Ночь в Доме Зверя

Глава седьмая

Теперь главное - продержаться внутри. Для этого Марку нужно было найти где спрятаться.
Он посмотрел на гида в фойе. Брюнетка крупного телосложения. Занята - отвечает на чей-то вопрос и не видит его. Он прошел за парой человек в гостиную.
Он пришел не на экскурсию, но понимал, что должен выглядеть обычным посетителем, и постарался слиться с остальными.
К тому же, ему на самом деле нравилась выставка в гостиной.
Этель Хьюз, или, по крайней мере, ее великолепная, точная копия, была красоткой. Она растянулась за широкой красной лентой, ограждающей экспонаты от посетителей, одна нога задрана кверху и покоится на диванной подушке. Она, предположительно - первая жертва ночи второго августа 1903 года, когда зверь вышел из повала, чтобы устроить в доме резню. Он хорошенько разделал Этель. И еще лучше разделал ее ночнушку.
Копия ее ночнушки, искромсанная в полном соответствии с оригиналом (который хранится на выставке в Музее Дома Зверя Дженис Кроган на Фронт-Стрит) прикрывала тело Этель тут и там, но и немало оставляла напоказ. В целях приличия, узкие ленточки ткани скрывали ее соски, а полоска пошире проходила между разведенными бедрами. Другими словами - она была почти нагая.
Год назад, один на экскурсии, Марк заметил, что одна из лент сдвинулась со своего места достаточно, чтобы увидеть розовый изгиб ее левой ареолы. Тогда он долго на это смотрел.
Сегодня же он не увидел ничего неподобающего. И все равно поймал себя на том, что не отрывает взгляда от Этель. Такая прекрасная. И почти голая. Что, если бы сейчас дунул ветер?
Откуда? Окна закрыты.
Прекрати, - подумал он. - Она - отстой по сравнению с Элисон или Евой Чейни. Она даже не настоящая.
Но лежа вот так, на полу, она, несомненно, выглядела возбуждающе.
Это зрелище напоминало Марку о дне, когда он увидел ее со сдвинувшейся ленточкой.
Выходи отсюда, - велел он себе.
Только одно имело значение: спрятаться.
Поздно ночью у себя в комнате Марк достал свой экземпляр второй книги Дженис Кроган, «Время Дикости». В дополнение к истории Дома Зверя с копиями фотографий и газетных статей, в книге был полный план дома. Он изучил план, чтобы освежить в памяти виденное на экскурсиях и найти подходящее место для укрытия.
Возможностей масса.
За диваном в гостиной? Под кроватями наверху? В гардеробной? Может быть. Но это слишком очевидно. Насколько Марк знал, перед закрытием их наверняка проверяют.
Нужно было место менее очевидное.
Чердак казался подходящим. Посетителей туда не пускали, но дверь весь день стояла открытой. Он слышал, что чердак заставлен старой мебелью и сломанными манекенами. Он наверняка сможет спрятаться там до закрытия… если сумеет пробраться на чердак незамеченным.
Это будет непросто. Обычно в коридоре, прямо у входа на второй этаж, стоял гид. И даже если он найдет дверь, ненадолго оставленную без присмотра (например, придумает, как отвлечь внимание охранника), пройти весь путь и подняться наверх, не попавшись никому на глаза, будет нелегко.
Но хоть поднимусь и посмотрю, что там, - подумал он. - Чердак уж точно лучше всего остального.
В последний раз, надолго задержав взгляд, он посмотрел на Этель и вышел из гостиной. Крупная брюнетка не сводила с посетителей глаз, но на него особого внимания не обращала. Он отвернулся и пошел вверх по ступенькам.
На середине пути кто-то позади него сказал:
- Охренеть, как круто, да?
Он обернулся.
Жилистый парень, сказавший это, стоял на пару ступенек ниже. Лет двадцати, с сумасшедшими глазами и широкой улыбкой. Он надел наушники поверх изношенной зеленой кепки с эмблемой «Нью-Йорк Джетс».
- Ага, круто, - согласился Марк.
- Говно это все. Я говно издалека вижу. Но это говно - просто зашибись, понимаешь, о чем я?
- Ага. Да, это круто.
- Зверь - это херня просто.
- Ты думаешь, что это не Зверь сделал?
- А ты?
- Не знаю.
- Только один зверь способен на такое дерьмо - homo, блядь, sapiens.
- Может, и так, - ответил Марк.
Наверху он присоединился к группе, стоящей у Пункта 3. Сунул руку за пазуху ветровки и сделал вид, что включил плеер.
Парень с лестницы хлопнул его по руке.
- Люблю эту хрень о Мэгги Катч, - сказал он. - Она, наверное, была пожарче твоей Флориды.
Марк кивнул.
- Меня Джо зовут, - сказал парень. - В честь Джо Бродвея, а не той пизденки из «Маленьких женщин».
Он хихикнул.
- А меня - Марк.
- В честь библейского Марка или почтовой марки?
Марк пожал плечами.
- В первый раз?
- В Доме Зверя? Нет, я пару раз тут бывал.
- Где живешь?
- Здесь, в городе.
- А я приехал из Болеты-Бэй. Я должен приезжать сюда два-три раза в год. Это типа я нехуево подсел, чувак. Когда слишком долго здесь не бываю, моя башка готова взорваться, как чертова гора Святой Елены.
Марк снова кивнул, отвернулся и сделал вид, что внимательно слушает аудиозапись.
Рядом щелкнул плеер Джо.
Все пошли к спальне Лили Торн. Он услышал слабый металлический голос из наушников Джо. Не разбирая слов, он все равно знал, что это Дженис Кроган и знал, что она говорит.
-…После жестокого нападения на Этель, зверь выбежал из гостиной и понесся вверх по лестнице, оставляя за собой дорожку крови…
Дальше она просила не выключать плееры и следовать за ручейками искусственной крови в спальню Лили Торн.
Джо повернулся к комнате Лили, посмотрел на ручейки на полу из твердого дерева и ухмыльнулся Марку.
- Кровавые следы, - сказал он. – Ебать, кaк же я это люблю.
Марк шел позади в комнату Лили. Там уже собралось около дюжины человек.
На кровати сидела восковая фигура Лили Торн. В отличие от Этель, она выглядела живой и напуганной. Так, возможно, она выглядела после того, как ее разбудил шум, когда зверь напал на Этель. Вскоре после этого, она заперла дверь и сбежала в окно… выжила… но оставила двоих своих мальчиков в лапах зверя, который их изнасиловал и убил.
Джо усмехнулся и пробормотал «Тупая сука» в ответ на что-то, услышанное на кассете.
А вдруг он НЕ ОТВЯЖЕТСЯ?
Он не сделает этого, - подумал Марк. - Он просто пришел на экскурсию.
Посмотрим…
Марк направился к выходу. Джо схватил его за руку.
- Слушай эту болтовню, чувак.
- А я уже слышал. Много раз.
- Ну, я тоже. Но, скажу тебе, каждый раз узнаешь что-то новое.
Марк покачал головой.
- Всегда одно и то же.
- Да, слова одни и те же. Но не ты. Каждый раз, когда ты это слушаешь, ты - другой, и эти слова для тебя меняют смысл. Каждый раз какая-нибудь новая херня, врубаешься?
- Думаю, да.
- Так что ты должен слушать кассету полностью, по-настоящему слушать. Усек?
- Усек.
Джо отпустил руку.
Марк, кивнув, полез за пазуху и сделал вид, что снова включил плеер.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий