Тень Гегемона

16
ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Кому: Demosphenes % Tecuniseh @ freeamerica. org
От: Unready % cincinnatus @ anon. set
Тема: Рейс «Эйр Шанхай»

 

Кретины, которые здесь командуют, решили не делиться спутниковой информацией по рейсу «Эйр Шанхай» ни с кем за пределами министерства обороны, утверждая, что тут затронуты жизненные интересы Соединенных Штатов. Из других стран только у Китая, Японии и Бразилии есть спутники, способные увидеть то, что видят наши, и только у китайцев спутник был в точке, откуда было видно. Так что китайцы все знают. И когда я пошлю это письмо, ты тоже будешь знать, и будешь знать, как этой информацией воспользоваться. Я не люблю смотреть, как большие страны бьют маленькие, если это не моя большая страна. Суди как хочешь.
Самолет «Эйр Шанхай» был сбит зенитной ракетой, запущенной ИЗ ТАИЛАНДА. Однако компьютерное слежение за передвижениями в этом районе Таиланда показывает, что единственным серьезным кандидатом на доставку ракеты к месту запуска является военный грузовик, начавший движение — обрати внимание — из Китая.
Подробности: грузовик (небольшой белый автомобиль вьетнамской работы типа «Хо») выехал со склада в Гейчжоу {известного как прачечная для отмывки оружия с черного рынка) и пересек вьетнамскую границу между Чинь-Пингом в Китае и Синь-Хо во Вьетнаме. Далее машина пересекла лаосскую границу по перевалу Дед-Тай-Чанг. Проехав Лаос в самом широком месте, она въехала в Таиланд возле Та-Ли, но здесь уже съехала с главных дорог. Грузовик проехал достаточно близко от точки запуска {поскольку ракета должна была быть выгружена и доставлена к месту на руках). И вот что: все эти перемещения произошли БОЛЕЕ МЕСЯЦА НАЗАД.
Не знаю, как тебе, а мне и вообще любому нормальному человеку кажется, что Китай ищет «провокацию», чтобы ввязаться в войну с Таиландом. Самолет китайской компании, летящий в Бангкок, с тайскими пассажирами на борту, сбит над Китаем зенитной ракетой из Таиланда. Китайцы могут выставить дело так, будто тайская армия пытается устроить против них провокацию, хотя на самом деле все наоборот. Сложно, конечно, но китайцы могут показать по спутниковым фотографиям, что ракета запущена из Таиланда. Еще они могут доказать, что без сложных радарных систем наведения это было бы невозможно — а тогда получится, что за этим делом стоит таиландская военщина, хотя мы-то знаем, что тут постаралась военщина китайская. А когда китайцы попросят независимой экспертизы, тут уж можешь не сомневаться: наше любимое правительство, которому бизнес куда дороже чести, подтвердит китайскую версию, а о передвижениях того грузовичка и не пикнет. Америка сохранит милейшие отношения с торговым партнером, а Таиланд сровняют с землей.
Делай, Демосфен, что можешь. Вытащи это на публику, пока наше правительство не напороло мерзостей. Только постарайся сделать это так, чтобы концы не вели ко мне. Тут не потерей работы пахнет; мне всю жизнь смотреть на небо в клеточку.

 

Когда Сурьявонг зашел к Бобу спросить, не хочет ли он поесть — девятичасовый перекус для дежурящих офицеров, — Боб чуть не пошел с ним. Есть надо было, и время не хуже всякого другого. Но он вспомнил, что не смотрел почту после письма сестры Карлотты, и потому сказал Сурьявонгу, чтобы тот шел без него, но на всякий случай место для него занял.
Заглянув в почтовый ящик, куда Питер переправил ему письмо Карлотты, он нашел более позднее сообщение от Питера. В нем было письмо от источника Демосфена в службе спутниковой разведки США вместе с собственным Питеровым анализом ситуации. Бобу все стало ясно. Он настукал короткий ответ, развевая подозрения Питера, и пошел есть.
Сурьявонг и взрослые военные чины — среди них были полевые генералы, вызванные в Бангкок из-за кризиса в верховном командовании, — чему-то громко смеялись. При появлении Боба они замолчали. В обычной ситуации он бы попытался это как-то изменить — то, что у него горе, никак не отменяет факта, что во время кризиса нужен смех, чтобы снять напряжение. Но сейчас тишина была Бобу на руку, и он ею воспользовался.
— Я только что получил информацию от одного источника в разведке, — сказал Боб. — Именно вам надлежит ее услышать. Но если бы к нам присоединился премьер-министр, мы бы сэкономили время на рассказ.
Один генерал начал возмущаться и говорить, что мальчишка-иностранец не может вызывать к себе премьер-министра Таиланда, но Сурьявонг встал и отвесил генералу глубокий поклон. Генерал замолчал.
— Извините, сэр, — произнес Сурьявонг, — но этот мальчик-иностранец — Юлиан Дельфийски, чей анализ в последней битве с муравьеподобными принес победу Эндеру.
Конечно, генерал это знал, но Сурьявонг, дав ему возможность притвориться, что не знал, помог генералу сохранить лицо.
— Понимаю, — сказал генерал. — Тогда, возможно, премьер не будет оскорблен этим приглашением.
Боб тоже помог Сурьявонгу пролить масло на волны.
— Извините, что я высказался столь неучтиво. Вы имели полное право поставить меня на место. Я только надеюсь, что вы простите мне забвение этикета. Дело в том, что женщина, заменившая мне мать, летела на этом самолете.
Конечно, генерал и это знал, но у него появилась возможность поклониться и пробормотать сожаления. Всем было оказано должное уважение и можно было продолжать.
Премьер покинул обед, на котором присутствовали представители китайского правительства, и встал около стены, слушая, как Боб сообщает полученные от Питера сведения о ракете, сбившей китайский самолет.
— Я целый день совещался с министром иностранных дел Китая, — сказал премьер. — Он ничего не сказал о том, что ракета запущена с территории Таиланда.
— Когда китайское правительство будет готово ответить на эту провокацию, — возразил Боб, — они сделают вид, что только что это обнаружили.
Премьер изменился в лице.
— А это не могли быть индийские агенты, пытающиеся представить сбитый самолет делом рук китайцев?
— Это мог быть кто угодно, — ответил Боб. — Но это были китайцы.
Снова заговорил обидчивый генерал:
— Откуда вы знаете, если нет подтверждения со спутников?
— Не складывается, чтобы это были индийцы, — ответил Боб. — Единственные страны, которые могли бы отследить этот грузовик, — Китай и США, которые, как все хорошо знают, у китайцев в кармане. Но китайцы знали бы, что это не они пустили ракету, и знали бы, что это не Таиланд, так где же смысл?
— Но Китаю тоже нет смысла это делать, — заметил премьер.
— Сэр, — сказал Боб, — ни в чем из событий последних дней нет смысла. Индия подписывает с Пакистаном пакт о ненападении, и обе страны уводят войска от границы. Пакистан выступает против Ирана. Индия вторгается в Бирму, которая сама по себе никому не нужна, но она стоит между Индией и Таиландом, который действительно нужен. Но наступление Индии тоже бессмысленно — так, Сурьявонг?
Сурьявонг сразу понял, что Боб просит его изложить выводы, чтобы они были произнесены неевропейцем.
— Как мы с Бобом говорили вчера чакри, индийское наступление на Бирму спланировано не просто глупо, а намеренно глупо. У Индии достаточно грамотных и обученных командиров, которые понимают бессмысленность массированного наступления через границу, возникающие трудности с линиями снабжения, представляющими собой идеальную мишень для беспокоящих налетов. Кроме того, такое наступление полностью связывает им руки. И все же они стали наступать именно так.
— Тем лучше для нас, — сказал обидчивый генерал.
— Сэр, — обратился к нему Сурьявонг, — мы не должны забывать, что на них работает Петра Арканян, а мы с Бобом оба знаем, что она никогда бы не подписалась под такой стратегией. Значит, это не их стратегия.
— Какое это имеет отношение к тому самолету? — спросил премьер.
— Самое прямое, — ответил Боб. — Как и к ночному покушению на Сурьявонга и меня. Игра чакри состояла в том, чтобы немедленно втравить Таиланд в войну с Индией. И хотя этот заговор не удался и чакри был разоблачен, мы продолжаем держаться выдумки, будто это была провокация индийцев. Ваша беседа с китайским министром иностранных дел проходит в рамках вашего плана по привлечению Китая к войне с Индией — нет, не говорите мне, пожалуйста, что не можете ни подтвердить, ни опровергнуть подобное суждение. Совершенно ясно, о чем могла быть такая беседа. И я ручаюсь, китаец вам говорит, что они уже накапливают войска на границе с Бирмой, чтобы ударить по индийцам внезапно, когда те будут наиболее уязвимы.
Премьер, открывший было рот, ничего не сказал,
— Конечно, именно это они вам и говорят. Но индийцы тоже знают, что китайцы накапливают войска на бирманской границе, и тем не менее продолжают свое наступление, и их войска почти полностью связаны, не имея никакой возможности обороны в случае удара китайцев с севера. Почему? Мы будем притворяться, что индийцы настолько глупы?
Ответил Сурьявонг — ему вдруг стало все ясно:
— У Индии есть пакт о ненападении с Китаем тоже. Они думают, что китайцы накапливают войска для нападения на нас. Что они с индийцами поделят Юго-Восточную Азию.
— Тогда ракета, которую китайцы запустили из Таиланда по собственному самолету над собственной территорией, — медленно сказал премьер, — это предлог прервать переговоры и внезапно начать войну?
— Китайским коварством никого не удивишь, — сказал один из генералов.
— Но это еще не вся картина, — добавил Боб. — Потому что мы пока что не учли Ахилла.
— Он в Индии, — сказал Сурьявонг. — Это он планировал покушение на нас в эту ночь.
— И мы знаем, что это он, — подтвердил Боб, — потому что я там был. Он хотел убить тебя в порядке провокации, но дал добро на эту ночь, потому что тогда мы оба погибли бы при одном взрыве. И мы знаем, что это он стоял за запуском ракеты, потому что она там была уже несколько месяцев готова к запуску и сейчас был не лучший момент для провокации. Китайский министр иностранных дел все еще в Бангкоке. Таиланд еще не бросил в бой свои войска, истощая свои стратегические запасы и направляя главные силы на северо-запад. Китайские войска на севере еще не полностью развернуты. Ракета должна была подождать по крайней мере еще несколько дней. Но ее запустили сегодня, потому что Ахилл знал о присутствии Карлотты на том самолете и не мог упустить возможности ее убить.
— Но вы говорите, что это была китайская операция, — возразил премьер, — а Ахилл в Индии.
— Он в Индии, но работает ли он на Индию?
— Вы хотите сказать, что он работает на китайцев? — спросил премьер.
— Ахилл работает на Ахилла, — ответил Сурьявонг. — Но зато теперь картина ясна.
— А мне нет, — упрямо сказал обидчивый генерал. Сурьявонг охотно объяснил:
— Ахилл подставил Индию с самого начала. Еще в России он, несомненно, использовал русские секретные каналы для установления контактов в Китае. Он обещает китайцам помочь проглотить всю Южную и Юго-Восточную Азию за один присест. Потом он летит в Индию и втравливает ее в бирманскую авантюру, где ее армии предстоит увязнуть. До этой минуты Китай не мог выступить против Индии, потому что индийская армия была сосредоточена на западе и северо-западе, так что если бы китайские войска двинулись через гималайские перевалы, индийцы бы легко их отбили. А теперь индийская армия увязла далеко от сердца Индии. Если китайцы нападут внезапно и эту армию разгромят, Индия будет беззащитна. Ей останется только капитулировать. А мы — так, побочное действие. На нас они нападут, чтобы усыпить бдительность индийцев.
— Так они не собираются вторгаться в Таиланд? — спросил премьер.
— Собираются, конечно, — ответил Боб. — Они хотят править от Инда до Меконга. Но главная их цель — индийская армия. Когда она будет уничтожена, китайцев уже ничто не остановит.
— И все это, — недоверчиво произнес обидчивый генерал, — мы выводим из того, что на том самолете летела некая католическая монахиня?
— Мы выводим это из того факта, — сказал Боб, — что Ахилл управляет развитием событий в Китае, Таиланде и Индии. Он знал, что сестра Карлотта летит этим рейсом, потому что чакри перехватил мое сообщение премьер-министру. Этим концертом дирижирует Ахилл. Он предает всех всем. В конце концов он окажется на вершине новой империи, содержащей более половины всего населения земного шара. Китай, Индия, Бирма, Таиланд, Вьетнам. К этой новой сверхдержаве всем придется приспосабливаться.
— Но Ахилл не правит Китаем, — возразил премьер. — Насколько мы знаем, он никогда не был в Китае.
— Китайцы наверняка думают, что это они используют Ахилла, — ответил Боб. — Но я знаю Ахилла и думаю, что где-то через год китайские лидеры будут либо мертвецами, либо исполнителями его приказов.
— Возможно, — согласился премьер. — Надо мне предупредить китайского министра иностранных дел о той опасности, в которой он находится.
Обидчивый генерал резко встал.
— Вот что получается, когда детишкам дают играть с международными делами! Они думают, что жизнь — это вроде компьютерной игры, где государства возникают и рушатся от щелчка мыши.
— Именно так возникают и рушатся государства, — подтвердил Боб. — Франция в 1940 году. Наполеон, перекраивающий карту Европы и создающий государства, чтобы его братьям было чем править. Победители Первой мировой войны, разрезающие царства и проводящие дурацкие границы, порождающие войны снова и снова. Японское завоевание почти всего западного Тихоокеанского побережья в 1941 году. Падение советской империи в 1989 году. События действительно бывают неожиданными.
— Там действовали великие силы, — не сдавался генерал.
— Капризы Наполеона не были великой силой. И Александр тоже ею не был, когда опрокидывал на своем пути империи. Никак не был неизбежным выход греков к Инду.
— Мне не нужны ваши лекции по истории!
Боб хотел было сказать, что как раз наоборот, они очень не повредили бы — но Сурьявонг затряс головой. Боб понял.
Сурьявонг был прав. Премьер не был до конца убежден, а из генералов пока высказались лишь те, кто был откровенно враждебно настроен к Бобу и Сурьявонгу. Если Боб будет переть напролом, в грядущей войне он останется на обочине. А ему надо быть в гуще событий, чтобы получить возможность использовать ударный отряд, который он так тщательно создавал.
— Сэр, — ответил Боб, — я не пытался вам читать лекции. Ничего нового я вам сообщить не мог бы. Я лишь представил вам полученную мною информацию и выводы, которые я из нее сделал. Если выводы неверны, я приношу свои извинения за ваше потерянное время. Если нам предстоит война с Индией, я лишь прошу возможности с честью служить Таиланду, чтобы отблагодарить вашу страну за ее доброту ко мне.
Генерал не успел ничего сказать — а он явно собирался высказать нечто презрительное, — как вмешался премьер:
— Благодарю вас за ваши усилия. Таиланд жив именно потому, что наш народ и наши друзья самоотверженно служат этой маленькой, но прекрасной стране. Конечно, мы в наступающей войне воспользуемся вашими услугами. Я знаю, что вы создали ударный отряд из хорошо обученных тайских солдат различных родов войск. Я прослежу, чтобы ваш отряд был придан командующему, который сможет с толком использовать его — и вас.
Генералам тонко намекнули, что Боб и Сурьявонг находятся под защитой премьера. Любой генерал, который попытается высказаться против их участия в работе, добьется лишь того, что этих ребят подчинят другому генералу. О большем Боб не мог бы и мечтать.
— А теперь, господа, — сказал премьер, — после приятных пятнадцати минут в вашей компании мне нужно вернуться к китайскому министру иностранных дел, который наверняка гадает, что это за такое грубое нарушение протокола.
Премьер вышел.
Обидчивый генерал и другие, скептически настроенные, вернулись к веселой беседе, которую прервало появление Боба, будто ничего и не было.
Но генерал Фет Нои, командующий тайскими войсками на полуострове Малакка, поманил Боба и Сурьявонга к себе. Сурьявонг взял тарелку и пересел к нему, а Боб чуть задержался, чтобы наполнить свою тарелку.
— Значит, у вас есть ударный отряд, — сказал Фет Нои.
— Воздушные, морские и сухопутные силы, — ответил Боб.
— Главный удар индийцев будет на севере, ~ сказал Фет Нои. — Мои войска будут следить за попытками высадить десант с моря, но это будет больше наблюдение, чем бой. И все же я думаю, что если ваш ударный отряд будет действовать с юга, менее вероятно, что вас свяжут участием в налетах, организованных командованием северных сил, чья роль будет куда важнее.
Фет Нои ясно понимал, что его войскам досталась в этой войне лишь роль третьего плана, но был намерен воевать, как были намерены Боб и Сурьявонг. Они могли друг другу помочь. Весь остаток ужина Боб и Сурьявонг вели серьезный разговор с Фетом Нои, обсуждая, где на узкой полосе Малакки лучше всего разместить ударный отряд. В конце концов они остались за столом только втроем.
— Сэр, — сказал Боб, — теперь, когда мы одни, я вам должен нечто сообщить.
— Да?
— Я буду служить верно и выполнять ваши приказы. Но если представится возможность, я использую свой ударный отряд для выполнения одной задачи, которая, строго говоря, не является важной для Таиланда.
— А именно?
— Мой друг, Петра Арканян, находится в заложниках — я даже думаю, что в рабстве — у Ахилла. Она живет в постоянной смертельной опасности. Когда будет собрана информация, дающая достаточно высокую вероятность успеха, я предприму спасательную операцию в Хайдарабаде.
Фет Нои задумался, и на его лице ничего не выражалось.
— Вы понимаете, что этот самый Ахилл может держать ее именно для того, чтобы заманить вас в ловушку.
— Это возможно, — согласился Боб, — но я не думаю, что это тот случай. Ахилл считает, что может убить кого угодно и где угодно. Ему не нужно ставить на меня капканы. Лежать в засаде — это некоторый признак слабости. Я думаю, что он держит при себе Петру по другим причинам.
— Вы его знаете, — сказал Фет Нои, — а я нет. — Он еще минуту помолчал. — Когда я слушал ваши слова насчет Ахилла, его коварства и его планов, я поверил, что события могут развернуться именно так, как вы предсказывали. Чего я не вижу — это каким образом Таиланд может победить при таком повороте событий. Даже будучи предупреждены, мы не можем одолеть китайцев на поле битвы. Линии снабжения китайской армии в Таиланде будут короткими. Почти четверть населения Таиланда имеет китайские корни, и хотя почти все эти люди лояльные граждане Таиланда, многие все же считают своей родиной Китай. Недостатка в саботажниках и коллаборационистах у китайцев не будет. Индия таких связей не имеет. Как же мы можем победить?
— Способ только один, — сказал Боб. — Сдаться заранее.
— Как? — переспросил Сурьявонг.
— Премьер-министр Парибатра должен пойти к китайскому министру иностранных дел и заявить, что Таиланд хочет быть союзником Китая. Мы временно ставим почти все свои вооруженные силы под командование Китая для любого использования их против индийского агрессора и снабжать будем не только свои войска, но и войска Китая в пределах наших возможностей. Китайские бизнесмены получают неограниченный доступ в торговлю и промышленность Таиланда.
— Но это же позор! — возмутился Сурьявонг.
— Это и был позор, — ответил Боб, — когда Таиланд стал союзником Японии во Второй мировой войне, зато Таиланд уцелел и не был оккупирован японскими войсками. Позор был, когда Таиланд склонился перед европейцами и отдал Франции Камбоджу и Лаос, зато ядро Таиланда осталось свободным. Если Таиланд не упредит удар китайцев и не заключит с ними союз, предоставив им свободу рук, то Китай все равно будет здесь править, но Таиланд полностью утратит свободу и самостоятельность на много лет, если не навсегда.
— Со мной говорит оракул? — спросил Фет Нои.
— С вами говорят страхи вашего собственного сердца, — ответил Боб. — Иногда надо накормить тигра, чтобы он вас не сожрал.
— Таиланд никогда этого не сделает, — заявил Фет Нои.
— Тогда я предложил бы вам подготовиться к бегству и жизни в изгнании, — сказал Боб, — поскольку, когда победит Китай, правящий класс будет уничтожен.
Все поняли, что Боб говорит о завоевании Тайваня. Все правительственные чиновники с семьями, преподаватели, журналисты, писатели, политики и члены их семей были вывезены в лагеря перевоспитания в западной пустыне и приставлены к ручному труду на весь остаток жизни. Никто из них на Тайвань не вернулся. Никому из их детей не было разрешено учиться после четырнадцатилетнего возраста. Метод усмирения Тайваня оказался настолько эффективен, что никаких не было шансов, что китайцы от него откажутся при новом завоевании.
— Разве не предателем я буду, готовясь к поражению и обеспечивая собственное бегство? — вслух поинтересовался Фет Нои.
— Разве не патриотом вы будете, если спасете хотя бы одного тайского генерала и его семью из рук завоевателей? — ответил Боб вопросом.
— Значит, наше поражение неминуемо? — спросил Сурьявонг.
— Ты умеешь читать карту, — сказал Боб. — Однако чудеса тоже бывают.
Боб оставил их предаваться мрачным мыслям и вернулся к себе, чтобы написать Питеру о вероятной реакции тайцев.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий