Тень Эндера

Книга: Тень Эндера
Назад: 12. СПИСОК
Дальше: 14. БРАТЬЯ

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
СОЛДАТ

13. АРМИЯ ДРАКОНОВ

— Мне нужен доступ к генетической информации Боба, — сказала сестра Карлотта.
— Вам это не положено, — ответил Графф.
— А я-то думала, что мой допуск открывает любую дверь.
— А мы ввели новую категорию секретности, которая называется «не для сестры Карлотты». Не хотим, чтобы вы поделились с кем-нибудь информацией, касающейся Боба. А ведь вы уже намылились передать ее в другие руки, не так ли?
— Только для того, чтобы произвести анализ. Тогда…, вы сами должны сделать его для меня. Я хочу сравнить ДНК Боба с ДНК Волеску.
— Но мне кажется, вы говорили, будто донором клонированной ДНК является именно Волеску?
— С тех пор, как я это сказала, я много думала, полковник Графф. Боб ни в чем не похож на Волеску. И я не могу поверить, что в будущем, когда он вырастет, он хоть чем-то будет напоминать доктора.
— Но не может ли быть, что разница в темпах роста вызывает и различия во внешнем виде?
— Возможно. Но не исключено, что доктор Волеску лжет.
Он очень тщеславный человек.
— Лжет обо всем?
— Он способен солгать о чем угодно. И особенно в вопросе об отцовстве. И если он лжет об этом…
— Тогда, возможно, прогноз будущего для Боба выглядит не так печально? Неужели вы думаете, что мы не провели консультаций с нашими генетиками? Волеску не солгал. «Ключ Антона» работает именно в том направлении, о котором он говорил.
— Прошу вас, сделайте анализ и сообщите мне результаты.
— А это не потому, что вам не хочется, чтобы Боб был сыном Волеску?
— Я не хочу, чтобы он оказался двойником Волеску. И вы, я уверена, — тоже.
— Точно подмечено. Хотя, должен вам заметить, гипертрофированное тщеславие у парнишки имеет место.
— Если вы одарены так же, как Боб, то любая ваша точная самооценка будет в глазах других людей выглядеть как тщеславие.
— Ага, но ведь вряд ли нужно постоянно колоть этим глаза?
— Хм…, видно, чье-то самолюбие серьезно пострадало?
— Не мое. Пока. А вот один из его учителей время от времени серьезно взъерошивается.
— Я заметила, что вы больше не намекаете, что я подделала его баллы?
— Да, сестра Карлотта, вы были правы с самого начала.
Он имеет полное основание находиться здесь. Так же как…
Ладно, скажем так: после долгих лет исканий вы сорвали банк.
— Банк сорвало человечество…
— Я сказал, что он заслужил свое право стать курсантом, но не говорил, что именно он одержит победу в сражении.
Пока колесо рулетки еще вращается. И я поставил денежки на другой номер.
***
Взбегать по трапам, держа в руках боевые костюмы, — дело не слишком практичное. Поэтому Виггин приказал одетым солдатам бегать взад и вперед по коридору, пока они хорошенько не разогреются, тогда как Боб и другие голые и полуголые натянут в это время свои костюмы. Николай помог Бобу разобраться с застежками. Боб чувствовал себя униженным тем, что ему потребовалась помощь, но было бы еще хуже, если бы он и сейчас оказался последним — неуклюжий малыш-недоносок, который всех задерживает. Но с помощью Николая он не был последним.
— Спасибо.
— Всегда пожалуйста.
Минутой позже они уже бежали вереницей по трапам на ту палубу, где находился Боевой зал. Виггин заставил их бежать до самых верхних ворот, которые открывали вход в зал прямо в середине стены. Этими воротами обычно пользовались в те часы, когда тут шли боевые игры. На стенах, на потолке и полу были устроены поручни, позволявшие бойцам держаться, раскачиваться или взлетать в невесомости. Говорили, что отсутствие силы тяжести в Боевом зале объясняется тем, что он расположен в центре станции, но Боб уже давно понял, что все это — фуфло. В таком случае сразу за воротами все равно продолжали бы действовать остаточные центробежные силы и наблюдался бы эффект Кориолиса. А на самом деле весь Боевой зал имел нулевую силу тяжести. Боб сделал вывод, что МКФ уже давно разработал технику, которая либо блокировала гравитацию, либо, что вероятнее, создавала искусственные гравитационные поля, которые ограничивали действие закона Кориолиса за воротами Боевого зала. Это было потрясающее технологическое достижение, но оно никогда открыто не обсуждалось в МКФ, во всяком случае, в литературе, доступной курсантам, и уж тем более за пределами Боевой школы.
Возле ворот Виггин построил своих солдат в колонну по четыре и приказал, когда ворота откроются, по четверо прыгать в зал, стараясь ухватиться за поручни на потолке, оттолкнуться от них, а затем собраться у противоположной воротам стены.
— Всем собраться у дальней стены, будто готовитесь напасть на вражеские ворота.
Ветеранам все было ясно, но для новичков, которые ни разу не были в бою и никогда еще не входили в Боевой зал через верхние ворота, все было сущей китайской грамотой.
— Бегом, по четверо, как только я открою ворота, с интервалом в одну секунду!
Виггин отошел в хвост колонны и, используя свой «крюк» — специальный аппарат, выгнутый по форме руки и надеваемый на запястье, отдал приказ воротам, казавшимся такими солидными, исчезнуть.
— Пошел! — Четверо первых бросились к воротам. — Пошел! — Вторая четверка прыгнула вслед, когда первая исчезла за воротами. Задерживаться было нельзя — того и гляди, задние врежутся тебе в спину. Первая четверка, подпрыгнув, коснулась поручней и, оттолкнувшись, с разной степенью неуклюжести разлетелась в разные стороны. — Пошел! — Следующая группа попыталась учесть печальный опыт первой. — Пошел!
Боб находился в самом конце — в последней четверке. Виггин положил ему руку на плечо.
— Если хочешь, можешь воспользоваться боковыми поручнями.
Верно, подумал Боб. Теперь ты решил понянчиться со мной. Не потому, что на мне этот засратый переделанный боевой костюм сидит как на верблюде, а потому, что я такой занюханный.
— А пошел ты со своими советами!
При пробежке к воротам Боб ухитрился держаться в своей шеренге, хотя для этого ему пришлось вдвое чаще перебирать ногами, а когда он оказался на пороге, он сделал мощный прыжок вверх. Самыми кончиками пальцев он коснулся потолочных поручней, а затем, потеряв всякий контроль над движением, вращаясь во всех трех плоскостях, чувствуя тошноту и головокружение, полетел куда-то в пространство.
Он и не ждал удачи с первого раза, поэтому вместо того, чтобы пытаться прекратить безумное вращение, он успокоился, постарался обуздать рвотные позывы, расслабился и попытался хотя бы слегка сгладить эффект столкновения со стеной.
В том месте, где он с ней столкнулся, поручней не было, да и летел он так, что если б они там и оказались, то угол полета не позволил бы Бобу за них ухватиться. Ему удалось оттолкнуться от стены и уже гораздо медленнее завершить полет на потолке совсем близко от стены назначения. Теперь ему понадобилось гораздо меньше времени, чем многим другим, чтобы очутиться внизу, где уже выстраивалась шеренга солдат — прямо под воротами задней стены, воротами гипотетического неприятеля.
Виггин изящно пролетел по воздуху, направляясь к своим солдатам. Поскольку у него был «крюк», он мог бы свободно маневрировать в невесомости, но в реальной боевой обстановке «крюки» были бесполезны, поэтому командующие старались ими не злоупотреблять. Боб с удовлетворением отметил, что Виггин вообще не пользуется «крюком». Он спикировал наискось и ухватился за поручень на полу, примерно в десяти шагах от задней стены, повиснув в воздухе «вниз головой».
Пристально глядя на одного из солдат, Виггин требовательно спросил:
— Ты почему стоишь на голове, солдат?
Многие солдаты тут же принялись менять свое положение на такое же, как у Виггина.
— Внимание! — рявкнул Виггин. Движение тут же прекратилось. — Я спросил, почему ты стоишь вниз головой.
Боб удивился, почему солдат, к которому обратился Виггин, не отвечает. Неужели он забыл то, чему их учил Даймек в шаттле на пути к станции? Умышленная дезориентация? Или так делал один Даймек?
— Я спрашиваю вас, почему вы все стоите, болтая в воздухе ногами, а головой упираясь в землю?
Виггин не смотрел на Боба, да и вопрос был такой, на который Боб не стремился отвечать. Кто его знает, какой ответ Виггин считает правильным, да и зачем открывать рот, если тебе тут же могут приказать заткнуться.
Наконец заговорил Шейм — имя, сокращенное от Шеймуса:
— Сэр, это то направление, с которого мы вылетали из коридора.
Что ж, неплохо, подумал Боб. Куда лучше, чем примитивные рассуждения о том, что в невесомости нет ни верха, ни низа.
— Да какое это имеет значение? Какое значение имеет уровень гравитации в коридоре? Мы что — в коридоре намерены сражаться, что ли? Разве здесь есть сила тяжести?
— Нет, сэр, нету, — зашумели солдаты.
— Отныне вам следует забыть о силе тяжести до тех пор, пока вы снова не окажетесь в коридоре. Была сила тяжести, да сплыла. Ясно вам? Какая бы сила тяжести ни была в коридоре, помните одно: вражеские ворота внизу. А вверху находятся ваши собственные. Север — вон там, — он показал туда, где был «потолок», — юг — там, восток — здесь, а где запад?
Солдаты показали, где запад.
— Вот этого я и опасался, — произнес печально Виггин. — Единственный процесс, который вы освоили, — это вычитание. А причина, по которой вы его освоили, кроется в том, что вас учили, как надо писать в унитаз — всегда вниз.
Боб наблюдал за происходящим, забавляясь. Итак, Виггин избрал ту школу тренировок, которая называется «все-вы-кретины-и-я-вынужден-подтирать-вам-ваши-грязные-задни-цы». Что ж, может, это и необходимо. Как своего рода ритуальная сторона тренировки. Пока эта тягомотина будет тянуться — ничего, но… Впрочем, командир имеет право на выбор.
Виггин бросил взгляд на Боба, но тут же перевел глаза на кого-то другого.
— Что это за бродячий цирк болтается у меня перед глазами? И вот это у вас называется строем? А то, что было, — полетом? Всем приготовиться, оттолкнуться и построиться на потолке. Моментально! Пошел!
Боб знал, в чем тут зарыта собака, и полетел к стене, которую они только что покинули, войдя в ворота, причем сделал это раньше, чем Виггин успел закончить свой приказ.
Большинство солдат тоже поняли, в чем состоит испытание, но было немало и таких, кто прыгнул в неверном направлении — в том, что Виггин обозвал «севером», а не в том, что он назвал «верхом». На этот раз Боб оказался почти рядом с поручнями, за которые неожиданно легко ухватился. Ему приходилось это делать и во время практических занятий своей группы, но он был так мал, что в отличие от остальных нередко оказывался вдали от поручней, за которые надо было держаться.
Короткие руки — огромный недостаток в Боевом зале. Но на малых расстояниях Боб мог нацелиться на поручни и прибыть к месту назначения относительно точно. А вот когда надо было лететь через весь зал, тогда уж на точность претендовать не следовало. Поэтому Боб очень обрадовался, что хоть на этот раз он не выглядел лопухом. Больше того, фактически он оттолкнулся первым, а потому первым и прибыл туда, куда было приказано.
Боб осмотрелся и стал наблюдать за тем, как ребята, совершившие ошибку, делают долгие и неуклюжие прыжки, чтобы присоединиться к основному ядру армии. Его удивило, кто именно оказался среди таких дурней. Невнимательность превращает в шутов даже самых лучших из нас, подумал он.
Виггин снова остановил на нем взгляд, но на этот раз не отвел его.
— Ты! — Виггин указал на Боба. — Где находится «низ»?
Да разве они не говорили об этом только что?
— Там, где вражеские ворота.
— Как тебя звать, малыш?
Не может быть, чтобы Виггин не знал, как зовут самого маленького слушателя, имеющего самые высокие баллы в этой чертовой школе. Что ж, если мы разыгрываем сценку о грубом сержанте и глупом рекруте, то будем действовать по сценарию.
— Этого солдата звать Боб.
— Прозвище получил за рост или за количество мозгов?
Кое— кто из солдат засмеялся. Но далеко не все. Им-то была известна репутация Боба. Им уже давно не казалось, что он такой крохотный. Они лишь иногда испытывали что-то вроде стыда, видя, что такой малыш имеет высшие баллы по тестам, где есть вопросы, которых они вообще не могут понять.
— Ладно, Боб, ты прав.
Теперь Виггин обратился уже ко всей группе и стал читать им лекцию о том, как следует влетать в ворота ногами вперед, чтобы оказаться как можно меньшей мишенью для вражеского оружия. Попасть в летящего в такой позе противника и заморозить его куда как трудно.
— А что произойдет, когда человека заморозят?
— Он не сможет двигаться, — высказался один из солдат.
— То, что ты сказал, и означает, что он заморожен. Но что произойдет с замерзшим?
По мнению Боба, Виггин не совсем четко формулировал вопрос, а потому не было смысла тянуть резину и ждать, пока догадаются остальные. Поэтому Боб высказался:
— Он продолжит полет в том же направлении, куда и летел до замораживания. И с той же скоростью, которую набрал, оттолкнувшись.
— Верно, — отозвался Виггин. — Вы, пятеро, что стоят в конце шеренги, оттолкнитесь. Пошел!
Он указал на пятерых солдат, которые довольно долго переглядывались, пытаясь догадаться, кого именно персонально имел в виду Виггин. Так что у Виггина вполне хватило времени, чтобы заморозить их своим оружием прямо на месте. Во время практических занятий на оттаивание требовалось несколько минут, но командующий мог освободить пострадавших мгновенно с помощью своего «крюка».
— Следующая пятерка, пошел!
Не пятерка, а целая семерка — где уж тут считать! — рванулась вперед, но Виггин успел заморозить их еще быстрее, чем первых, хотя они, успев все же оттолкнуться, продолжали лететь к той стене, которую выбрали в качестве цели. Что касается первой пятерки, то они парили совсем рядом с тем местом, где были заморожены.
— Вы только взгляните на этих так называемых солдат! Командир приказал им прыгнуть, а они… Только поглядите на них! Мало, что они дали себя заморозить, но они еще умудрились сделать это там, где будут болтаться под ногами собственной армии, мешая ее действиям. А вон те — следующие — благодаря тому, что правильно выполнили приказ, хотя и были заморожены, но нарушили порядки врага и закрывают ему обзор. Я надеюсь, что не меньше пяти из оставшихся солдат поняли смысл этого маневра, Мы все поняли его, Виггин. Сюда — в Боевую школу — дураков не берут. И недаром я подобрал тебе самую лучшую армию из всех возможных.
— И без сомнения, один из этой пятерки — Боб. Ведь так, Боб?
Боб просто поверить не мог, что Виггин снова выделит его.
Все потому, что я такой маленький. Он выбирает меня, чтобы устыдить остальных. Если даже такому недомерку понятно, то как вам — таким здоровенным — не стыдно?
Но тогда, значит, Виггин ничего до сих пор не понял? Он думает, что получил армию из непонятливых новичков и никуда не годных «опивок» из числа ветеранов! До него не дошло, что на самом деле у него в руках элитная группа ребят. И обо мне, значит, он думает, как о самом жалком недомерке в составе этого жалкого сброда! Теперь-то он понял, что я не идиот, но остальные все для него — неуклюжие олухи.
А между тем Виггин все еще продолжал смотреть на него.
Ах да, он же ждет ответа на свой вопрос.
— Так точно, сэр.
— Ну и каков же этот самый вывод?
Что ж, будем с ним так же кратки, как он с нами.
— Коли тебе приказано двигаться, выполняй приказ немедленно, чтобы, если тебя заморозят, ты летел бы вперед, а не болтался под ногами своей армии, мешая ее действиям.
— Отлично. Значит, в нашей армии есть хоть один человек, который умеет работать головой.
Вот теперь Бобу стало противно. И это командующий, который, как считают, может превратить Драконов в легендарную армию! Это тот Виггин, которого считают альфой и омегой Боевой школы, а он разыгрывает пошлую сцену, выделяя меня из рядов солдат в качестве будущего козла отпущения!
Виггин, который даже не удосужился взглянуть на наши баллы, не обсудил качество своих солдат с учителями! Если бы он сделал это, то наверняка знал бы, что я самый головастый парень в школе! Остальным-то это известно! Вот почему они с каким-то стыдом поглядывают друг на друга! Виггин прилюдно обнаруживает свое невежество!
На мгновение Бобу показалось, что Виггин заметил недовольство своих солдат. Вполне возможно, что это был слабый проблеск понимания, что политика высмеивания воображаемой всеобщей тупости ребят дает совершенно противоположный результат. И тогда Виггин приступил к настоящей тренировке. Он учил их «стоять» на коленях в воздухе во время полета, учил замораживать себе ноги, чтоб сохранять такое положение" и одновременно палить по неприятелю из оружия, держа его, между коленями. В этом случае «замороженные» ноги служили своеобразным щитом, принимая на себя огонь противника и позволяя самому дольше сохранять мобильность в открытом пространстве зала. Хорошая тактика, подумал Боб. Он наконец стал понимать, что в конце концов Виггин может оказаться не таким уж плохим командиром, как он начал было думать. Боб заметил, что и в других ребятах стало расти чувство уважения к юному командующему.
Когда они отработали этот прием, Виггин разморозил своих солдат, пострадавших при проведении эксперимента.
— Ну, — спросил он, — так где же сейчас ворота противника?
— Внизу! — хором ответили они.
— И какова должна быть наша позиция для атаки?
Пустяки, подумал Боб. Раз мы все можем отвечать на первый вопрос уже хором, то лучшим ответом на второй может быть только демонстрация. Поэтому он резко оттолкнулся от стены, направляясь к противоположной, ведя непрерывный огонь меж раздвинутых колен в продолжение всего полета.
Маневр был выполнен не так уж безупречно — Боба немного крутило, — но в целом дело было сделано вполне удовлетворительно.
Позади он услышал крик Виггина:
— Неужто Боб тут только один, кто знает дело?
К тому времени, когда Боб оказался у противоположной стены, вся остальная армия уже летела за ним, крича на пределе прочности легких. На потолке остался только Виггин.
Боб, усмехнувшись, отметил про себя, что Виггин стоит в той же позиции, которая была у него в коридоре: голова обращена к «северу», то есть к прежнему «верху». Теоретически командир был прекрасно подготовлен, но на практике очень трудно стряхнуть с себя мышление, выработанное в условиях гравитации. Боб тут же изменил свое положение — теперь его голова была направлена к «западу». Солдаты, бывшие рядом, поспешили последовать его примеру. Если Виггин это заметил, то виду не подал.
— А теперь возвращайтесь обратно, — крикнул Виггин, — и атакуйте меня!
Немедленно его боевой костюм засверкал от выстрелов сорока пистолетов, паливших на лету, — это его армия бросилась в атаку на своего командующего.
— Ух, — сказал Виггин. — Подстрелили все-таки!
Все весело расхохотались.
— Ну а теперь скажите мне, зачем в бою нужны ноги.
— Да они вовсе и не нужны, только мешают, — крикнули несколько солдат хором.
— Боб, кажется, так не думает, — сказал Виггин.
Значит, даже теперь он не хочет оставить меня в покое. Так что же он хочет услышать от меня? Кто-то уже пробормотал что-то насчет щитов, но Виггин на это не среагировал. Значит, в виду имеется что-то другое.
— Они нужны, чтобы отталкиваться ими от стен, — догадался Боб.
— Верно, — поддержал его Виггин.
— Бросьте! Толчок — только способ передвижения, а не бой, — возразил Бешеный Том. Его мнение поддержали еще несколько голосов.
Ну вот и началось, подумал Боб. Сейчас Том затеет бессмысленную ссору с командующим, который его отошьет и…
Но Виггин не ответил на поправку Тома грубостью, он лишь мягко заметил:
— Сражения без движения не бывает. А можно ли с «замороженными» ногами отталкиваться от стен?
Боб не знал, другие — тоже.
— Боб? — Опять Боб, черт бы его побрал!
— Никогда не пробовал…, но, если встать лицом к стене и сложиться пополам…
— Правильно, но неточно. Смотрите на меня. Моя спина прижата к стене, ноги заморожены, я стою на коленях, а значит, и ноги тоже к стене прижаты. Обычно, когда вы отталкиваетесь, вы давите вниз, тело напрягается точно пружина и летит, как боб из духовой трубки.
На этот раз расхохоталась вся группа. В первый раз Боб подумал, а может быть, Виггин действует с дальним прицелом, заставляя всю группу смеяться над маленьким пацаном?
Не может ли быть, что Виггин отлично знает, что Боб самый головастый парень в школе и он просто хочет выделить Боба из числа остальных, чтобы вызвать у них неприязнь к нему. Сегодняшний день создал обстановку, которая должна внушить всему личному составу армии, что над Бобом можно потешаться сколько угодно, невзирая на то, что он умен. Ничего себе система Виггина! Свести к нулю эффективность своего лучшего солдата! Умышленно создать обстановку, в которой тот не сможет завоевать авторитет!
Однако куда более продуктивно перенимать знания у Виггина, которыми тот обладает, нежели злиться на его методы обучения. Поэтому Боб очень внимательно следил за тем, как Эндер демонстрирует им приемы отталкивания от стены с «замороженными» ногами. Он отметил, что при этом Виггин умышленно придает себе вращательное движение. Конечно, таким образом собственная стрельба затрудняется, но зато попасть в него издали противнику становится очень трудно, так как луч, вылетающий из стволов их «пистолетов», не может долго задержаться на какой-либо точке тела Виггина, то есть не может его «убить».
Я могу злиться сколько угодно, но это не должно мешать мне учиться полезному, думал Боб.
Это была долгая и выматывающая тренировка, с бесконечной отработкой одних и тех же приемов. Боб понял, что Виггин стремится к тому, чтобы эти приемы не воспринимались сами по себе, изолированно, а переходили бы один в другой плавно и последовательно. Как в танце, подумал Боб. Ты не учишься сначала стрелять, потом отталкиваться от стен, потом контролировать вращение тела. Ты учишься комплексу отталкивание-стрельба-вращение.
К концу тренировки с солдат лили потоки пота, они вымотались, но были полны энтузиазма: их обучили тому, о чем они никогда не слышали от других солдат. Виггин собрал их у нижних ворот и объявил, что следующая тренировка состоится в их свободные часы.
— И не вздумайте говорить мне, что свободное время — оно и есть свободное. Мне это прекрасно известно, и вы вольны использовать его, как захотите. Но я приглашаю вас прийти на дополнительные занятия и добровольно заняться тренировкой.
Все хохотали. Эта группа полностью состояла из ребят, которые упорно не хотели раньше заниматься с Виггином в Боевом зале, и теперь он старался дать им понять, что ждет от них перехода на противоположную точку зрения. А они и не Думали сопротивляться. После утренней тренировки они уяснили, что когда Виггин ведет занятия, то каждая минута используется очень интенсивно. И если тренировка будет пропущена, то пропустивший здорово отстанет от прочих солдат.
Виггин получит их свободное время. Даже Бешеный Том не стал протестовать.
Боб понимал и другое. Ему необходимо немедленно изменить взаимоотношения с Виггином, иначе его шансы на лидерство сойдут к нулю. То, что с ним сегодня сделал Виггин, играя на зависти и ревности остальных солдат к этому недомерку, уже сильно затруднило Бобу его цель — стать лидером в этой армии. Если ребята будут с трудом переносить его присутствие, то кто из них последует за ним в бою?
Поэтому Боб подстерег Виггина в коридоре, когда остальные уже ушли.
— Привет, Боб, — сказал Виггин.
— Привет, Эндер, — ответил Боб. Уловит ли Виггин сарказм в том, как произнес его имя Боб? Поймет ли смысл крошечной задержки в ответе?
— Сэр, — мягко поправил его Виггин.
Ох, да брось ты это говно! С такими штучками мы знакомы и сыты ими по горло.
— Я знаю, что ты делаешь, Эндер, сэр, и хочу тебя предупредить.
— Предупредить меня?
— Я могу стать лучшим солдатом твоей армии, если ты перестанешь валять со мной дурака.
— Или что?
— Или я стану самым плохим твоим солдатом. Выбор твой. — Боб надеялся, что Виггин поймет глубинный смысл его слов: Боб может работать эффективно только в случае, если Виггин будет ему верить и уважать. Иначе он останется просто ребенком, который ни на что большее не годен. Однако он не исключал, что Виггин увидит в сказанном лишь угрозу бунта, в том случае, если Боб будет использоваться не правильно. Впрочем, вполне возможно, что такой намек там действительно присутствовал.
— И чего же ты хочешь? — спросил Виггин. — Любви и поцелуев?
Надо говорить прямо и просто. Изложить все кратко и ясно, чтобы Виггин не смог делать вид, что он не понял.
— Я хочу получить взвод.
Виггин подошел к Бобу вплотную и поглядел на него сверху вниз. Хорошим признаком для Боба было одно: Эндер не расхохотался.
— И почему же я должен тебе его дать?
— Потому что я знаю, что с ним делать.
— Знать, что с ним делать, — дело не хитрое. Куда труднее заставить солдат повиноваться. Неужели ты думаешь, что они будут выполнять приказы такого недомерка, как ты?
Виггин ухватил самую суть проблемы, но Бобу не понравилась издевательская форма, в которую тот облек свою мысль.
— Мне приходилось слышать, что тебя самого так называли еще совсем недавно. А Бонзо Мадрид и теперь не называет тебя иначе.
Эндер, однако, отказался заглотить наживку.
— Я задал тебе вопрос, солдат.
— Я завоюю их уважение, сэр, если ты не будешь мне мешать.
К удивлению Боба Виггин широко осклабился.
— В этом я тебе уже изрядно помог.
— Черта с два ты мне помог!
— Никто бы тебя и не заметил, разве что из жалости, раз ты такой малыш. А я умышленно сделал так, чтобы на тебя обратили внимание все.
Надо было тебе, Виггин, разобраться кое в чем заранее!
Ты же единственный, кто не знает, кто я такой!
— Они будут следить за каждым твоим движением, — продолжал Виггин, — и все, что тебе надо делать, это добиться их уважения и быть во всем образцом.
— Значит, меня будут судить еще до того, как я получу хоть какие-нибудь сведения о предмете?
— Ах ты, бедолага! И все-то норовят обидеть сироту!
Нарочитое презрение Виггина взбесило Боба. Ты же умнее, чем кажешься, Эндер!
Видя бешенство Боба, Виггин протянул руку и силой толкнул его к стене, так что Боб уперся в нее спиной.
— Я скажу тебе, что надо сделать, чтобы получить взвод.
Докажи, что ты хороший солдат. Докажи, что ты знаешь и умеешь правильно использовать своих солдат. И докажи мне, что есть люди, готовые идти за тобой в схватку. И тогда ты получишь взвод. Но черта с два ты его получишь до этого!
Боб не обратил внимания на руку, пригвоздившую его к стене. Чтобы его испугать, требовалось нечто большее, нежели физическая сила.
— Это справедливо, — сказал он. — Если ты сдержишь слово, я буду командовать взводом уже через месяц.
Теперь пришла очередь Виггина выйти из себя. Он схватил Боба за ворот его боевого костюма и поднял его вверх так, что их лица оказались на одном уровне.
— Если я сказал «да», то это твердое «да».
Боб только усмехнулся ему в лицо. При низкой силе тяжести в этой части станции поднимать малышей за шиворот было не таким уж надежным доказательством собственной силы.
Кроме того, Виггин не хулиган. Так что ничего Бобу не угрожало.
Виггин отпустил Боба. Тот соскользнул по стене, мягко приземлился на пол, снова подпрыгнул и опять приземлился, на это раз уже окончательно. Эндер же подошел к шесту и соскользнул на нижнюю палубу. Что ж, Боб все-таки достал его и добился своего. Кроме того, Виггин понял, что сегодня был не на высоте. И не забудет об этом. Фактически именно Виггин сегодня потерял часть своего авторитета, понял это и теперь приложит все силы, чтобы вернуть его.
В отличие от тебя, Виггин, я всегда дам другому парню шанс научиться своему делу и только потом буду требовать от него совершенства. Сегодня ты поступил со мной подловато, но я дам тебе шанс завтра поступать лучше, а послезавтра еще лучше!
Но когда Боб подошел к шесту и ухватился за него, он обнаружил, что руки дрожат, а ладони сжимают скользкий шест совсем слабо. Пришлось с минуту постоять, прислонясь к шесту, чтобы успокоить нервы.
Эта схватка с Виггином, чуть не кончившаяся рукопашной, не принесла Бобу полного удовлетворения. Больше того, не исключено, что это была глупость. Виггин доставил ему боль своими въедливыми замечаниями и насмешками. Боб ведь изучал Виггина как объект созданной им самим теологической системы, а сегодня вдруг обнаружил, что все это время Виггин даже не знал о существовании Боба! Все сравнивали Боба с Виггином, но, по-видимому, Виггин об этом или не знал, либо ему было просто наплевать. Он обращался с Бобом так, будто тот был никто! А ведь после того, как Боб целый год в поте лица трудился, чтобы завоевать авторитет, он ни в малейшей степени не ощущал желания снова стать никем. Теперь к нему вернулись ощущения, которые он считал исчезнувшими вместе с Роттердамом.
Тошнотворный страх неизбежной смерти. Хотя он и знал, что здесь на него никто даже руки не поднимет, он все еще помнил, как стоял на краю гибели, когда впервые подошел к Недотепе и отдал ей в руки свою жизнь.
Неужели я снова делаю то же самое? Внеся свое имя в этот список, я отдал свое будущее в руки этого мальчишки. Я надеялся, что он увидит во мне "то, что вижу я. А он не сумел. Я должен дать ему время.
Если оно есть. Почему-то учителя заторопились. У Боба может не оказаться того года, который нужен, чтобы убедить Виггина.
Назад: 12. СПИСОК
Дальше: 14. БРАТЬЯ
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий