Ночь теней

Глава 25
Книга Духа

Уна и Тайган стояли на огромном пустыре. Место, где должна была выстроиться академия, не поражало воображения.
Ссора между молодыми людьми была в прошлом, они всегда мирились очень быстро, но небольшой осадок остался, какая-то недосказанность, витающая в воздухе.
Впрочем, ни девушка, ни парень не собирались выяснять отношения. Зная друг друга, они очень хорошо понимали, что их терзает один и тот же вопрос. Если они смогут сделать то, что от них требуется, если они вернутся в настоящее… если они действительно смогут там жить, то как… как они смогут смотреть в глаза лучам звезды?
На шее Уны висел осколок, в котором была часть Судьбы. Забрав кусочек зеркала, пара еле успела покинуть замкнутое пространство, прежде чем оно рассыпалось в прах.
Суада в зеркале оказалась интересной собеседницей и не то чтобы вызывала жалость, но все же какое-то сожаление после разговоров с ней всегда присутствовало.
Пустырь был бы ничем не привлекательным местом, если бы не одна странность. В этом месте возникла с чьей-то легкой руки магическая аномалия. Пространство было немного свернуто, и капля магии циркулировала по причудливым траекториям, пока не возвращалась в исходную точку, немного увеличившись в размерах.
— Изумительное место, — тихо сказала Уна. — Суада?
— Что тебе?
— А как мы создавали академию?
— А вот этого никто не знает, — фыркнула девушка в зеркале.
Уна и Тайган озадаченно переглянулись.
— А если мы не поймем? — поинтересовался парень.
Суада пожала плечами:
— В лучшем случае — просто крах спирали до момента прошлого, где создана академия.
— А в худшем?
— В худшем — крах всей Вселенной. И я, если честно, не могу сказать, что такой вариант мне очень нравится.
Уна кивнула, соглашаясь со словами Суады, затем взглянула на Тайгана:
— Поскольку со строительной магией всегда было лучше у тебя — тебе и строить каркас.
— Из чего? — поинтересовался парень.
Девушка задумалась, а потом по остекленевшему взгляду друга поняла, что за ее спиной происходит что-то очень странное.
Но Уна, поворачиваясь на сто восемьдесят градусов, не могла даже представить, кто появится за ее спиной.
Немного растерянно изучая Уну и Тайгана, там стояла Судьба.
— Добрый день, — мягко сказала она. — А я вас сегодня еще не ждала.
— Не ждали? — в один голос воскликнула пара.
Судьба кивнула:
— Вы же не думали, что, чтобы создать Академию теней, вам хватит своих сил?
— А разве не хватит? — хором воскликнула пара.
Девушка с золотой бездной в глазах пожала плечами:
— Может быть, вы позволите угостить вас чашечкой чая? И я вам все объясню.
— С удовольствием, — кивнул Тайган.
Уна же промолчала. Эта мягкая и такая уютная девушка ничем не напоминала ту Судьбу, которую запомнила она.
Демиург привела своих гостей в другой мир, в небольшое кафе, в котором подавали изумительный чай и пирожные.
Устроившись за столиком в углу, молодые люди уставились на Судьбу.
Та со странной тоской в глазах смотрела на Уну.
— Что? — нервно вскинулась девушка.
Демиург пожала плечами.
— Ты очень красивая, Уна.
— Вы знаете мое имя?
— Я знаю даже то, что именно привело тебя в прошлое. — Судьба улыбнулась, но как-то очень грустно. — Сейчас же я вам расскажу только то, что касается вас двоих и Академии теней.
Уна и Тайган с неослабевающим вниманием смотрели на девушку.
— Академия началась с маленькой комнаты, появившейся благодаря магии глубоко-глубоко в земле. В комнате не было ни окон, ни дверей. Попасть туда можно было одним-единственным способом…
— Пройти сквозь стену, — как завороженный продолжил Тайган. — Это же мой личный дар! Создавать пространства вне времени и без входов.
— Верно, — благосклонно кивнула Судьба. — В этой комнате были стол, стул. На столе лежала поистине амбарная книга. Рядом чернильница, перо. Это была Книга Духа. По легенде все, что она содержала, — одно большое заклинание.
Уна хлопнула глазами:
— Я, конечно, люблю заумные длинные заклинания, но очень сомневаюсь в том, что однажды смогу написать что-то подобное.
Судьба улыбнулась:
— То, что создавала Книга Духа, было големом. Высокоразвитым, самообучающимся, но големом.
— Чтобы создать то, что мы видели в будущем…. — Уна нервно потерла ладошки, — нужно что-то еще. Нужна душа!
— Верно, — кивнула Судьба. — И очень необычная. И по очень странному совпадению, что еще в жизни бывает, у меня есть такая душа.
— Но просто так вы нам ее не отдадите? — догадался Тайган.
— Верно. Вас трое. Я загадаю вам три загадки. Сможете их разгадать — душа ваша.
— Нас же только двое! — возразила Уна.
— Осколок души в твоем зеркале тоже сможет ответить на вопрос. Но, Уна, первый вопрос тебе. Он часто губителен для вампира, без него ты не увидишь ангела и он часть того, к чему тянутся заблудшие души.
— Свет, — недоуменно ответила девушка, и это было вполне понятно: такую загадку разгадает любой ребенок магического мира…
— Руна Тайчи, — кивнула довольно Судьба. — Тайган. Вечный противник обездоленных, под чьим покровом выходят те, кто не выйдет при свете.
— Тьма.
— Руна Лимирро. Суада. Там где ты, есть она.
— Серость, — тихо ответил осколок зеркала.
— Руны Си'этто'а. — Судьба посмотрела на Уну. — Ну вот и все. Теперь у тебя есть все для создания Книги Духа.
Сняв с левой руки браслет с ящеркой, Судьба толкнула его по направлению к девушке.
— А сейчас нам пора прощаться. Я буду надеяться, что когда ты узнаешь всю правду, то сможешь меня простить.
Демиург исчезла до того, как Уна успела что-то сказать.

 

…Комната была маленькой. В ней с трудом поместился стол со стулом. Сидя за столом и изучая чистую книгу перед ней, Уна пыталась понять, на что именно намекала Судьба. Прислонившись к стене, стоял Тайган.
Ящерка подняла голову от браслета и, тяжко вздохнув, посмотрела на растерянную девушку:
— Ты кто?
— Уна. Дочь демиурга.
— Значит, ты демиург, — улыбнулась ящерка. — Понимаешь?
Девушка немного подумала и неуверенно кивнула.
Все внезапно стало таким простым и понятным. У нее уже есть три руны будущего алфавита Тайного города… у нее есть Тайган, у нее за плечами знания, которые сделают честь любому архимагу, а еще она дочь демиурга!
Страницы мягко шелестели, заполняясь рунами. Огромный голем выстраивался с изумительной ювелирной точностью, а ящерка, затаив дыхание, наблюдала за тем, как для нее готовится новое тело.
Все было закончено только через несколько суток, пролетевших для «строителей» как одно мгновение. Уна улыбнулась и протянула Тайгану ладонь.
Парень сморщился:
— Ты уверена, что такое донорство обязательно?
— А что я могу поделать? Для голема нужна кровь. Так что наша кровь как раз подойдет.
— Почему не одного из нас?
— Нет. Надо двоих.
— Хорошо.
Взяв тонкую руку девушки в свою ладонь, Тайган провел острым кинжалом одновременно и по своей ладони, и по ее, капли крови, смешиваясь в воздухе, падали вниз на страницы и тут же впитывались.
Голем готовился оживать…
Когда пара покинула комнату и, не оборачиваясь, двинулась к выходу из скрученного пространства, дух академии уже возводил учебное заведение.

 

Когда Карен открыла глаза, ей показалось, что в голове прошлась по меньшей мере шаровая молния. В глазах лопнули сосудики, потрескались губы… когти на руках были обломаны. И вообще создавалось ощущение, что Карен только-только отошла после долгой болезни, из-за которой она очень сильно истощена.
Над девушкой наклонился кто-то, но стихиария, как ни старалась, не могла понять, кто это. Нежный голос что-то спрашивал, но девушка ничего не разобрала. Всей ее сущностью завладел голод. Но при этом Карен была слабее котенка, и даже если бы очень захотела, не смогла бы подняться.
Элия с тревогой смотрела на подругу и никак не могла понять, что с той происходит. Из-под приоткрытых губ неожиданно показались клыки.
Эльфийка замерла. Но в следующий момент вытащила из-за голенища короткий кинжал, резко полоснула по запястью.
Капли крови скатились вниз. Хватило всего пары, чтобы перестало казаться, что Карен вот-вот умрет. Еще пара капель — и ее лицо разгладилось настолько, что можно было принять Карен за спящую. Потом вдоль тела проявился хвост, в золотистых волосах мелькнули короткие рожки.
А потом стихиария распахнула глаза. Всю радужку затопила голубизна, посреди которой вертикальный зрачок смотрелся устрашающе.
Рывком сев на кровати, девушка лизнула оставленный ножом порез на запястье эльфийки, и на глазах удивленной Элии он затянулся!
— Спасибо, — мурлыкнула Карен. — Ты просто нас спасла!
— Нас? — недоуменно переспросила эльфийка.
Стихиария кивнула:
— Мы еще не слились полностью, она и я… Мы еще немного обособленны.
— Что случилось, что вы в таком состоянии?
— Мы убили нагу, — сказал кто-то непослушными губами Карен. — Она восприняла это довольно болезненно и пропустила сигнал о том, что надо уже кушать. Если бы не ты, то эта идиотка просто-напросто убила бы нас!
— Прими мои соболезнования, — заметила Элия с легкой улыбкой.
Стихиария фыркнула:
— Да ладно, думаю, нам будет еще тяжелее, чем сейчас, — она принюхалась и тяжело вздохнула: — Нам будет очень плохо.
— Почему?
— Здесь хозяин, — непонятно ответила девушка. — Можно попросить тебя об одолжении?
— Все, что будет в моих силах.
— Скажи ее парню, что нашей вины в том, что будет происходить, — нет.
— Будет происходить? — эхом повторила Элия.
Стихиария смущенно пожала плечами:
— Немного времени я продержусь, а вот потом…
Девушка не договорила, закатив глаза, она неожиданно плавно опустилась на подушку, а когда ресницы вновь затрепетали и глаза открылись, — на Элию смотрела уже привычная ей Карен.
— Ой! — Девушка схватилась за горло, почувствовав тягучий запах крови, разлитый в воздухе. — Я… я?
— Нет, — Элия улыбнулась, — все в порядке. Я сама.
— Сама? Но зачем?
Эльфийка тихо засмеялась:
— Ну не буду же я отказывать своей подруге в такой малости, как пара капель своей крови.
Карен несмело улыбнулась в ответ:
— Спасибо тебе. Ты такая замечательная…
Элия покачала головой, но сказать ничего не успела. Стукнула дверь, ударившись об стену. На пороге появились двое. Вир, бледный, измученный, и Стар, словно немного похудевший.
— Карен!
— Элия!
Закричали они на два голоса. Девушки переглянулись и шагнули вперед, к своим избранникам.

 

Небольшой городок на окраине эльфийско-орочьих границ пользовался очень дурной славой. В принципе весь город был одним большим трактиром.
Наливали везде. Всем. Главное, чтобы были деньги. В этом городке отдыхали солдаты в увольнительных, контрабандисты и бандиты всех мастей прогуливали заработанное.
Драки вспыхивали здесь каждые пять минут: из-за денег, женщин или задетой чести.
Воздух пах гнильцой и сладковатым дымком. Здесь было полно наркотиков…
— Настоящее гнездо разврата, — тихо прошептала Смерть.
— Это? Ничего подобного! По сравнению с деревенькой троллей, куда меня занесло еще в начале моей наемнической карьеры, — это не более чем пансион благородных девиц!
— Что ты делала у троллей? — удивилась женщина.
— Варила зелья. Разные. Именно там, кстати, опробовала свои первые боевые зелья. Мне хватило две недели, чтобы тролли научили меня всему, что положено знать настоящей наемнице.
Смерть хмыкнула:
— А как же та, запечатавшая тебя душа, Тея, кажется? Она же тогда еще была с тобой?
Лея расхохоталась:
— Не поверишь, те две недели ее со мной не было. Тролли в первый же день угостили меня своей фирменной настойкой, и моя вторая душа исчезла, спасаясь то ли от самой настойки, то ли от ее последствий. Ладно, выбирай, куда мы идем?
— Смотри: «Смерть всем и бесплатно», зайдем?
Лея покосилась на новую гладкую вывеску, затем оценила широкие окна и кивнула:
— Идем.
Внутри трактир оказался набит битком. От скопления людей и нелюдей в воздухе стояли непередаваемые ароматы.
Клубы дыма словно диковинные облака перемещались от одного конца трактира в другой.
Когда дверь распахнулась, гомон мгновенно стих. Пара десятков рож разной степени трезвости повернулись в сторону вошедших. Вышибала мрачно нахмурился, предчувствуя драку, но аловолосая девушка сделала пальчиками довольно замысловатый жест, и все резко отвернулись, возобновляя прерванные разговоры.
— Что ты показала?
— Что первый, кто ко мне сунется, будет убит особо извращенным способом, — лениво процедила демонесса, потом подмигнула Смерти. — Стандартный жест контрабандистов.
— Откуда ты его знаешь?
— Я же говорила, тролли, — хихикнула Лея.
Женщина вздохнула, затем с тревогой посмотрела на спутницу. В ее душе чувствовался какой-то надлом…
Демонесса удобно устроилась за столиком, согнав оттуда двух людей. Подошедший орк-официант в недоумении воззрился на посетительниц.
На его взгляд, таверна, где он работал, совершенно им не подходила. Ни у одной, ни у второй не видно никакого оружия, да и маги, кажется, не очень сильные…
— Чьего жельяете?
Понять орка было можно, но с трудом, словно он очень сильно шепелявил. Закатив глаза, Смерть прищелкнула пальцами.
— Что у вас самое крепкое? — поинтересовалась Лея, хищно уставившись на официанта.
Орк выразительно передернул мордой.
— Есть наша фирменная настойка на брусничных ягодах для дам.
— Вы меня не поняли, — перебила его резко Лея, клыки девушки заострились, показались из-под приоткрытых губ. — Меня интересуют крепкие напитки.
Зеленокожий сглотнул, возвел глаза к потолку, словно сетуя на коварный рок, что уготовил именно ему обслуживать этих посетительниц.
— Есть настойка на черных мухоморах.
— О! А нарезочка из поганочек к ним прилагается?
— Знаток? — удивился орк.
— Немного, — улыбнулась кокетливо демонесса, потом на минуту задумалась. — Нам кувшина три для начала и закуски. Никакой рыбы и грибов. Мяса.
Орк икнул, свел глаза в кучку, и на его роже прочиталось одно, зато очень яркое желание — уволиться из трактира и бежать, бежать из городка.
Через пару минуту на столе стояли дымящиеся блюда с мясом и три маленьких кувшинчика (стопочки на четыре). Жидкость в них, на взгляд Смерти, была слишком странной, чтобы ее пить.
Во-первых, она была сиреневой, в ней плавали черные грибы, шляпки которых украшали белые точки. Во-вторых, у настойки был очень неправильный запах. Потому что пахла она… вишней и мятой! Наконец, когда Смерть все же осмелилась и выпила стопочку, настойка обожгла горло, на глазах выступили слезы, а в голове зашумело, словно туда ненароком залетел рой ос.
Последовав примеру Леи, женщина закинула в рот кусочек гриба, но все равно так и не смогла понять, что именно во всем этом успокаивает Лею, а из глаз демонессы действительно ушли безнадежность и бессильная злоба.
— Хорошо, — пропела аловолосая.
Смерть повторять подвиг и пить очередную стопку категорически отказалась и со все возрастающим ужасом наблюдала за тем, как Лея приговаривает кувшинчики. К концу последней стопки можно было твердо сказать, что девушка не вяжет лыка!
За все то время, что Смерть и Лея сидели в трактире, на них косились многие, но вот подсесть решился только один. Высокий полуголый детина, чья спина и грудь были изукрашены самыми причудливыми татуировками.
— Слушай, бабочка, — понизив голос до громового шепота, сказал он, — что ты тут сидишь одна как неприкаянная?
— Да вот ищу, кому бы рожу набить, — прямо сказала Лея. Ее багровые глаза лихорадочно сверкали.
— О! — детина добродушно усмехнулся. — Слышь, бабочка. Давай так, сможешь меня победить на руках, я тебе помогу.
— Чем?
— Как чем? — Детина повел головой. На короткий миг из-под магической личины проскользнули серые гротескные черты. — Искусство кабацкой драки…
— Нельзя опошлять до обычной поножовщины! — обрадовалась Лея.
Тролль под личиной человека кивнул.
— Скучаешь?
— Не поверишь насколько.
— Зажжем?
— Без сомнения! — Лея повернула голову к Смерти: — А вот тебе лучше подождать на улице.
— Почему?
Тролль и демонесса переглянулись.
— Можешь остаться, но ты, это, в случае чего, — пробасил тролль, — к стене ближе двигай и прыгай в окно.
Смерть кивнула, хотя ничего и не поняла.
Совершенно по-людоедски ухмыльнувшись, Лея выпрямилась на столе во весь рост.
— А хотелось бы мне узнать, с чего бы это в таком приличном заведении, как это, собрались сегодня сплошные отбросы славного общества? Луна сегодня в Козероге? Или прилив вчера не так высоко поднялся, как надо?
— А может, выпили недостаточно? — пробасил тролль.
— Может, — протянула Лея. — Сидят тут, как девицы на выданье в пансионе для благородных. Ручки на коленочках, глазки в пол.
— Умилительная картина, — поддакнул тролль.
— Да еще дар речи потеряли, — засмеялась демонесса. — Сидят, молчат.
— Да они просто всеобщего языка не понимают. Безграмотный народ пошел.
— Дурной, трусоватый…
— Ты, девка, пасть заткни, пока не порвали! — не выдержал одноглазый в темном углу.
Подбросив носком сапога три кувшинчика, Лея мгновенно метнула один в сторону говорящего.
— Ой! Промахнулась! Простите, тетенька.
— Это дяденька, — поправил тролль.
— А я думала — тетенька, тогда это… извинения снимаются. Ой! Опять промахнулась. — Второй кувшин угодил по темечку вертлявому худощавому субъекту. От неожиданности тот разжал руки, и на стол посыпались карты. — Простите, господин катала! Не хотела я! Оно само прилетело!
Обманутые игроки поднимались с места, засучивая рукава. Третий кувшин прилетел по назначению. Не столько больно — сколько обидно.
Сорвав со стены кривую абордажную саблю, одноглазый метнулся к Лее с воплями раненого вепря.
Оп! И демонесса ящеркой ускользнула от сабли. Мимоходом коснувшись лезвия, она постучала одноглазого по плечу:
— Дяденька, а ножичек-то острый, вы это, не порежьтесь!
Субъект взвыл еще громче, развернулся, махая (словно мельница) неожиданно заострившейся игрушкой, и… штаны с подошедшего дяденьки-тетеньки упали.
Проследив за их падением, Лея констатировала:
— Все-таки извините, тетенька.
И, захохотав, увернулась от кулака вышибалы, пришедшего на помощь постоянным клиентам.
Вскоре драка всех против всех выплеснулась на улицу, подальше от загоревшегося трактира. Щедро раздавая тумаки во все стороны, сама Лея от них ускользала с подозрительной легкостью.
А вот от ножа, прилетевшего непонятно откуда, увернулась с трудом.
Драка замерла… присутствующие разошлись в разные стороны. Заинтересованно вскинув бровь, Лея увидела Интессо.
Тень Смерти с недоверием изучал демонессу. Пыл толпы остудил ледяной ливень, хлынувший с неба.
— Ты решил открыть карты? — улыбнулась Лея. Рукояти двух мечей из спинных ножен так привычно и надежно легли в ладони.
— Я бы не стал этого делать, — сказал тяжело Интессо, — но… мне здесь уже не нравится. Реальность уже перекроилась настолько, что я предпочту вернуться к Нему и уточнить дальнейшие свои действия.
— Что же тебе мешает? — улыбнулась еще приятнее демонесса.
Беловолосый качнул головой:
— Ты.
На то, чтобы нырнуть на другой, теневой план, ушло всего несколько секунд, но и этого хватило, чтобы понять, что напротив не более чем кукла. Да, идеально копирующая Тессо, знающая множество из того, что знает сам беловолосый, но все же противник был сейчас Лее по зубам.
А после того, как за спиной Интессо Лея увидела тень ворона, — ярость, кипевшая в груди и только подогретая выпитым, достигла своего предела.
И срочно требовалась разрядка.
Первым с места сорвался псевдо-Тессо. Фигура с белыми волосами промчалась по мокрой земле и ударила.
Небрежный блок и резкая подсечка. Противник свалился как подкошенный.
— Ай-яй, — усмехнулась Лея. — Больно?
Легкий рык сорвался с губ мужчины и вдруг… его спину пробили четыре огромных кожистых крыла.
В неподдельном изумлении, демонесса присвистнула:
— Предлагаешь полетать?
Ворон усмехнулся и атаковал. Та волна магии, которая обрушилась на Лею, могла бы ее испепелить на месте, если бы не Смерть.
Встав на пути удара, она резко хлопнула в ладоши. Исчезла смертоносная сила, а вместе с ней и женщина.
Под капюшоном показалась белая черепушка, в пустых глазницах полыхнуло алое зарево, за спиной проявилась уже знакомая Лее коса. Гулкий голос вызвал у всех присутствующих паническое желание — бежать, бежать отсюда! Как можно дальше.
Белая кость-палец указал на тень ворона.
— Я еще не знаю, кто ты и чего ты добиваешься. Но ставлю тебя в известность. Применив мою силу, ты пригласил меня вступить в игру. И скажу тебе, я поиграю с удовольствием.
Псевдо-Интессо усмехнулся и метнулся вперед, чтобы в следующий момент взорваться снопом искр.
— Это было слишком легко, — недовольно заметила демонесса, возвращая меч в ножны.
— Тогда, — тихий шепот ввинтился в уши, — поиграешь с моими псами?
Серые изломанные тени появились вокруг, настороженно принюхиваясь к окружающим.
— Я так давно ждал этого дня, — прошептал Ворон, проявляясь. — Еще с того момента, как твой предок создал ашей. Я всегда хотел посмотреть, сможет ли кто-то уничтожить гениальное творение Первого?
— Эй! Я не собираюсь тебя развлекать за просто так! — возмутилась Лея.
— И что тебе надо?
— Свиток с моим проклятием. Я чувствую его. Оно до сих пор не снято с моего рода.
Ворон захохотал. Наглая девчонка смеет ставить ему условия?
Что же… все равно ее скоро убьет Розовая слеза, если не справятся аши.
— Держи.
Свиток упал прямо в ладони демонессы.
— Насладись им перед смертью.
Лея хмыкнула, кинула кроткий взгляд на псов.
— Как давно я не танцевала.
…Ливень бил с неба. Шквалы ураганного ветра могли бы сбить с ног, а Лея стояла посреди площади, тоскливо изучая трупы псов.
По всему телу текла кровь из многочисленных царапин. Во многих местах кожу расцветили синяки, но Лея была жива.
Пока демонесса сражалась с псами, Смерть подбиралась к ворону, и тот лишь в последний момент успел почуять неладное и исчезнуть.
Все было кончено.
Положив руку на плечо Леи, Смерть подтолкнула ее в сторону появившегося портала.
— Иди. Тебя ждут.
— А как же ты?
— У меня еще есть пара дел. Но скоро к тебе присоединюсь и я.
Демонесса послушно кивнула и шагнула вперед, чтобы очутиться в самом безопасном месте во Вселенной — на границе миров и времени, в замке ТерАля.
Оттолкнувшись от стены, Нейл протянул руку Лее.
— Позволишь?
— Ты даже не скажешь мне «привет»? — удивилась демонесса, чувствуя, как потоки заживляющей магии скользят по ее телу.
— Сомневаюсь, что тебя интересует мой привет, — ровно сказал дракон.
Девушка пожала плечами, придвинулась к Нейлу ближе и неожиданно уткнулась лицом в его плечо.
— Я хочу спать. Покажешь мне мою комнату?
Ответить Нейл не успел. Силы неожиданно покинули демонессу, и она потеряла сознание. Дракон так и не выпустил ее из своих рук.

 

Далеко-далеко от них, в своем замке, сходил с ума от бешенства герцог Войрэно, чьи планы неожиданно для него провалились.
А ведь все так хорошо начиналось!
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Апппинлмбврча
    В ус л аоооммркеощ тнпошлрас