Ночь в Доме Зверя

Глава четвертая

Выйдя из дома, он глубоко вдохнул и буквально наполнился влажным ароматом туманного утра.
Прекрасного утра, созданного для приключений.
Он быстро сбежал вниз по ступенькам крыльца и пошел на Фронт-Стрит.
Поначалу, обдумывая план, он хотел постараться незаметно ускользнуть из своего района, чтобы не попасться на глаза друзьям родителей. Друзьям, которые все разболтают. Но вскоре понял, что в этом нет смысла. Он мог бы незаметно дойти до Дома Зверя и провести rendez-vous с Элисон, но родители все равно узнают, что его нет дома. Опять же, записка…
Так что нет смысла прятаться. Не здесь и не сейчас.
Они убьют меня, - подумал Марк.
Только не до моего свидания с Элисон.
Если что-то пойдет не так, и я не смогу попасть в Дом Зверя, я просто приду домой, порву записку, и никто никогда не узнает, что я почти что сделал.
Не так уж это и плохо, - подумал он.
Это ужасно! Я должен попасть в Дом к полуночи.
Он представлял, как удивится Элисон, когда он откроет ей черный ход.
- Боже мой! - скажет она. - Ты и впрямь справился!

 

И бросится к нему на шею, изумленная и восхищенная.
Интересно, получится ее поцеловать? - подумал он.
Наверняка нет. Нельзя лезть целоваться к девушке в самом начале свидания. Особенно если ты до этого с ней ни разу не встречался. Нужно подвести ее к этому, дождаться подходящего настроения.
Мы будем вместе несколько часов. Вполне достаточно времени, чтобы одно привело к другому…
На Фронт-Стрит Марк остановился и посмотрел по сторонам. Виднелась пара машин, но ни одной - достаточно близко, чтобы беспокоиться. Он перешел дорогу и двинулся на восток - к следующему кварталу. Парикмахерская уже открылась, но он не стал туда заглядывать. Кондитерская еще была закрыта, как и «Агентство недвижимости Кристиансена», «Бук Нук» и большая часть предприятий по обе стороны дороги. Вообще, в Малкасе-Пойнт мало что открывалось до десяти утра, потому, наверное, что именно в это время приезжали первые автобусы с туристами в Дом Зверя.
Дойдя до угла, он свернул направо. Несмотря на то, что улица была вся застроена офисными зданиями, стояла тишина и спокойствие.
Он пошел по тротуару на юг. За углами и поворотами он не видел конца улицы. Табличка «ТУПИК», ограда и задний двор Дома Зверя покажутся только через пару минут.
Почти пришел.
Приключения начинаются, - подумал он.
Но они начались раньше.
За два квартала ему встретилась полицейская машина.
Вот дерьмо!
Веди себя нормально!
Стараясь не менять походки и выражения лица, он немного повернул голову направо, будто просто из любопытствовал, что там на витрине.
А там стояли манекены в откровенном белье.
Боже! - подумал он. - Коп решит, что я извращенец.
Повернувшись вперед, он закачал головой, словно в такт музыке.
Обычный парень просто вышел погулять.
Он посмотрел на другую сторону дороги.
Краем глаза видел подъезжающую патрульную машину.
Марк перевел взгляд на тротуар.
Коп заподозрит неладное, если я не буду смотреть ему в глаза!
Пытаясь выглядеть как можно более нормальным, все еще слегка покачивая головой, он взглянул на копа. Он хотел дружелюбно улыбнуться офицеру, но не смог.
Твою мать!
На месте водителя сидела самая красивая - и, несомненно, самая опасная женщина в городе - офицер Ева Чейни.
А я думал, она работает по ночам!
Сердце забилось в груди, и Марк в изумлении посмотрел на нее. Он несколько раз видел Чейни вечером и частенько любовался ее фотографиями в газете, но впервые увидел ее при свете дня.
Боже мой, - подумал он.
Проезжая, она повернулась и посмотрела прямо на него.
Привет, - сказал он беззвучно.
Она прищурилась, кивнула и поехала дальше.
Глядя вперед, Марк шел, не сбавляя шагу. Лицо горело. Дыхание участилось, сердце глухо стучало.
Как насчет провести ночь в Доме Зверя с НЕЙ?
Эта перспектива пугала, но и возбуждала до невозможности.
Внезапно он почувствовал себя виноватым.
Услышав шум приближающейся машины, он оглянулся.
О, черт, она ко мне!
Она медленно подъехала к обочине, остановилось рядом с Марком и опустила стекло.
Марк слегка подогнул колени и выпрямился.
Офицер Чейни поманила его рукой и сказала:
- Можешь подойти ко мне на секундочку?
- Я?
Она кивнула.
Сердце вырывалось из груди. Марк подошел к дверце автомобиля и пригнулся.
Он никогда не подходил так близко к столь прекрасной женщине.
Но она - коп, а у меня проблемы.
Он едва дышал.
- Как тебя зовут? - спросила она.
- Марк. Марк Мэтьюз.
- Я - офицер Чейни, Марк.
Он кивнул.
Стоял октябрь, но офицер Чейни напомнила ему о солнечных летних деньках на пляже. Ее короткие волосы развевались от легкого ветерка, задувавшего в открытые окна ее патрульной машины. Ее темно-синие глаза были цвета безоблачного июньского неба. Лицо покрыто легким загаром. Исходивший от нее аромат, смешиваясь с влажной прохладой тумана, походил на запах лосьона для загара.
- Сколько тебе лет, Марк?
Он хотел соврать, но понял, что в этом нет смысла.
- Шестнадцать.
Она кивнула, будто знала ответ заранее.
- Значит, ты должен быть в школе?
- Ну да. Естественно.
- И почему ты не в школе?
- Моя мама позвонила и предупредила о болезни.
- Твоя мама болеет?
- Нет. Я имею в виду, она позвонила предупредить, что я заболел. Так что я отсутствую по уважительной причине.
Чейни наклонилась к нему поближе, уперлась локтем в спинку сиденья, и улыбнулась одним уголком губ. Марк подумал, что это можно назвать деланной улыбкой. Но у Чейни она все равно выходила привлекательной.
- Значит, ты освобожден по болезни?
- Да, офицер.
- И почему же ты тогда не дома в постели?
- Ну…
Он заметил, что его взгляд пополз вниз по ее шее, по раскрытому воротнику униформы к груди. Он с усилием поднял глаза вверх, стараясь задержать их на лице.
- Ну? - спросила она.
Я не могу ей солгать. Она все сразу поймет!
- На самом деле я не болею. Я хорошо учусь, а по пятницам в школе делать нечего, да и утро прекрасное, туман и все такое…
Он пожал плечами.
Слегка прищурившись, она кивнула и сказала:
- Так мало песен рассвета было спето временем моим…
Марк поднял брови.
- «Папоротниковый холм», - сказала она. - Дилан Томас.
- Ах, да. Тот самый, который написал «Детство, Рождество, Уэльс».
На этот раз она улыбнулась обоими уголками губ. Снова кивнула и сказала:
- Удачного дня, Марк.
- Вам тоже, офицер Чейни. Вам тоже.
Она отвернулась, и он быстро бросил взгляд на туго натянутый перед ее блузки, прежде чем она убрала руку со спинки сиденья. Повернулась вперед и положила обе руки на руль.
Марк отошел на шаг назад, но все еще стоял наклонившись.
Он надеялся, что коп, наконец, уедет, но она повернулась:
- Не делай ничего такого, чего не стала бы делать я.
- Не буду, спасибо.
Она снова кивнула и медленно отъехала.
Выпрямившись, Марк проследил, как она скрылась за поворотом.
- Ух ты, - прошептал он.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий