Французский ангел в кармане

Глава 8

В офисе «Инвест-сервиса» надрывался телефон.
Господин Гридин снял трубку и, что называется, взбесился. Кто смеет так с ним разговаривать? Он уже хотел было бросить трубку, чтобы прекратить поток самых изощренных, неслыханных ругательств в свой адрес, когда неизвестный произнес слова, заставившие Михаила Марковича насторожиться. Теперь он уже ни за что не согласился бы прервать разговор.
– Ты, козел! – возмущался неизвестный мужчина. – Зачем бухгалтершу подставил? Подонок! Потому что она баба, да? Ее бояться нечего! Ну, что она могла тебе сделать? Но я тебе не баба! Я с тобой расправлюсь так, что ты проклянешь тот день, когда задумал худое! Сволочь!
– Вы кто? – осторожно поинтересовался Гридин.
– Я кто? Я твой ночной кошмар! Понял, козел? Со мной тебе будет совсем не так легко и просто, как с беззащитной женщиной!
– Давайте встретимся и поговорим, как мужчины, – спокойно предложил Михаил Маркович. – На ваших условиях.
На том конце провода воцарилось долгое молчание. Неизвестный защитник обиженных женщин явно не ожидал подобной реакции. Он был готов к взрыву негодования или страха, к потоку ругани или чему-то похожему. Но предложение Гридина застало его врасплох.
– Ну, давай, если не шутишь! – наконец ответил он.
– Я и раньше не был любителем розыгрышей, – сказал Михаил Маркович, боясь поверить в удачу. – А сейчас мне и вовсе не до шуток.
Неизвестный назначил встречу в небольшом загородном ресторанчике.
– Приходи один, без охраны! – велел он Гридину.
И тот согласился. Звонивший знал Вику, он мог пролить свет хоть на что-нибудь в этом запутанном деле с пропажей векселя. Михаил Маркович не мог позволить себе упустить такую возможность. Он решил, что риска почти нет. А выгода может быть немалая. Во всяком случае, звонивший интересовался Викой и даже собирался за нее мстить. Это что-нибудь да значит!
Маленький дорожный ресторан «Постоялый двор» стоял между редких могучих сосен, шумящих на ветру. Ранние сумерки опустились на синий лес, на бесконечную ленту шоссе. Высоко в небе переливались первые зеленые звезды.
На стоянке стояла только одна легковая машина горчичного цвета. Где-то Гридин уже видел такую. Он припарковал рядом свой «форд», вышел, на ходу закурил. Похоже, его уже ждут! Что ж, тем лучше.
В уютном зале с низким потолком и деревянной мебелью было пусто. Два официанта лениво разговаривали у огромного аквариума с разноцветными рыбками.
«При чем тут аквариум?» – подумал Гридин. Он любил безукоризненный интерьер, и рыбки показались ему здесь неуместными.
За столиком в углу, отгороженным от общего зала зелеными карликовыми деревьями в кадках, сидел красивый смуглый мужчина. Он привстал и кивнул Гридину.
«Где же я его видел?» – думал Михаил Маркович, присаживаясь за столик к незнакомцу.
– Это я тебе звонил! – бесцеремонно заявил смуглый мужчина. В нем чувствовалась примесь кавказской крови. – Поговорим?
– За этим я и пришел!
Да это же Георгий! Михаил Маркович наконец вспомнил, с кем имеет дело, и вздохнул с облегчением. По крайней мере, он теперь знает, как себя вести. Перед ним сидит директор подмосковного спиртзавода «Опал» – молодой, энергичный и преуспевающий бизнесмен, а не бандит или сумасшедший. Они с Георгием сумеют найти общий язык!
Георгий сделал заказ, официант принес коньяк, закуски. В зале распространился аромат горящих вишневых поленьев, жарящегося на вертеле мяса.
– Любезнейший! Сигарет принеси… – попросил Георгий, смяв пустую пачку и нервно бросив ее на столик рядом с пепельницей, полной окурков. Ожидая Гридина, он много курил, волнуясь перед разговором.
– Перейдем на «ты»? – предложил Михаил Маркович, который не любил фамильярности, но в данном случае старался придать ситуации некое, хотя бы чисто условное приличие.
Собственно, Георгий и так обращался к нему на «ты», причем весьма грубо. Такое поведение должно было иметь под собой почву, и Гридин догадывался, в чем дело. Георгий – любовник Вики. Еще один. О докторе, который тоже имел связь с Викой, он точно не знал. Иначе не потерпел бы подобного. Горячая кровь, крутой характер, склонность к безрассудным поступкам, о которых Вика не могла не знать, встречаясь с Георгием, заставляли ее тщательно скрывать от него некоторые стороны своей жизни.
Георгий распечатал принесенную официантом пачку сигарет, закурил, откинувшись на высокую спинку стула, смотрел изучающе на Гридина. Его черные глаза вспыхивали недобрым огнем.
– Зачем Вику подставил? – снова задал он тот же вопрос, что и по телефону. – Следы заметаешь, да? Женщину убил, да? Теперь со мной дело иметь будешь!
– А я тебя искал, – спокойно произнес Михаил Маркович. – Думал, это ты Вику…
– Я?! – У Георгия глаза полезли на лоб от возмущения. – Мужика мог бы завалить, не отрицаю, если бы он меня достал. Но бабу… За кого ты принимаешь Георгия? А? За бандита, дешевку? Зачем мне Вику убивать? Я ее люблю… любил… – Его голос прервался. – Когда узнал, чуть с ума не сошел! Что ты ее заставлял делать? А? – он повысил голос, привстав со своего места и угрожающе наклоняясь.
Гридину показалось, что Георгий сейчас схватит его за грудки и начнет трясти, такое бешенство сверкало в его глазах.
– Ну-ну… Спокойнее. Люди смотрят, – он оглянулся, показывая взглядом на официантов. – Не горячись, Георгий. Выпьем, обсудим все, как мужчины.
Георгий со свистом втянул в себя воздух, сел обратно на стул.
Гридин подумал, что ему действительно незачем было убивать Вику. Разве что из ревности… Но в таком случае он не стал бы звонить Гридину, приходить на встречу – он бы сидел тихо как мышка и молился, чтобы его связь с Викой не обнаружилась. Вексель ему был не нужен. Георгий был весьма обеспеченным человеком, успешным в бизнесе, он имел хорошие связи, дела вел с размахом, особо не рисковал, потому что в этом не было необходимости. «Опал» приносил бешеные прибыли, которые вкладывались в не менее прибыльные проекты, и Гридин не слышал, чтобы Георгий влез в долги или нуждался в деньгах. И уж убивать женщину из-за векселя он бы не стал. Это действительно было на него не похоже. Даже если предположить невероятное, и это все же он, зачем тогда ему звонить Гридину, тем самым раскрывая себя, свою связь с бухгалтершей? Никакой логики.
Георгий – умный, богатый, рассудительный мужик. Он бы так глупо себя не вел. Только под влиянием чувств директор «Опала» мог проявить излишнюю горячность. Что и наблюдал Гридин. Похоже, Георгий по-настоящему огорчен смертью Вики, раз кинулся разыскивать убийцу. Решил сам наказать злодея. Что ж, это как раз понятно!
– Вику кто-то отравил, – сказал Гридин. – Я сам хочу выяснить кто! Это для меня очень важно.
Михаил Маркович решил раскрыть карты. Он понял, что может быть откровенным с Георгием. Возможно, директор «Опала» даже окажет ему посильную помощь. Они оба заинтересованы в том, чтобы найти убийцу.
– Видишь ли, – продолжал он. – Пропали бумаги фирмы, в том числе очень серьезные финансовые документы. – Гридин не стал уточнять какие. – Мы их не нашли. Ни в офисе, ни дома у Вики. Их просто нет. Они исчезли! Испарились! Для фирмы это может иметь катастрофические последствия.
– Вика никогда не брала документы домой. Во всяком случае, я не видел!
«Ты, брат, многого не видел», – подумал Михаил Маркович, но вслух об этом говорить не стал. Вика оказалась очень скрытной девицей: этакий ларчик с двойным дном.
– Если она их и брала, то кто-то этим воспользовался, – рассуждал Гридин. – А если не брала… Почему ее убили? Есть еще один вариант. Документы пропали из ее кабинета, она обнаружила это, очень испугалась, пришла в отчаяние и покончила с собой. Но, если честно, я в это не очень-то верю. А ты?
– Этого не может быть, – с тоской произнес Георгий. – Она бы не стала убивать себя. Она могла обратиться ко мне, я бы все уладил. Я бы помог ей! Она знала, что я в ней души не чаял… – Глаза Георгия, черные, блестящие, наполнились слезами. – Я ее любил.
Гридин молчал. Он мог сейчас услышать что-то важное, что наведет его на след убийцы. А мог не узнать ничего существенного. Это уж как повезет.
– Мне незачем было ее убивать, – сказал Михаил Маркович. – Это все равно что сделать себе харакири! Я попал в почти безвыходное положение из-за смерти Вики. Поверь, Георгий, для меня не было никакого смысла в ее гибели! Я хочу найти убийцу не меньше, чем ты.
– Вика была беременна, – неожиданно сказал Георгий. – У нее мог быть ребенок, мой ребенок! Она позвонила мне за день до того, до… В общем, я был счастлив! У меня нет детей. – Он тяжело вздохнул. – Я так обрадовался… Я сказал ей, чтобы ни о чем не волновалась, что я все обеспечу и ей, и ребенку! Что я беру на себя ответственность за все! Она не смогла бы убить себя… зная, что наш ребенок… Господи! – Георгий налил себе коньяка, выпил, налил еще. – Я до сих пор не могу поверить…
Михаил Маркович Гридин окончательно убедился, что был прав. Георгий не имеет никакого отношения к смерти Вики. И о векселе он, конечно же, ничего не знает. Может быть, удастся сделать его своим союзником, и то хорошо. Это Гридин и предложил: вместе поучаствовать в поисках неизвестного, убившего Вику и похитившего бумаги. Его интересовали бумаги, Георгия – убийца. Он жаждал мести, и это было Гридину на руку. Возможности у Георгия были немалые, и он будет «рыть землю», чтобы найти негодяя.
– По рукам, Миша! – панибратски заявил Георгий, изрядно опьяневший. Он столько выпил, что давно должен был отключиться, но этого не произошло. – Я буду держать тебя в курсе. Но если ты найдешь его первым – пальцем не трогай! Клянешься?
Гридин кивнул. Георгия это не удовлетворило. Он хотел гарантий.
– Нет, ты скажи, клянешься?
Михаил Маркович поморщился. Клятвы – это не в его вкусе, мальчишество какое-то.
– Клянусь, клянусь! – согласился он. С Георгием шутки плохи. Лучше играть по его правилам.
– Я этого шакала своими руками на куски рвать буду, – мечтательно произнес Георгий. – Ну, до встречи!
Он сам расплатился и, пошатываясь, направился к выходу.
«Как он поедет? – подумал Михаил Маркович. – Уже темно, а он здорово пьян».
Тут же более насущные проблемы вытеснили у него из головы беспокойство о Георгии. Самого главного он так и не узнал. Где вексель?
«А может быть, корыстный расчет тут и вовсе ни при чем? – размышлял Гридин. – Вику могли убить по другой причине. Какой? Извечные ревность, страх и алчность – убийственные человеческие пороки. Они убивают. И из-за них убивают.
Кто мог бояться Вики? Это просто смешно. Ничего особенного она знать не могла – не агент же иностранной разведки, в конце концов! А вдруг – агент?»
Директор «Инвест-сервиса» подумал, что у него может развиться болезненная фантазия. Психоз по поводу пропажи векселя. Из-за чего бы ни убили Вику – вексель-то пропал! Его нигде нет! Значит, придется его искать. Кто-то же его взял? Кто? И главное зачем?

 

Антон равнодушно скользил взглядом по витринам, уставленным товарами нескольких фирм – производителей бытовой техники. Ему наскучили разные презентации, банкеты, рекламные шоу и прочее. Если бы не Леонтина, он бы и вовсе не пошел. Но тогда Леонтина останется здесь, в ресторане, наедине с Кириллом, выпьет лишнего, как это с ней бывает, а потом Кирилл повезет ее домой… К себе?
От этой мысли Антон сразу вспотел. Ему захотелось схватить какую-нибудь кофеварку или утюг и грохнуть об пол изо всех сил, чтобы на мелкие осколки… Черт! Он посмотрел на Дубровина: тот сидел, как ни в чем не бывало, курил, неприлично развалившись на стуле. И никто не делал ему замечания, хотя в этом ресторане курить не положено. Леонтина слушала, что говорил Кирилл, изредка наклоняясь к нему. Музыка была слишком громкой, вероятно, поэтому ей приходилось так делать. Антон чувствовал, как кровь ударяет ему в голову, когда он видел это. Белокурая головка Леонтины рядом с коротко стриженной упрямой головой Кирилла…
Антон стиснул зубы: лучше не смотреть. Почему Леонтина так охотно проводит время с Кириллом, а его избегает? Чем он хуже? Не так внимателен? Но Дубровин не любит девушку, он вообще никого не любит. Он обращается с людьми так, как будто они – вещи. Сначала использует, а потом выбрасывает, как ненужный хлам.
– Господин Муромцев!
Антон оглянулся. Арнольд Вячеславович махал ему рукой, приглашая за свой столик. С ним рядом сидела длинноногая Нелли. Ее рыжие волосы, высоко взбитые, сияли в свете люстр, яркая помада резко выделялась на покрытом тональным кремом лице.
«Какая она вульгарная!» – подумал Антон, выдавливая приветливую улыбку.
– Рад вас видеть, господин Климов, – сказал он, подходя и подавая Арнольду руку. – Вас тоже интересуют пылесосы и стиральные машины?
– Вовсе нет, – улыбнулся в ответ Арнольд Вячеславович. – Просто мы… решили поужинать вместе.
Климов таким образом хотел извиниться перед Нелли. Он уже пожалел, что накричал на нее. То, что она запутала всю бухгалтерию «Спектра», не казалось теперь такой ужасающей катастрофой. В конце концов, не вся жизнь заключается в работе, нужно и удовольствие от нее получать, как другие делают. Тот же Муромцев, кстати. И его партнер по бизнесу Кирилл Дубровин. Они не сушат себе мозги над бумагами, а пришли в ресторан с девочкой, одной на двоих. Интересно, как они ее между собой делят? Или у них групповые развлечения?
Честно говоря, господин Климов пришел в ресторан в хорошем расположении духа и пребывал в нем, пока менеджеры наперебой прославляли холодильники и тостеры своих фирм. Потом он немного привык к обстановке и начал рассматривать, кто в чем и кто с кем. Вот это, последнее, и испортило ему настроение. Крутые ребята пришли с потрясающими девочками, по сравнению с которыми его Нелли выглядела обыкновенной вульгарной простушкой. «Новые русские» снова обошли Климова! Видно, как ни старайся…
Арнольда Вячеславовича особенно поразила шикарная блондинка, сидящая за столиком с ребятами из «Антика», Кириллом и Антоном. Господин Климов понял, что ему никогда не угнаться за «молодыми и борзыми», лучше и не пробовать. Усилий требуется много, а результат – плачевный.
– Присаживайтесь, – пригласил он Антона за свой столик. – Сейчас, кажется, будет лотерея. Вы везучий?
Антон пожал плечами. До сих пор он думал, что да. Но…
– К сожалению, не могу похвастаться таким достоинством! – принужденно улыбнулся Муромцев. – А вы?
Климов не успел ответить, как на устроенное посередине зала возвышение вышла тощая длинная дама в сверкающем, как рождественская елка, платье, открывающем острые ключицы, плечи и торчащие лопатки. Дама мило всем улыбалась и показывала поднос с разложенными на нем веером разноцветными кусочками бумаги, которые она называла «счастливыми билетами». Билеты, разумеется, были счастливые, но далеко не все. Дама предлагала присутствующим проверить свое везение прямо сейчас, не вставая из-за столиков.

 

Некто не переставал удивляться, что за странные существа – люди – его окружают. Стоит им чего-то захотеть, как они принимаются выдумывать тысячи причин, по которым у них ничего не получится! А их навязчивое желание решать чужие проблемы? Вместо того, чтобы позаботиться о своих собственных делах, люди настойчиво учат друг друга, как следует поступить в том или ином случае.
Вообще, люди ведут себя так, словно их и вовсе нет, а есть одни только «обстоятельства». Поэтому они сидят и ждут подходящих обстоятельств. И их появление считается везением, удачей и этим, как его… успехом! Дичь!

 

Тощая дама спустилась со своего пьедестала и начала шествие между столиками, предлагая гостям попытать счастья. Желающие могли взять один билетик и, если повезет, выиграть кофемолку, миксер или кухонный комбайн. Впрочем, не только. Перечень выигрышей занял добрых десять минут.
Арнольд Вячеславович решил не проверять лишний раз свое везение, чтобы не быть разочарованным. Антон, чуть поколебавшись, взял с подноса двойной красненький билетик, на котором внутри золотыми буквами сияла надпись: «без выигрыша». Он сплюнул от досады, скомкал бумажку и бросил под ноги даме, похожей на мумию русалки. От русалки в ней было блестящее чешуей платье, а от мумии – все остальное.
За столиками смеялись, комкали «пустые» билетики, предлагали девушкам испытать судьбу, громко возмущались, подшучивали друг над другом, открывали шампанское…
– Тебе что больше по душе – холодильник или стиральная машина? – поинтересовался Кирилл у Леонтины, когда «мумия русалки» подошла к их столику.
Девушка захихикала, опустив кукольные глазки с густо накрашенными ресницами. «Мумия», в свою очередь, захлопала глазами. В отличие от Леонтины, ресницы которой были хоть и накрашенные, но свои, ресницы тощей дамы были приклеенные, ненастоящие, как и она сама.
– Выбирайте билетик, – проскрипела «мумия», глядя на прекрасную блондинку.
– Бери вот этот! – улыбнулся Кирилл, указывая Леонтине на крайний билетик зеленого цвета.
Девушка, продолжая хихикать, взяла указанный билетик и завизжала от восторга. Золотые буковки сообщали о том, что Леонтина выиграла двухкамерный холодильник фирмы «Х». Кирилл захлопал в ладоши, а «мумия» принялась поздравлять счастливицу.
– Постойте, куда вы? – спросил Дубровин, видя, что «русалка» собралась шествовать далее. – Я тоже хочу выиграть! Позвольте…
Он посмотрел на поднос и взял еще один билетик, на этот раз оранжевый.
Публика взревела от восторга, услышав, что кавалер везучей блондинки оказался ей под стать и тоже выиграл… стиральную машину.
– Антон! – позвал Кирилл друга. – Иди сюда!
– Молодой человек уже играл! – заявила тощая дама. – По правилам больше не положено.
– Понял, – согласился Кирилл. И посмотрел на Нелли. – Тогда девушка! Девушка! – позвал он, удерживая под локоть «мумию», чтобы она не вздумала уйти.
Смущенно улыбаясь, Нелли подошла к даме с подносом и взяла указанный Кириллом билетик. Золотые буквы сообщили, что девушка выиграла гриль. Шквал аплодисментов заставил ее покраснеть и едва не броситься вон из зала.
Вокруг столика Кирилла стали собираться любопытные. Арнольд едва протолкался, чтобы поздравить свою бухгалтершу.
– Господин Климов! – обрадовался Кирилл, как будто увидел старого друга. – Вашей жене хочется иметь фирменную кофеварку или чайник? Прошу! – он указал на один из билетиков. – Сегодня день чудес!
Когда тощая дама объявила, что господин Климов тоже выиграл, со всех сторон к столику Кирилла начали подходить люди – желающие развлечься, просто любопытные, девушки, мужчины, официанты и даже менеджеры, рекламирующие свою продукцию. «Мумия» растерялась. Вокруг все смеялись, что-то выкрикивали, задавали вопросы, шутили, создавали толчею и не предусмотренный программой хаос.
Дубровин веселился от души. Леонтина, польщенная всеобщим вниманием, сияла. Арнольд Вячеславович лишний раз убедился в том, что фортуна на стороне молодых. Она более чем наглядно продемонстрировала это в лице владельца «Антика».
Нелли немного утешилась и почти простила Арнольда. Хорошо, что она согласилась пойти с ним сегодня в ресторан. Вот, гриль выиграла. Вроде бы мелочь, а приятно!
Антон смотрел на Леонтину, купающуюся в лучах славы, и закипал от злости. Он злился на себя за то, что ничего не придумал, ничем не смог развлечь любимую девушку. Конечно, на Кирилла все обращают внимание, он и здесь сумел вызвать к себе интерес! Дешевая популярность! Как раз в духе Дубровина: угадал пару выигрышных билетов. Пусть это ерунда, случайное совпадение, но людям только этого и надо. Они уже готовы молиться на Дубровина, как на Бога. Из-за чего?! Из-за каких-то тостеров и миксеров! Как они сами не понимают, что выглядят убогими, эти зеваки, толпящиеся вокруг «калифа на час»?!
«Неужели я завидую?» – спросил себя Антон. И не смог ответить на этот вопрос. Нежная шея Леонтины сводила его с ума. Ему хотелось целовать ее, ласкать ее тело, а она… не сводила глаз с Кирилла. Проклятие! Какой билет нужно вытащить, чтобы выиграть Леонтину?! У «мумии» на подносе таких нет! И есть ли они где-нибудь?
– Джекпот! – вдруг выкрикнул Антон, совершенно не ожидая от себя такого поступка. – Он знает, как выиграть джекпот!
На него не смотрели, но то, что он сказал, услышали. Началось что-то невообразимое. Толпа со всех концов зала ринулась к столику Кирилла. Никто не понимал – зачем, никто не отдавал себе отчета – что он делает? На людей нашло безумие, опасное и неудержимое, как стихия… Джекпот овладел умами присутствующих целиком и полностью, не оставив места для иных мыслей и стремлений. Ни для чего больше!
Администратор в панике вызывал милицию, официанты пытались восстановить порядок, но все было бесполезно…
Уже в такси, выведенные милиционерами через черный ход, Кирилл, Антон и Леонтина смогли вздохнуть с облегчением.
– Ну и развлечение ты устроил! – возмущался Муромцев. – Шеф, курить можно?
– Валяйте! – разрешил таксист.
Кирилл и Антон закурили. Девушка притихла, испуганно поблескивала глазами. Она не успела опомниться и только теперь начинала осознавать, что произошло.
– Я сам не ожидал! – оправдывался Кирилл. – Честно! Просто пошутить захотелось!
– Пошутил? – спросил Антон.
– Так ведь разве я знал, что народ такой чумной? Не нищие же собрались! Все при деньгах, и немалых. Что это с ними?
– Массовый психоз. Видел новую бухгалтершу Арнольда? – спросил Антон, успокаиваясь.
– Так это и есть Нелли?
– Ну!
– Неопалимовский переулок! – объявил водитель. – Кто выходит?
Пассажиры – пьяные и очень возбужденные. Придется позаботиться, чтобы они благополучно добрались до дому.
– Ладно, пока, ребята! Я пошел! – заявил Дубровин, протягивая таксисту деньги. Про Леонтину он даже не вспомнил.
– Я тебя провожу, – сказал Антон, словно извиняясь за друга. – Он пьян!
По дороге он пытался объяснить девушке, что с Кириллом происходит что-то странное. Он ведет себя не так, как все люди. Чего стоит сегодняшнее представление в ресторане, которое он устроил!
– Что, по-твоему, можно сказать об этом? У него крыша поехала! – заявил Антон.
– Ты что, намекаешь…
– Неплохо было бы ему посоветоваться со специалистом. Посоветуй Кириллу обратиться к психотерапевту. Ему это не помешает.
– Почему ты сам не посоветуешь? – спросила девушка.
– Меня он не станет слушать! – возразил Антон.
Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий