Ночь теней

Глава 4
Ледяной бал

Шелест тихий-тихий, почти на грани слышимости, заставил Лею поднять голову. Убирая в сторону прядь волос, демонесса ощутила на лице что-то мокрое и совсем не удивилась, увидев на пальцах кровь.
Смерть сидела на небольшом камне. В ее руках была чашка с чем-то дымящимся.
— Постоянно мерзну, — сказала она, вздохнув, и сделала глоток. — Да ты не лежи, встань и пересядь куда-нибудь. Камней много, и все они теплые.
— Я умерла?
— Нет. Ты жива. По крайней мере пока. — Смерть отставила в сторону свою чашку. — Я не могу понять, как ты смогла убить себя! Причем даже нельзя то, что ты сделала, расценить как самоубийство! Ты действительно убила сама себя!
— Раздвоение сознания иногда очень полезная вещь, — тихо сказала Лея. — Я, может быть, хотела…
— Не говори неправды. Ты не хотела жить и, ударяя по зеркалу, была собой и при этом испытала облегчение, что вот наконец-то все закончено! Ты уже давно смирилась с тем, что обречена. Единственное, что немного царапнуло твое сердце, так это то, что ты не успела сказать «прощайте» своим друзьям.
— Тоже верно, — кивнула демонесса, с недоумением разглядывая свой любимый плащ, порезанный на ленточки. «По какой траектории летели зеркальные осколки?» — задалась она неожиданным вопросом. — Теперь я могу узнать, почему ты так стремилась меня получить? — уточнила Лея.
Смерть хмыкнула:
— Кто тебя учил задавать такие важные вопросы в лоб?
— А я должна была сперва раскланяться и рассыпаться в комплиментах? Не-ет, спасибо. Это не по мне.
— Да. Ты прямая как стрела, в главных вопросах никогда не остановишься перед препятствием, и либо оно поддастся, либо сломаешься ты. Почему, Лея? Почему ты так и не научилась гибкости? Почему ты предпочла смерть? Вместо того чтобы выбрать предложение своих друзей и спастись? Только не говори мне о любви к дракону. Со мной это не пройдет.
В глазах Леи что-то полыхнуло и исчезло. Она села на камень, обняла одну ногу, поджав ее к груди.
— Это началось через несколько дней после обряда тишины. Я начала видеть сны. Я видела прошлое и что-то вроде будущего. Я была уверена, что все это — ложь. Что мое будущее не может быть настолько злым и безнадежным. — Лея откинулась назад, словно пытаясь что-то увидеть в черном полотне чужого неба. — Но я не могла отказаться от этих снов и все больше запутывалась в нагромождениях вероятностей. Распутывать их меня никто не учил, и я не знала, как это правильно делать…
— И ты?
— Тогда я пошла в Проклятую библиотеку. И дух-хранитель, и Ари в это время отвлеклись. Я искала несколько часов в самых дальних уголках книгохранилища. А потом задела пальцем гвоздь. Капля моей крови упала на пол, а непонятный ветер кинул мне в лицо обрывок листа, на котором моим почерком было написано о том, как разбирать вероятности. Больше всего это напоминало запись из дневника. А дальше мне надо было просто выполнить инструкции в точности, чтобы найти ту точку, начиная с которой моя и без того непростая жизнь совершенно покатилась под откос.
— И? — поощрила Смерть.
— Это был тот самый обряд разделения вечности. Тогда я и решила, что лучше погибну, чем обреку себя на такую жизнь абсолютно сознательно.
— Какая потрясающая девушка, — усмехнулась Смерть. — Но в чем-то ты права. Тебе моя коса не мешала? Не давила? — резко перевела она разговор.
— Нет, — ничего не понимая, сказала Лея.
— Это плохо. Но откровенность за откровенность. Слушай. Мы — сущности слепые, и не можем видеть ни зла, ни добра. Мы просто есть. А рано или поздно мы устаем. И начинаем искать себе тех, кто сможет принять сущность, выдержать ее вес и при всем этом выполнять свою работу — разрывать ту нить, что привязывает душу к телу.
— И любой, — задумавшись, Лея пояснила свой вопрос, — любой может принять эту сущность? Человек или тролль? Маг или воин? Почему же все-таки именно я?
— Немного терпения. Подходит безусловно не любой. Но чисто теоретически подходящих много. А вот практически — один на миллион. Это те, кто обречены на гибель. Знают об этом, смирились со своей участью, но при этом отчаянно выживают, хотя в действительности не очень— то и хотят это делать.
Лея до крови закусила губу. В словах Смерти ей послышался легкий упрек.
— Сущность выбирает себе десяток таких людей или нелюдей и всеми силами стремится уничтожить того, кто ей подходит больше всего, забрать к себе, чтобы сделать новой сущностью. Ты продержалась дольше всех. И если бы сегодня ты не ударила в зеркало, то я выиграла бы. И ты, и твоя душа стали бы моими, и тогда появилась бы новая сущность. Но случилось то, чего я не припомню… Получив последний приказ, ты равнодушно убила сама себя! В голове не укладывается… Как вообще можно было решиться на такое? Но при всем при этом, как только ты разбила зеркало, я проиграла. Я потеряла все права на тебя. Твоя судьба и без того была непростой, но я не могу даже сказать, в чьих руках теперь находится твоя смерть. Ты не сможешь умереть окончательно. Даже если тебя будут убивать, этого не произойдет. Ты как была живой, так и останешься.
— За все нужно платить. Чем я заплачу за такую жизнь?
— Бессмертие — это очень больно, — тихо сказала Смерть. — Ты увидишь гибель своих друзей, не сейчас. Лет так через пятьсот, тысячу, может две, три, но однажды, не выдержав пустоты в своей груди, ты сама отправишься искать того, в чьих руках твоя смерть.
— И… все?
— Нет. Твоя судьба исчезнет с твоих ладоней. Твой путь исчезнет, затеряется среди звезд. Ты вряд ли сможешь быть со своим драконом. И еще однажды тебе придется встретиться со своим будущим ребенком, который еще не родится. И если к этому моменту ты не поймешь, кто и что ты есть, то тебе придется убить свое дитя.
— Высокая цена.
— Другой не бывает, — сказала Смерть. — Ладно, Лея, я от тебя отступаюсь. Но мы увидимся еще не раз. Кто-то считает это даром, кто-то проклятием, но ты можешь видеть меня, мои следы, слышать мои шаги. Я оставлю тебе память о том, что случилось здесь. Может быть, тебе это поможет. К тому же, — сущность неожиданно тепло улыбнулась, — тебе пора возвращаться. Уже двое твоих друзей ощутили боль от рвущейся кровной нити. Ведь именно ты — сердце звезды, средоточие всех нитей. Не будет тебя — не будет звезды и не будет кровной связи. Так что поспеши.
— А контракт?
— Выполнен.
Сущность кивнула на прощанье и растаяла. Исчез небольшой иероглиф на руке Леи, а вместе с ним и окружающий мир Тьмы. Вернулся свет, а вместе с ним и боль. В комнате было очень холодно, а по щекам катились горячие соленые слезы, хотя сама Лея вряд ли смогла бы сказать, почему она плачет: от счастья, что жива, или все же от горечи, что ее жизнь продолжается.

 

Стар шел по огромному замку, с интересом разглядывая причудливую архитектуру, изгибы и цветовые сочетания внутреннего убранства. Снежана, попав в свой замок, мгновенно исчезла, предоставив вампира самому себе. Но что бы она ни делала, все уже было напрасно, Стар ощутил привкус лжи. Непонятно почему, но Снежана обманула его, не во всем, конечно, но все же… Ледяная дева утаила такие вещи, которые скрывать не следовало бы. Например, то, что она не принцесса, а королева. Ее клан действительно находился в окружении клана Луны, но не очень страдал от такого соседства. Кровавые стычки, свидетелем одной из которых стал вампир, были редкостью. И случались только тогда, когда пытались убить Ледяную королеву. И именно она устроила все это побоище, защищая свою жизнь. Ее сила, очень редкая для жителей этого мира, вызывала веер алмазных клинков, рассекающих воздух. Считалось, что Ледяная королева отмечена богами, вот только жители различных кланов не сходились во мнении, какими именно — темными или светлыми.
Стар вздохнул и, свернув в небольшой садик, устроился на мраморном бортике. Холодный сад… ледяные деревья и скульптуры. Единственное достоинство его — ветер, он не давал никому покоя в замке, но здесь был теплым, ласковым и… цветным.
Двери напротив приоткрылись, и Снежана вышла в сад, замерла, увидев Стара, а потом все же двинулась к нему.
— Я думал, ты так и будешь бегать от меня, — заметил вампир.
— Мне просто очень стыдно, — тихо сказала девушка, опускаясь у ног Стара, — я не сразу поняла, насколько ты чужд моему миру. Если бы я догадалась раньше, то я все рассказала бы тебе сразу. Но я не могла так рисковать. Поэтому мне пришлось поведать тебе довольно усеченную версию. Прошу прощения. Возможно, мне следовало бы быть чуть более открытой…
— Возможно, — кивнул Стар.
— Но и теперь ты мне поможешь, верно? Тебя что-то держит в этом мире и рядом со мной? — произнесла Снежана.
— Верно. Но теперь я попрошу тебя о том, чтобы немного облегчить мне работу.
— Что я должна сделать?
— Бал. И инкогнито пригласить на него короля клана Луны.
— Обычный бал или маскарад?
— Лучше маскарад, — кивнул Стар.
Снежана улыбнулась и быстро покинула садик отдавать распоряжения. Вампир остался один. Его глаза закрывались…
Сон охватил Стара, он свалился с бортика, но так и не проснулся.
Странное видение поглотило его. Вампир увидел темную комнату, в ней стоял он сам. Вспыхнул неяркий свет, и слева от Стара появилась Карен. Еще одна вспышка — и уже справа появился Вир. Еще одна — и Нейл. Между друзьями, стоящими в углах огромного квадрата, в воздухе висели алые нити, и казалось, они вот-вот порвутся.
Стар вздрогнул, чужая эмоция коснулась его. Вампир повернулся к Карен. Голубые глаза девушки были полны надеждой. И только сейчас Стар понял, что нити, скрещивающиеся в воздухе, дрожат и колеблются, но не рвутся! Словно кто-то их держит, не давая лопнуть!
— Лея! — Карен рванулась вперед, но словно незримые цепи удержали ее на месте.
— Лея? Лея! — Вир смотрел туда, где в тонком коконе алых нитей дрожало и переливалось огромное марево.
— Лея! — Голос Стара не просил, он уже приказывал.
Марево уплотнилось, в нем прорисовалась тонкая фигурка. Она повернулась к Нейлу.
— Имя, — прошелестело в голове Нейла. — Позови меня…
— Лея, — тихо сказал дракон. В его голосе кроме изумления было что-то еще, что-то напоминающее испуг.
И демонесса появилась. В коротком белом платье, исцарапанная, покрытая синяками и ссадинами, тем не менее Лея улыбалась. Ее словно окружало неяркое сияние, и оно отрывалось от нее, скользило по нитям, укрепляя их. Пока все стоящие в квадрате не оказались опутаны тонко звенящими нитями.
Нити натянулись еще сильнее и исчезли. Лея тронулась с места, отошла от Нейла, протянула ладонь вперед, почти касаясь Вира, потом отстранилась, ясно улыбнулась.
— Жду вас дома. Так что поторопитесь ради меня?
Она исчезла. Нейл почти мгновенно последовал за ней. Затем исчез Вир. Карен и Стар переглянулись.
— Помощь нужна? — уточнил вампир.
Девушка отрицательно покачала головой:
— Нет, спасибо. Я справлюсь! Теперь точно справлюсь!
Стар улыбнулся и кивнул:
— Она намного больше для нас, чем просто друг, не так ли?
— Да. Теперь я понимаю это лучше. Кстати, — Карен задумчиво посмотрела на Стара, — со мной случилось что-то странное. Надо будет собраться и обсудить.
— Обязательно, — согласился вампир.
Но прежде чем он успел сказать что-то еще, он просто исчез из комнаты, довольно грубо вернувшись в реальность.
Снежана сидела перед ним на корточках и трясла его за плечи.
— Ты в порядке?
— А что случилось? — недоуменно уточнил Стар, поднимаясь на ноги.
— Это было страшно! Ты лежишь. Не шевелишься. Не дышишь! Если бы не тихий и редкий стук сердца, можно было бы решить, что ты умер! Потом ты окутался алыми нитями, словно коконом. Некоторые как живые переползали с места на место. Другие пульсировали! А потом тебя всего охватило алым сиянием! Твое тело выгнулось, и ты задышал. Я испугалась и начала тебя трясти…
— Понятно. — Стар внимательно посмотрел на Ледяную королеву. В его черных глазах мелькнуло недоумение. — Ты хочешь идти на бал в этом?
Снежана вздрогнула. Тяжелое темно-синее платье, вышитое драгоценными камнями, все переливалось и сияло. Маска в тон платья была также дорогой. Но все вместе было неудачным.
— Только через мой труп, — мрачно сказал Стар.
В глазах девушки появилось удивление:
— Ты о чем?
— Ты не старуха, чтобы такое носить! — рявкнул вампир.
— Но есть регламент, — вяло огрызнулась Снежана. — Я должна быть в белом или синем.
— Ты и будешь. Веди.
— Куда?
— К себе в гардероб!
Через пятнадцать минут вампир был в ужасе, Снежана в шоке. Вся ее одежда была забракована вампиром как «никуда не годная!».

 

Бал начался вечером. Огромный зал был превращен в прекрасный зеленый лес. Аристократы Ледяного клана скользили по залу, сходясь в группы и расходясь.
Взгляд Лунного короля просто терялся в этом великолепии. Он пришел сюда инкогнито, заинтригованный письмом, полученным парой часов ранее. В письме было сказано, что у некоторых аристократов клана есть что предложить Лунному королю. Надо было идти по залу и искать опознавательный знак, но это показалось неожиданно таким ненужным.
В переплетениях зеленых веток мелькнула тонкая фигурка и тут же спряталась. Словно девушка, попавшая первый раз на бал, не в силах выйти из своего убежища.
И Лунный король свернул туда. Она… такая хрупкая и чем-то безумно напуганная, сидела в беседке. Деревянные опоры украшали белые живые цветы. А к кольцу на крыше беседки крепились плетеные качели.
Король подошел ближе, и девушка пугливо вскинула голову. Белые волосы, рассыпанные по плечам, были перевиты лентами с камнями. Синее-синее платье облегало тонкую фигурку. Синие плетеные босоножки на маленьких ножках.
Качели остановились. Девушка поднялась на ноги, снимая с лица маску. Король вздрогнул, не веря своим глазам.
— Снежана?
— Прости…
Девушка резко свистнула, и короля объяло пламя, голубое с белыми прожилками. Оно не обжигало, но при этом у него в сердце словно что-то внезапно треснуло и сломалось. Сознание покинуло короля…

 

Стар сидел на верхушке высокого дуба, сотворенного в саду, и смотрел вниз. Все-таки в самом главном Снежана не обманула. Она действительно любила Лунного короля.
Метка на руке вспыхнула и растаяла. Рядом со Старом появилась босоногая девчонка. В ее правой руке был зажат одноглазый чумазый мишка.
Косы были перепутаны, платье в беспорядке. Заглянув вниз, девчушка посмотрела на Стара.
— Молодец, — кивнула она, — ты свое дело сделал лучше, чем можно было бы ожидать. А теперь марш отсюда.
Девочка резко толкнула ладошкой в грудь вампира. Удар был нелегкий… Вздрогнув от разряда силы, вампир разжал ладони и свалился вниз… Однако прежде чем он долетел до земли, мир, в котором он был, растаял, возвращая вампира в академию.
Поднявшись на ноги, Стар недоуменно огляделся. Часы на полке стояли. И зеркало, уже разбитое, Лея даже не пыталась собрать. Демонесса не обращала внимания и на царапины на теле.
— О, ты вернулся, — улыбнулась Лея, вытаскивая из плеча застрявший там кусочек зеркала.
— Я первый?
— Э, — она смущенно пожала плечами. — Ни да ни нет. Мы все вернулись одновременно. Просто сейчас время стоит, но наши друзья вот-вот появятся.
Стар кивнул и не выдержал, задал вопрос:
— Лея, ты…
— Я просто немножко поговорила со Смертью, — хмыкнула демонесса, а потом подмигнула: — Правда, еще я умудрилась остаться как-то в живых, но это точно выше моего понимания!

 

Карен открыла глаза. Тихо потрескивали ветки в костре, назойливая мошкара оставалась за пределами очерченного обережного круга.
Мальчишка, вымотавшийся за трехчасовой переход, спал, трогательно свернувшись калачиком. Сняв с себя плащ, девушка набросила его на ребенка и поднялась. Разбудившее ее чувство легкой тревоги никуда не исчезло, а наоборот — немного усилилось. Сердце стучало тихо и размеренно. Еще в середине первого курса Карен успела понять, что для того, чтобы нанести ей какой-то вред, мало быть рядовым жителем какого-то мирка, но ведь оставался еще ребенок, с которым она прочно связана контрактом!
Глаза изменились, зрачки вытянулись. Хвост с кисточкой обвился вокруг стройных ног. Девушка вглядывалась в сероватый сумрак вокруг, отыскивая источник тревоги.
Тело, излучающее тепло, метнулось из кустов ближе к костру. Карен прищурилась, ей хотелось броситься вперед и вцепиться клыками в эту жертву, разбудив тем самым чудовище, дремавшее в глубине ее души.
Источник тепла переместился еще ближе. Глаза Карен недоуменно расширились. Ее сон потревожила довольно странная всадница! Верхом на пантере…
Доехав до обережного круга, женщина неожиданно спешилась, словно увидела чуть заметное свечение барьера.
— Впусти меня, — попросила она.
— Кто ты?
— Я его мама.
Карен немного подумала, но все же щелкнула пальцами, делая небольшой проход в круге. Кто бы ни была эта женщина, но источником тревоги была не она.
Незнакомка шагнула внутрь, откидывая капюшон на плечи. Сын оказался очень на нее похож. И Карен даже смогла понять короля, обратившего внимание на столь прекрасную эльфийку.
— Проходите, садитесь.
— Спасибо. — Женщина устроилась рядом с сыном, осторожно погладив его по голове, затем посмотрела на девушку. — Меня зовут Аэнали. И сын даже не знает о том, что я жива.
— Расскажите? — попросила Карен, надеясь, что это даст ей возможность понять, что происходит в этом мире.
Женщина покорно кивнула, уловив странную связь между опасной незнакомкой и своим сыном.
— Мы встретились с королем, когда он приехал к нам в лес с дипломатической миссией. Был бал. И после бала я уехала с ним в его королевство. Ехала как посол доброй воли, а осталась надолго. К этому моменту король уже дважды овдовел, а наследников все не было. Сообщение о моей беременности спустя два года он встретил с безумной радостью. О, мне и в голову не могло прийти, что этим я подписываю смертный приговор сразу троим: себе, своему нерожденному сыну и королю. Заговорщики открыли на меня охоту. Но я эльфийка. И у них ничего не получилось! Я смогла спастись. Но после родов, когда ребенку исполнился год, лес забрал меня. Ребенок остался во дворце с отцом. А когда ему исполнилось всего двенадцать, враги все-таки добрались до короля. Тому, кто стал править, нужно было хотя бы минимальное законное основание, поэтому Тристан несколько лет жил во дворце. А три дня назад регенту надоело его присутствие и он приказал немедленно уничтожить маленького принца.
— И Тристан бежал?
— Да. Одновременно с ним из леса бежала я. Многого я не могу, но, по крайней мере, я в состоянии защитить сына. У меня есть доказательства того, что у регента нет никаких прав на трон! Что он не является даже братом второй жены короля. А как самозванец он должен быть казнен!
— Значит, чтобы мальчишка стал королем, достаточно, чтобы вы добрались до дворца живыми и здоровыми? — утонила Карен.
Аэнали кивнула:
— Ну и ну.
Барьер тихо треснул, ломаясь под натиском чужой злой воли.
В круг света от костра шагнул парень в черном костюме. Узкая серебряная лента на предплечье и такие же ножны на поясе — вот и все украшения на его немаркой одежде.
— Яро? — Эльфийка метнулась назад, и только рука Карен не дала ей упасть.
— Это кто? — уточнила девушка.
Парень шутливо раскланялся:
— Позвольте представиться, миледи. Личный палач регента, будущего короля!
— Будущий король тихо спит у костра, — зевнула Карен.
— С чего вы взяли, миледи? Раз уж я здесь, то можно сказать, что помехи в виде маленького недоросля больше нет!
— О! — Девушка хищно усмехнулась: — И ты уверен, что пройдешь мимо меня?
— А ты хочешь сказать, что у меня это не получится? — уточнил Яро, срываясь с места. Остро заточенное лезвие ударило туда, где только что была Карен. Девушка мгновенно переместилась за спину парня и постучала по его плечу.
— Медленно. Слишком медленно, — насмешливо пропела Карен. — Ты уверен, что сможешь меня поймать? Ты же передвигаешься, как пьяная черепаха!
Сверкнуло! И вновь мимо, а Карен уже сидит на ветке толстого дерева. Покачав ногой, девушка спрыгнула вниз.
— Может, не будешь изображать из себя камикадзе, — уточнила Карен, — и принесешь присягу принцу?
В руках Яро вместо ответа замелькали черные огни. Карен тяжело вздохнула, и вокруг нее полыхнул радужный вихрь.
Яро замер. Он отлично понял, что ему только что просто позволили не умереть. Сила, которой обладала эта девчонка, могла стать последним пунктом его плана.
Парень опустился на одно колено, вытащил из ножен меч и положил его у своих ног.
— Я не могу принести присягу принцу, но могу поклясться охранять его. Пойдет?
Карен наклонила голову, изучая Яро.
— Ты не врешь, ты действительно согласен на клятву-охрану. Но почему это ты так резко поменял свою точку зрения.
— Твоя сила, — туманно ответил Яро.
Бросив несколько отрывистых слов, он подхватил меч, выпрямился и исчез во тьме.
Карен посмотрела на Аэнали:
— Как у вас возводят на трон?
— Нужно отречение регента. И три регалии. Я не уверена, что регент вернет их добровольно до отречения. А после отречения он уже не сможет открыть сокровищницу, где они хранятся.
— В чем проблема? — удивилась девушка. — Украдем!
Аэнали покачала головой:
— Это бесполезно. В городе нет такого вора, кто не пробовал бы ограбить сокровищницу. И нет никого, кому бы это удалось.
Карен фыркнула:
— Меня не волнуют неудачники и неучи!
Она не договорила. Из тени выскользнул Яро, ведя за собой двух коней.
— Сюда идут «загонщики», поспешим.
Аэнали устроилась на пантере, спящего Тристана поднял к себе на седло Яро.
Карен, запрыгивая верхом на коня, неожиданно поймала насмешливый взгляд Яро. Вздернув бровь, девушка поинтересовалась:
— Ну и что опять?
— Такая сильная, такая красивая и при этом обычная воровка?
Карен засмеялась:
— Фи, дорогой! Я не обычная, я воровка экстра-класса. И если ты хотел меня обидеть, тебе придется придумать что-то другое.
Когда появились «загонщики», следы на поляне уже исчезли, трава разгладилась.
Один из них привстал на стременах, словно принюхиваясь, а затем резко указал в сторону, куда немного ранее уехали мятежники:
— Нам туда.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Апппинлмбврча
    В ус л аоооммркеощ тнпошлрас