 
- Скажи им, - сказал Дарк Мерто. - Скажи им, что им больше не нужно бояться. Скажи им, что я послал далеко в страну белых людей и получил большую пушку, чтобы уничтожить Клипуру. Скажи им, что мы ищем Клипуру, чтобы уничтожить его.  Мерто передал сообщение.
- Мы уничтожим демона джунглей, - гордо сказал он. - Посмотрите на новое оружие белого человека. С его помощью он уничтожит демона. 
- Пушки не уничтожат демонов, - последовал запинающийся ответ. - Боги разгневаны, и они послали демона. Богам нужна жертва. 
Кроме этого, они не разговаривали. Метро посмотрел на темноту. 
- Это плохо, - прошептал он. - Они что-то планируют, не говорят, что. Они испугались. Хозяин должен убить Клипуру. Если Клипура не умрет, они не задержатся здесь надолго. 
- Скажи им, что Клипура умрет еще до наступления ночи, - мрачно ответил Дарк. 
Он повернулся и пошел обратно в джунгли. Мозер последовал за ним в сочувственном молчании. Биолог знал, как много для Дарка значит эта каучуковая плантация. Он также знал, на какой тонкой ниточке она висит. 
Солнце клонилось к Западу, когда Мерто остановился. Они стояли на краю небольшой поляны, где земля начинала подниматься к холмам. След вел сюда. Мерто не стал выходить на поляну, а вдруг остановился на самом краю. 
Дарк, стоявший в шаге позади него, тоже остановился. 
- Он приближается, - сказал он. - Он здесь.
Напряженное молчание Мерто подсказало ему, что туземец что-то почувствовал. Возможно, он еще не видел этого, но почувствовал. Дарк выставил винтовку перед собой, не поднимая к плечу. За спиной он слышал, как Мозер пытается дышать спокойно. Биолог знал джунгли и понимал, когда нужно успокоиться. 
Не было слышно ни звука. Стоял полдень, и воздух был спокоен. Животные устроили себе сиесту. Даже обезьяны не лопотали. Не кричала ни одна птица. Вокруг сгустились только липкая жара и молчаливый гнетущий воздух. Джунгли, казалось, стояли на цыпочках, прислушиваясь.
Глаза Дарка блуждали среди зеленой листвы. Маленькая поляна перед ними была пуста. Он ничего не видел. Мерто шевельнулся. Медленно, очень медленно Мерто пошевелил рукой, проводя по луку длинной стрелой с железным наконечником. Он не стал натягивать лук, а просто стоял в ожидании со стрелой на тетиве. 
«Ему кажется, что он что-то видит, - подумал Дарк. - Он не уверен, но ему кажется, что он что-то видит». 
Он шепнул: 
- В чем дело?
Мерто медленно указал пальцем. Напрягая зрение, Дарк увидел что-то в тени деревьев на другой стороне поляны. Там был клубок зеленых листьев, но между листьями виднелось сероватое пятно. Сероватое! Это может быть кора дерева. А может и Клипура!
Дарк не был уверен. Поросячьи глазки могут следить за ними. Возможно, Клипура ждет их. Демон или животное, он был хитер. Он прятался у тропы, когда появился Клейтон. Возможно, точно так же он прячется на другой стороне поляны и ждет. 
- Всади стрелу в серое пятно, - тихо сказал Дарк. - Если это ствол дерева, то ничего не произойдет. Если Клипура, стрела выманит его. 
Темное лицо Мерто сверкнуло. Медленно, очень медленно он поднес наконечник стрелы к уху. Но не отпустил ее. Не хватило времени. 
С кашляющим ворчанием что-то вырвалось с другой стороны поляны. Это был Клипура!

 

Дарк смутно сознавал, что Мерто выпустил стрелу. Он мельком увидел железный наконечник стрелы, несущейся через поляну. Стрела пролетела мимо. Рука Мерто дрогнула. Дарк понял, что сероватая масса – она казалась ему размером со слона – неслась через поляну. Дарк расставил ноги, находя твердую опору в листве. 
- Отойди, Мерто, - прошипел он. 
Это был приказ, в котором Мерто не нуждался. Он знал, что находится на линии огня. Кроме того, он видел то, что приближалось. Туземец отступил в сторону. Ему хотелось бежать. Он был туземцем, великолепным, но туземцем, со всеми страхами и суевериями первобытного человека. Мерто отчаянно хотелось бежать. Но его хозяин не бежал. И он не посмел. Он отступил в сторону, нашаривая рукой другую стрелу. 
Дарк поднял винтовку. Чудовище было не более чем в тридцати ярдах от него. Сероватая масса преодолеет это расстояние за секунды, меньше чем за секунды. Дарк приставил приклад тяжелой винтовки к плечу, прижался щекой к прикладу, словно был на тренировке по стрельбе. 
- Стреляй! – крикнул за спиной Мозер, после чего смущенно умолк. 
«Один выстрел! – подумал Дарк. – Все что нужно». 
Возникла мысль, что этот выстрел должен быть хорошим. Его каучуковая плантация зависела от одного выстрела. Восемь лет его жизни тоже, восемь лет в этом тропическом аду. Ему и в голову не приходило, что сама его жизнь висит на волоске. 
Клипура оказался огромным. Он приближался, как скаковая лошадь. Дарк смутно подумал, что же это за зверь на самом деле. Чудовище было похоже на Кинг-Конга. Его глаза опустились вниз. Казалось, что Клипура вытянул руку, чтобы схватить конец оружейного ствола. Палец Дарка мягко нажал на спусковой крючок. Винтовка ударила по плечу. По джунглям пронесся гром. 
Он увидел, как шерсть вздыбилась в том месте, куда попала пуля. Словно затрясся студень. Там, куда вошла пуля, образовывалось крошечное отверстие, а там, где вышла, - огромное. Такие пули обладали громадной сокрушительной силой, и Дарк не мог точно вспомнить, насколько громадной. Такие пули делали, чтобы свалить слона.
Дарк попытался прицелиться для второго выстрела. Ему казалось, что серая масса ныряет под линию видимости. Он попытался опустить ствол и все еще пытался выстрелить, когда понял, что тяжелая туша скользнула к его ногам и остановилась. Он посмотрел вниз. Клипура, этот демон джунглей лежал на земле, плечом к ногам Дарка. Туша содрогнулась, раз, другой, а потом затихла. Дарк автоматически щелкнул затвором винтовки, вставил новые патроны. Он знал, что скажет Мозер. 
- Клянусь Богом! - говорил Мозер. - Я чертовски рад, что эта пушка предназначена для слонов. 
Биолог шагнул вперед, вытирая пот со лба. 
- Клянусь Богом! - повторил он. - Я рад, что это оружие такое убойное! 
- Я тоже! - внезапно сказал Дарк, почувствовав слабость в коленях, и сел. 
- Сейчас же! - сказал Мозер. - С твоего разрешения я сделаю несколько снимков этого зверя. 
- Да, черт возьми, - ответил Дарк. – Фотографируй сколько хочешь. 
Ему было все равно, что делает биолог. Он думал только о том, что Клипура мертв. Плевать, что это за зверь и откуда он взялся. Он был мертв. Теперь его рабочие вернутся к своим обязанностям, помогая ему сражаться с джунглями. Теперь он доказал им, что демона джунглей можно убить. Они больше не будут бояться и помогут ему на плантации. Он выиграл право на свою резину. 
Эта мысль звучала песней в его голове, пока они возвращались домой. Он понял, что Мозер бормочет что-то о возможном происхождении убитого им существа, но не обратил никакого внимания на биолога. К черту все это. Главное, что его каучуковая плантация спасена. Он сделал крюк, чтобы еще раз взглянуть на растущие деревья.
Дарк подошел к тому месту, где джунгли поредели и стояли деревья. При взгляде на них Дарка охватило удушье. В горле застрял комок, зрение затуманилось. Рядом с ним Мозер внезапно замолчал. Биолог посмотрел на рощу. Мерто тоже. Оба, казалось, были ошеломлены. 
Деревья по-прежнему находились там, но они больше не стояли прямо. Они лежали на земле. Все. Судя по щепкам, здесь поработали топорами. 
Каждое каучуковое дерево было срублено. Их листья уже свернулись в лучах заходящего солнца. 

 

Дарк сидел ночью на крыльце и шлепал комаров. Он мог наблюдать, как в доме Мозер возится с пленками, которые снял. Подле Дарка на ступеньках сидела унылая тень. 
- Они не знают, - в десятый раз повторила тень. – Хозяин, они не знают. Они думают, что Клипуру послали боги. Они должны были принести жертву, чтобы снова сделать богов дружелюбными. Это должна быть большая жертва, потому что Клипура был большой. И они срубили деревья, принесли большую жертву богам. 
Дарк ничего не ответил. Мысленно он проклинал туземцев, проклинал страхи, которые заставили их срубить его каучуковые деревья в жертву своим проклятым богам. Вот что было не так. Туземцы не могли понять, им нельзя было доверять. Для борьбы с джунглями нужны белые люди, те, кто не боятся ни богов, ни демонов, и смеются над опасностью. 
Если бы он мог привести сюда белых людей! Если бы! Он мог бы начать все сначала. Деревья будут пересажены и ухожены. Появятся новые побеги, и они будут расти. Можно было бы заложить новую плантацию. На это уйдут годы и целое состояние. Но мир выиграет от каучука. Мир мог бы использовать это, его аппетит к резине был тем, чем он был. Но это будет стоить денег. Каждый доллар, который у него был, и каждый доллар, который он мог взять взаймы, уходил в эту рощу деревьев. Вложения принесли бы прибыль в другой год, если бы туземцы не сделали этого…
Он тихо выругался в темноте.
- Они не знают, - Мерто почти захныкал. – Они не понимают.
- Все в порядке, Мерто, - сказал Дарк. - Это не твоя вина, что твой народ боится демонов.
Мерто выпрямился.
- Сделаем новую плантацию, - сказал он. - Хозяин и Мерто. Вырастут новые деревья. Мои люди не помогают, но Мерто помогает. Мерто не боится. Мерто и хозяин вырастят новые деревья, еще раз порежут джунгли. 
Дарк сглотнул. 
- Ладно, Мерто. Нет, боюсь, что это не сработает. Нам нужен капитал. У нас его нет. - Он погрузился в молчание. 
Мозер вышел наружу и сел на ступеньки. С преувеличенной медлительностью он закурил сигарету, прихлопывая комаров. 
- Каково это – быть богатым? – спросил он. 
- Я не знаю. 
- А следовало бы, - продолжал биолог. - Ты сейчас, наверное, самый богатый человек во всей Бразилии. 
- Прекрати эту чертову болтовню, - прорычал Дарк. - Прости, - извинился он секундой позже. - Я чувствую себя ужасно. Не хотел быть резким. 
- Все в порядке, - сказал биолог. - Но ты же богач, дружище. 
Внезапно наступила тишина. Дарк выпрямился в кресле. 
- Какого черта ты несешь? – потребовал он. 
- У меня все снимки затемнены, - ответил биолог. - Каждый проклятый кадр. Ни одной хорошей фотографии. 
- Ну и что? Я потерял каучуковую плантацию, а ты хнычешь, потому что твои фотографии не удались. 
- В том-то и дело, - невозмутимо ответил Мозер. - Вот почему ты богат.
- Да что ты городишь?
- Я говорю о твоих каучуковых деревьях. Они были мутацией. Я говорю о Мерто. Он – тоже мутация. Я говорю о Клипуре. Он был мутацией. Знаешь ли ты, к какому виду он принадлежал? Приматы. Он был просто обезьяной, которая не смогла остановиться в росте. Что-то случилось с его матерью до его рождения, и он рос и рос. Наконец, я говорю о своих снимках. Они затемнены. Это плохо. 
- К чему ты клонишь?
- В итоге выходит слово «радий». Ты разместил свою каучуковую плантацию прямо в одной из лабораторий природы, прямо в том месте, где она создает новые виды. Твое новое каучуковое дерево, Мерто, Клипура, мои затемненные снимки – все это указывает на одну причину. Где-то здесь есть залежи урановой смолки. Мы прошли их сегодня, не зная об этом. Дарк, черт возьми, ты потерял каучуковую плантацию, но нашел то, что должно быть одним из богатейших месторождений радия в мире. 
Дарк внезапно вскочил со стула. Он потряс биолога.
- Черт возьми, ты уверен?
Мозер оттолкнул его. 
- Конечно, я уверен. Я не знаю точного места залежей, но мы сможем их найти. Черт возьми, как радий был впервые обнаружен? По затемненной фотопластинке! Вне всяких сомнений. 
- Боже мой! – сказал Дарк. 
Он сел. Радий. Он не сомневался, что биолог знает, о чем говорит. За радием белый человек точно явится в джунгли. Теперь он сможет нанять людей для пересадки своей каучуковой плантации. Радий. Радий породил каучуковые деревья, создал Мерто и Клипуру. 
- Я как-то сказал, что хотел бы располагать такими людьми, как ты, чтобы ухаживать за моими каучуковыми деревьями, - неожиданно сказал Дарк. – А хотел бы ты быть моим партнером в открытии и разработке рудника радия?
- Считай, у тебя есть напарник, - ответил Мозер.

 

Говорящие барабаны верхней Амазонки все еще шепчут о танце двух сумасшедших белых людей в честь убийства Клипуры, демона джунглей. Они все еще твердят о демонах, мрачно шепчут о странных существах, бродящих по ночам. Они также говорят о многих белых людях, которые пришли позже, и о лязгающих машинах, которые они привезли с собой, в поисках еще одного демона, скрывающегося в земле. Белые люди сошли с ума, шепчут барабаны. Белые люди не боятся демонов и поэтому безумны. 
Они также рассказывают о том, как два белых человека, убившие Клипуру, после того как спустились вниз по реке и привели с собой много других белых людей, которые искали демона в земле, отправились еще дальше вверх по реке, взяв с собой нежные побеги деревьев. Они рассказывают, как белые люди осторожно посадили побеги в землю и привели еще других белых людей, чтобы охранять их. 
- Без сомнения, из этих деревьев вырастут демоны, - говорят барабаны, мудро шепча в ночи. 
Туземцы обходят эти странные места стороной. Ни один белый человек не осмелится направить свою силу против демонов джунглей. Барабаны даже шепчут, не без причины, что эти два белых человека – сами демоны.
Если туземный гигант, который идет с двумя белыми людьми, направляя их, работая с ними, слышит разговор барабанов, он не подает никакого знака. В глубине души он знает, что его хозяева не демоны. 
- Бесстрашные люди, - так называет он их. И гордится тем, что является другом людей, которые ничего не боятся, даже демонов.

 

(Men Scared of Nothing, 1942)
Перевод К. Луковкина
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий