Письма астрофизика

Глава 6. Философия

Иногда просто необходимо задать глубокомысленный вопрос.

 

Убийство пришельцев
Суббота, 25 февраля 2007 г.

 

Уважаемый мистер Тайсон,
недавно я слушал ваше выступление в Американском музее естественной истории 13 февраля 2007 г. Я хотел сказать, что я восхищаюсь вашей работой и слежу за ней со своих 17 лет.
Сейчас мне 28, и многие из ваших идей и мыслей относительно космоса и Вселенной повлияли на мои политические и нравственные взгляды на человечество и принципы взаимодействия во Вселенной. Когда я учился в колледже, я надеялся стать астрофизиком, но вместо этого выучился на политолога.
Я привлекаю к этому ваше внимание, потому что, когда я рассматриваю Вселенную и когда рассматриваю идеи абсолютной нравственности или ее отсутствия, я вижу, что политические идеи небезразличны для физики и Вселенной, когда человечество берется ее исследовать. Если предположить, что интеллектуально развитая форма жизни может попасть на Землю, то обоснованными представляются следующие два вопроса.
1) Если бы мы, люди, встретили существо, превосходящее нас по интеллекту, и, предположим, оно не причинило бы нам какого-либо вреда, было ли бы аморальным убить его? Аморально ли причинять вред только другим людям или вообще разумным существам? Я считаю этот вопрос основополагающим для цивилизации, вне зависимости от видов. Если так поступать не аморально, то перед человечеством встанут многие нравственные проблемы. А если аморально, то, как ни печально, принцип «право на стороне сильного» опять будет во главе угла.
Право сильного всегда было проблемой в отношениях между людьми. Не будем обольщаться – мы не станем обращаться с другими видами лучше, чем обращаемся друг с другом.
2) Боюсь, что человек – не единственное политическое животное. Интеллектуально развитые виды никогда первыми не станут взаимодействовать с Землей, если мы не будем владеть чем-то, что нужно им. Я полагаю, что в наших интересах как вида скрывать наше существование от Вселенной до тех пор, пока мы не узнаем, кто наши соседи.
Спасибо за уделенное время.
Искренне ваш,
Майкл Куэльяр

 

Здравствуйте, мистер Куэльяр.
Не претендую на звание эксперта по нравственности, но рад поделиться своей точкой зрения по вашим вопросам. Да, это будет аморальным, если только мы не будем умирать с голоду без других источников пищи, а их мясо будет усваиваться нашим желудком.
Я думаю, что аморально причинять вред кому бы то ни было, вне зависимости от уровня интеллекта, если речь не идет о собственном выживании или выживании близких. Я не могу представить, кто бы мог сказать, что это не аморально. Растет число книг по межпланетному праву, которое рассматривает значение убийства пришельца с другой планеты, чьи гражданские права не защищены никакой конституцией мира.
Кроме того, принцип «права на стороне сильного» не означает «мораль на стороне сильного».
Несомненно, нам не поздоровится, если мы убьем представителя вида с более развитым интеллектом, чем у нас. Если предположить, что у них настолько же более развит интеллект, чем у нас, насколько у нас, скажем, по сравнению с шимпанзе, то они будут бояться нас не больше, чем мы боимся восстания в обезьяньем лесу.
Сохранить наше существование в тайне будет чрезвычайно сложно при том, что наш радиопузырь распространился более чем на 70 световых лет и продолжает увеличиваться.
Спасибо за ваш интерес.
Искренне ваш,
Нил Деграсс Тайсон

 

Истина или значение?
Вторник, 20 сентября 2005 г.

 

Доктор Тайсон,
я преподаватель астрономии и физики в старших классах и горячий поклонник вашей работы.
Кроме того, сейчас я пишу докторскую диссертацию по психологии образования (Иллинойский университет в Чикаго). В этом семестре я вовлечен в оживленные дебаты относительно роли науки в исследованиях. В чистом виде вопрос сводится вот к чему: «Занята ли наука поиском истины или пониманием/значением?» Мне будет интересна ваша точка зрения по этому вопросу.
Ясного неба и всего хорошего,
Кевин Мерфи

 

Уважаемый мистер Мерфи,
Спасибо за вашу записку.
Я никогда не был поклонником применения философии к физическим исследованиям в XX (и XXI) веке. Мне кажется, чаще споры основываются, скорее, на употреблении и значении слов, чем на идеях, поэтому такие дискуссии в целом незначимы для прогресса науки – сферы, где идеи имеют большее значение, чем слова.
Так что я отказываюсь принимать участие в спорах по поводу слов. Я лучше скажу, чем занимается наука, и оставлю вам облечь эту идею в слова на ваше усмотрение. Если мы договоримся относительно слов, это хорошо. Если мы не договоримся о формулировке, то это никак не повлияет на выраженную идею.
Учитывая сказанное выше, наука стремится ко всем трем пунктам (истине, пониманию, значению), но в первую очередь заботится о получении достаточных знаний о принципах устройства Вселенной, чтобы иметь возможность делать проверяемые прогнозы о событиях в прошлом и будущем. В некоторых случаях компьютерное моделирование помогает воспроизвести события в прошлом и будущем.
Если мы с достаточной точностью можем спрогнозировать природные события, то мы удовлетворены нашей работой и переходим к следующей проблеме. Я бы сказал, что основные уравнения современной физики представляют собой космические истины. Как и основные идеи о принципах устройства Вселенной – квантовая теория, теория относительности, эволюционная теория, термодинамическая теория и т. п. Эти истины позволяют понять принципы поведения предметов и существования феноменов.
Слово «значение» чаще всего понимается субъективно. То, как люди зачастую используют это слово, намеренно исключает науку, ее методы и инструменты. Но можно представить новый тип философии, где наука будет привлекаться для придания значимости социальным/политическим/культурным вопросам. Например, если вы утверждаете априори, что человеческая жизнь священна, то решения, направленные на ее спасение и поддержание, станут вопросами здравого смысла. Если отпуск и семейная жизнь придают человеческой жизни дополнительное значение, то будут использоваться научные методы и инструменты, чтобы помочь принять решения, направленные на извлечение максимальной пользы из этой сферы жизни. В настоящее время этими и другими вопросами неэффективно занимаются политики, религиозные лидеры и юристы.
Удачи в ваших занятиях. И еще раз спасибо за ваши комментарии и интерес к моей точке зрения.
Нил Деграсс Тайсон

 

Как или почему
Среда, 16 марта 2005 г.

 

Доктор Тайсон,
я имел удовольствие вчера вечером присутствовать на вашей лекции с двумя своими коллегами. Вопрос сближения науки и религии в течение многих лет увлекал меня как ученого и религиозного человека.
Я всей душой согласен с вашим заключением о том, что использовать религию для объяснения границ науки заведомо недальновидно. В последние несколько лет я читал книги, общей темой которых была необходимость разграничения целей науки (отвечающей на вопрос «как») и целей религии (отвечающей на вопрос «почему»). Если любая из них пытается достичь основной цели другой, она заведомо обречена на неудачу. Одно философское замечание: по моему личному ощущению (к сожалению), наука сходится с религией, потому что она становится религией. Абсолютная вера в то, что наука может объяснить все (т. е. «сциентизм»), к сожалению, приветствуется теми, кто не видит, что таким образом они создают новую религию. В политике этому параллелен принцип секуляризма.
Томас Э. Даунс

 

Уважаемый мистер Даунс,
разграничение между вопросами «как» и «почему» хотя и созвучно зарождающимся философским представлениям, но не до конца ясно. Ниже приведены лишь несколько (чистых) вопросов «почему», на которые вера бессильна ответить…
Почему небо голубое?
Почему Луна всегда повернута к Земле одной и той же стороной?
Почему у Венеры есть фазы, как у Луны?
Почему на Солнце есть пятна?
Почему ураганы в северном полушарии вращаются против часовой стрелки?
Почему в августе жарче, чем в июне, если лучи Солнца более прямо падают на Земле в июне?
Кроме того, подумайте о том, что мне неизвестна книга, которая содержала бы однозначные ответы на вопрос «почему», данные основанной на вере религиозной философией, – то есть чтобы ответ на вопрос «почему» был дан таким образом, что все могли бы согласиться. Если вера является личным представлением, то единой для всех книги ответов просто не может быть.
Практикующие ученые не носятся с заявлениями, что наука может объяснить все. Например, никто из нас не утверждает, что наука может объяснить любовь, ненависть, красоту, доблесть или трусость. Но по мере развития науки эти понятия могут стать предметом экспериментальной науки, как уже стали многие ранее считавшиеся необъяснимыми вопросы. И это не абсолютная вера, как вы говорите, это получившая распространение уверенность, основанная на показанной ранее эффективности научных методов и инструментов.
Вера, в том значении, в каком этот термин обычно употребляется, не требует для себя экспериментального подтверждения. Так что заявление о том, что наука становится абсолютной религией, основанной на вере, представляет собой обобщение, которое попросту неверно в отношении практикующих ученых. Я нахожу, что этот довод в основном используется тогда, когда спорящий слышит слово «вера» в уничижительном смысле и прибегает к такому доводу, чтобы атаковать науку, чтобы у нее не было философского преимущества над религией.

 

Томас Э. Даунс продолжал…

 

Наконец, не толкуйте мои слова превратно – сам занимаясь наукой, я понимаю, что «практикующие ученые не носятся с заявлениями, что наука может объяснить все». Тем не менее, общественное мнение (преимущество в результате невежества) склонно приходить к такому выводу, когда наука выставляется как удар по религии.
Вы знаете так же хорошо, как и я, что намерения большинства ученых не направлены против религии, но есть и такие, кто находит удовольствие в противостоянии религии и ответной реакции на это.
Краткое разъяснение. В целях экономии места – из словаря Мерриам-Уэбстер.
Почему: по какой причине, на каком основании или с какой целью.
Как: каким образом или способом; в какой мере или степени.

 

Словарное разграничение двух взаимосвязанных слов – это довольно зыбкое основание для философии. Слишком часто современные философские споры сводятся к несогласию в определении слов, а не в анализе идей как таковых.
«Почему небо голубое?» – это вопрос о причине, как и предусмотрено приведенным выше определением. Я полагаю, этот вопрос можно перефразировать с использованием «как», но предложение будет звучать странно и не отражать то, как люди думают об этой проблеме в реальной жизни: «Как так получается, что излучаемый Солнцем белый свет становится голубым, когда проходит через атмосферу?»
С другой стороны, можно спросить: «Почему я здесь?» Обычная простая конструкция. Но уверяю вас, что подобным же способом этот вопрос можно перевести в категорию вопросов с «как»: «Как неодушевленная материя стала одушевленной? Как одушевленная материя эволюционировала, чтобы стать Homo Sapiens? Как цепочка homo sapiens привела ко мне, находящемуся здесь и сейчас?»
Я полагаю, что в действительности дело здесь не в «как» или «почему», а в самих вопросах, вне зависимости от определения первого слова в предложении. Можно составить книгу вопросов о мире, на которые наукой был дан ответ. И эта книга продолжает расти в геометрической прогрессии, увеличиваясь в два раза каждые пятнадцать лет (основываясь на публикациях рецензируемых исследований по всем наукам).
Существует ли книга вопросов, на которые были даны ответы в результате духовного поиска? (Конечно, религия занимается этим много тысячелетий.) Если такая книга существует, насколько она велика? Увеличивается ли эта книга? Отличается ли эта книга от других произведений, рассматривающих человеческую природу, как полное собрание сочинений Шекспира?
Поэтому, хотя я не стану заявлять, что в настоящее время наука может ответить на все вопросы, тенденция довольно впечатляющая, особенно по сравнению с религией, которая большую часть своей истории занималась объяснением вещей (отвечая на целые категории вопросов) действиями божества. А для таких вещей на самом деле существует естественное объяснение, например, для болезней, ураганов, орбит планет и т. п. Заметьте, что стихийные бедствия до сих пор во многих англоязычных страховых договорах носят название Acts of God – «действия Бога».
Замечу далее, что нападки на религию преимущественно идут от атеистов, а не от ученых (хотя эти категории отчасти накладываются друг на друга, но атеисты, которых слышно лучше всего, как правило, не являются учеными). И все же на основании моих наблюдений за современной культурой я могу сказать, что нападки религии на науку куда более распространены, чем в обратном направлении, вопреки вашему утверждению. Недавно в Джорджии школьный комитет хотел поместить наклейку об отказе от ответственности на учебниках по биологии. Но вы не встретите случаев, чтобы ученые просили наклеить уведомления об отказе от ответственности на Библию в церкви.
Самым заметным антирелигиозным ученым, которого я знаю, является физик Стивен Вайнберг. Но прорелигиозных ученых-писателей куда больше, среди них можно назвать Пола Девиса, Роберта Ястрова и Джона Полкинхорна.
И позвольте мне напомнить вам, что в известном деле Скоупса преподаватель науки проиграл в суде.
Нил Деграсс Тайсон

 

Зачем?
Примерно 2009 г.
Через Facebook

 

Можно я задам два коротких вопроса?
1) Вы поклонник Сэма Кука?
2) Что вы искренне думаете о том, зачем мы здесь?
Джейсон Харрис

 

Уважаемый Джейсон,
1) я не бо́льший поклонник Сэма Кука, чем других эстрадных исполнителей того времени.
2) Я никогда сильно не задумываюсь над вопросом «зачем». Вопрос «зачем» подразумевает цель, поставленную внешними силами. Я всегда чувствовал, что цель определяется не извне, а глубоко внутри нас. Я поставил следующие цели жизни: уменьшать страдания других; способствовать пониманию нами Вселенной; по ходу дела просвещать других.
Нил

 

Инь и ян
Примерно 2009 г.
Через Facebook

 

Нил,
все, что я узнал и наблюдал в этом мире и в этой Вселенной, кажется, вписывается в концепцию инь и ян. Все происходит циклично – от биологических и физических явлений до идеологий и президентов. Тем не менее, как я понимаю, в астрофизике господствует воззрение на конец Вселенной, соответствующее закону энтропии: хаос будет увеличиваться до тех пор, пока все не растянется до возможно большей степени. Мне кажется, это будет единственный случай нарушения принципа инь и ян.
Как я понимаю, не наблюдалось случаев, чтобы закон энтропии как-то нарушался. Тем не менее, как представляется, внутри закона энтропии действует принцип инь и ян. Как вы думаете, дело в этом? Есть ли какие-то колебательные теории Вселенной, которые позволят мне примирить эти воззрения? Что вы думаете по этому поводу?
Рейд Тайс

 

Уважаемый Рейд,
принцип инь и ян не имеет какой-либо предсказательной ценности, если только вы не сможете употребить его для того, чтобы сказать, когда и где что-либо повторится вновь. Помимо этого, в моем понимании принцип инь и ян говорит не о том, что вещи цикличны, а о том, что они находятся в равновесии – с противоположными формами, темами, идеями – во взаимном, хотя и благотворном напряжении.
Более того, многие вещи не повторились вновь – и вряд ли когда-либо повторятся. Больше нет санкционированного государством рабства. Короли утратили большую часть полномочий, которые они раньше имели в военных, культурных и политических вопросах.
Марс некогда был оазисом с текущей водой. Теперь он абсолютно высохший. И ничто не говорит о том, что он когда-либо вернется к своему прежнему состоянию. То же самое относится и к Венере, на которой наблюдается бесконтрольный парниковый эффект при температуре 900 градусов по Фаренгейту (482 градуса по Цельсию).
Мы живем дольше, чем когда бы то ни было ранее. И технологический прогресс, его роль в нашей жизни, является необратимым процессом. Так что вы не можете проигнорировать все, что не развивается циклично, выбрать только то, что повторяется, и провозгласить инь и ян принципом, который лежит в основе мироустройства.
Нил

 

Я мыслю, следовательно, сомневаюсь
Среда, 20 мая 2009 г.

 

Уважаемый мистер Тайсон,
я в некотором недоумении. Я не могу близко подойти к философии без того, чтобы не чувствовать отторжения от ее ненаучных рассуждений и пустых формулировок. Я просто не понимаю, как можно быть уверенным, что конкретно твое объяснение Вселенной, или сознания, или значения знания в какой бы то ни было степени верно без необходимых экспериментов и рецензий коллег. Можно ли тогда воспринимать эту область серьезно, если, чтобы оспорить точку зрения другого человека, достаточно лишь собрать свои собственные, столь же необоснованные, идеи?
Но многие из этих философов были весьма умными людьми. Некоторые даже сами были учеными. Безусловно, если эти умные люди приводят собственные размышления, это должно обладать некоторой ценностью. Это приводит меня к дилемме: я не знаю, как примирить сферу философии и сферу науки, кроме как сказать, что философия просто рассуждает о предметах, которые еще не объяснены наукой. Для меня это просто более расслабленная и расплывчатая форма богословия.
Так что хочу вас спросить: каково ваше мнение о роли философии в объяснении принципов работы разума и Вселенной, а также в сфере науки?
Большое спасибо за уделенное время.
С уважением,
Даниэль Нарцисо

 

Уважаемый мистер Нарцисо,
мои чувства в целом совпадают с вашими. Я еще не видел, чтобы формально выучившийся философ, учившийся в XX веке и позднее (на кафедре философии в каком-нибудь университете), сколько-нибудь существенно продвинул вперед наше понимание естественного мира. Обычно их уровень уверенности в своем знании не подкрепляется данными или наблюдениями физической Вселенной. У философов нет лабораторий. Нет телескопов. Нет микроскопов. У них есть только собственные мозги и кресла, и они ошибочно полагают, что этого достаточно для понимания принципов мироустройства.
Я не могу комментировать другие отрасли философии: этику, религиозную философию, политическую философию и т. п. Я скорблю об утрате приносивших пользу философов, предвосхитивших современную физику, – Иммануила Канта, Дэвида Юма, Курта Гёделя, Бертрана Рассела, Эрнста Маха. Неслучайно сдвиг в сторону бесполезности начался тогда, когда наши эксперименты показали аспекты Вселенной, не соответствующие тому, что каждый счел бы здравым смыслом. Например, принципы относительности и квантовая механика.
В тот день, когда в речи какого-нибудь философа о «значении значения» будет сделана полезная догадка о следующем космическом открытии, я с радостью пересмотрю свою точку зрения.
Всего наилучшего,
Нил Деграсс Тайсон

 

Самовыражение
Сообщение без даты – примерно 2014 г.
Через Почтовую службу США

 

Я видел вас на канале History, на канале Discovery, я покупал и читал ваши книги. И я слушал ваши выступления в ночном радиошоу Coast to Coast («От берега к берегу»).
Одно остается постоянным при любом способе донесения информации – а именно то, как вы общаетесь – ваш стиль выражения и передачи информации, что и заставляет меня задать вопрос.
С помощью кого, чего, где и как вы научились настолько эффективной коммуникации? У меня есть много информации (в голове), которую я не могу донести эффективно. Кажется, вы умеете угадывать, о каких вопросах может думать человек, пока он вас читает или слушает – а затем отвечаете на них в следующем предложении или абзаце. Я хотел бы научиться быть настолько проницательным. Для вашего удобства прилагаю конверт с обратным адресом. Номер части на конверте – это мой адрес в техасской тюрьме, куда я помещен.
Спасибо.
Дэвид Суэйм № 1436288
Айова-Парк, штат Техас

 

Уважаемый мистер Суэйм,
спасибо за ваши добрые слова о моих усилиях донести информацию.
Моя философия обучения довольно проста. Подумайте о преподавателе, который не смотрит на вас и что-то бубнит себе под нос, пока пишет на доске перед классом. Будучи студентом, особенно в колледже, вы обязаны учить материал. Вы платите за обучение. Так что ваши навыки по усвоению материала во многих случаях должны компенсировать отсутствие ясности в словах преподавателя или энтузиазма у него. Это чтение лекции.
Теперь подумайте о преподавателе: который смотрит на вас, находясь в передней части помещения; который поддерживает зрительный контакт с аудиторией; который выделил время и энергию на то, чтобы подумать о том, как думаете вы; который обращает внимание на концентрацию вашего внимания; которому известно, какие слова вы знаете, а какие слова и понятия вас запутают; который осведомлен о демографических показателях аудитории – возрасте, поле, гражданстве, национальности, политических предпочтениях, культурных предпочтениях, склонности смеяться, плакать; который легко может провести какие-нибудь аналогии с поп-культурой, но только тогда, когда такие ссылки будут способствовать усваиванию предмета. Такой человек не читает вам лекцию. Такой человек открывает каналы, созданные специально для данной аудитории в конкретный момент времени. Это коммуникация.
Это способ видеть и чувствовать, что думает кто-то другой, что позволяет сразу же удовлетворить его любопытство.
Я не всегда добиваюсь успеха, но активно слежу за всеми припасами в кладовке искусного собеседника. Коммуникация – моя цель. Следовательно, моя речь в утреннем новостном ток-шоу совершенно отличается от выступления в вечернем комедийном шоу. Кроме того, я предварительно записываю практически каждое слово или оборот, который произнесу публично, – это позволяет спокойно оценить, легко ли идет идея или концепция со страницы к читателю или слушателю.
Кроме того, большая часть того, что я пишу для публикации, проходит как минимум через двух редакторов, специализировавшихся на английском языке в колледже и трепетно относящихся к языку. По крайней мере, в одной из своих книг я поблагодарил редактора за то, что он помог мне «сказать то, что я имею в виду, и наполнить смыслом то, что я говорю».
Так что легкого пути тут нет. Но вы узнаете, что в совершенстве справились с задачей, когда недостаточно осведомленные люди подойдут к вам и скажут: «У вас настоящий талант».
Искренне ваш,
Нил Деграсс Тайсон
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Алексей
    Перезвоните мне пожалуйста по номеру 8 (812) 200-42-35 Алексей